Наталия Полянская.

Кот, который приносит счастье



скачать книгу бесплатно

В страшные намерения родственников Маша не очень поверила. Возможно, сказалась обстановка: светлый дом, дружелюбные работодатели – о каких преступлениях и злоумышлениях тут вообще может идти речь?!

Маше казалось, что Егор и Ирина немного преувеличивают. Возможно, им скучновато жить, вот и придумали себе детектив. По поводу воровства – да, это надо пресечь, тут Маша была полностью согласна. Однако что кто-то из родственников действительно поверил, будто все имущество завещано коту…

Это каким же глупым человеком нужно быть!

Достаточно один раз увидеть Ирину, чтобы понять: она, при всей своей любви к Виконту, никогда не сделает так. Если кто и наследник, то это, скорее всего, Егор. Хотя, судя по всему, ему и своих хватает.

Маша не завидовала. Ну, разве что чуть-чуть.

И не благополучию Ирины и Егора, не роскошному дому, не шикарному коту, а, наверное, той родственной любви, которая проскальзывала между племянником и тетей. Ее родители тоже так относились друг к другу, но они были далеко. Может, и правда, пора вернуться в Ростов? Московскую квартирку сдавать – отличный доход, а в родном городе полно клиник, которые примут Машу с распростертыми объятиями…

И родные там.

Маша очень по ним скучала.

Но это можно решить потом, через три недели.

А пока – заняться котиком!


На сей раз Машу встретила не Ирина, а незнакомая женщина в строгом отглаженном платье. Ей было на вид лет шестьдесят; пухленькая, с тщательно подкрашенными каштановыми волосами и в круглых очках, она походила на хрестоматийную бабушку с детской открытки. Ей бы на кухне бегать от плиты к столу, но нет! Там заправляла бронебойная Калерия.

– Ирина Валерьевна рано утром уже уехала в аэропорт, – объяснила женщина. – Меня зовут Валентина Матвеевна, я здесь всем управляю.

В голосе ее звучала гордость.

Домомучительница, вспомнила Маша, бывший завуч из обычной школы. Наверное, Ирина примерно одного с ней возраста. Но если в облике работодательницы годы угадывались только при внимательном рассмотрении, то Валентина Матвеевна своему возрасту соответствовала. Молодиться она явно не собиралась.

– Приятно познакомиться, – кивнула Маша. – Я, можно сказать, няня Виконта.

– Да, Ирина Валерьевна такое придумала… Ей этот кот очень дорог. Поэтому, надеюсь, вы будете хорошо за ним присматривать. Вы уже знаете, где будете жить?

– Мне вчера показали мою комнату.

– Прекрасно. Тогда, думаю, вам стоит заселиться и приступить к своим непосредственным обязанностям.

Маша чуть приподняла брови, но смолчала.

Командный тон домоправительницы не оставлял сомнений в том, что Валентина Матвеевна искренне считает, будто Маша ей подчиняется.

А это не так.

Вчера Ирина достаточно прямо выразилась: «Вы – сами по себе, помощники – сами по себе. Занимайтесь Виконтом, остальное – не ваша обязанность».

Однако то ли хозяйка забыла предупредить домоправительницу, то ли та пропустила ее слова мимо ушей…

Маша решила, что на первый раз прощается – не станет ничего говорить, но, если такое повторится, четко обозначит свою позицию.

Она тут не служанка!

Маша затащила чемодан в комнату, быстро разложила вещи по полкам, косметику заселила в ванную и отправилась на поиски Виконта.

Кот отыскался быстро. Он валялся кверху пузом на половичке посреди гостиной и дрых. Маша не удержалась и погладила выставленный на всеобщее обозрение бледно-серый живот. Виконт даже ухом не дернул, и Маша внезапно испугалась – а вдруг неведомые злодеи отравили кота?! Она потеребила его за животик:

– Эй!

Кот приоткрыл глаза и лениво посмотрел на Машу: «Чего надо?»

