Наталия Завидина.

Теория желаний



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Наталия Николаевна Завидина


© Наталия Завидина, 2018

© Наталия Николаевна Завидина, иллюстрации, 2018


ISBN 978-5-4490-2495-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Только представьте, как гармоничен и упорядочен мир.

Галактики, звёзды и планеты движутся, подчиняясь физическим закономерностям.

Следуя цепочке причин и следствий, смещаются континенты, рождаются циклоны и антициклоны, меняют путь океанические течения, чередуются времена года.

Каждая клеточка наших тел точно и размеренно выполняет свою миссию. Все органы и системы идеально согласуются друг с другом, составляя единый организм.

Мозг устроен гениальнее самого совершенного из существующих изобретений. Разгадкой происходящих в нём процессов занимается квантовая физика, находя упорядоченности и за гранью нашего восприятия.

А что же происходит внутри этих величественных храмов точности и чётких линий?

Не подчиняясь никаким законам, в них бесчинствуют наши мысли, желания и эмоции. То есть, мы сами.

И весь тщательно выстроенный порядок рушится.

Кто мы?

Кто мы такие, что смеем вносить хаос в гармоничные законы мироздания?

Неужели безупречно выверенное физиологическое устройство человека создано для такого жалкого выхлопа – в виде сумбурных мыслей, спонтанных желаний и бессмысленных эмоций?

Или мысли, желания и эмоции – процессы такой сложности, что мы просто не замечаем их закономерности?

Ответ на эти вопросы перевернёт наше мировоззрение с ног на голову.

А может, наоборот.

Саша

– Сань, имей совесть, третий час уже играешь. – Раздражённый голос мамы был опасным знаком – моя мама страшна в гневе.

– Иду! – крикнул я на всякий случай и снова углубился в чтение.

Эх, мама, недооцениваешь ты меня. Сегодня мне было не до игр. Приснившийся сон настолько меня потряс, что я уже полдня шерстил интернет.

И небезрезультатно! Лавина нахлынувшей информации разворошила те клетки мозга, которые я раньше никогда не тревожил. Теперь они наперебой подсовывали мне на утверждение самые невероятные идеи, одна амбициознее другой.

Но обо всём по порядку.


Сон.

Проснулся я в темноте. Сразу понял, что сплю – не зря томик Кастанеды томился у меня на полке. Руки! Надо увидеть руки. Изо всех сил я стал выпучивать глаза, пытаясь рассмотреть руки. Если это сон, думаю, я могу тут включить свет. Свет! О, вот они, руки. Подумаешь, думаю, задача. Руки как руки, что на них смотреть. Иду дальше. Узнаю квартиру – здесь мы жили в детстве. А вот и я, маленький, с голым задом вылезаю из-за пианино. Поймал себя-малыша, понянькался немного и выпустил на волю. Что здесь ещё есть? Паук. Поймаю-ка его. Пора бы, думаю, испытать свои сверхспособности. Вытянув руку, я стал сознательно делать её всё длиннее и длиннее, и рука – офигеть! – меня послушалась.

Правда, пока я радовался, паук скрылся за занавеской. Не беда! Меня переполняли лёгкость и восторг. Что бы ещё предпринять? В квартире больше не было ничего интересного. Я раскрутился волчком, что меня уже и не удивило, и спрыгнул с балкона на улицу. Пора было показать этому сонному миру, кто здесь главный.

Я трусцой побежал по улице. Где-то в голове гордо мелькнула мысль, что бег у меня правильный – руки впереди, колени высоко поднимаю – точно, как Дон Хуан учил бегать Карлоса. Знай наших, Мексика! Бег силы у меня получился интуитивно.

Проскакав таким образом до ближайшей церквушки, я остановился. Тут у меня, признаюсь, какое-то помутнение осознанности произошло. Был, кажется, некий неприятный инцидент, затем мысль – «пора валить», и очнулся я только в квартале от этого места, с какой-то каменной головой в руках.

Тяжело дышалось, как после драки. Что было, не помню. Но я был цел и невредим, а это плюс. Весёлый пузырёк всемогущества бегал в моих венах. Сила волнами накатывала на меня. Я оглянулся по сторонам. Уныло брели редкие прохожие. Я знал, что они меня не видят, и мог делать всё, что угодно.

Только вот что?


Я стал внимательно разглядывать себя. Я был голым, и моё тело светилось голубоватым электрическим цветом. Если я могу удлинить руку, то… и всё остальное? Усилием воли я стал изменять разные части своего тела. Они моментально реагировали, даже те, что в реальной жизни не поддавались управлению. Меньше? Запросто! Больше? Пожалуйста! Ещё больше? Можно и ещё. Как насчёт мастерского владения? Вверх… вниз… вправо… влево… Безукоризненное послушание тела занимало меня до тех пор, пока я не почувствовал на себе чей-то осуждающий взгляд. Я внимательно осмотрелся по сторонам и увидел Серого.


Серым я его назвал, потому что он был серый. Серый плащ закрывал всё его тело, серый капюшон падал на лицо, но я знал, что, в отличие от других, он меня видит. Рука в перчатке, выглядывающая из-под плаща, сжимала рукоятку меча. Серый наблюдал за мной, и я ему явно не нравился. От прохожих он отличался так же, как настоящий объёмный человек отличается от изображения с экрана.

Мне стало неловко, что он стал свидетелем моих, так сказать, исследований. Какого чёрта, что он делает в моём сне? Красивым бегом силы я побежал к Серому, швырнул в него каменную голову и помчался домой.


Меня никто не преследовал.

Что делать дальше, я не знал.

Мысленно я приказал появиться в комнате прекрасным стюардессам. Они тут же материализовались передо мной и стали томно раздеваться.

Это было уже слишком. Я почувствовал, что использую сон как-то неправильно, и решил проснуться.


Я лежал в своей кровати. Было темно.

В соседней комнате слышалась какая-то возня, от которой вдруг стало мучительно страшно.

Я вспомнил, что мама вернётся только завтра.

Дверь осторожно открылась, и в комнату вошла Лиля, моя любовница.

Вернее, это было нечто, очень похожее на неё. Что-то с ней было не так. Я пригляделся. Ну конечно. Грудь! Лилькина грудь спокойно умещалась у меня в ладони. У этой же груди вызывающе сексуально выпирали из тесного декольте – размер третий, а то и четвёртый.

Она улыбнулась и стала медленно приближаться.

Тяжело, будто к руке была привязана гиря, я поднял ладонь. «Лиля» остановилась.

– Ты же не собираешься применить силу против любимой женщины? – так же улыбаясь, спросила она.

Почему-то я понял, что обязательно надо улыбаться, и улыбнулся.

– Ты не Лиля. Ты – суккуб! – выпалил я неожиданную для самого себя фразу, и, будто выныривая уз глубокой проруби, проснулся окончательно.


Сердце бешено колотилось, даже в ушах. Футболка промокла насквозь. Пережитый кошмар с видением Лили напугал меня так сильно, что прогулка с каменной головой казалась лёгким приятным променадом.


Я сразу стал гуглить, кто такой этот суккуб.

«В средневековых легендах демоница, посещающая ночью молодых мужчин и вызывающая у них сладострастные сны» – подсказала мне Википедия.


Удивило меня не столько то, что она явилась, сколько факт, что во сне я точно знал то, чего не знаю наяву. И ощущение, что там – настоящее.

Это было странно. Это было страшно. И это было волшебно!

Вот почему я уже несколько часов подряд впитывал в себя информацию об осознанных сновидениях.

Со мной это случилось впервые, и я вёл себя, как дурак. Но я подготовлюсь и вернусь. Жди меня, Серый.


***

…Прошли годы. Я хорошо подковался теоретически. Я знаю все способы оказаться в осознанном сновидении, но так и не смог туда попасть. Возможно, пережитый ужас закрыл в моём мозгу ту маленькую щель, в которую я спонтанно и без всяких усилий проскользнул в прошлый раз. Из своего сна я извлёк только минуты удовлетворённого тщеславия, когда рассказывал о нём молоденьким впечатлительным девушкам.


Хотя нет, кое-что ещё.

Это был хороший пинок, который заставил меня пересмотреть массу вариантов мировоззрений. Видите ли, я вообще-то атеист. Но и верю одновременно. Как это? – спросите вы. Да так же, как и все. Скольких фанатов я встречал, которые до драки доказывают, почему их точка зрения единственно верна. Но в жизни, в реальных ситуациях, они напрочь забывают о своей вере и поступают, как атеисты. А вера, как помните, без дел мертва.


Даже в свой сон я порой переставал верить. И, наверное, забыл бы совсем, если бы не то ощущение глотка свежего воздуха, свободы, «настоящести» по сравнению с реальностью, как будто я древнее существо, радующееся возвращению домой после долгого путешествия.


