Наталия Уиллрайт.

Ключник миров



скачать книгу бесплатно

Поглощенная переживаниями Даша не заметила, как вышла к Михайловскому собору. Здесь ее накрыла толпа невест. Неимоверное количество шифона с атласом заполонили площадь перед монастырем. Вокруг щелкали фотоаппараты, а нетрезвые гости весело шумели. Лимузины один за другим привозили и увозили счастливые пары. Но Даша не обращала внимания на окружающую эйфорию, так как у нее из головы не выходил разговор двух дам. Трупы? Во множественном числе? Так вот, наверное, что скрывал ее отец. Рука это только часть чего-то глобального. Возможно, в Киеве появился серийный убийца, а оглашение его деяний в СМИ плохо скажется на настроениях жителей города. Даша понимала, что если это так, то ее отец целиком и полностью отдаст себя этому делу. Тревога, которую она отгоняла несколько часов, вернулась.

Так, в размышлениях, Даша не заметила, как вырвалась из белоснежного плена на Малую Житомирскую, по которой спустилась к Майдану Независимости. Хотя изначально планировала прогуляться через парк и на фуникулере вернуться к машине. Она осознала, что сделала круг, но ее целиком поглотили тревожные мысли. Теперь, стоя посередине центральной улицы, она размышляла, что делать дальше. Домой не хотелось. А на Крещатике царила непринужденная атмосфера. Тротуары и проезжую часть заполнили гуляющие. Все радовались приходу весны, люди улыбались. Издалека доносилась веселая мелодия скрипки. Старенький дедушка в потертой одежде радостно подергивал смычком. Даша прошлась по Крещатику. Возле одного из ларьков не устояла и купила себе большую порцию развесного мороженного, после чего уселась на лавочку. Даша с наслаждением поглощала шоколадно-лимонную массу. Как прекрасно, когда уже тепло и можно есть мороженое прямо на улице, и оно еще не так быстро тает, как жарким летом. Она доела до вафельного стаканчика, когда обратила внимание на заголовок статьи в газете. Издание валялось прямо под ногами. Там большими буквами выделялся заголовок: «Зверское убийство в центре города». Даша подняла газету.

«В пятницу утром на Днепровской набережной у воды был найден труп зверски убитой девушки. Тело нашли местные рыбаки, которые приходят ловить рыбу под бетонными стенами набережной.

Цитата одного из рыбаков Леонидова Л.В.: «Мы ходим туда редко, в основном только по выходным. Остальное время мы предпочитаем рыбачить ближе к пешеходному мосту или на Трухановом острове. А в этот день решили далеко не ходить. Погода была мерзкая, ветреная. Идти далеко не хотелось, но и возвращаться с пустыми руками как-то не хорошо. Вот и решили расположиться между кораблями. Спустились к воде, а там труп. Вызвали полицию».

После вызова на место преступления приехал дежурный патруль, а за ними криминалисты, следователь, судмедэксперт. Была проведена работа по поиску улик и изучению трупа. После осмотра места преступления нам сообщили, что жертвой стала девушка лет двадцати двух, русоволосая, одетая в трикотажное синее платье. Также у трупа оторвана правая рука. Кроме этого, при первом рассмотрении были обнаружены ссадины на шее и запястье второй руки.

Крови вокруг трупа не найдено. Сотрудники правоохранительных органов заверили, что проведут масштабное расследование. Наша газета будет следить за ходом следствия. Просим всех, кто может знать девушку или видел ее, сообщить в редакцию либо по телефону 102.

Напомним, что всего три месяца назад, недалеко от этого места преступления, было найдено тело другой молодой девушки. Мы освещали ход расследования, которое ни к чему не привело. Девушка осталась неопознанной».

Даша закончила читать. В голове пронесся рой мыслей. Она посмотрела на дату. Газета свежая, вышла сегодня. Вчера девушка без руки, сегодня женская рука. Мурашки пробежали по телу. Даша вскочила с лавочки как ошпаренная. Она свернула газету и очень быстро, расталкивая неспешно гуляющих прохожих, побежала в сторону метрополитена. Ее машина осталась припаркованной на Подоле. Движение на Крещатике по выходным дням перекрыто, поэтому самым быстрым способом добраться до личного транспорта оставалось метро. Она заскочила в стеклянные двери, купила жетончик и стремительно, не обращая внимания на возмущенные крики дежурной по станции, побежала вниз по эскалатору. Далее пересекла платформу и снова оказалась на эскалаторе, ведущем на пересадочную станцию «Майдан Независимости». Даша стрелой влетела по ступням, игнорируя массовые упреки окружающих в ее адрес. Вот еще одна арка и она видит, как прямо перед ней закрываются двери вагона. Не хватило секунды. Даша еще немного по инерции пробежалась вдоль платформы по ходу поезда, а потом остановилась и села на корточки. Ее тошнило, то ли от еды, то ли от бега, то ли от информации о трупах, а возможно от всего вместе. Даша тяжело дышала, подобрав руки к груди, она опустила голову на колени.

– Девушка вам плохо? – спросил мужской голос.

Даша отрицательно покачала головой. Мужчина больше не задавал вопросов, но при этом остался стоять возле нее. Подъехал поезд метро. Началось беспорядочное движение пассажиров на вход и выход, кто-то случайно задел Дашу. Она, покачнувшись, чуть не упала набок. Ее удержала за плечо крепкая мужская рука. Даша поднялась с корточек. Голубые глаза, обрамленные густым веером черных ресниц, внимательно смотрели на нее. Даша слегка улыбнулась, поблагодарила голубоглазого спасителя и отошла в сторону. В голове стоял туман, в желудке штормило. Она села в следующий поезд, доехала до станции «Почтовая площадь», откуда побежала к своему автомобилю.

В первые секунды Даша решила поехать к отцу в отделение, но, спустя минуту, отказалась от идеи беспокоить его информацией из газеты. А если найденное на набережной тело не имеет отношения к оторванной руке? К тому же отец, скорее всего, в курсе убийства девушки. Он же полковник полиции. Даша решила успокоиться, навести порядок в мыслях, а после серьезно поговорить с отцом. Она завела мотор и развернула автомобиль в сторону дома.

У Святопятова так же, как и у дочери, голова шла кругом. Его утро совсем не заладилось. Он сидел в своем кабинете очень злой после Дашиного звонка. Полковник успел сделать несколько гневных распоряжений и теперь нервно курил сигарету. В кабинет зашел Ларкин.

– Ларкин! – заорал Святопятов на молодого полицейского. – Я тебе, что сказал делать на месте преступления? А? Следить за телевизионщиками! А ты что?

Парень даже присел, так испугался.

– Так я эта…, – начал было Ларкин.

– Эта, он! – не дал закончить молодому служителю закона Святопятов. – Вот только и знаешь, как за Валерией Анатольевной ухлестывать, а простой приказ выполнить не можешь! Как так получилось, что эти пьяницы во главе с Фрекен Бок засняли материал на месте преступления!? А?

Полковник сделал паузу. Слишком тяжело ему было кричать без остановки.

– Засранец! Вот ты кто! – подытожил Святопятов. – Вон с глаз моих долой!

– Так это… – опять что-то хотел сказать Ларкин.

– Вон я сказал! – перебил его полковник.

Когда Ларкин покинул кабинет Святопятова, полковник смачно затянулся сигаретой, закашлялся, скорчил гримасу и, затушив бычок, откинулся на спинку стула. Он очень любил всех сотрудников своего отделения. Многое спускал с рук, но только если это не касалось дисциплины или качества работы. Полковник задумался: «Как же поступить с Ларкиным?» Молодой полицейский не выполнил приказ. Теперь из-за этого будут неприятности. Но, с другой стороны, жалко парня. Только начал свою работу в отделении. Святопятов махнул рукой в завершение мыслей о наказании своего подчиненного. Полковник решил пока оставить Ларкина в покое и принялся названивать в пресс-службу МВД. На всякий случай пускай готовятся. Вдруг Фрекен Бок раздует скандал.

Тем временем, в здание отделения зашел худощавый бледного вида молодой человек, одетый в длинный кожаный плащ и потертые штаны из такого же материала. Короткие волосы грязными сосульками торчали во все стороны. Парень подошел к окошку дежурного.

– Здравствуйте, я по теленовостям узнал о найденном трупе, вернее, части трупа. Мне кажется, я знаю, чья это рука, – неуверенно произнес молодой человек.

Парень говорил медленно и все время ерзал.

Дежурный не сразу понял, что мрачное существо за стеклом – посетитель. Он протянул в окошко ручку и лист бумаги.

– Пишите, – сказал дежурный.

– Что писать? – уточнил молодой человек.

– Заявление конечно. Я такой-то, такой-то, прибыл туда-то, потому что узнал о происшествии из новостей и хотел бы опознать труп, вернее то, что от него осталось, – не отрываясь от игры в гонки на смартфоне, ответил дежурный.

Парень помедлил, потом спросил.

– А без заявления нельзя?

– Вы можете прийтись родственником жертвы? – уточнил дежурный.

– Нееет, – замотал головой посетитель.

– Молодой человек, ну как же тогда без заявления? Кто вас к трупу допустит без данных? Пишите, кто вы и что вы, а дальше уже следователь разберется. Если вы опознаете труп, то будете участвовать в расследовании.

– Кто я? – переспросил парень и как-то скукожился.

Дежурный с удивлением посмотрел через приемное окно. Ему хотелось послать посетителя куда подальше, но он сдержался, мало ли какие неадекватные личности здесь ходят.

– Даа, – с наигранной улыбкой ответил дежурный, а себе под нос уже пробубнил, – дебил.

Посетитель молчал. Когда через минуту дежурный снова поднял глаза, то обнаружил, что загадочный молодой человек испарился, а на его место подошел Дмитрий Родимович.

– Привет, Ванька. Все в игры играешь? – со всей возможной строгостью обратился судмедэксперт к дежурному.

– Нет, никак нет, – нажимая на блокировку телефона, ответил дежурный.

– Пропустишь? Пропуск забыл в морге.

– Только распишитесь, пожалуйста, Дмитрий Родимович.

Дежурный протянул журнал, ручку судмедэксперт взял возле окошка, она осталась от прежнего посетителя.

– А что это за наркоман здесь у нас ошивался в отделении? – как бы, между прочим, спросил Дмитрий Родимович.

– Та, то пришел какой-то. Говорит, могу руку опознать, а я ему пишите заявление, ну он и ушел.

У Поленко даже глаз задергался.

– Ах, ты! – закричал он и выбежал на улицу в надежде поймать неожиданного посетителя. Естественно, его попытка не увенчалась успехом.

Дмитрий Родимович вернулся к дежурному.

– Вот ты мне, Ваня, скажи, чему тебя в академии учили? Где твои мозги? А? А ну отдай телефон сюда!

– Дмитрий Родимович, – заныл дежурный.

– Отдай, я тебе сказал!

Судмедэксперт просунул руку через окно и выхватил смартфон.

– Вот тебе игрушки на рабочем месте!!! – он угрожающе потряс телефоном. – Пропускай меня сейчас же!!

Раздался сигнал, открылась дверь во внутреннее помещение. Дмитрий Родимович направился к кабинету полковника. Александр Николаевич сидел за столом, пролистывая старые дела.

– Ты чего такой красный? – удивился Святопятов, увидев своего друга в дверях.

– Да потому что твои оболтусы упустили, возможно, единственного свидетеля по нашей руке. Оболтус! – выкрикнул Дмитрий Родимович в сторону двери и плюхнулся в кресло напротив стола.

– Это как это? – не понимал Святопятов.

Поленко посмотрел на друга грустно-грустно.

Полковник причмокнул, встал из-за стола, закрыл дверь изнутри на ключ, после чего достал из тумбочки бутылку коньяка. Он в полной тишине разлил по двум бокалам напиток карамельного цвета, жестом предложив своему загрустившему другу выпить. Дмитрий Родимович залпом опустошил бокал.

– Может, теперь расскажешь? – уточнил Святопятов и налил повторно.

– Тут, какой-то друг нашей руки приходил, а твой вон тот, игрок, его упустил, – уже спокойно ответил судмедэксперт и выпил вторые пятьдесят грамм коньяка.

Полковник поперхнулся от такой новости.

– Кто приходил? Кого упустил? – не понял он.

– Труп наш искали, сказали, что знают убитую, – объяснил Дмитрий Родимович.

Святопятов вскочил как ошпаренный. Он схватил бутылку с бокалами, поставил обратно в бар и побежал к дежурному.

– Ах ты мать …! – заорал он на все отделение. – Ты что же это, единственного свидетеля мне упустил?

Дежурный еще не отошел от криков Дмитрия Родимовича, поэтому вжался в кресло, вцепившись руками в деревянные подлокотники.

– Чтобы через пять минут мне видео с камер наблюдения нашел и предоставил! – Святопятов непроизвольно хрюкнул.

Он проследил, чтобы дежурный покинул свое убежище для выполнения распоряжения.

– Ларкин! – заорал полковник.

Из внутреннего помещения выскочил молодой полицейский.

– Ларкин! – повторил Святопятов. – До тех пор, пока твой коллега исправляет свой проступок, остаешься за главного на пропускной. Ох, вы у меня получите! Будете дежурить месяц без выходных! Все! Даже те, кто не виноват ни в чем! Для профилактики! Распустились! Балбесы!

Александр Николаевич вернулся к себе в кабинет. Там, в полном спокойствии, Дмитрий Родимович разливал по бокалам коньяк, который достал обратно из тумбочки. Он протянул напиток другу, они чокнулись и выпили залпом пятьдесят грамм.

– Эх, закуски не хватает. Поехали-ка домой к тебе, Александр Николаевич, курочку гриль кушать, а то так и напиться недолго, а годы-то уже не те. Одной головной болью не отделаемся. Все равно сегодня суббота, работать никого не заставишь.

Святопятов отставил бокал.

– Сейчас горе дежурный принесет видео и поедем. А ты пока расскажи, что узнал по нашему трупу, – ответил полковник.

– Узнал не много. Рука левая женская. На момент обнаружения была оторвана от тела около тридцати двух часов. Вернее тело умерло больше суток назад. Рана рваная, но никаких ссадин и кровоподтеков, которые указывали бы именно на то, что ее тянули, мне обнаружить не удалось. Поэтому для меня пока загадка, как рука отделилась от туловища. Возможно, мне помогут эксперты из лаборатории. Я отдал некоторые мазки и пробы тканей с краев руки на исследование. Жду результатов до понедельника. Теперь, что касается возраста. По состоянию кожи могу предположить, что она принадлежала молодой девушке лет двадцати двух – двадцати пяти. На большом пальце внушительных размеров перстень с настоящим рубином в золотой оправе. Я не специалист по драгоценностям, но моя помощница сказала, что такой перстень мог бы стоить несколько тысяч долларов. Необычно большой камень, неприродный размер для рубина.

– Так может это и не рубин? – перебил его Святопятов.

– Возможно, но маловероятно. В золото редко ставят стекляшки. Я попросил следователя Валерию Анатольевну передать его в аукционный дом, чтобы проверили ценность украшения. Что еще рассказать? Маникюр хороший, ухоженный. Но под ногтями грязь. Также отдал в лабораторию. Отпечатки сняли, проверили, но установить личность не удалось. Девушка не привлекалась. Как говорится: «К ответственности не привлекалась, не судилась и все такое». Но у нас есть зацепка. У нее неестественно сросшиеся кости в месте локтевого сгиба. Я предполагаю, что наша жертва родилась с врожденным дефектом. Внешне аномалия не заметна и вряд ли доставляла ей неудобства. Но для расследования ее личности это может очень помочь. Девушка явно лечилась или наблюдалась у врачей, поэтому если в розыске молодой особы с такими признаками нет, то можно попробовать дать описание по больницам.

– Ты думаешь, она может быть жива? – уточнил Святопятов.

– Это исключено. Если руку отделили при жизни, то несчастной оставались считанные секунды. С такими ранами не выживают, – ответил Поленко.

– Мда, не много, – с разочарованием сказал Святопятов.

– А ты что хотел? Что я тебе имя и фамилию назову?

– Вот, а ты говоришь толк от вас, судмедэкспертов есть. Я это все и без тебя утром понял. Тоже мне… – но полковник не договорил. В кабинет ворвался дежурный с дисками в руках.

– Александр Николаевич, нашел, – выпалил дежурный.

– Давай сюда, негодник, сейчас посмотрим, что ты там нашел.

Святопятов взял диск и засунул в дисковод пошарпанного системного блока. Тот угрожающе загудел, а через несколько секунд выдал на экран окно с видеофайлами.

Полковник запустил видео, на которое ему указал дежурный. Черно-белая камера охватывала почти весь двор отделения. Все трое внимательно смотрели на монитор. На второй минуте просмотра на экране появился Дмитрий Родимович. Судмедэксперт прошел под камерой и скрылся в дверях.

– Не понял, – остановил запись полковник, чтобы отмотать обратно.

Повторный просмотр ничего не дал. Никаких посторонних личностей не заходило и не выходило.

– Не понял, – теперь уже сказал Дмитрий Родимович. – Я с ним столкнулся в дверях фактически, когда заходил. Он должен быть на камерах. Давай-ка еще раз.

После, уже даже не третьего просмотра, дежурный увидел своим трезвым взглядом мелькнувшую под камерой тень. Именно в тот момент, когда Дмитрий Родимович зашел в здание.

– Вот он, – указал пальцем Ваня на серое пятно.

– Вот, сукин сын, – выругался Святопятов. – Как же он догадался, что там камера?

– Так, а чего там догадываться? – удивился дежурный. – Висит себе бандура с перепаянными проводами, только слепой не заметит.

– И правда, но у нас же еще другая имеется, расположена над дежурным. Там она новая, цветная, звук пишет! – радостно воскликнул полковник.

Новая камера записывала все на сервер, который находился в дальнем кабинете. Обычная, полуподвального вида, коморка с большими мониторами и современным оборудованием для видеонаблюдения. Зачем сделали эту комнату, никто не знал. Вроде бы хотели создать в отделении спецотдел охраны всех подъездов этого района. Но, что-то не сложилось на завершающем этапе, поэтому проект заморозили до лучших времен. От всей затеи остались: одна камера над окном дежурного, сервер и множество современных кнопочек.

Троица протиснулась в крохотный кабинет. Святопятов запустил видеоархив. Не с первого раза, но нашел искомый материал. К сожалению, камера находилась под таким углом, что было видно только грязную макушку загадочного посетителя. Но, к счастью полковника и к несчастью Вани, весь разговор записался очень отчетливо. С каждым словом, дежурный все больше и больше краснел.

– Тьфу ты! Да что же это такое?! И здесь все через одно место! Кто так камеры вешает?! – выругался Святопятов.

– Это просто ею никто не управляет, – осторожно ответил дежурный. – Она ведь современная. Камеру можно двигать. А ее как оставили в последний раз, так она и висит.

– Последний раз был, когда ее устанавливали! С тех пор только приходят из управления и проверяют, все ли работает! – не переставал возмущаться Александр Николаевич.

– А зачем это им? – удивился Дмитрий Родимович.

– А кто их знает. Следят вот за этими, наверное, – полковник кивком указал на дежурного, который уже залился багровым цветом, а когда услышал о проверках, вообще чуть в обморок не упал.

– Ладно, впустую все это. Идемте, Дмитрий Родимович, хватит субботний весенний день на работе просиживать. А ты, – обратился Святопятов к подчиненному, – скопируй видео и отдай следователю Валерии Анатольевне, может это чем-то поможет ей в расследовании. Все понял?

– Будет сделано, – неуверенно ответил дежурный.

– Вот, держи свое чудо техники, – протянул смартфон молодому полицейскому Дмитрий Родимович. – Смотри, еще раз увижу игрушки на рабочем месте – расскажу начальнику. Выпишет тебе штраф, будешь в следующий раз знать, как упускать свидетелей. Лучше детективные рассказы читай. Больше пользы будет.

Святопятов с Поленко удалились. Они вышли на улицу. Теплое солнце перевело тени на вторую половину дня, чувствовалась легкая прохлада, которая приходит с наступлением вечера.

– Так что, Александр Николаевич, в супермаркет за продуктами, да по сто грамм? – обратился к полковнику Дмитрий Родимович.

Святопятов улыбнулся. Закончился еще один неспокойный день. Начало теплой весны подкинуло серьезное дело, которое рискует остаться не раскрытым. Полковник непроизвольно скорчил гримасу, но быстро отогнал неприятные мысли. Что будет дальше, будет потом, а сегодня хочется провести время с лучшим другом, которого он знает уже много лет.

Пока давние друзья заканчивали свой рабочий день, распивая крепкие напитки, Даша спала сном младенца. Ее разбудил старый запорожец, который с оглушительным ревом покинул двор. Она проснулась с сильной головной болью. За окном стемнело. Ее немного тошнило, но организм очень быстро справился с неприятными позывами желудка. Осталось только легкое давление в висках. Даша встала с кровати и пошла на кухню за шипучкой от спазмов. Она немного пожалела себя бедную несчастную вслух, после чего вернулась в кровать. Лекарство немного ослабило боль, но легкое давление в висках не прекращалось. Даша пыталась восстановить хронологию дневных событий. Она не могла вспомнить, каким образом оказалась дома. В ее голове всплывали отрывками воспоминания: метро, она за рулем автомобиля, квартира, кровать, глубокий сон. Даша огляделась. Рядом с кроватью валялась подобранная на Крещатике газета. Ей было непонятно, что же такое вывело ее из строя? Информация о трупе найденной девушки, утренние события с оторванной рукой, а возможно все вместе? Даша иногда читала криминальные новости, но чтобы так проникнуться – это случилось впервые. Ее отец работает в правоохранительных органах. Он часто рассказывал во время застолий о самых громогласных происшествиях. Даша, спрятавшись за диваном, любила подслушивать кровавые подробности. Поэтому впечатлительной она себя назвать не могла.

Даша подняла газету с пола и повторно перечитала статью. Странно, почему сейчас рассказ о найденном трупе не казался таким жутким, как это случилось днем? Она откинула печатное издание в сторону и решила позвонить отцу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7