– Спишь, – утвердительно сказала девушка. – Значит, спи.

Она уселась в кресло тут же поблизости и включила телефон. Там в специальной программе для чтения притаилась едва начатая интересная книжка…

День пролетел незаметно.

В обед Маша робко постучалась на кухню, и молчаливая Калерия выдала ей обед на подносе: суп, салат и дивно пахнущие котлетки с гарниром из шпинатного пюре. Виконт тоже получил свою порцию корма, схрумкал его и завалился спать. Маша видела, что кот склонен к ленивому времяпрепровождению, и недоумевала: где там охота на кротов, где инстинкты хищника? Ему бы до кормушки дойти…

Однако с приближением сумерек Виконт оживился.

Он проснулся, долго и со вкусом потягивался, полакал воды из миски и громко мяукнул, подойдя к французскому окну. За окном качались метелочки высокой травы, оставленной, наверное, специально для котика, и порхали бабочки.

– Все понятно, – пробормотала Маша и открыла дверь.

Виконт неторопливо вышел наружу и огляделся, выискивая несчастных жертв.

«Кузнечики», – выбрал мейн-кун.

«Ёшкин кот!» – подумали кузнечики и прыснули в разные стороны.

Следующий час Маша с восторгом наблюдала, как здоровенный кот охотится на маленьких насекомых.

Виконт проявлял чудеса прыгучести. Он то взмывал над травами черно-серой свечой, то падал практически головой вниз, как лиса, ищущая в снегу мышь…

Неизвестно, слопал ли он хоть одну жертву. Маша не видела, чтобы кузнечики исчезали в пасти кота, однако Виконт выглядел вполне удовлетворенным охотой. Может, ему доставлял удовольствие сам процесс. Как у рыбаков-людей: поехал, удочку закинул, водочки налил, а клюнула там рыбка или нет – это уже дело десятое.

Набегавшись, мейн-кун развалился на траве и принялся всем своим видом демонстрировать немудреное кошачье счастье.

Маша уже знала, что клещей тут, несмотря на близость лета, не водится, а потому, подумав, скинула туфли и пристроилась рядом с Виконтом.

Тот не возражал.

– Хорошо тебе живется, котик? – спросила Маша и погладила его лобастую голову. – Хорошо…

Она вполне понимала Ирину.

В данном случае богатство – следствие того, что люди упорно трудились. Рассказ Ирины о том, как делали бизнес в девяностые, был что-то слишком уж лаконичен. Маша подозревала, что там не хватает кучи существенных деталей. Вряд ли Дубровская и ее муж сами были участниками серьезной бандитской группировки, но…

Родители рассказывали Маше, что практически любой человек, который делал в то время серьезные деньги, так или иначе был связан с криминалом. Например, непонятно, какими путями Ирина познакомилась с Калерией? Подобные люди не возникают рядом с тобой, если ты не соприкасаешься со средой, в которой они выросли…

Однако тут Маша велела своему любопытству заткнуться.

Ирина ей очень понравилась, и даже если было у нее что-то неприглядное в прошлом, это не ее, Машино, дело. Потому что вот он – результат: накопленное добро, которым можно пользоваться. И Ирина пользовалась с удовольствием. Хотя, как Маша поняла, очень скучала по покойному мужу. В доме девушка уже обнаружила несколько его портретов, с которых смотрел приятный полноватый человек с улыбкой под роскошными усами. Егор был на него, кстати, похож, только худой как черт.

Подумав о Егоре, Маша перевернулась на бок и рассеянно сорвала маргаритку.

Любит – не любит… тьфу.

Нет, на это она гадать не станет. Хватит с нее пока личной жизни. Последний роман дался Маше болезненно, не в последнюю очередь потому, что парень оказался большим любителем связей на стороне. А как врал, как изворачивался! И знал ведь, что больше всего на свете Маша ненавидит именно вранье…

История, банальная до зубовного скрежета. Маша еще глубоко внутри перекатывала свою боль, словно шарик мороженого по тарелке, и пока не считала себя готовой к новым симпатиям.