Как-то вечером я читал «Пикник на обочине» Стругацких. «Счастье для всех, бесплатно, и пусть никто не уйдёт обиженным» – прочёл я последнюю фразу и закрыл глаза.

Передо мной сидел Серый. Опираясь о эфес меча, он серьёзно рассматривал меня из глубины капюшона.

– Что хотел? – услышал я голос в своей голове.

В одно мгновение пронеслись все вопросы, которые я готовил столько лет. Казалось, что если я упущу момент или спрошу какую-нибудь глупость, он исчезнет и больше никогда не вернётся.

– Золотой шар! – ответил я так же мысленно.

– Однако – даже не видя его лица, я знал, что он насмешливо улыбнулся. – А зачем?

– Счастье для всех, бесплатно…

– И плащ супергероя?

Это уже было обидно. Я разозлился.

– Назовись – приказал я. Из теории мне было известно, что существо в моём сне обязано представиться по первому требованию. А если я знаю его имя, значит, могу им повелевать.

– Сельва спросит, и нужно успеть ответить? – ехидно спросил Серый.

Это была моя любимая цитата из Стругацких – «Трудно быть Богом». Неожиданное беспокойство охватило вдруг меня.

– Да кто ты такой? – крикнул я мысленно.

Серый встал и снял капюшон.


Он был Я.


Что-то произошло в воздухе, как будто электрические нити потекли между нами. Они множились с невероятной скоростью, пока не объединили нас в одно целое, связав каждую клеточку наших тел, и образовали большой сверкающий шар.

– Золотой шар – осенило меня. И тогда я всё понял.

И проснулся.

Теория желаний. Зачем нам это надо?

Желание – проявление сознания. Сознание – проявление материи. Следовательно, желание – проявление материи. Таков взгляд общепринятого материалистического мировоззрения.


А что, если всё наоборот?

Предположение о создании материи сознанием рассматривает религия. Но даже с учётом того, что многие люди считают себя верующими, почему-то не исследуется с научной точки зрения, как именно Бог сотворил мир.


Мы не ставим целью опровергнуть основополагающие истины науки или религии – наоборот, было бы здорово примирить их между собой, найти тот угол обзора, с которого видна соединяющая их грань.


Ведь как происходит сейчас. Люди верят и в науку, и в религию, но по отдельности. Верят в науку, пускающую огромные ресурсы на опыты и расчёты, чтоб понять, что из чего состоит, откуда взялось, как взаимодействует. И в то же время верят, что всё сделал Бог – как надо, так и сделал, и не стоит в это углубляться.


Одновременно признавая существование и управляющего разума, и физической упорядоченности всех процессов, было бы логично изучить и закономерность воздействия разума на процессы.


Считается, что невозможно найти законы в том, что нельзя измерить приборами. Что законы устанавливаются только там, где есть возможность проверить их научными исследованиями и экспериментами, которые проводятся с помощью материальных носителей и дают результат, воспринимаемый органами чувств.

Но можно ли внутри ограниченной системы измерить то, что выходит за её пределы?


Множество научных открытий цивилизации не даёт ответа, как могут существовать бесконечность и вечность, или наоборот – как они могут не существовать.

Насколько далеко в прошлое ни заходила бы человеческая мысль, она не оправдывает понятие «начала», ведь до любого начала должно быть то, что было раньше.

В какую маленькую точку ни сжимал бы человеческий разум Вселенную до времён большого взрыва, которым принято объяснять появление материи, её малые размеры не дают права не замечать, что она всё-таки была и откуда-то появилась.


Почему же предположить, что в каком-то проявлении материя просто была всегда, – можно, а то, что всегда было сознание – нет?

Материалистическое мировоззрение ещё более невероятно и неправдоподобно, чем религиозное и эзотерическое, если серьёзно о нём подумать.

Задумываться обычно некогда, и многие выбирают позицию – кроме того, что общепринято, или того, что могу ощутить я сам, ничего и нет.

Но ведь и аборигены на далёких островах тоже когда-то были уверены, что ничего, кроме их острова, не существует. Они не успели адаптироваться под изменившуюся реальность и остались только в воспоминаниях.


Изо всех сил цепляться за материализм, когда мир перешёл под управление информации – всё равно, что продолжать доказывать единственность своего острова, когда чужие корабли уже показались на горизонте.


Наиболее впечатляющие открытия совершили учёные, которые предполагали существование некой неизвестной силы – Ньютон, Тесла, Эйнштейн, Ампер, Томсон и многие другие.


