Наталия Осядовская.

Андрей в Новейшей Эре. Книга третья



скачать книгу бесплатно

© Наталия Осядовская, 2017


ISBN 978-5-4483-6503-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая

Предисловие

Я – Андрей Колосов, мне 21 год. И у меня всё в жизни складывалось вполне удачно, хотя я не нашёл ещё ни дела, которому готов посвятить свою жизнь, и не встретил девушку, на которой хотел бы жениться. Но это, я считаю, нормально для моего возраста – находиться в активном поиске.

Жизнь моя круто изменилась из-за «левого» диска. Я, применив пиратскую программу, нашёл код и открыл письмо, пришедшее на мой электронный почтовый ящик, которое, что выяснилось позже, должен был открыть, когда мне исполнится 25. Из письма следовало, что мои родители – не родные, а приёмные. А моя биологическая мать – Эни, которую я знал и любил, как мамину сестру. Но это ещё пол беды. Дело, так сказать, житейское. Эта информация не могла заставить меня разлюбить моих дорогих Павла и Лину, которые меня вырастили. В письме Эни прощалась со мной, потому что была почти уверена, что попала в ситуацию, из которой не сможет выбраться живой. И сообщала, что живёт в далёком будущем, которое она описала в известном фантастическом романе «Путешествия Юлианы».

Павел, мой приёмный отец, подробно изложил мне обстоятельства, при которых родила меня Эни, но из роддома меня выписали как рождённого Линой. Теперь этот факт не вызывал сомнений. А вот в то, что Эни живёт в далёком будущем и путешествует во времени, я не поверил. Ни родители, ни подруга Эни Надежда не знали её адреса или телефона. Поэтому мне оставалось только ждать и надеяться, что она сама прилетит или позвонит. До этого происшествия она навещала нас довольно часто.

Но в этот раз она прилетела в Питер почти через два года после нашей последней встречи. Я был тогда в Нью-Йорке, поскольку работал по контракту в модельном агентстве. И увидеться мы не смогли. Я звонил домой практически каждое утро, и мы только поговорили по телефону. Я страшно был рад уже тому, что она жива и хочет со мной увидеться!

И вот Эни прилетела ко мне в Нью-Йорк, не прошло и месяца. Как раз в этот момент нас распустили на пасхальные каникулы. В моей работе намечался перерыв, поэтому я с удовольствием согласился провести несколько дней в Лас Вегасе вместе с Эни. Все эти дни мы с ней провели вместе в её роскошном люксе на 30-м этаже. Многое из того, что она мне рассказала, наводило на мысль, что сочинение фантастических романов повлияло на её адекватность. Видя, что не может меня убедить, она становилась всё грустнее. И я не выдержал:

– Да, да, да! Я согласен. Я лечу с тобой в Новейшую Эру, если это необходимо, чтобы вылечить моего биологического отца.

Пролог

Если с вами происходят разные чудеса, то будет лучше для вас сохранить всё это в тайне. Говорят, что психиатрические больницы уже и так переполнены контактёрами с пришельцами и инопланетянами. А также с привидениями, со святыми всемогущими пророками и нечистой силой.

Совет – сделайте вид, что ничего этого не было!

Глава 1. Я в будущем!

Дневник Андрея

Меня никто и не думает разыгрывать! Эта здравая мысль пришла мне в голову, еще, тогда, когда мы ехали на микроавтобусе прочь от Лас Вегаса. Сборы, посадка, да и вся атмосфера – всё было настолько серьёзно и по-деловому, что приколы исключались. Тем более, что полную очистку организма от пищи и отходов жизнедеятельности мне сделали с двух сторон, каким-то хитрым, хотя и максимально удобным способом. Технология очистки, как я понял, отрабатывалась много-много раз. Всем членам экипажа проделали то же самое.

Так что «писательские фантазии» вполне буднично обретали реальность. Наш автобус мчался по направлению к закату, за спиной остался великий город переменчивого счастья. А впереди у меня была такая перспектива, что голова немного кружилась, а сердце трепетало в предвкушении.

Чувство сладкой жути, когда немеют кончики пальцев на руках и ногах, а по спине начинают бегать мурашки. Вот, пожалуй, как можно описать ощущение, которое то в большей степени, то в меньшей подступало к горлу, пока Том привязывал меня к огромному креслу странного вида в обширном помещении с затейливо-объёмным фигурным потолком. Мы спустились сюда на маленьком открытом лифте. Кроме Тома и Эни, с нами были трое мужчин. Я сразу понял, хотя команды отдавал Том, что Эни – здесь самая главная. Мужчины, переодевшись, занимали свои кресла, которые их зафиксировали автоматически. Этот процесс я наблюдал, пробираясь вслед за Томом к своему месту. Я тоже переоделся в серый комбинезон, такой же, как у других. Потом меня Том сам привязывал к совсем другому – особенному креслу с мягкими дутыми вставками и с множеством приспособлений. В это время к нам подошла Эни. Она ободряюще мне улыбнулась и сказала:

– Это кресло предназначено для перевозки раненых. Так что ты переместишься со всем мыслимым комфортом, как особо ценная персона. Не бойся, расслабься – сейчас ты заснёшь. Это последнее, что я услышал, одновременно почувствовав небольшой укол в плечо. Сон свалил меня мгновенно.


Побуждался я, как будто спал долго-долго. Помещение было совсем другое – это я отметил сразу. Там, где меня привязывали к дутому креслу – потолок был необычной фигурной формы, но небольшой, вернее обычной высоты. Здесь я лежал на очень удобной широкой белой лежанке, а руки и ноги мои уже не были зафиксированы круглыми эластичными скобочками. Я был один в этой весьма просторной комнате без окон, а потолок её, я даже не сразу смог понять, есть ли он – так он был высоко. Потолок и стены светились приятным голубоватым светом.

Мы благополучно долетели! Я – на месте – на Земле, но почти через 900 лет. На родине моих биологических родителей. С ума сойти! Это всё-таки возможно. Все перегрузки, о которых я читал в романе, я благополучно проспал. И даже ничего не болит. Только небольшой дискомфорт – пустой желудок требует топлива!

На мне надета мягкая и лёгкая облегающая бледно-салатовая пижама, в нужных местах более и менее эластичная, которую надевали на меня, наверное, через голову, потому, что ни пуговиц, ни кнопок я не обнаружил. Может какие-то липучки? Догадка оказалась правильной. Изучая, как устроена моя пижама, я сел и спустил ноги на гладкий серебристый пол.

Почти сразу дверь, распахнувшись с мелодическим аккордом, впустила Эни в нарядном сером комбинезоне в стиле сафари. Вместе с ней стремительно вошёл огромного роста мужчина с белыми волосами и тёмным красноватым загаром. Лицо его мне показалось странно знакомым. На нём тоже был серый с чёрными стрелочками комбинезон.

– Андрей, познакомься это твой дед! – сказала Эни. Мужчина протянул мне руку:

– Мартин. – Он смотрел на меня во все глаза и улыбался.

– Как ты себя чувствуешь? – по-английски он говорил с тем же акцентом, что и Эни.

– Хорошо. Хочу есть, – ответил я ему. Он почему-то рассмеялся, и я с ним тоже.

Потом мы все вместе шли по коридору. Около входа в «Исследовательский центр», эта надпись светилась прямо на стене, Мартин нас покинул со словами: «Мы ещё увидимся сегодня!»

А я и Эни вошли через автоматически раздвинувшиеся полупрозрачные двери, и… к работе приступила целая команда медиков. Они подвергли меня разным тестам в огромном кабинете, напичканном аппаратурой. Эни была всё время рядом. Вердикт был, видимо, что всё в порядке. В конце мне выдали серебристо-серый комбинезон, почти такой же, как тот в котором я перемещался. Надеть его я смог без посторонней помощи – Эни только слегка затянула на мне талию и щиколотки, сделав его более прилегающим. Подвела к зеркальной плоскости и сказала:

– Комбинезон тебе идёт. Самому-то нравится?

На меня смотрел симпатичный юноша в серебристо-сером комбинезоне. И это был я!?

Теперь Эни повела меня в «Питательный центр» – так буквально переводилось на русский язык название, светящееся на стене. Мы подошли к небольшому табло, и Эни набрала на нём всё, что нужно. Подождав пару минут, мы пошли вслед за синей стрелочкой, которая засветилась прямо на полу у нас под ногами и бежала немного впереди. Я чуть замешкался, заглядевшись на очень красивый потолок с объёмной мерцающей росписью, и стрелка встала, вибрируя, подождала нас. Наконец стрелка подвела нас к столику, с одной стороны огороженному ширмой из растений и цветов. Искусственные! Я их исподтишка потрогал. Еда нас уже дожидалась на белых, плоских, изготовленных из материала, похожего на толстый пластик, тарелках. В овальной выемке в середине стола находились приспособления. Я выбрал вилку и маленькую ложечку из чего-то серебристого, которые показались мне более привычными. Еда представляла собой шарики разноцветного пюре, сдобренные белым соусом. Я был голоден, и опустошал уже третью тарелку, которые одну за другой подвигала мне Эни, когда подошёл Мартин. Он подхватил стул из прозрачного пластика, сел на него верхом и подвинулся к нашему столу.

– Здешняя еда тебе вряд ли понравилась. Но это здоровая пища, сделанная специально для каждого пациента. – Он подмигнул мне и продолжал. – Всё у нас впереди, мы ещё попробуем что-нибудь менее полезное, но более вкусное.

Он говорил достаточно медленно, и я хорошо всё понимал. Я ответил, что мне еда понравилась. Только на мой вкус маловато соли.

Эни с Мартином переглянулись и засмеялись. Потом он сообщил:

– Я всё решил. Ты можешь везти Андрея к себе. И всё-таки, может быть, лучше ко мне?

– Нет, Мартин. Сегодня он будет ночевать у меня. Завтра всё равно мы едем в клинику Морисона. А после клиники с тобой обсудим, как быть дальше.

И мы с Эни поехали к ней в соту. Прочитав её книгу, я всю дорогу представлял, как там всё будет. Мы вдвоём ехали здешним Метротакси, и это действительно очень удобно и здорово. Мягкая капсула, облицованная маленькими золотистыми панелями, удобный диванчик, прекрасная вентиляция, приятная музыка. Полчаса пролетели незаметно. Выходим прямо у входа в лифт. Опускаемся к соте. Эни снова набирает номер. Вот она – дверь, которая открывается наложением одного пальца. Нас встречает большой белый кот, которому я должен потереть носик. Эни рассказала мне про это, когда мы ехали. Только я с ним это проделал – он начал ко мне ластиться. Такой симпатяга!

Прошло несколько часов, пока Эни показала мне все «навороты» своей соты. Я плескался в душе с эффектом водопада с настоящей и виртуальной водой со спецэффектами и цветомузыкой. А на экране менялись виды всяких приморских райских мест. И звучала прекрасная музыка, которую я никогда прежде не слышал. Полный релакс и СПА салон в одном флаконе! Ещё мы съели очень вкусный ужин и заказали для меня три комплекта одежды.

Меня Эни поселила в кабинете. Спальное место выдвигалось каким-то чудом прямо из стены. По моему росту Эни его удлинила и, справившись у меня как лучше, сделала его умеренно мягким. Они, как я понял, с детства привыкли спать на твёрдом и мыться почти холодной водой. Прямо как спартанские воины! Где здесь компьютер – я сразу определил. Вполне похож на то, к чему я привык дома. Хотя тут, конечно, много опций, которые мне непонятны. Эни сообщила, что будет спать в гостиной – ложе там стационарное, почти квадратное и видеосистема с панелью управления на целую стену и часть потолка.

Потом, расположившись на этом квадратном ложе, как на диване, мы смотрели вместе видео. Эни снимала его, когда я был совсем маленький. Она мне рассказала, что в той поездке они были вместе с моим отцом. Именно тогда мы впервые встретились и познакомились. Я помнил кое-что из той встречи, но отца не помнил совсем. У меня дома есть несколько фото, отснятые в те дни, но отца на них тоже нет.

– Мне очень понравился дед. По-моему, я на него похож.

– Ты ему тоже. И я этому очень рада.

– А с отцом я познакомлюсь завтра?

– Это будет решать профессор Морисон. Твой отец пострадал в экспедиции. Ему грубо, варварски стёрли память. В любом случае ты его увидишь. – Немного помолчала и добавила:

– На сегодня хватит впечатлений. Завтра утром мы едем в клинику. Когда вернемся, я научу тебя пользоваться моим компьютером.

Я полушутя полусерьёзно опустился перед ней на колени и попросил:

– Прости мамочка! Я считал тебя фантазёркой.

– Я давно поняла, что ты считаешь меня врушкой. – Она засмеялась и поцеловала меня.

– А теперь нам обоим пора спать.

Выспался я на новом месте просто чудесно. Приснилась мне почему-то Олеся. Проснувшись, ещё под впечатлением, что мы с Олесей плывём куда-то на яхте под белым парусом, я почему-то резко вспомнил Анюту. Она никогда не просила меня ни о чём. А тут мне совершенно чётко показалось, что ей срочно необходима моя помощь.

– А она, наверняка, и думать обо мне забыла. – Решил я и выкинул всё это из головы.

Эни не спала. Она уже заказала нам завтрак, и мне оставалось только принять душ, который вновь привёл меня в щенячий восторг. Одежда, которая пришла по сети, вполне могла бы быть и в наше время. Я надел что-то вроде свободной тенниски на липучках и лёгкие брюки, чуть затянутые внизу. А вот обувь у меня сначала вызвала некоторый дискомфорт. Как будто мелкий песок насыпали в сандалии. Эни меня успокоила:

– Привыкнешь через пару часов. Это очень полезная массажная стелька, она должна к тебе примяться. Зато ноги совершенно не устают.

Я подумал, что ногам здесь и устать негде – сплошные поездки в лифтах и их аналогах. «Песок в сандалиях» я и вправду вскоре перестал замечать.

После завтрака Эни подарила мне билайзер – аналог нашего мобильника. Всю дорогу до клиники она учила меня им пользоваться.

Для разминки я позвонил Мартину под руководством Эни. Мы обменялись приветствиями и пожеланиями удачного дня.

– Теперь ты можешь общаться с дедом самостоятельно. – Улыбнулась она.

Глава 2. Клиника профессора Морисона

Клиника произвела на меня впечатление роскошного отеля для избранных, хотя я уже был в медицинском центре, и там тоже было чему удивиться.

– Эта клиника действительно не для всех. Профессор Морисон занимается всякими особыми случаями. А лечение при повреждениях памяти – его главная тема. Профессор – наилучший специалист в этой области. Как раз он и подал идею о родственном донорстве для Сандро.

Профессор произвёл на меня двойственное впечатление. Проницательные чёрные глаза, седые волнистые волосы до плеч – в голливудских фильмах так выглядят, обычно, злые волшебники. К тому же я под его взглядом чувствовал себя, как бы это сформулировать, биообъектом каким-то. Внушил себе, наверное.

После того, как Эни ему всё вкратце объяснила, он взял у меня прямо в кабинете кусочек ногтя и отправил на срочный анализ. Потом бегал по кабинету, ожидая результат анализа, и от нетерпения потирал руки:

– Это очень-очень интересно. Ещё лучше бы Андрею побыть у нас в клинике дня два-три. Можно будет сделать некоторые процедуры, которые не будут лишними даже в его юном возрасте. – Предложил профессор.

– Давайте, всё же, дождёмся результата анализа. – Ответила Эни. – А как чувствует себя Сандро?

– Прогресс реабилитации замедлился. Как я, впрочем, вам и говорил, когда мы виделись в последний раз. Сейчас он рассуждает на уровне подростка 12-ти лет.

– Можно на него посмотреть? – попросила Эни.

Профессор набрал что-то на мониторе и через несколько минут в комнату вошли двое – высокий, атлетически сложенный красивый мужчина и восточного типа маленькая девушка в бирюзовом фирменном комбинезоне. Девушка, видимо, здесь работает, а мужчина и есть мой отец. Это было понятно сразу. Его лицо и вправду очень походило на то, которое я видел, бреясь, каждый день в зеркале. Светло-русые волосы, правда, острижены очень коротко. Зато скулы и подбородок обрамляет мягкая тёмная бородка.

– Волосы пришлось остричь? – Эни укоризненно посмотрела на Моррисона.

– Он сам выбрал этот новый облик. Смотрясь в зеркало, он видит взрослого зрелого мужчину. Это тоже входит в мою методику. – Ответил профессор.

Сандро поздоровался с Эни голосом автоответчика без всяких эмоций. Эни сказала ему:

– Сандро, это Андрей. Я привезла его, чтобы помочь тебе.

– Я рад знакомству. – Вежливо ответил Сандро. И оглянулся на профессора.

– Вы ещё увидитесь. Сандро, тебе пора на занятия. Какой у тебя сейчас урок?

– Мой самый любимый – музыкальная грамота, – ответил Сандро. В его низком голосе появились тёплые нотки. И заторопился к выходу.

– Учителя музыки к нему приходят каждый день. Мы заключили договор с академией.

Прогресс по этому предмету самый быстрый. По остальным предметам – обучение происходит в основном с экрана, – Моррисон помолчал немного и продолжил:

– Девушка, которая приходила с ним – её зовут Николь – дипломированный психолог. Она пишет по этому случаю научную работу. Я ей доволен. Молодец! Очень способная и добросовестная.

Тут экран ожил. Пришли результаты генетического теста. Профессор, видимо сравнивая результаты моего анализа с данными Сандро, проделал несколько манипуляций на компьютере. Когда обсчёт был закончен, он даже зааплодировал:

– 97% совпадения. Великолепно! Сандро очень-очень повезло. Ну, так что? Андрей сможет остаться у нас прямо сейчас?

– Ты согласен? – спросила Эни.

Разумеется, я был согласен. Эни проводила меня до самой моей отдельной палаты, где было просторно и красиво, как в номере люкс. Быстро разобравшись, научила меня, как включать видеосистему, как вызывать персонал, если что-то нужно. Показала на билайзере, как она ведёт дневник.

– И в любое время звони мне или деду, если надо будет посоветоваться.

*************

В этот же день меня взяли в оборот. Манипуляций и процедур было проделано очень много. Я даже не заметил, как стал донором для Сандро. Все мои параметры оказались в пределах нормы. Я этому не удивился. У меня и дома не находили никаких болезней. Я не курю, практически не употребляю алкоголя и стараюсь не есть что-попало. Моррисон предложил сделать профилактическую очистку кровеносной системы. Я, посоветовавшись с Эни, согласился. Всё равно мне предстояло провести несколько дней в клинике – под наблюдением профессора.

**************

И вот наступил день, когда профессор Моррисон объявил мне, что завтра я смогу покинуть клинику. Всё что нужно для Сандро он уже сделал. Отторжения не произошло.

Меня эта весть с одной стороны порадовала, а с другой не очень. Я испытал почти те же чувства, какие испытываешь, возвращаясь домой с отдыха.

В первый же день, когда я нажал кнопку вызова персонала, пришла Рут, как она представилась позже. Маленькая, азиатского типа, вся такая фарфоровая, изящная куколка с певучим мяукающим говорком. Сначала я подумал, что это та же самая девушка, что приходила с Сандро. Потом я понял, что ошибся. Это профессор Морисон умудрился набрать себе такой персонал! Они действительно все похожи на первый взгляд. Рут была прикреплена к моей палате. Она приходила за мной и провожала на процедуры. Когда мы познакомились ближе, она предложила мне сделать массаж. Никогда бы не поверил, что просто от массажа можно словить такой кайф!

Рут научила меня пользоваться поисковиком, и я находил и смотрел фильмы, которые не так просто найти и у нас. Посмотрел несколько фильмов и их времени. Они произвели на меня впечатление чрезмерно воспитательно-поучительных, как литература для подростков. Когда я пожаловался Рут, что в еде мало соли она принесла мне целую коробку c несколькими отделениями. В каждом отделении – разноцветные маленькие остренькие чипсы со вкусом рыбы, овощей и ещё чего-то неопределяемого. С такой добавкой здешняя еда мне вполне подходила и даже нравилась. А вот хлеб здесь не пекут. Медицина считает, что он не полезен для организма.

Мы разговорились. Я не стал ей говорить, что переместился из 21 века. Просто сказал, что специализируюсь по русской истории. Она учится на психолога и одновременно работает в клинике Моррисона.

Во вторую же ночь она ко мне пришла. И это был лучший секс в моей жизни. И во внешности и в отношениях Рут – смесь юности, даже почти детскости и материнской заботы. И стремления угадать каждое твоё желание. Я был в восторге!

– Не говори профессору! – Попросила она. – А то у нас здесь секс только по его назначению. Я отключала камеры. – Она поцеловала меня и исчезла.

Я был счастлив. Во всяком случае, такой физической гармонии у меня не было ни с кем и никогда.

Эни, с которой мы перезванивались несколько раз на дню, я ничего не сказал о наших отношениях с Рут. Пару раз мне звонил дед, интересовался, как я себя чувствую, и когда меня выпишут. Говорил, что у него составлена для меня целая программа.

Рут, как мне показалось, тоже в меня влюбилась. Но однажды ночью ко мне пришла другая девушка. Я даже не сразу определил это в темноте. На следующий день утром на вызов явилась Рут.

– Тебе понравилось с Николь? – спросила она, как ни в чём не бывало.

– Что? Так ты знала?

– Сама я всё равно пролетала мимо. А Николь моя лучшая подруга. – Рут невинно хлопала ресницами.

– А я что кусочек тортика, которым можно поделиться с подругой?

– Если не будешь делиться – и с тобой делиться не будут.

Вот такие у них тут порядки. Полный абзац!

Мы с Рут на следующий день помирились, и я попросил её больше не присылать ко мне подруг. В нашу последнюю ночь она пригласила меня к себе в соту. Я попросил номер её телефона, так как не знал, что и как будет дальше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6