К тому же – разве симпатия к ней может возникнуть у Егора?

Она – практически прислуга.

Виконт встал и потрусил в дом.

Маша тоже поднялась и пошла за ним.

В гостиной обнаружилась недовольная домоправительница.

– Мария, – начала она без вступлений, – мне кажется, вам нужно вести себя немного более прилично.

– А в чем неприличия? – весело осведомилась Маша.

После валяния на траве ей было легко-легко, словно она превратилась в пушинку одуванчика…

– Если вы наблюдаете за Виконтом, это не значит, что вы должны вести себя здесь как гостья. Вы ведь на работе!

– То есть вы предлагаете мне носить халат, шапочку, перчатки и перекинуть через шею стетоскоп?

– Почему бы и нет, если это ваша рабочая униформа?

– Валентина Матвеевна, – сказала Маша душевно, – у нас с Ириной Валерьевной четкий уговор. Я могу носить что угодно и вести себя как угодно, главное – это здоровье и благополучие Виконта. Поэтому простите, но ваше замечание неуместно.

Домоправительница поджала губы:

– Ирина Валерьевна…

– Ирина Валерьевна дала мне карт-бланш, – перебила Маша.

Она понимала, что наживает себе врага и, возможно, зря, но такая уж у нее натура…

– Я соблюдаю правила дома, однако в остальном вольна распоряжаться своим временем и внешним видом. Хорошего вечера, Валентина Матвеевна. Мне нужно покормить кота.

И вышла под возмущенное фырканье.

Наевшись, Виконт побродил по дому, а потом уселся у двери в хозяйскую спальню и требовательно мяукнул.

– Скучаешь? – поняла Маша.

Ирина рассказывала, что кот обычно спит с ней.

– Давай, я тебя впущу. Но хозяйка только через три недели вернется.

Ирина уже написала ей на ватсапп, что благополучно долетела, и спрашивала, как там котик. Маша отправила видео ловли кузнечиков и крупный план мохнатого Виконтова живота, получив в ответ кучу сердечек и снимок графинчика с ракией в греческом ресторанчике.

Мейн-кун зашел в спальню, потыкался по углам и, вспрыгнув на кровать, улегся там недовольным мохнатым бубликом. Сейчас Виконт сильно напоминал зимнюю шапку Ипполита из «Иронии судьбы», только слегка посеревшую.

– Ладно, – сказала коту Маша, – если что, я тут рядом по коридору ночую. Дверь оставлю приоткрытой, захочешь – приходи.

Виконт ей, разумеется, не ответил.

Но глубокой ночью, когда Маша заснула, сквозь сон она ощутила теплую тяжесть в ногах. Котик все же решил, что человеческое общество лучше пустой хозяйской постели.

Глава 5

Пятница прошла так же: без особого напряжения, даже конфликтов с домоправительницей больше не было. Валентина Матвеевна и Маша обходили друг друга по дуге. Маша не знала: пожаловалась ли бывшая завуч подруге-хозяйке, а если пожаловалась – то получила ли от ворот поворот. Возможно, она просто смирилась с тем, что ненадолго в доме поселилась наглая ветеринарша.

Контракт-то у Маши не вечный, через три недели закончится…

Чтобы не поддаваться грустным мыслям, нет-нет да и проскальзывавшим по краю сознания, Маша занялась делом: тщательно изучила дом и территорию. На случай, если Виконт куда-нибудь забежит и нужно будет его искать. Кот пока не проявлял особого желания заныкаться в узкую щель или залезть на обильно цветущую грушу, но Маше просто было интересно.

Так что она совмещала полезное с приятным.

Дом, так понравившийся ей с самого начала, охотно распахнулся перед гостьей и открыл свои секреты.

Маша не стала заходить в комнаты помощников по хозяйству (они все жили на первом этаже, за кухней и подсобными помещениями, но, судя по всему, комнаты у них были немаленькие и окнами выходили в сад). Лишь одним глазком заглянула в кабинет Ирины, дабы представлять, как там расположена мебель и куда может залезть игривый котик, но остальное осмотрела тщательно. Гостевые спальни, бильярдную, библиотеку, откуда Ирина разрешила ей брать книги, а также сад.

В саду, на задворках дома, и вправду обнаружился бассейн – небольшой, но довольно глубокий, чистый и наполненный водой. Когда Маша туда выбралась, сторож Геннадий Иванович как раз проводил технические работы: вылавливал упавшие туда листочки и палочки.

Маша поздоровалась.

– А что, и купаться можно? – спросила она, щурясь на ярко-бирюзовую воду бассейна.

– А как же. Вот завтра, может, приедет кто или Егор Алексеевич решит окунуться, надо, чтоб все в порядке было.

Маша порадовалась, что прихватила купальник. Вообще, на бассейн она не рассчитывала, даже сразу его не заметила (впрочем, немудрено, он укрывался за активно цветущими кустами). Маша рассчитывала на речку поблизости и очень теплую майскую и грядущую июньскую погоду. Ходят же куда-то купаться жители окрестных поселков…

А тут еще и бассейн. Красота.

Надо выйти искупаться рано утром, это бодрит!

Мечты, мечты… Даже в отпуске в жаркой стране Машу могло поднять раньше десяти утра только знание, что на шведском столе для завтрака почти ничего не останется, если проспать подольше.

Часам к семи приехал Егор.

Калерия Яковлевна накрыла ужин в столовой на двоих. У поварихи с ветеринаром не возникло никакого непонимания, Калерия относилась к гостье как к стоящей явно выше ее на иерархической лестнице.

Маша с Виконтом в тот момент, когда в столовую принесли ужин, лазали по кустам, оттуда и извлек их Егор.

– Хватайте кота и айда в дом, – предложил он. – Вик уже достаточно нагулялся, судя по его морде. Посидит в закрытом помещении, ничего с ним не случится.

Кот и правда тут же завалился в кресло и начал изображать подушку.

А Егор пригласил Машу к столу.

– Слушайте, – вдруг засмущалась она, – тут так красиво, а я в джинсах и одуванчиках… К тому же… вы уверены?

– Уверен в чем? – не понял Егор.

– Ну, я наемный работник. Субординация и все такое.

– Мария, мне нравится ваша прямолинейность. Как вы могли заметить, я тоже в джинсах и футболке, потому что на улице не Подмосковье в мае, а Доминикана какая-то. Жарко в костюмах сидеть! А во-вторых, мы с вами заговорщики. О какой субординации речь?

Маша пожала плечами:

– Мало ли…

– Идиотов, самоутверждающихся за чужой счет, немало, – сказал Егор и выдвинул стул, приглашая Машу сесть. – Но смею надеяться, что к ним не отношусь. Хотя, возможно, ошибаюсь.

– Не ошибаетесь, – заверила его девушка.

Ей было удивительно легко с этим человеком.

Причем, если подумать, она же Егора совсем не знает, видела один раз, и за этот раз он успел уговорить ее на участие в сомнительном мероприятии! Но Маше казалось, будто духовно (фу, что за слово-то такое пафосное! Только вот иначе не выразишься…) они совпадают как два кусочка пазла. Никакой неловкости, никакого непонимания. Конечно, она ничего не знает о Егоре, однако прощупывание почвы давало превосходные результаты. Никакой неловкости в общении Маша не испытывала и ерунду с субординацией тут же позабыла за ненадобностью. Пока поблизости наблюдалась Калерия, принесшая горячее, Егор вел светский разговор, прямо как английский джентльмен, расспрашивал об успехах сладко дрыхнущего Виконта. Но стоило поварихе закрыть за собой дверь столовой, тут же перешел к делу:

– Значит, так. Предварительную разведку я произвел и удочку закинул. Я решил, что традицию субботних встреч отменять не стоит, а потому сегодня связался со всеми нашими подозреваемыми и сообщил, что тетя совсем не против субботнего обеда, плавно перетекающего в ужин. Потом все, по обыкновению, разъедутся. А мы с вами посмотрим на эту компанию.

– Егор, вы уверены, что я вам нужна? Все-таки вы знаете этих людей гораздо лучше…

– Вот именно. Они мне уже оскомину набили, взгляд замылился, а вы человек новый, умный, наверняка сможете расколоть их с первой фразы.

– Вы смеетесь? – с подозрением спросила Маша.

– Ну, разве что чуть-чуть, – улыбнулся Егор. – Про расколоть – это была шутка, а в остальном я серьезен. Свежий взгляд всегда полезен, потом расскажете мне о своих выводах.

– Ладно… Только вы обещали мне досье на всех наших подозреваемых. А то я в них с непривычки запутаюсь.

– Я вам даже их профили в соцсетях покажу, чтоб не запутались. А описать – это легко. Вы салат пока ешьте, я расскажу.

И пока Маша жевала рукколу, начал:

– Всего их четверо – тех самых почти неудачников, о которых я упоминал. Ну как… не неудачники они. Нормальные люди, просто каждый из них своей жизнью недоволен и хочет большего… как мне видится. Я могу ошибаться, потому что ни с одним из них никогда не общался плотно, только на наших встречах. А дружбы, какую я вожу с некоторыми двоюродными братьями и сестрами, тут и в помине нет. Просто вот… не складывалось с самого детства.

– Вы не оправдываетесь, случаем?

Егор изумленно посмотрел на нее:

– Вы… правы, пожалуй. Что-то я не о том заговорил… Ну да, злюсь, что сам не отловил пока этого крысеныша, который тетиным гостеприимством злоупотребляет. Простите, Мария, я отвлекусь от темы. А вы всегда вот так правду в глаза говорите?

Маша постучала вилкой по краю тарелки.

– Всегда. Потому и сижу сейчас без работы.

– В смысле? Вас же тетя наняла.

– Тетино предложение через три недели закончится. А с предыдущего места работы я уволилась – как раз потому, что языком много трепала.

– И что, жалеете?

– Нет, – тут же ответила Маша.

Егор захохотал и приподнял свой стакан с соком:

– Так я и думал! Кому-то из начальства сказали все в лицо.

– Угу.

Маша посмотрела на маринованный гриб в вазочке, подцепила на вилку и отправила в рот.

Гриб был отличный.

Пора сознаваться, чтобы подельник знал, чего от Маши можно ожидать.

– Я работала в клинике «Барс», одной из лучших ветеринарок в Москве. Туда всякие знаменитости своих зверушек привозят, «ах, мой чихуахуа чихнул» и все такое. Цены на обслуживание довольно высокие, на дом тоже выезды бывают. В общем, место хлебное. Я сначала работала с Анастасией Гордецкой, это отличный врач, она старше меня лет на десять и с огромным опытом. Я многому у нее научилась. А потом освободилось место помощника Даниила Воронова, он считается самым крутым специалистом. И я с радостью пошла, конечно. Думала, там вообще уникальный опыт будет. Ну, а оказалось наоборот. Через месяц я обнаружила, что он назначает нашим пациентам лечение и лекарства, которые им вреда, конечно, не наносят, однако и не нужны совсем. Лишние процедуры, очень дорогие витамины… Раскручивает клиентов на деньги. В общем, я с ним поругалась, сказала, что пойду к владельцу клиники. И пошла. А тот мне сказал: доказательств у тебя никаких, и либо ты сейчас прогибаешься и работаешь, либо подаешь на увольнение по собственному. Причем половина клиники знает, но молчат. У всех семьи.

– Понятно, – протянул Егор. – Вы легли грудью на амбразуру, но подвиг ваш не был оценен современниками…

– Да какой там подвиг, – раздраженно сказала Маша. – Просто… противно. Обманывать так противно. И ладно бы клиника бедствовала и эти лишние копейки нас спасали. Но нет ведь. Отсутствует чувство меры у людей, вот и все.

– Ваша принципиальность нам только на руку, – провозгласил Егор. – Теперь я еще больше уверен, что вы мне поможете. Тетя слишком добрая, она все охает и не дает мне развернуться, но с вами-то мы поймаем мерзавца.

– Или мерзавку, – сказала Маша. – Вы говорили, там есть девушки…

– Да. Расклад таков: две девушки, два парня. Мой основной подозреваемый – это кузен Вениамин. Возможно, это личная антипатия, но я его всегда не любил более других. Он, знаете, из таких неприятных типов, которые вроде ничего особенного собой не представляют и ничего такого не говорят, но… как червивое яблоко, что ли. Снаружи все прилично, а внутри – куча проеденных червячком ходов. Веня работает менеджером по продажам в компании, занимающейся сантехникой, и, как однажды метко выразился один из моих братьев, толкает толчки. Унитазы продает.

– Вот видно, что вы его не любите и пристрастны.

– А за что его любить, Мария? Он всегда ноет, что жизнь тяжела. С чего ей быть легкой? У нас вся семья такая – сами пробиваются. Конечно, старшие помогут, каких-то денег подкинут. Когда тетя Оля онкологией заболела, за день скинулись до нужной суммы и отправили ее в лучшую немецкую клинику. До сих пор жива и здорова тетя Оля. И такая поддержка везде. Но притом и условие: добивайся сам. Никто тебя на улицу не выставит, на съемное жилье не заработал – живи у родителей, на бюджет не поступил, но хоть на платном удержался – вот тебе денежки, учись. Нормальная семья с нормальным воспитанием. У меня дед и бабка знаете какие? Мировые просто, до сих пор живы. Вот они всех и научили: есть пределы благотворительности. И жизнь надо познавать самому, а не лежать на мягкой подушечке, таща в рот сладости.

Егор глотнул сока и поморщился.

– Извините, Мария. Просто я как посмотрю на энное количество вот этих нытиков, так хочется взять бейсбольную биту и пойти по лбам настучать. Чего тебе надо, болезному? Старт дали, воспитание и образование дали, работай, стремись к мечтам! Думаете, мне легко было, пока я на первый бутерброд с икрой зарабатывал? Нет. Я этим не горжусь и не хвастаюсь, но и не страдаю по этому поводу. Жизнь – процесс, которым мы частично управляем. В чем-то над ней мы не властны, но многое нам и доступно. А когда люди, которые родились не в помойке, а в приличной семье, начинают сетовать на неблагоприятные обстоятельства и жизненные неурядицы… я думаю, что они не люди, а жабы. Создали вокруг себя болото, сидят и квакают.

– Думают, царевич стрелу выпустит? – понимающе спросила Маша.

– Угу, – кивнул Егор и взглянул на нее с острым интересом. – Вы понимаете, да? Дело не в том, что я хороший или они плохие. Дело в том, что кто-то зашел слишком далеко. Пока они просто ныли, а тетя их не гоняла, – это одно. Воровство – переход границы. И это надо пресечь.

– Вы правы. Тем более что вы хорошо знаете своих родственников. – Маша прикончила салат и нацелилась на следующий гриб. – Ладно, вернемся к нашим подозреваемым. Вы начали рассказывать про Вениамина…

– Да, собственно, почти закончил. Венина жизнь состоит из работы, редких посиделок с друзьями и пивом, еще более редких походов в клубы и встреч с девушками, с которыми он знакомится в интернете. Долго рядом с ним никто не задерживается. Особых увлечений у него нет, есть любовь к онлайн-играм и… в общем-то, все. Так интересно, – Егор задумчиво улыбнулся, – я вот рассказываю о человеке, которого знаю всю жизнь, и вроде бы у меня должно накопиться много о нем слов – а их мало… Вот что это говорит о моей наблюдательности?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4