Назим Шихвердиев.

Сам себе бог



скачать книгу бесплатно

Поддержка – очень важный момент. В ней нуждается любой человек. Хорошо, когда есть поддержка со стороны начальства, но не менее важна и другая поддержка – со стороны семьи, друзей, коллег, старших. Для мужчины очень важна поддержка женщины. Мужчинам ведь, в большинстве своем, требуется немного, пока не появляется женщина. А женщинам нужно много всегда. И именно это становится главным стимулом для мужчины. Мне, во всяком случае, так видится. Когда на горизонте появляется женщина, в поведении сильной половины человечества многое меняется. Самое главное, меняется общая атмосфера. Любые посиделки разительно отличаются от чисто мужских застолий в случае присутствия хотя бы одной женщины. Как говорила одна моя знакомая: «Один яму копает, а другая яму украшает».

Трудно бывает что-то начать. Кажется, что задуманное слишком сложно и проблематично. Но важно именно начать. Если человек взялся за дело, то вся его деятельность уже направлена на достижение поставленной цели. Возникающие препятствия устраняются по ходу, многие проблемы оказываются надуманными. И хотя еще больше возникает новых непредвиденных проблем, главное – не останавливаться. Успешное преодоление разных трудностей повышает самооценку и способствует формированию чувства уверенности в своих силах. Работай – появятся новые варианты решения задач, читай – появятся новые идеи, общайся с людьми – получишь свежие эмоции и в самых неожиданных местах обретешь поддержку и помощь.

Умение говорить

Дейл Карнеги писал, что о нас судят по тому, что мы делаем, как мы выглядим, что мы говорим и как мы это говорим. Знаменитая итальянская актриса Джина Лоллобриджида как-то сказала, что уровень интеллекта человека характеризуется тем, насколько легко он может описать красивую женщину, не прибегая к помощи рук.

Очень много в профессиональной карьере зависит от умения говорить. Или молчать. Научиться говорить непросто. А судят нас действительно по нашей речи. Но если даже дикторы, выступающие по многим популярным каналам, плохо владеют склонением числительных, то что уже говорить о простых смертных. Большинство людей стесняется говорить с большой аудиторией. Во-первых, это непривычно. Во-вторых, страшно и очень волнительно. Сразу же от волнения отшибает память. Человек забывает, о чем он должен говорить. Многие теряются, если кто-то из слушателей сбивает его с мысли либо своими вопросами, либо просто своим поведением. А чем больше слушателей, тем более высока такая вероятность. И только единицы чувствуют себя в большой аудитории как рыба в воде. В молодые годы я терпеть не мог выступать на собраниях и других подобного рода мероприятиях. Со временем преподавательская деятельность приучила к необходимости говорить. К тому же приходилось читать лекции для курсантов и студентов. Потом я познакомился со специальной литературой по вопросам ораторского искусства. А теперь я не только не пугаюсь большой аудитории, я уже получаю удовольствие от публичных выступлений.

Самое главное не в том, что мне довелось начитаться умных книжек и я научился правильно строить свою речь.

Это, конечно, тоже присутствует. Суть в другом. Я с удовольствием говорю потому, что досконально знаю, о чем говорю. Или не говорю вообще. На некоторые, особенно медицинские темы, я могу говорить часами. Все-таки большая часть жизни была посвящена этим вопросам, и познавал я их, не прочитав накануне правильную книжку, а выстрадав и выработав годами свою четко аргументированную позицию. Мне нравится слушать компетентных в своих вопросах людей. Как правило, они говорят хорошо, легко и доступно, потому что разбираются в предмете разговора. Тесть моего однокашника и друга Сергея Власова, Павел Дмитриевич Иванов, был страшным молчуном. По профессии он был охотоведом, прекрасно знал повадки зверей, любил природу и много времени проводил в лесах Ленинградской области. Вытянуть из него слово было невозможно. Но если дело касалось зверья, он преображался. И говорил настолько интересно, что мы все умолкали.

Однажды в отпуске я послушал приехавшего к нам из Моздока знакомого, работавшего там агрономом-виноградарем. Разговор шел ни о чем, пока я не начал из вежливости что-то спрашивать его о винограде, агрономии и прочей, как мне казалось, ерунде. Казалось, что может быть скучнее сельского хозяйства. Но я услышал столько интересного, как по форме, так и по содержанию! Потому что человек жил этим. Для него это были основные вопросы, оправдывающие его существование.

Возможно, поэтому доклады на научных конференциях молодых ученых и ученых опытных сильно различаются. Повидавшие виды люди просто делятся своим опытом, а молодые зачастую озвучивают чужой пока еще опыт. С другой стороны, можно иметь опыт и не уметь его передать. Поэтому все равно при построении будущей речи важно знать какие-то правила. Об этом прекрасно написал Дейл Карнеги в своей книге «Как добиться успеха, выступая публично»

Я когда-то сделал «выжимку» из этой книги Карнеги, а сегодня, спустя почти 30 лет, случайно нашел это свое «портативное» пособие. Перечитав его даже в таком усеченном виде, я подумал, что стоит поделиться правилами, сформулированными замечательным автором. Вот они. Учитывая, что запоминаются обычно начало и конец выступления, много внимания уделено вступлению и заключению.

Вступление должно быть коротким, как афиша.

Шутка в свой адрес поднимает настроение и интерес у слушателей.

Не начинайте с извинений!!!

Начинать надо с интересного сообщения не во втором, или третьем, а в первом предложении!

Можно возбудить любопытство оригинальным вопросом, конкретной иллюстрацией, рассказом о личных впечатлениях.

Можно использовать предмет.

Можно начать с цитаты.

Можно начать с замечания, касающегося интересов аудитории.

Ни в коем случае нельзя начинать формально и показывать, что выступление тщательно готовилось, оно должно быть естественным и свободным.

Готовя выступление, надо знать его цель – либо разъяснить какой-то вопрос, либо произвести впечатление, либо добиться действия, либо развлечь.

Сделайте ваши идеи зримыми. Забавные фигурки или картинки улучшают настроение.

Повторяйте основные тезисы, но разными словами.

Не бойтесь аудитории. Выберите наименее подготовленного слушателя и попытайтесь довести информацию до его сознания.

Рассматривайте только одну проблему, не соперничайте с горным козлом, прыгая с одного вопроса на другой.

Избегайте специальных и непонятных терминов, выражайтесь просто, но конкретно.

Совершенно новое обычно малоинтересно, очень старое не привлекательно. Лучше всего рассказывать что-то новое о старом.

Не существует ничего иного столь же интересного, чем мы сами. Человека больше выведет из себя тупое лезвие для бритья, чем революция в Южной Америке. Три самых интересных предмета – наша собственность, наша религия и наш секс.

Главная тема большинства разговоров – личности. Это всегда интересно. Выступление лучше заполнить интересными историями и образами, особенно о борьбе и победах.

Резкие контрасты всегда интересны.

Интерес заразителен. Если вы им проникнетесь, он перейдет и на слушателей. Как говорил Цицерон, выступление должно быть взволнованным.

Заканчивая, не нужно об этом говорить. Сказанное в конце долго помнится.

Варианты концовок:

-резюме, краткое повторение основных положений;

-призвать к действию;

-сделать комплимент;

-вызвать смех;

-процитировать стихи;

-использовать цитату из Библии;

-создать кульминацию.

Прекращать выступление надо раньше, чем этого захотят слушатели. Важна манера изложения – передать вещь – не то же самое, что вручить.

Вот такое маленькое пособие по риторике.

Старость

Не все доживают до старости. И многих она пугает. Но, как говорит еще один мой однокашник, а ныне профессор, Сорока Владимир Васильевич: «Самая большая мудрость – правильно прожить старость». По-настоящему глубокая мысль. Читать про старость интересно только самим старикам, ну еще и тем, кто занимается геронтологией профессионально, как один из моих ординаторов Дима Ушаков. Но кое-что знать о ней полезно и молодым.

Сам В.В. Сорока, кстати, организовал подготовку к старости прекрасно. Во всяком случае я ему по-хорошему в чем-то завидую. Приходит на работу, где у него есть просторный чистенький кабинет, не заставленный никакими коробками и не заваленный бумагами, и нет проблем (потому что он их себе не ищет, как абсолютное большинство из нас). Сидит и пишет себе книжки. Что творится вокруг, его практически не волнует. Он сам себя называет пофигистом, и старается соблюдать этот статус, потому что, как он говорит, «пофигисты дольше живут». Никому не мешает, но и не особенно кому помогает. Как пел Владимир Высоцкий в песне про козла отпущения: «Правда толку от него было, как от козла молока, но и вреда, однако, тоже никакого». Он считает, что сделал все, что должен был сделать, а сейчас нужно поделиться этим опытом в письменной форме, потому что только письменность позволяет полноценно передавать накопленный жизненный опыт от поколения к поколению. Цивилизации, не имевшие письменности, давно забыты. Аргументация своих жизненных позиций у него всегда интересная. Например, он прочитал, что в одном из хосписов медсестры в течение нескольких лет расспрашивали своих пациентов о жизни и ее ценностях и с удивлением узнал, что практически никто из них не говорил о работе. Не исключаю такой вариант. Со временем ценности меняются, и в старости они свои.

Что же такое старость? И когда она приходит? Меня всегда интересовал вопрос соотношения календарного и биологического возрастов. Человек может в сорок с небольшим выглядеть как глубокий старик, а может в возрасте за семьдесят оставаться живым и здравомыслящим. Но все же возраст есть возраст, и от старения никуда не деться. По современным представлениям Всемирной Организации Здравоохранения старческий возраст начинается с 75 лет, т.е. после выхода человека на пенсию. Пенсионный возраст ведь тоже не с потолка брался.

Люди любят давать определения. Мой учитель М.И. Лыткин говорил: «Давайте четкие определения, и вы избавите людей от недоразумений». Таким образом он перефразировал австрийского фельдмаршала Хельмута Карла Мольтке, который говорил, что если вы можете быть неправильно понятыми, то вы обязательно будете поняты неправильно.

Одно из научных определений старения звучит примерно так. Старение – это снижение с возрастом упорядоченности структур организма и увеличение степени их износа, выражающееся в уменьшении жизнеспособности организма, снижении функциональных возможностей и способности к адаптации, а также в повышении вероятности заболеваний и смерти от различных причин.

Один из моих ординаторов Дима Ушаков сейчас работает над проблемой оценки биологического возраста человека и его роли для кардиохирургических пациентов. Это достаточно сложная и многогранная проблема. Календарный возраст в наше время почти всегда можно определить с высокой степенью достоверности по документам. Однозначно же определить биологический возраст сложно. Мне казалось, что в идеале надо его тоже измерять в годах. Тогда легко сравнивать. Вот твой календарный, а вот твой биологический возраст.

В западных странах же пошли по другому пути. Придумали термин «frailty», что в переводе означает «дряхлость» или «хрупкость». Стали проводить различные исследования и определять не биологический возраст, как таковой, а то, насколько организм «износился», т.е. степень этой самой дряхлости, выраженную не в годах, а форме индексов. Мы сейчас всем пациентам старше 65 лет тоже подсчитываем такие индексы. Один из наиболее простых, быстрых и удобных для практического использования – Эдмонтонский.

Он рассчитывается по нескольким критериям, отражающим как физическое состояние человека по способу «Встал и пошел» (оценивается время, необходимое испытуемому для прохождения дистанции в 3 метра после вставания со стула) и по мышечной силе, измеренной ручным динамометром, так и степень нарушений ментальной функции, определяемой по тесту часов (когда исследуемого просят нарисовать часовой циферблат и расставить на нем часовые стрелки таким образом, чтобы получилось 11 часов 10 минут (оценивается наличие ошибок). Так же в данном методе оцениваются изменения в настроении, потеря веса, наличие необходимости в посторонней помощи при выполнении повседневных нужд, частота госпитализаций в стационары за последний год, количество принимаемых медикаментов. Эдмонтонский индекс представляет собой балльную шкалу от нуля (абсолютно здоровый и совсем «не дряхлый») до 17 баллов (полная «развалюха»). Выраженная дряхлость начинается с 9 баллов.

Существует множество теорий старения. Дима в своем литературном обзоре насчитал, как минимум, двадцать шесть. Есть среди них и довольно интересные.

В 1961 году американский врач Леонард Хейфлик обнаружил, что клетки человека не могут делиться бесконечно: in vitro они проходят примерно 50 удвоений, после чего прекращают делиться. Однако лимит Хейфлика не распространяется на мутированные клетки, такие как, например, опухолевые клетки. Поэтому они и делятся безудержно.

На мой взгляд, интересно. Но я не собираюсь заниматься разбором теорий старения. Для этого тоже есть специальная литература. И тот же обзор желающие всегда могут найти и прочитать. Я отмечу только некоторые моменты, прояснившие что-то в моей собственной голове. Ну, например, относительно функции почек. После наших больших кардиохирургических операций, элементы почечной недостаточности встречаются очень часто, иногда требуя периодического подключения аппарата «искусственной почки».

Оказалось, что по данным нефрологов, специально занимавшихся изучением этого вопроса, наиболее высокая смертность от патологии почек приходится на возраст старше 65 лет, а у лиц старше 75 лет она в 50 и более (!) раз выше по сравнению с молодыми людьми 15-34 лет. Уменьшение массы и размеров почек начинается примерно с 40 лет и с возрастом продолжается. Это происходит за счет дистрофических, а затем и атрофических процессов. После 40 лет, в каждое последующее десятилетие, число нефронов уменьшается примерно на 10%. В результате к 70 годам жизни гибнет до 30% почечных клеток, а к 80-90 годам – половина. Вот вам и объяснение высокой частоты почечной недостаточности у наших пациентов, средний возраст которых в 2015 году составил 64 года.

Кстати, меня удивила не только информация о скорости гибели почечных клеток, но и то, что изучил и опубликовал эти данные еще один мой однокашник, профессор-кардиохирург Игорь Алексеевич Борисов, с которым мы до его переезда в Москву несколько лет работали параллельно в одной клинике. И ведь он не прятал своих данных, они всегда были в открытом доступе. Но тогда я не обратил на них внимания. Видимо, всему свое время.

Что касается наиболее близкой мне по роду профессиональной специализации сердечно-сосудистой системы, то, естественно, старение захватывает и ее. И во многом именно состояние сердца и сосудов определяет степень изношенности организма, хотя бы потому что причиной больше половины всех смертей у жителей нашей страны являются сердечно-сосудистые болезни. Сосудистая сеть присутствует абсолютно везде, обеспечивая поставку кислорода и питательных веществ во все клетки организма. Для оценки состояния сосудистого русла был выбран такой критерий как скорость распространения пульсовой волны. Если стенка сосуда эластичная, то сосуд будет пульсировать и скорость распространения этой пульсовой волны будет высокая. Если же стенка артерии склерозирована, то пульсация будет ослаблена, а скорость распространения пульса снижена. Определить это можно специальными приборами. Вот такой простой принцип.

Так можно говорить о каждой системе органов и соответствующим образом оценивать ее. И у каждого человека будет свое слабое звено. Но для подсчета индекса дряхлости делается интегральная оценка с акцентом на наиболее значимые (в прогностическом для жизни отношении) функции организма. Поэтому на практике достаточно в первую очередь оценить центральную нервную, сердечно-сосудистую и опорно-двигательную системы и вывести некий интегральный показатель. При этом всегда можно сказать и за счет какого компонента человек «одряхлел».

Какие же внешние факторы влияют на старение?

Отмечена, например, зависимость между изменениями массы тела и последующей смертностью. Но смертность повышается, как при увеличении массы тела, так и при ее снижении. В последнем случае исключение составляют ситуации, когда похудание связано с повышением физической активности. Периодические сильные физические нагрузки оказывают наибольший эффект на продолжительность жизни. Важно, что у людей повышение физической активности сопровождается снижением смертности не только от сердечно-сосудистых заболеваний, но и от рака в целом, вне зависимости от локализации. Вот вам реальная польза движения. Наличие ожирения в среднем возрасте (40 лет) достоверно опосредует механизмы преждевременного старения.

Введение антиоксидантов, как природных, содержащихся в продуктах питания, так и синтетических, к которым относятся витамины Е, С и А и их производные, тоже препятствуют старению. Отличным антиоксидантом является бокал красного (не белого!) сухого вина. Хорошие жизненные условия (т.е. высокое качество жизни) тоже замедляют старение. Большое значение имеет жизненное пространство: в одиночестве ли живут люди, размер жилплощади, удаленность от других домов, поселений. Причем женщины лучше справляются с недостаточно комфортными условиями жизни, чем мужчины. На состояние здоровья в пожилом и старческом возрасте также оказывает влияние эмоциональный настрой. Оптимизм тоже способен продлевать жизнь.

Буквально вчера прослушал информацию о социологических исследованиях по оценке оптимистичности населения в разных странах у жителей разного возраста. Оказалось, что в молодости процент оптимистов одинаков практически везде. Но вот у людей среднего и пожилого возраста в нашей стране оптимизм существенно понижается, а в таких странах, как Финляндия, Дания, Норвегия и Германия и в этом возрасте остается на прежнем высоком уровне. И продолжительность жизни населения в этих странах значительно выше, чем у нас.

Приведу еще один (последний) факт из обзора Димы Ушакова о том, что среди факторов, ответственных за «хорошую» старость, перечислены пониженные нагрузки, хороший сон, физическая активность, хорошее питание, социальная активность, отказ от вредных привычек (например, курения). Удивительно, но количество жалоб на состояние здоровья, оказалось никак не связано со спокойным протеканием старости.

Напоследок, проиллюстрирую, как это можно воплотить в жизнь, наглядным примером. Несколько лет назад встретил своего бывшего преподавателя физиологии, Самойлова Владимира Олеговича. Мне он запомнился по очень многим причинам. Во-первых, настолько интересно вел занятия, что если бы после окончания академии меня спросили, кто же был лучшим преподавателем за 6 лет обучения, то я несомненно назвал бы его фамилию. В. О. Самойлов к тому времени параллельно закончил еще и технический ВУЗ, если не ошибаюсь, ЛЭТИ (электротехнический институт), и помимо кандидатской по медицине, защитил еще и диссертацию по физике. Потом Владимир Олегович возглавил кафедру физики, получил звание профессора, стал членом–корреспондентом РАМН и заместителем начальника академии. Был директором одного из академических институтов в Москве, а затем вернулся в Питер и возглавил кафедру физиологии, с которой начинал свою научную деятельность. Кстати именно этой кафедрой многие годы руководил и самый известный физиолог нашей страны Иван Петрович Павлов.

Самойлов всю жизнь был очень спортивным человеком. Но в этот раз он меня поразил невероятно. Был солнечный летний день. Мы случайно встретились на улице и по дороге разговорились. Владимир Олегович сказал, что собирается ехать в санаторий Черноморского Флота в Гурзуф. Оказалось, он ездит именно туда уже много лет и живет по строго определенному распорядку. Вот тут самое интересное. Встает рано утром и до завтрака проплывает в ластах 5-6 км. После завтрака идет пешком на гору Аю-Даг, где проложено много пешеходных маршрутов и проходит пешком 20 км. Вместо обеда. Затем возвращается в санаторий, ужинает, еще 2-3 км проплывает в ластах и ложится спать. Кому-то, с его слов, мешает спать громкая музыка. Владимиру Олеговичу не мешает ничего. Он спит сном праведника, а спозаранку опять та же программа. И так 21 день! Не сказал самого главного – на момент нашего разговора ему было 73 года. Таким образом он ежегодно тестирует себя, проверяя уровень физической подготовки. В Питере в течение года он постоянно играет в большой теннис, читает минимум 200 лекций в год и к тому же руководит научной лабораторией. И о старости не думает.

Вот, вроде бы, и все, что происходит с человеком от рождения до тризны. Самое главное – в деталях. Как это происходит, как человек проживает данную ему в единственном экземпляре жизнь и как это могло бы происходить, если бы мы все знали и понимали в нужный момент.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6