«Чудесное устройство космоса и гармония в нем могут быть объяснены лишь тем, что космос был создан по плану Всеведущего и Всемогущего Существа». © Исаак Ньютон


«Самое убедительное доказательство бытия Бога – это гармония средств, при помощи которой поддерживается порядок в универсуме, благодаря этому порядку живые существа находят в своем организме все необходимое для развития и размножения своих физических и духовных способностей». © Андре Мари Ампер


«С верхушек башен крепости науки видны величайшие деяния Божии». © Джозеф Джон Томсон


«В бесконечном универсуме обнаруживается деятельность бесконечно совершенного Разума» © Альберт Эйнштейн


Так где же пересекаются наука и религия?

Если верить всерьёз, необходимо исследовать эту точку соприкосновения. Вдруг в ней откроются возможности, о которых мы не смели и мечтать?

Впустив в науку миры более тонкие, чем материя, можно будет «уточнить» разные неточные науки – психологию, педагогику, социологию, медицину. Все науки о личности, о нас самих.


Из-за незнания законов информационного мира нам ничего не остаётся, кроме как смириться с уже существующими догмами. Не было бы в этом ничего плохого, если бы хождение привычными проложенными маршрутами приводило к ощущению счастья и реализованности. Но, как правило, происходит наоборот.


Воздействием на «невидимое и неважное» – на эмоции и желания – получается ощутимый, вполне материальный и, к сожалению, негативный результат. Людям внушают, чего им хотеть, что любить и во что верить. В результате их жизнь направлена на удовлетворение чьих-то чужих желаний.


Защититься от информационного влияния невозможно, потому что неизвестны правила игры.

И современные взгляды на мир этих правил объяснить не могут.

В информационном мире срочно нужны новые инструменты для выживания, новое мировоззрение, позволяющее подружить науку и религию, энергию и материю. И если среди накопленной многовековой теории есть что-то, способное связать их между собой, то оно должно служить для тех, кто переживает ежесекундную реальность, кто живёт здесь и сейчас – для нас с вами.


Сложно находить крупицы рациональности в оглушающем потоке информации. Чтоб уберечь жизнеспособность, мы выбираем уже существующие, проторенные пути. Иначе нам приходилось бы действовать методом проб и ошибок, а они порой обходятся слишком дорого.


Чтоб устранить разногласия между наукой и религией и проложить тропинку к пониманию информационного мира, мы рассмотрим гипотезу об образовании материи сознанием, или концепцию Первичности Информации.


Принятие предложенной точки зрения требует радикальной перекройки представлений о мире и о себе. Это сложно и, может, даже страшно.

Но, пока нет ответа на все вопросы, не стоит надолго останавливаться на чём-то одном.


За догмами прячутся самые интересные тайны.

Елена

Я уже пятнадцать минут крутилась в платье перед зеркалом и никак не могла решить – брать или не брать?

Платье сидело великолепно, что для моей фигуры не первой свежести большая редкость. Но! Оно было красным. Ну, куда я его одену, в моём-то возрасте – на улицу красных фонарей? К тому же, оно очень уж весёленькое, а радоваться в моей ситуации особо нечему. Поэтому я не могла его взять. Но и повесить на место – не могла. Моя система выбора дала сбой, что и не удивительно – в последнее время я ходила сама не своя. В голове происходили расчёты, всплывали идеи, переплетались между собой, двигались, менялись – в общем, жили своей жизнью.


Всё это началось несколько месяцев назад, когда я случайно наткнулась на одну небольшую статейку в интернете. Там вкратце излагался смысл Каббалы. Я – рационалист и далека от всяких верований и религий, но тут в голове что-то щёлкнуло, и как-то сразу всё встало на свои места. С тех пор во мне поселилась идея. Я понимаю, что глупо и самонадеянно с моей стороны думать, что можно найти что-то такое, чего никто раньше не замечал. Но идея была настойчивой и никаким моим доводам не подчинялась. Она была со мной, когда я убирала в квартире, мыла посуду и покупала продукты – как настоящее живое существо. И она хотела, чтоб я её выпустила. А я не знала как. Я пробовала о ней не думать, но она не исчезала, а только затихала ненадолго, чтоб всплыть потом в самый неподходящий момент. Казалось, что идея попала именно в мою голову случайно, что её обязательно надо вернуть, как-то выразить, чтоб она не порвала меня изнутри. Было в ней что-то очень энергетичное, снова и снова возвращающее к себе мои мысли.

И тогда я принялась считать и записывать.


Когда-то в молодости я немного интересовалась этим загадочным учением – Каббалой, но особо не вникала и, конечно, не замечала очевидной закономерности, которая поразила меня теперь. Сначала я пыталась нарисовать эту закономерность. Но, поскольку в искусстве я не сильна, скоро забросила эту затею и перешла к цифрам – 1, 0. Ах, как не хватало мне сейчас знаний. Школьная программа выветрилась из головы, как лишний балласт, а сейчас она бы так пригодилась. Я понимала, что это бессмысленно – сидеть и часами переставлять местами единички и нолики. Но оставить это уже не могла.


Снаружи примерочной у кого-то стали сдавать нервы, я спохватилась, переоделась в свою одежду и бочком, с извинениями, проскользнула мимо женщин, ропщущих от негодования. Прощай, прекрасное красное платье. Я повесила его на вешалку и встретилась с равнодушно-презрительными глазами продавщицы, которая так и знала, что я напрасно занимала примерочную, и уже протягивала руку к моему платью, чтоб исправить нанесённый мною невидимый ущерб.

– Где у вас касса? – спросила я, выхватив свою добычу у неё из-под носа.

Девушка с лёгким удивлением скользнула взглядом по полыхающему красным платью, по мне и махнула рукой в сторону выхода.

Боже, ну зачем оно мне понадобилось?

Я расплатилась и быстро пошла прочь из супермаркета, чтоб не передумать и не вернуть платье обратно. Оно приятно грело душу, а что по сравнению с этим лёгкие угрызения совести.


Мысли снова вернулись к ноликам и единичкам, которые жили в моей голове совершенно самостоятельной жизнью, а когда соизволяли обратить на себя моё внимание, оказывалось, что они уже ушли далеко вперёд, позабыв оповестить меня об этом, и мне приходилось быстро нагонять их, чтоб понять, чем они там занимаются.

Может, я сошла с ума?


Если это так, никто бы не удивился – мне пришлось бросить любимую работу, квартиру и всё остальное, нажитое непосильным трудом к моим сорока с большим лишним. Теперь я гостила у подруги в чужой стране, из приличной оседлой женщины превратившись в бомжа с кочевым геном.


Честно говоря, я серьёзно рассматривала мысль о своём психическом здоровье, и пришла к выводу, что это совершенно ничего не меняет. Если я больна, то имею право на всё, что угодно, а если здорова – то довести свою идею до логического конца – не только моё право, но, может, даже и обязанность. И я стала доводить.


Кое-как сформулировать идею было совсем не просто по двум причинам. Во-первых, я раньше никогда ничего не формулировала. А во-вторых, идея практически не поддавалась формулировке. Трёхмерное пространство трещало по швам, когда я пыталась впихнуть в него то, что в голове казалось таким ясным и простым. Слова были плоскими и обозначали что-то похожее, но не то, а потому и результат написанного казался слегка похожим на мою идею, но не был ею. Эх, мне бы толкового программиста! Идея была живой, подвижной и в 3D, а вовсе не отпечатанной одним пальцем на старой клавиатуре и коряво нарисованной в пайнт-нете. Но что поделаешь, чем богаты.


Провозившись с моим детищем несколько месяцев, я решила волевым усилием остановить этот идейный беспредел в собственных мозгах и выдать хоть какой-то результат в люди. Только у людей, как оказалось, были совсем другие планы.


Я заподозрила неладное, ещё когда попыталась дать прочесть своё произведение кому-то из друзей. Невзирая на степень близости, симпатии и откровенности, происходило всегда одно и то же: люди замолкали и надолго исчезали из поля зрения. Вот сегодня есть человек, активно общается и весь свой в доску, а как только взял почитать мою идею – так и пропал. Вначале меня это злило. Ну, скажи что бред, или скажи, где непонятно, или хоть что-нибудь скажи – не надо меня щадить, я уже не маленькая, выдержу. В конце концов, это даже неприлично – не реагировать вообще. Когда замолчал первый человек, я решила, что ему за меня стыдно. Второй – отнеслась с пониманием, мне тоже немножко где-то стыдно за себя. Но странно, согласитесь, не получить ответа от подруги, которая и это тоже обсудила бы с удовольствием. На пятом я поняла, что здесь есть какая-то непонятная закономерность, и перестала пытаться. Я решила это опубликовать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное