Наталия Осядовская.

Рудольф – председатель Совета Земли. Книга пятая



скачать книгу бесплатно

Жизнь моя заиграла новыми красками! Я научилась летать на нескольких видах летательных аппаратов. Это были большей частью гибриды различных видов трансхаверов, чтобы тебе было понятно. Вот это было моё! Я быстро завоевала репутацию отважной и умелой лётчицы.

Одновременно я законтачила по Сети с разными экологическими организациями. Они выполняли заказы на обследование и контроль поверхности только для заказчиков, имеющих доступ к секретной информации. Общественных экологических движений вообще не существовало. И я ринулась с головой в эту пустующую нишу!

Через пару месяцев на моём Форуме в Сети дискутировала компания энтузиастов, готовых на любые подвиги. Идеи я толкала примерно такие – чтобы жить на поверхности надо приложить все силы, чтобы её увеличить, эту поверхность, пригодную для проживания. Мы добьёмся – Совет нас услышит! И мы должны собрать под свои знамёна как можно больше сторонников, готовых к решительным действиям.

Видимо, мою активную деятельность зафиксировала Служба Безопасности и, проинформированный ими Рудольф в один прекрасный день явился в Школу и забрал меня домой на внеочередные каникулы.

Дома я получила нагоняй по полной программе:

– Ты что творишь? Кто тебя надоумил? Ты же девочка, ты даже Школу не окончила…

И всякие такие упрёки. Ни слова похвалы или, хотя бы удивления по поводу того, сколько я успела сделать за последние полгода!

Я замкнулась и впала в депрессию. Сидела с наушниками в своей комнате и не хотела никого видеть. Ночью даже поплакала, хотя обычно мне это не свойственно.

Сначала ко мне пришла мама. Отца не было дома. После вчерашней выволочки он не спал всю ночь. Но утром всё равно должен был быть на работе «как штык».

Мама поставила вопрос примерно так – у Рудольфа самая важная работа, которую только можно представить в нашем мире. А мы, его любимые женщины, должны обеспечивать тылы. Надо вести себя так, чтобы дома он получал только положительные эмоции!

Да, я была с ней согласна. Мне бы ещё понять, что именно вызвало такой гнев отца. Я-то рассчитывала совсем на другую реакцию. Я рассказала всё матери – она меня успокоила, что ничего ужасного я не совершила, а они с отцом по-прежнему меня очень любят. Ближе к вечеру примчался отец. Мама, видимо, дозвонилась ему, и он сам лично разобрался с материалами, которые были против меня собраны.

Он влетел прямо ко мне полный раскаяния. Попросил прощения, а я в ответ – рыдала в голос. Он посадил меня к себе на колени, как маленькую, и на ушко мне рассказывал какая я молодец.

– Мы с мамой и не заметили, как ты стала взрослой. Только плачешь, хуже маленькой! Я не помню, чтобы в детстве ты была такой плаксой…

– А ты меня и не обижал ни разу до вчерашнего дня!

– Ну, прости, не разобрался. Так это ты решила мне помочь? Собрать единомышленников под мои знамёна? А посоветоваться было – слабо?

– Всё это я придумала уже позже, когда была в Школе. И что… письмо надо было написать? Ты же их не читаешь! Я думала ты обрадуешься…

– И что мне теперь прикажешь делать с твоей армией?

– Ты ещё не знаешь, какая моя конечная цель – это будет общественная экологическая разведка! Мы будем отправлять небольшие экспедиции энтузиастов во все концы, и они будут привозить пробы грунта, делать съёмку, устанавливать датчики – всё, что нужно.

И если в это будут вовлечены энтузиасты на общественной основе – вот увидишь, все будут «за»! Общественное мнение точно будет на твоей стороне!

Я рассказала ему о Лётном Клубе, о том, что сама теперь свободно управляю 6-местным трансхавером.

– Я завербовала в свои ряды и других членов клуба. Желающие есть – как только будет конкретный план действий – они присоединятся.

– Как же ты занималась в этом клубе – там же одни мужчины, а ты ещё школьница?

– Наш физрук всегда был со мной. Видимо, он боялся того же, что и ты.

– Ну …и как? Всё обошлось?

– Да нормально всё! Физрук, я думаю, проинформировал всех соискателей, чья я дочь!

– Ой, ли? А если бы ты сама влюбилась в кого-нибудь из них?

– Нет, ты же знаешь – моё сердце не свободно!

– Как, это опять про Андрея? Ну, и упрямица ты у меня!

Когда я в 15 лет в тебя по-детски влюбилась, то тут же поделилась с отцом своими новыми ощущениями. Он, в свою очередь, поделился с Хильдой этой «радостью». Обсудив предварительно проблему, они рассказали мне правду. Что ты родился и жил до 20-ти лет в далёком прошлом, хотя ты и сын Эни. Что у вас там совсем другие понятия о жизни, и что ты вряд ли ответишь мне когда-нибудь взаимностью. Отец, ещё помню, пообещал мне, что я обязательно встречу здесь своего принца, такого же красивого и умного, как Андрей.

Больше я не заводила разговора на эту тему. Теперь это была моя тайна. Так что все эти годы ты незримо присутствовал в моей жизни. С тобой я сравнивала всех потенциальных «принцев», и они не выдерживали сравнения.

Время лечит – это так. Но моя тайная любовь подпитывалась, хотя и изредка, встречами с тобой по разным поводам. Мне хватило объективности оценить, когда вы с Мартином спасли Анюту. Теперь ты был в моих глазах ещё и Белый Рыцарь, вырвавший свою любимую из лап смерти!

Но это лирическое отступление – дорасскажу сначала про Школу!

В момент тех внеочередных каникул мне предстояло ещё полтора года учиться. Когда Рудольф меня спросил, я честно ответила, что мне в Школе не интересно, но я понимаю – её надо закончить – не долго уже осталось. Отец взял тайм-аут на пару дней. Он сказал, что ему тоже надо всё обдумать!

А через два дня я получила от него потрясающее предложение. Вот оно:

1.За полгода я экстерном оканчиваю Школу, не отвлекаясь на Лётный Клуб и Форум.

2.Год учусь на Эколога – мне будут предоставлены все возможности для обучения и стажировки, в том числе доступ к секретной информации.

3.Создаётся Служба Экологической Разведки, которую я и смогу возглавить.

Я была в восторге!

И мы тут же начали действовать по этому плану. Получив информацию по поводу не прослушанных мною предметах, отец организовал моё дообучение на дому. А курсы, помогающие выпускникам адаптироваться к самостоятельной взрослой жизни, читали мне сами Рудольф с Хильдой. Как когда-то в детстве! Так что подробности о физической стороне любви я узнала от них.

Через полгода в Школе я успешно прошла все тесты. Мне выдали аттестат, поставили чип, запрограммировали соту – всё было соблюдено – я стала взрослой!

В соте, правда, я бывала не часто. Когда год обучалась на эколога – мне было «домой» даже ближе, не говоря о том, что я попросту скучала, если не видела Рудольфа и Хильду несколько дней. Те последние полгода снова связали нас крепкими семейными узами.

Учиться мне было интересно. Тем более что в качестве личного куратора мне достался человек весьма незаурядный. Джеральду, я думаю, тогда было чуть больше сорока. Потом я нашла в Сети его сайт и узнала точный возраст. Это было, конечно, не самое главное. Я увлеклась им, прежде всего, как учёным в этой области. К тому же он – замечательный рассказчик. Этот талант легко позволяет влюблять в себя особ противоположного пола его обладателям. Воистину – женщины любят ушами! И он был не то, что очень красив, но очень интересен. Знаешь, иногда представители чёрной расы с возрастом становятся только притягательнее для женщин. Высокий, гибкий, с обаятельной саркастической улыбкой – я думаю, что множество женщин пало от его чар. Это и был мой первый мужчина, которого я пригласила в соту.

И…у меня не возникло желания повторить это приглашение. Я была разочарована – хотя всё случилось именно так, как я и ожидала. Я не получила тех феерических ощущений, которые должны были случиться по канонам всей предшествующей мировой культуры. Может, дело во мне?

Джеральд, не получив повторного приглашения, грустно улыбнувшись намекнул, что жизненный опыт – это, конечно, прекрасно, но в любви всегда побеждают молодые.

Такой герой случился примерно через год. Даже не хочу называть его имени – до сих пор мне неприятно вспоминать этот эпизод.

Красавец, божественная стать и дивный голос – он поступил в Экологическую Разведку в качестве пилота. Сразу начал оказывать мне знаки внимания – геройствовал по полной программе. И получил-таки приглашение в соту!

Эффект получился ровно тот же, что и с Джеральдом. А вот после – всё было гораздо хуже. Огорчённый супермачо так надоел мне с просьбами дать ему ещё один шанс, что мне пришлось прибегнуть к помощи отца. Его благополучно перевели с повышением куда-то далеко-далеко…

Тогда и состоялся наш с Рудольфом разговор на эту тему. Я винила во всёх неудачах себя и готова была сделать вывод, что просто не создана для физической любви. Что-то не так у меня устроено там внутри, как у других женщин. Он меня всячески успокаивал, говорил, что я слишком ещё молода и призывал не торопиться со следующими попытками.

Я и не торопилась. Следующий раз – это вот этот самый – с тобой! И теперь я точно знаю, что устроена также как и все остальные женщины. Может даже лучше! И все стихи и артефакты, созданные по этому поводу это не сладкая ложь и даже не преувеличение.

Ты не думай, я долго запрещала себе это. Я пригласила тебя танцевать – помнишь, тогда перед первым рейсом в Неаполь? От этого танца я получила более яркие и запомнившиеся ощущения, чем от тех обоих свиданий вместе взятых. Но ты в своём времени муж Анюты и отец двоих детей. А в нашем – живёт Софи – ещё одна ваша дочь. Я понимала, что это не правильно, не честно, если я буду тянуть тебя в свою сторону. Хотя женская интуиция мне шептала, что ты тоже меня любишь, и только такие же соображения не позволяют тебе сделать шаг мне навстречу. Я была права?

Разумеется, я уверил её в том, что она права. А про себя изумился столь высокоинтеллектуальному (ну и словечко!) анализу собственных ощущений, который и привёл нас обоих к этому счастью.

Она пообещала мне (даже больше не мне, а себе!), что никогда не будет претендовать на какие-либо права моей жены. Что встречаться мы будем только в Новейшей Эре, а поскольку моё возвращение можно программировать с минимальными промежутками – это не пойдёт в ущерб моей семейной жизни.

Глава 3. Запретная любовь

Первые два года так и было. Мы встречались только во время моих визитов в Новейшую Эру. Дома считалось, что я навещаю Софи. Ну, и Эни с Мартином. Заодно – всякие литературно-обменные дела с матерью. Я всегда жил в доме Мартина во время этих визитов.

Я рассказал им всё ещё в самый первый раз, когда они вернулись из отпуска. Грис уехала перед самым их возвращением.

Мартин сказал, что я умудрился полюбить самую опасную женщину в Новейшей Эре. Опасную, пока из-за того, что она дочь Рудольфа. Но если экстраполировать в будущее её карьеру – она может стать первой женщиной – членом Совета.

– Будь на чеку! Не вздумай её обидеть! – заключил Мартин.

Эни просто сказала, что она очень рада, если мы оба счастливы. Моя мать всегда была по жизни оптимисткой и не верила в злостное коварство Рудольфа. К тому же она всегда надеялась, что я буду жить в Новейшей Эре, а Новую – иногда навещать.

Мартин с Эни могли в любой момент прекратить наши свидания. Но не сделали этого. Грис жила эти 2—3 недели вместе со мной. Брала отпуск? Я не знал.

***

Это было третье наше свидание. Грис умудрилась оформить все нужные допуски и могла теперь показать мне место своей работы.

Служба Экологической Разведки занимает огромное здание, расположенное по большей части под землёй. Кабинеты могли транформироваться в открытые и закрытые варианты, каждый работник имел индивидуальный доступ к общей мощной вычислительной системе, а на командном пульте в кабинете Грис располагалась видеосистема, по которой она могла проконтролировать в любой момент каждого. Я заметил также на персонале несколько видов форменной одежды. Грис объяснила:

– Это дисциплинирует работников и облегчает управление.

Ну, да, – подумал я, – тут не сбегаешь поболтать к приятелю с другого этажа. Цвет твоего комбеза сразу просигнализирует начальству, кто тут бездельник.

А если без шуток – всё было налажено, и работа кипела. Грис принимала донесения и отдавала приказы. Назначала и отменяла совещания и вызывала специалистов для консультаций. Всё это я слышал по громкой связи и наблюдал на большом экране, дожидаясь её в соседней комнате, вероятно, предназначенной для отдыха.

После утреннего «запуска» мне была обещана экскурсия непосредственно на территорию.

Меня, что и говорить, впечатлила жёсткость и деловая хватка «принцессы».

Я сам, как мне кажется, не способен так твёрдо и непоколебимо стоять на капитанском мостике, отдавая приказы и принимая всю ответственность на себя. В Питере администратором у меня всегда был Володя, которому я безраздельно доверяю. А в отелях мне уже пришлось один раз поменять управляющего, который меня хорошо обчистил – но речь сейчас не об этом.

Быстро отправив всех «решать вопросы», Грис зашла ко мне. И опять это была женственная и очаровательная, добрая и славная – моя самая-самая любимая!

– Мы летим на территорию через полчаса. Хочешь чего-нибудь? Может быть кофе или сок?

– Мне перед полётами обычно не хочется ни пить, ни есть. А сколько мы там пробудем?

– Часа 2—3. Это зависит от того, что мы там найдём.

Она набрала код, и на экране я увидел известную мне карту Европы, наложенную на другую. Эта вторая карта имела, прежде всего, другие очертания прибрежной полосы. Причём в некоторых местах эти две карты весьма значительно не совпадали.

– Мы работаем пока как раз на этих больших не совпадающих участках. Проводятся измерения высот, уточняется состав почвы, если нужно – устанавливаются датчики. Если в прошлом взрыв Супервулкана не состоится – в нашем настоящем может измениться всё! А для Европы это произойдёт наверняка. Состав почвы до сих пор хранит следы того взрыва 500-летней давности.

Изменения не коснутся, быстрее всего, наших основных массивов. Они расположены достаточно далеко от места взрыва. А Европу тогда накрыло им практически полностью. Вот отработанные участки, – Грис показала мне территории, примыкающие к Греции с двух сторон. Ни Аппенинского полуострова, ни Южной Греции, ни многочисленных греческих островов на второй карте не было.

– Сегодня мы полетим вот сюда! – Грис указала на точку вблизи пролива, отделяющего, когда-то Европу от Азии в районе Стамбула.

Пролива на второй карте не было. Зато океан Индийский океан начинался намного севернее, перекрывая большую часть Аравийского полуострова.

Я попросил её показать такую же карту дальше на юг. Она снова набрала код, и я увидел всю картину целиком. Если судить по этой карте – сильнее всего пострадали Европа и Южная Азия. У Африки сильно изменилось лишь восточное побережье, а западное почти сохранило очертания. Австралии и Антарктиды не было вообще, а вот обе Америки были целенькие! Правда, обе по отдельности.

Я указал ей на это и спросил:

– А Южная Америка? Почему она не была выбрана в качестве ковчега для всего человечества? Похоже, что она пострадала меньше всего. – И услышал:

– Её жители не приняли предложения Совета спасённых! Более того, созданная там оборонная линия уничтожала всех, кто пытался высадиться на континент. Но вскоре из-за вулканической пыли там тоже наступила ядерная зима. Климат на большей части территории стал очень холодным. Вся их система жизнеобеспечения рухнула! И, хотя они цеплялись до последнего за традиционные методы выживания, через 100 лет этот континент стал полностью безлюдным. Найденные историками дневники и документы приоткрыли тайну гибели этих отщепенцев, посчитавших невыгодным делиться своими ресурсами с погибающим человечеством. Если хочешь – я соберу тебе материалы об этом!

И мы полетели на территорию. Летели мы на 6-тиместном транхавере. Грис объяснила мне, что водит такой же иногда и сейчас – чтобы не терять навык.

– Но не сегодня! – заявила она.

Территория, на которую мы высадились, напомнила мне, как ни странно, окрестности Питера. Там тоже есть такие, заросшие кустарником болотистые участки. Воздух, кстати, там был почти такой же плотности, как на Земле Новой Эры. Думаю, что дом Мартина, попросту, расположен достаточно высоко над уровнем моря. Плотного и колючего ветра там тоже не было. Но, всё-таки что-то было не так, как в Новой Эре. Потом я сообразил, что не было птиц. И другая живность тоже отсутствовала.

Все высадившиеся вместе с нами сделали то, что было каждому предписано. Были взяты пробы грунта и воды, сделаны снимки, и даже сама Грис собрала образцы с кустов и травы пробы в виде чего-то, похожего на гербарий. Особенно она была рада, что застала цветущим один из кустарников. Было тихо, тепло. Грис сказала:

– Прекрасное место для зоны отдыха, например! Но завозить всё необходимое по воздуху будет слишком накладно.


Начали по одному возвращаться разведчики. Приняв доклад, что всё сделано, Грис отправляла работников на «полянку» – место рядом с трансхавером на котором было установлено три сдвоенных раскладных шезлонга. Мы с ней тоже заняли один из них. «Позагорав» часик, мы погрузились в нашу «тарелочку» и вернулись на базу.

Вскоре я вернулся в Новую Эру. Примерно через два месяца – звонок. Эни:

– Срочно прилетай с инспекцией в отель в Гималаях. Лучше, если ты будешь один! Тебя ждёт сюрприз.

Мартин тоже эксплуатирует этот отель, но в последнее десятилетие 20 века. И первое – 21-го. Дальше – отель мой, такая была договорённость. И если Эни её нарушила – есть какая-то важная причина! Я сделал всё возможное, чтобы вылететь в этот же день.

В отеле меня дожидалась Гриссель!

– Извини, но я так тосковала. Эни поспособствовала нашей встрече. Ты рад?


Разумеется! Ещё бы – 10 дней счастья с любимой на фоне великолепной природы тех мест. Перед тем, как им переместиться назад в Новейшую Эру у нас состоялся разговор втроём. Эни считала, что я должен признаться Анюте, что полюбил другую.

– Нельзя так жить – непрерывно врать и бояться разоблачения. В нашем, да и в вашем времени это в порядке вещей. Если вы дадите друг другу свободу, быть может, Аня встретит другого мужчину. И он будет любить только её!

Грис ни на чём не настаивала, просто попросила хотя бы изредка таких свиданий здесь – на моей территории, в моём времени.

– Теперь я буду ждать встречи у нас в Новейшей Эре. Через два с половиной месяца. Полгода – слишком долгий срок!

Я не стал вспоминать её клятву самой себе. И понимал – Эни права. Но не смог решиться и рассказать всё Анюте.

Я понимал – после такого признания я должен буду уехать из Питера.

А мои дети? А мои родители Лина и Павел? Даже мои отели заполнялись в основном туристами из Питера, благодаря деятельности Виктории. Так что тогда я решил оставить пока всё как есть. Теперь кроме встреч в Новейшей Эре, Гриссель перемещалась 2—3 раза в год в Гималаи.

Анюту я возил отдыхать в другой мой отель, который уже полностью функционировал – в Провансе, вблизи устья Роны. Это место уж очень полюбили дети. Мы отправлялись туда или поздней весной или совсем ранней осенью все вместе – я, Анюта, Лина с Павлом и дети с няней. Мне это было совершенно не в тягость. Более того – я был счастлив, и не знаю – когда и с кем – больше. Тяготила только необходимость обманывать Анюту, но я гнал из головы эти грустные мысли.

В следующий заезд к нам присоединились и наши друзья-партнёры – Володя с Басей и близнецами, и Патрик с Олесей. К тому же рядом в Ницце теперь живёт Надежда. Так что в программе – обязательный визит к ней. Я параллельно отдыху занимаюсь новым отелем в Калабрии. Так что пока все – довольны, все – при деле и вероятность утечки информации теперь – минимальная.

И вот жирную точку в моих метаниях решил поставить Рудольф?

Чего же от меня потребует Король? Я терялся в догадках.

Успокаивала только ироническая манера Мартина, с которой он мне всё это сообщил. Я уверен, если бы мне грозила малейшая опасность – он отнёсся бы к этой проблеме совершенно иначе.

Пребывание в карантине кончалось, Грис меня так и не навестила. Ну, что же – вот-вот я сам всё узнаю! Не далее, как завтра!

Глава 4. Ультиматум Короля

Грис меня встретила, когда я только выходил из вестибюля. Небрежно махнула рукой сопровождавшему меня работнику СБ:

– Всё, спасибо. Свободен.

Он развернулся и нырнул назад в вестибюль. Ни раньше, ни позже, она обняла меня за шею и поцеловала. И мы пошли к их дому. Место было всё то же, и «замок», на первый взгляд, не изменился. Прошло больше семи лет, как я тут был на той самой памятной вечеринке, устроенной для нас Рудольфом. Вот он, поблёскивает в лучах восходящего солнца, знаменитый прозрачный купол! Грис меня известила, что изменилась площадь территории – прозрачный купол прибавил почти километр в диаметре. И внутренняя часть тоже недавно подверглась реконструкции.

Но тропинка, по которой мы шли к дому точно та же. И всё также её перебегают симпатичные серые зверьки с полосатой спинкой.

– Ты в отпуске? – спросил я Гриссель.

– Я уже не работаю в Экологической разведке. Отец считает, что я переросла эту должность. Служба Экологической реабилитации, которой я буду руководить, сейчас в стадии становления. Так что я в долгосрочном отпуске. – Проговорив всё это, она как-то застенчиво и виновато улыбнулась.

– Я думал, что ты меня встретишь, – не удержавшись, упрекнул её я.

– Разумеется, я тоже этого хотела, но отец возражал.

– Как он узнал?

– Да, всё он знал! «Моя профессия позволяет знать всё, что меня интересует. А то, что касается счастья и благополучия моей Грис – я просто обязан знать!» – Вот так он мне ответил, если цитировать дословно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное