Наталия Провозина.

Из истории народного образования в Апшеронском районе Краснодарского края



скачать книгу бесплатно

Редактор Александр Николаевич Провозин


© Михаил Иванович Провозин, 2017

© Наталия Михайловна Провозина, 2017


ISBN 978-5-4485-9173-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора-составителя

Эта публикация посвящается 100-летию со дня рождения моего отца, Михаила Ивановича Провозина (1917—2001), учителя и директора (1937—1983) СОШ №16 (№1) города Апшеронска.



В силу педагогической специальности, отца всегда интересовала история школьного образования в Апшеронском районе. Собирать данные по истории школ он начал в 1960-х годах. Его заметки и статьи на эту тему были приняты краевым институтом усовершенствования учителей (1970), ими пользовались дипломники педагогических вузов, авторы краеведческих работ.

Часть записей М. И. Провозина была мною опубликована в серии статей в газете «Вестник Предгорья» (2003). Однако много материала, собранного М. И. Провозиным, осталось в его черновых заметках. К ним прилагались также фотографии и зарисовки, к сожалению, не сохранившиеся – остались только указания на них. Позволив себе сделать обработку текста записей М. И. Провозина, предлагаю читателям данную статью.

Надеюсь, что этот материал станет дополнением к появившимся в последние годы на сайтах Интернета историческим справкам о школах Апшеронского района.

Н. М. Провозина

1. Состояние школьного образования в первых поселениях предгорья западного кавказа

Значительная часть новых поселений в Предгорьях Западного Кавказа создавалась в начале 1860-х годов. В 1863 году, «согласно высочайшего соизволения от 8 мая», командиром нового №26 конного полка Кубанского войска был определён подполковник Пистолькорс. В Донесении военному министру от 17 августа 1863 г. командующим Кавказской армией указано о «назначении» ему [полку] станиц Курджипской, Дагестанской, Нижегородской, Ширванской, Самурской, Прусской, Гобукаевской, Бжедуховской, Пшишской, Тверской и «на р. Пшехе, в 15 1/2 верстах выше предыдущей [Кубанской] – Апшеронской».

Подполковник Александр Васильевич Пистолькорс считал учение делом первостепенной важности. Заботясь о таком трудном деле, как обучение детей и открытие школ, он уже в Приказе от 11 октября 1863 года констатировал: «С прекращением домашних работ и началом зимнего времени все молодые дети казаков остаются в совершенной бездеятельности, между тем потребность образования сильно чувствуется в казачьем сословии…». Призывая строевых казаков учиться грамоте и отдавать в школу своих детей, командир полка говорил: «Не забывайте, товарищи, что богатства и слава наша зависит от учения».

Обращаясь к начальникам станиц, А. В. Пистолькорс писал: «В наше прогрессивное время ни один безграмотный казак не может быть произведён не только в офицеры, но даже в урядники.

Прошу господ начальников станиц об этом объявить полному сбору общества станиц и немедленно приступить к изысканию средств для устройства станичной школы». Командир полка рисовал казакам будущее их образования: «В школы выпишем учителей и книги из России и постараемся довести её (школу) до такой степени, чтобы каждый окончивший учение в школе мог бы прямо выдержать экзамен на офицера или поступить в другое учебное заведение в России».

В том же Приказе по полку начальникам станиц предлагалось, пока «не окончены молитвенные дома и священники имеют мало дела, приглашать их содействовать благому делу народного образования». Когда казаки обратились к подполковнику с просьбой открыть Божий храм, он ответил: «Я не против, но прежде давайте построим школу. Для поддержания школы на будущее время надо составить общественные приговоры и обязаться …на уплату учителям вносить с каждой станицы по 30 рублей серебром».

В своём Приказе за №1370 от 7 ноября 1863 года «Об образовании общей полковой школы» Пистолькорс предполагал, что «кроме грамоты и наук в этой школе по образцу технологического института будут учить и различным мастерствам, так что если по выпуску из школы кто не захочет достигать чинов, тот может заняться свободно каким-нибудь ремеслом».

Командир полка неоднократно требовал от начальников станиц донесений о строительстве школ. Так, в предписании от 15 декабря 1863 года начальнику станицы Кубанской указывалось:

«Прошу Вас в течение четырёх суток с особым от себя нарочным донести мне:

1. В чьём доме и на каких условиях открыта школа?

2. Кто согласился учить детей и с какою платою или условием?

3. Сколько поступило мальчиков или девочек в школу грамотных и сколько неграмотных?».

Пистолькорс не упускал из виду и создание библиотеки, следил за тем, чтобы офицеры и казаки могли иметь возможность знакомиться с периодической печатью. «По существующему порядку в Кубанском казачьем войске, – напоминал Пистолькорс, – удерживается для бригадных и полковых библиотек из жалования офицеров по одной копейке с рубля». Наблюдать за исправностью полковой библиотеки вменялось в обязанности уряднику Ерёменко, слывшему, по-видимому, наиболее грамотным среди служащих. Для полковой библиотеки выписывались такие журналы, как «Военный сборник», «Русский Инвалид», «Сенаторские ведомости», а также газеты «Кавказа» и «Санкт-Петербургские Ведомости». По установленному порядку газета «Санкт-Петербургские Ведомости» должна была отправляться по всем станицам и оставаться в ней не больше двух или трёх дней. Вся корреспонденция получалась через Старокорсунское почтовое отделение. Газеты после прочтения направлялись на хранение в станицы Тверскую и Самурскую. Хорунжему Цуревскому поручалось отправлять во все станицы №26 полка для прочтения газету «Кавказ». Газету хорунжий мог «задерживать» не больше двух или трёх дней и отправлять дальше по станицам: «„Военный сборник“, „Русский Инвалид“ и „Сенаторские Ведомости“ как газета официальная остаются при штабе полка. <…> Кроме этого, по приказанию г. Наказного атамана, препровождено ко мне 20 экземпляров объявлений и сообщено желание Его Императорского Высочества командующего Кавказской армией, чтобы эта новая народная газета как обещающая полезное чтение для казаков, была как можно больше распространена в войске… Приказ этот прочитать для всеобщего сведения на полных общественных сборах. Подлинный подписал подполковник Пистолькорс 26 февраля 1864 г.».

Уезжая на новое место службы, в своём последнем приказе (№42 от 30 сентября 1864 г.) подполковник Пистолькорс с чувством гордости отмечал: «…Во всех сотнях №26 полка строевые казаки составили школы, сознавая, что в нашем казачьем сословии все степени возвышения доступны беднейшим из казаков, если только он образован, честен и храбр… <…> Сыновья и дочери ваши почти все учатся в школах, и из невежественных мужиков сделаются, Бог даст, умными, образованными казаками и офицерами».

По правилам, утверждённым правительством России в 1884 году, функцию начального обучения выполняли церковно-приходские школы. Позже начальные школы для детей казаков стали называться казачьими училищами. В церковно-приходской школе обучались в основном дети иногородних, а если и казаков, то беднейших, ибо платы здесь не брали, и учились в такой школе в большинстве девочки. Срок обучения в станичных школах, по свидетельству историка Л. В. Македонова [Л. В. Македонов. В горах Кубанского края. – Воронеж, 1908], и к началу 1900-х годов был двухлетний или четырёхлетний. Посылали туда мальчиков в раннем возрасте – 7—8 лет, и даже 6-ти, «пока мальчик не годен в работу». Первый класс составляли ученики 1, 2 и 3 года обучения, второй класс – 4, 5 и 6 года обучения. В одноклассных училищах изучались: Закон Божий, русский язык с чистописанием, арифметика и церковное пение. В двухклассных училищах к этим предметам добавлялись история, география, естествознание. Начальное обучение обязательно включало в себя элемент трудового воспитания.

Духовенство всё активнее брало власть над всеми типами школ. По наблюдению Л. В. Македонова, «священники здесь присваивают такие права, которыми они никогда не пользовались в России». Одной из причин текучести учительских кадров являлись «ссоры с духовенством, претендующим на полную подчинённость учителя». Церковно-приходские школы в своей работе главное место отводили Закону Божьему, церковнославянскому чтению и церковному пению. По русскому языку и арифметике знания давались низкие. Вредила школьному делу, как отмечал историк, «частая смена учителей… Унылая жизнь в глухой станице угнетает интеллигентного человека, и каждый попавший сюда по нужде учитель думает, как бы перебраться отсюда. Редкий протянет два-три года, и учение идёт кое-как… Внешкольного образования, можно сказать, почти совсем не существует – нет ни библиотеки, ни читален, ни воскресных школ и повторительных курсов, ни чтений. Собственных книг у населения нет. Из газет только в станичном правлении „Областные ведомости“, у священников журналов нет. Кругозор станичника очень ограничен. Кроме церкви нет никаких учреждений для массовых сходок. Станичное правление служит не только центром хозяйственно-административной службы, но и клубом для станичников».

Однако к началу XX века начальные школы существовали уже во многих станицах и посёлках, составивших впоследствии Апшеронский район. Начальными они оставались вплоть до 1930-х годов.

15 мая 1918 года Съездом Советов Майкопского отдела Кубанской области было принято постановление о передаче церковно-приходских школ в ведение Советов, а также об организации советов народного образования, устройстве летних курсов для учителей, расширении сети школ всех ступеней.

По окончании гражданской войны началось активное движение за ликвидацию безграмотности взрослого населения. В 20-х годах открылись начальные школы в станицах Хадыженской, Тверской, Кабардинской, п. Нефтегорске, а позже и в небольших поселениях, например, п. Ерик (1929).

14 августа 1930 года было принято постановление «О всеобщем начальном образовании» и к 1934 году в основном осуществлено. В 1933—1937 годах, когда уже вводилось обязательное семилетнее образование, в станицах района начальные школы преобразовывались в семилетние, а затем и в средние. В 1935 году в Нефтегорске открылась первая в районе школа-десятилетка. В 1936 году десятилетки появились также в станице Апшеронской (впоследствии СШ №16) и рабочем посёлке Хадыженском (впоследствии школа №25).

Если к 1917 году на территории Апшеронского района было 22 школы, и все начальные, то к концу 1960-х годов здесь уже насчитывалось 26 средних школ, 34 восьмилетних, 26 начальных. В школах работало около 700 учителей с высшим образованием. При населении района примерно в 130 700 человек количество учащихся составляло 25 664, т. е. около 20%. (В 1969 году среднюю школу в районе окончило 1205 человек).


Список школ на территории Апшеронского района

до Первой мировой войны

(составлен М. И. Провозиным)



К 1967 году в примыкающих к Апшеронску посёлках – на станции Нефтегорск, что в 5 километрах от города, на 26 лесоучастке (теперь 26 квартал города), находящемся в 8 км от города, за первой горой от р. Пшехи, на восток через Ленинский мост (так назван потому, что продолжал ул. Ленина), а также на хуторе Зазулине, на 9-м км от города, – работают восьмилетние школы, а на хуторе Спасове, что по Хадыженскому шоссе, и на хуторе Цуревском, на юг от города, – начальные школы (все учащиеся х. Цуревского обычно поступают в 5-й класс 15-й школы).

2. Из истории народного образования в станице Апшеронской
(1860-е —1910-е гг.)

Первое упоминание об организации школьного обучения в станице Апшеронской отмечено в Приказе подполковника Пистолькорса за №1370 от 7 ноября 1863 года «Об образовании общей полковой школы». Командующий №26 полком предлагал «офицерам подписаться на ежегодный взнос не менее 5 рублей. Выделить по одному попечителю от станицы для контроля за расходом денег». Сам Пистолькорс, показывая добрый пример, единовременно внёс 100 рублей и дал подписку ежегодно вносить по 30 рублей на школьное дело.

Первая школа в станице Апшеронской была открыта в 1863 году. Работал в ней всего один учитель, проводивший занятия на дому. (В Приказе по №26 полку от 26 февраля 1864 года упоминается урядник Ерёменко – первый, кто выполнял в станице обязанности учителя).

Первое специальное школьное здание было выстроено в восточной части станицы, недалеко от реки Пшехи (т. е. там, где спустя 100 лет, в субботу 8 апреля 1967 года, был заложен первый камень здания современной школы №1). По устным описаниям старожилов, помнящих первое здание, это была не простая казачья хата, а длинное деревянное одноэтажное здание, где под одной крышей находились классная комната, квартира учителя и сторожка. У здания школы, а также в парке по распоряжению командира полка от 22 ноября 1863 года были посажены липы: «Направляю садовника Алексея Шаповалова, которого надо направить в лес [около станицы Кубанской – Н. П.], …где накопают для полкового сада берёзок, лип и других деревьев». (Жаль, что столетние липы, посаженные у здания школы, ещё здоровыми были спилены в апреле 1967 года при реконструкции главной улицы – когда-то единственной в станице, проложенной в 1888 году).

Отчитываясь перед казаками за свой срок пребывания в Апшеронской, Пистолькорс подробно, в деловом тоне заботливого хозяина рассказал о большой работе, проделанной по введению систематического образования: «На составленную по добровольным вашим подпискам для устройства вашей полковой школы сумму 1656 рублей единовременных и 519 рублей серебром, вносимых ежегодно, всего 2175 рублей серебром, уже заготовлен и распилен хозяйственными средствами лес, который обошёлся всего в 45 рублей. Остальные затем деньги хранятся у казначея, и я советую вам выбрать попечителя для правильного расхода этой суммы, весьма достаточной для устройства прекрасной школы по плану, составленному мною в полковом правлении. <…> Подрядчик для постройки этой школы найден и условие с ним заключено. И если только не упустится из виду нанять хороших учителей, то дети ваши совершенно даром будут получать хорошее образование и, кроме того, в полковых мастерских, которые должны быть устроены поблизости к школе, они научатся каждый какому-нибудь мастерству, которое может помочь им в домашнем быту».

В первой апшеронской школе обучали только начальной грамоте. Но учились далеко не все дети школьного возраста. Так, в 1865 году в станице Апшеронской при населении 1044 жителя в школе обучалось всего 20 человек, то есть около 2% к общему числу населения. В открытом в 1871 году казачьем двухклассном училище обучалось 17 человек. В 1880 году из 839 жителей станицы обучался всего 31 ученик – 3.7% от общего числа жителей, то есть только четвёртая часть детей школьного возраста [по справке Краевого Краснодарского архива, выданной М. И. Провозину 07.02.1963 г.].

В 1890-е годы (1893?) была открыта церковно-приходская школа с двухгодичным, а затем и трёхгодичным сроком обучения. Для неё было построено специальное кирпичное здание напротив церкви. Школа располагала одной классной комнатой, в которой, как и в казачьей школе, ученики всех лет обучения занимались у одного учителя одновременно. Учёба была бесплатной, однако родители учеников всё равно, под видом «доброхотных пожертвований», обязаны были оплачивать часть расходов по содержанию школы.

По рассказам старых жителей, в конце XIX – начале XX века в апшеронской школе работал один учитель – Сергей Григорьевич (некоторые говорили, что Владимирович) Малов: высокий, худощавый и строгий («давал подзатыльники»). Учительствовал он с 1898 по 1915 год, школой заведовал до 1909 года. В одной классной комнате обучались все школьники, рассаженные по рядам согласно классам – первому, второму, третьему (школа была с трёхлетним обучением). Жил учитель, по воспоминаниям старожилов, «в угловом доме, где позже была аптека – „Шаренки дом“ [возможно, Шаренко/Баракаевых? – Н. П.], рядом жил начальник почты Козловец, почти на том месте, где находится её (СШ №16) современное здание». Умер Малов (от туберкулёза) в 1916 году в Майкопе.

Мало чем отличалось состояние образования и к 1915 году, когда в станице проживало немногим более 4 тысяч жителей, а учащихся детей было 80, то есть, как и в 1865 году, – 2% от общего числа граждан. Да и «образовательный уровень казачей семьи очень невысок, – сетовал историк Л. В. Македонов, живой свидетель тогдашнего положения. – Мальчик, спрошенный спустя три месяца по окончании курса, не знал почти ничего: читал и писал с трудом, считал плохо, не имел никакого понятия о России и даже о своей области. И вообще наблюдение над жизнью школы в нагорной полосе показывает, что она совсем не имеет ни образовательного, ни воспитательного влияния на своих учеников, авторитет её стоит очень низко…».

К началу 900-х годов деревянное и тесное здание казачьей школы пришло в негодность и казаки решили на том же месте построить на общественные средства новое здание. (Об этом рассказывал коренной житель М. С. Селезнев, который в старом деревянном здании школы учился до 1906 г., окончив 3 класса). По-видимому, решение о строительстве нового школьного здания было принято в 1906 году. Деньги на строительство казаки получили, сдав в аренду надел своей земли в 1700 десятин на р. Ее [река протекает возле станицы Ильинской; возможно, земельный надел был там – Н. П.].

В 1909 году было выстроено прекрасное одноэтажное кирпичное здание школы и рядом дом, где по традиции долгое время селили учителей. Старожилы вспоминали, что «школа строилась при атамане Семёне Михайловиче Назарько, который был очень начитанным и образованным человеком. Он сглаживал рознь между казаками и иногородними. В 1920 г. его взяли в заложники красные; умер от психического расстройства».


Возле здания двухклассного казачьего училища

ст. Апшеронской

Фото из публикации: В. Кузьминова. Как образовался Апшеронск [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.apsmi.ru/index.php?dn=news&re=print&id=5587


Новая школа стала называться казачьим училищем. В 1909 году из одноклассного с трёхлетним сроком обучения оно было преобразовано в двухклассное с шестилетним сроком обучения: 1 класс – 1, 2, 3 годы, 2 класс – 4, 5, 6 годы. Сначала его посещали только мальчики (девочки учились в церковно-приходской школе), но уже через год в училище стали принимать и девочек. Поскольку школа (училище) строилась на средства казаков, для иногородних обучение было платным – по 60 руб. в год.

На высоком фундаменте, с большими окнами, с высоким потолком, с просторными тремя классными комнатами по 60 кв. метров, с большим залом посередине, комнатой для библиотеки, коридорами со двора и парадного входа, здание по тем временам было просто шикарным. Крыша была железная, и, несмотря на плохой уход, продержалась 50 лет.

3. Из истории школьного образования в Апшеронске
(1920-е—1960-е гг.)

До 1920 года в станице Апшеронской существовали две школы: казачье училище и церковно-приходская школа, стоявшие недалеко друг от друга, разделённые церковной площадью (ныне парк-сквер). После ликвидации церковно-приходской школы и казачьего училища все дети обучались в одной, начальной, школе.

В 1924 году начальная школа стала семилетней. Но учеников в ней поначалу было немного – по одному малочисленному классу, однако занятия проводились в две смены. Заведовал школой в 1924—1929 годах Алексей Александрович Левченко (затем он переехал в Нефтегорск). В это время здесь работали также М. Н. Левченко, Е. С. Малова, М. (…) Виноградова.

Школа долгое время оставалась единственным центром культурной жизни станицы, по крайней мере, до 1928 года, когда на Базарной площади было возведено здание Клуба имени 1 Мая (в дальнейшем, при достройке в 1965 году второго этажа, – районный Дом культуры).

Надо сказать, что до 1935 года начальные классы не являлись составной частью школы 2-й ступени, а были отдельной начальной школой. Так, школа №1, разместившаяся в здании бывшего казачьего училища, до 1936 года имела только 5—7-е классы. Позже здание стало филиалом для начальных классов СШ №16. [Мне тоже довелось учиться в этом здании в середине 50-х гг. Здесь находился спортивный зал, в большой классной комнате и вестибюле устраивались новогодние ёлки – Н. П.].

Центральная семилетняя школа стала основой девятилетней средней школы №1, известной как «Пушкинская», так как носила имя поэта. Первых выпускников 9 класса (1935 г.) было 14 человек: в их числе – Ольга Лобанова/Чуб (впоследствии учительница химии 21-й школы), Константин Какичев (писавший стихи, впоследствии морской офицер), Ясон и Абрам Андриади (их судьба неизвестна), Валентина Полканова (примечательная белыми кучерявыми «в барашку» волосами, умершая в Тбилиси совсем молодой, будучи студенткой института), Николай Дараев (после Великой Отечественной войны служил в МГБ Нальчика), Иван Чернов (впоследствии работал ветеринарным врачом в Апшеронском табаксовхозе), Иван и Александр Рамоновы (осетины, сыновья первого председателя коммуны в п. Ким; Иван впоследствии работал в Киме садовником, Александр жил в Краснодаре), а также Михаил Провозин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное