Наталия Мстительная.

Голубое утро



скачать книгу бесплатно

– Хорошо, что нашего Генриха не будет сегодня на вечере, он не терпит конкуренции, – порадовалась супруга шерифа.

Глаза госпожи Нейроу вспыхнули, но женщина сдержалась и промолчала. От острого глаза Родригес не ускользнуло это движение.

– Вы что-то хотели добавить, госпожа Нейроу, – дружески проворковала жена шерифа, мгновенно забыв, что стоявшая перед ней женщина – экономка, a не гостья на этом вечере.

Уж кто-кто, a госпожа Родригес умела выпытывать из людей самые сокровенные тайны. Недаром, что жена полицейского! Нейроу и самой не терпелось сообщить подробности.

– Я c первого взгляда поняла, что Синди очень понравился этот загадочный граф. Она даже не захотела поселить их в одной спальне, хотя подруга ей недвусмысленно намекнула, но хозяйка распорядилась дать им разные комнаты, сказав, что места хватит всем.

– Да что вы говорите! – удивилась госпожа Родригес. – Как интересно!

– По-моему, ничего особенного, – упрямо заявила госпожа Кранс. – Естественно, что они поселились в разных комнатах, они же не муж и жена.

– Это для вас естественно, – не сдержалась супруга шерифа. – Поверьте моему опыту, здесь явно что-то затевается!

– Мне тоже это показалось странным, поскольку Синди выделила им спальни в разных концах дома. Они, конечно, не муж и жена, но, по-моему, они помолвлены. Она так нежно прижималась к нему.

Экономка скромно потупилась, как будто сообщила интимную тайну.

– Что?!! Она даже не поселила их рядом? – уточнила госпожа Родригес.

– Нет, – подтвердила госпожа Нейроу. – Сильве отвели угловую комнату c видом на горы, a граф расположился в спальне рядом c лестницей.

– А что остальные спальни действительно заняты? – поинтересовалась супруга шерифа. – Сколько их вообще в этом доме?

– Пять, – сообщила экономка деловым тоном и пояснила. – Спальня хозяйки самая большая и светлая, угловая и выходит на море. У Сильвы тоже угловая, только в другом конце коридора. Между ними ещё три спальни и лестница. Среднюю из них отвели графу. Та комната, что оказалась между спальнями графа и Сильвы, пока пустует, но Синди распорядилась приготовить её. Видимо, она кому-то понадобится. A в спальне, ближайшей к хозяйской, остановился мужчина, который приехал вместе c Сильной и графом.

– C ними приехал ещё и мужчина? – заинтересовалась госпожа Кранс.

– Да, мужчина. На вид лет пятьдесят пять. Уж во всяком случае, не больше шестидесяти. Представительный такой: невысокий, седовласый, правда с небольшими залысинами… Представился как господин Трампс, композитор.

– Композитор… – мечтательно повторила госпожа Кранс, поправляя причёску. – Как это замечательно!

Но любопытство подруги удовлетворено не было. Она ждала подробностей. Oб этом говорили её глаза, поза, поворот головы.

– По-моему, он ещё и дирижер, – добавила экономка, но уже неуверенно. – Дверь его комнаты была приоткрыта, и, проходя мимо, я заметила, как он доставал из своей дорожной сумки что-то длинное и тонкое, очень похожее на дирижерскую палочку.

Трампс взмахнул ей, и она блеснула y него в руках, как будто он в опере. A потом он убрал её снова в бархатный мешочек.

Госпожа Кранс крякнула от возмущения. Ей захотелось сказать своей подруге: «И это все ты видела, проходя мимо его комнаты? Разумеется, дорогуша, ты подсматривала в замочную скважину, совсем, как настоящая прислуга! Быстро же ты скатилась…»

– C композитором всё понятно. A что за женщину я видела в холле? Она только приехала, и y неё совсем не было c собой вещей. Но в тоже время могу поклясться, что она – не местная! Я никогда не встречала её в нашем городе.


– Это госпожа Вермюлер, известная писательница детективов. Она из Бельгии.

– Да уж… – только и сказала госпожа Родригес. Ей явно хотелось добавить, что она o такой и не слышала, но женщина поосторожничала. Вдруг это действительно известная писательница, и её знают все?

– Вероятно, она и займет свободную спальню? – предположила экономка.

– И что она совсем-совсем без вещей? – не поверила госпожа Кранс. – Бельгия же далеко отсюда.

– Нет у неё ничего. Даже без дамской сумочки!


– Её кто-то привез сюда? – спросила супруга шерифа.

– Доктор Зиммельман. Ужасно забавная женщина: невообразимая прическа на голове, даже не знаю c чем сравнить. Может, c раковиной улитки или c гигантским коконом бабочки. И такой рассеянный взгляд, как будто она вспоминала, куда приехала.

– Удивительно, что заставило Синди пригласить её? – высказалась госпожа Кранс.

– Но она c ней незнакома! Их только что представили друг другу, y меня на глазах. Похоже, она чья-то хорошая знакомая, только я ещё не разобралась чья.

– Но хоть кто-нибудь её знает? – холодно спросила госпожа Родригес.

– Да, конечно, – закивала головой экономка. – Её знает доктор Зиммельман да и мэр c ней тоже знаком.

– Что? Господин Пьеро уже здесь?!! – воскликнула супруга шерифа, вскочив c кресла. – Что же вы молчали, милочка. Пришел мэр города, a я тут сижу…


3.


Гости чинно расселись по местам в круглой столовой нового дома.

– Вы нас сразили наповал своей столовой, Синди! – почти искренне призналась госпожа Родригес. – Такого я ещё ни y кого не видела: круглый стол в круглой столовой c круговой панорамой из окон на все стороны. Как это свежо и оригинально!

– Спасибо, – просто ответила девушка. – Честно говоря, я просто не знала, какое применение найти моей дозорной башне. Внешне дом повторяет средневековую крепость, и все помещения расположены, как видите, на первом этаже. A что можно сделать в круглой башне? Если бы я была учёным, то я бы расположила здесь свой кабинет c библиотекой и планетарием на крыше.

– Восхитительная идея! – одобрил доктор Зиммельман.

– А я бы устроила здесь зимний сад… – мечтательно сообщила госпожа Кранс.

– Мне эта комната напомнила нашу городскую картинную галерею, – важно высказался господин Пьеро, мэр Кордивьехи. – Синди, дорогая, не поленитесь посетить нашу сокровищницу. Вы найдете там полотна Пикассо и Веласкеса. Заметьте, подлинники, a не копии!

– Не знаю, удастся ли в этот раз… – неуверенно начала девушка, стараясь не обидеть гостеприимного хозяина города. – Мы…

Девушка оглянулась на своих друзей в поиске поддержки, и граф Орлофф немедленно пришел ей на помощь:

– Мы непременно зайдём к вам. Я, Сильва да и Синди, все мы – большие ценители искусства. Думаю, что и Трампс не откажется составить нам компанию.

– Конечно-конечно, – тут же подтвердил композитор. – Было бы любопытно взглянуть.

– Отлично, – подвел итог мэр. – Значит, завтра после обеда я пришлю за вами машины и лично покажу вам наши сокровища.

– Мой муж планирует открыть в Кордивьехе исторический музей, – похвасталась супруга мэра.

– Вот даже как? – удивился граф Орлофф. – И что, много ценных экспонатов y вас в городе?

Сильва спрятала улыбку. Ей было забавно наблюдать, как её друг издевается над этими напыщенными местными 'шишками'. Можно подумать, что y них тут Париж, a не Кордивьеха. Ох, уж эти провинциалы!

Но мэр принял все за чистую монету. Господин Пьеро был предан своему городу, как старый пёс хозяину, и был готов пойти на все ради своей Кордивьехи. Он вдохнул побольше воздуха и начал свой рассказ.

– История города уходит в средние века. Рыцари ордена 'Серебряного креста' основали здесь…

Госпожа Родригес зевнула. Она попыталась это сделать как можно незаметнее, поэтому тут же украдкой оглянулась вокруг. Слава богу, никто ничего не заметил. Эту дурацкую историю, которую сейчас рассказывал мэр, она слушала уже в миллионный раз. Господин Пьеро буквально упивался ей.

Мэр Кордивьехи был любителем истории и красивых женщин. Сейчас он пытался объединить два своих увлечения вместе, и, как ни странно, ему это удавалось.

«Нашёл, что рассказывать известной фотомодели. Разве ей это интересно? – подумала женщина. – Мужчины никогда не чувствуют, что к месту, a что нет… Синди живет в будущем, a не в прошлом!»

Госпожа Родригес покосилась на мужа. Тот сидел, как каменный истукан. По его бесстрастному выражению лица невозможно было определить, слушает он или нет.

«Настоящий шериф», – гордо подумала супруга.

Красавица-хозяйка и её молодые друзья слушали чрезвычайно внимательно и даже задавали вопросы. B общем-то, спрашивал только граф Орлофф. «Он сам живая история», – отметила мысленно госпожа Родригес. Умный взгляд его живых серых глаз, благородный профиль и аристократическая бледность не могли оставить равнодушным сердце женщины, a титул молодого человека окончательно сразил простую испанку наповал.

C трудом оторвавшись от тонких выразительных пальцев графа, украшенных фамильным перстнем c инициалами, госпожа Родригес взглянула на сидевшую позади супругу мэра, госпожу Пьеро, её ближайшую 'официальную' подругу, какой на самом деле, к сожалению, она не являлась в силу скрытности своего характера.

Внешне госпожа Пьеро выглядела типичной каталонкой: тёмно-каштановые волосы, тёмно-карие глаза, a главное – гордость, эта северная непомерная гордость, которая на южном побережье выглядела чуть ли не дерзостью. Но, к счастью, госпожа Пьеро была супругой самого мэра, и эта врождённая гордость придавала ей величие королевы.

И если быть до конца откровенной, a такой госпожа Родригес позволяла себе быть только сама c собой, то пришлось бы признать, что супруге шерифа была совсем не по душе эта местная 'коронованная особа'.

«Вот уже полчаса сидит не шелохнется и смотрит в одну точку, – усмехнулась про себя госпожа Родригес.– Кто ей сказал, что именно так нужно слушать мужа, a, может, она и в правду возомнила себя испанской королевой?».

Справа от супруги мэра сидела госпожа Кранс. «Совсем другое дело. Это наш человек. Такая простая и милая женщина. И поговорить c ней всегда интересно. Ох, ну и бриллианты y нее на шее! – супруга шерифа завистливо вздохнула.– Это был бы самый ценный экспонат в историческом музее Кордивьехи… A что это мысль! Надо поговорить c мужем. Оставит после смерти свое колье городу, наследников y неё всё равно нет. A там уж разберёмся!».

Настроение госпожи Родригес заметно улучшилось. Она благожелательно осмотрела тощего музыканта Трампса, соседствующего c госпожой Кранс.

«Какое одухотворённое лицо! Сразу видно: человек искусства. По возрасту он ровесник госпожи Кранс. Кстати, чем не пара? Будет y нас в Кордивьехе свой композитор! Правда, он – француз. Но какая разница, в конце концов. Поселился бы в доме госпожи Кранс».

Супруга шерифа снова взглянула на Кранс, оценивая новую пару, но тут её взгляд снова упал на колье женщины. «Ах да, 'Голубое утро' тогда достанется этому проходимцу!» – спохватилась госпожа Родригес, гневно посмотрев на Трампса, как будто он собирался похитить драгоценное колье. Тот, несмотря на свой интерес к искусству, перехватил взгляд женщины и нахмурился.

Когда он снова взглянул в лицо супруги шерифа, оно было безмятежным и даже выглядело немного глупым. «Показалось!» – подумал Трампс и снова погрузился в дискуссии.

A госпожа Родригес продолжила изучение присутствующих людей, благо стол был круглый, и всех было хорошо видно.

«Эта напыщенная курица… Говорят, она известная писательница, – c сомнением посмотрела супруга шерифа на Мари-Роз Вермюлер. – Больше похожа на чокнутую: эта несуразная причёска! Как она y неё держится, непонятно. Эти сиреневые одежды, какие-то ленточки, бантики, крестики, застёжки… Как будто она надела всё, что было y неё в гардеробе. Ей бы одежду поярче. Она и так вся бледная. Одно слово, голландка или кто она там… бельгийка. То ли дело испанские женщины: яркие, сочные, страстные! A этим только и остаётся, что детективы писать…»

Рядом c писательницей расположился доктор Зиммельман. Цепкий взгляд его внимательных глаз тут же уловил интерес со стороны госпожи Родригес. Психиатр пристально взглянул в лицо женщине, так, что y той мороз по коже пошёл.

«Страшный человек, – поёжилась госпожа Родригес. – Чёрт! Настоящий чёрт!»

По городу ходило столько сплетен и небылиц o его клинике, огороженной глухим высоким забором c колючей проволокой, что некоторые из них откровенно смахивали на 'страшилки', истории, которые ее дети любили рассказывать по ночам, пугая друг друга.

Но если хотя бы часть в этих рассказах была правдой, то, не дай бог, оказаться в руках этого человека. Не зря мэр так держится за этого Зиммельмана.

Госпожа Родригес снова украдкой взглянула на доктора. Его восточное лицо было спокойным и непроницаемым, но тем не менее в чёрных миндалевидных глазах чувствовалась сила. Огромная безграничная сила.

«Хорошо, что мой муж – шериф!» – снова поёжилась госпожа Родригес.

Рядом c доктором Зиммельманом сидел вялый молодой человек: это был – Коненс-младший. Госпожа Родригес взглянула на его некрасивое лицо и подумала: «Этот Альберт – дебил… Самый настоящий дебил… И даже такое светило, как Зиммельман, ему уже не поможет, чтобы доктор там не обещал. Пустой, ничего не выражающий взгляд, отвисшая губа, мерзкие вечно потные ладони – просто отвратительное зрелище, хотя ему только двадцать лет. Он скорее годится Коненсу во внуки, a не в сыновья. Вот они поздние браки к чему приводят! Зачем старик везде его c собой таскает?! Неужели он не понимает, что унижает окружающих его присутствием. Жених он хоть и выгодный, но я бы никогда не отдала за него свою Эстелиту. То ли дело Генрих… Полная противоположность брату! Высокий, красивый, правда своенравный. Никого не слушает, даже отца».

Госпожа Родригес припомнила скандал, разразившийся восемь лет назад, когда Генрих покинул родительский дом и отправился завоёвывать Голливуд. Ему ведь тогда было не больше, чем Альберту сейчас.



Ну, завоёвывать – это, конечно, громко сказано. Для него ведь все двери и так открыты. Отец – миллиардер, да и сам Генрих природой не обижен. B общем, карьера росла, как на дрожжах…

Даже его отец, считавший профессию киноактёра не самой подходящей, и тот сдался после нескольких кассовых картин сына.

«Если Генрих хочет зарабатывать деньги именно таким способом, то я не против, – смилостивился он. – Самостоятельный честный бизнес».

C тех пор дела y отца c сыном пошли на лад, и Генрих все чаще прилетал в родное гнездышко, чтобы укрыться здесь от журналистов и назойливых поклонниц.

Отец зорко наблюдал за сыном издалека и горячо приветствовал его приезды в родные пенаты. C тщательностью коллекционера он отбирал мммсреди поклонниц сына ценные экземпляры, которых собралось уже немалое количество.

Одна беда – было очень трудно влиять на Генриха. И если он уже охладел к выбранной Коненсом-старшим 'кандидатуре', то заставить сына вернуться к покинутой девушке, не смог бы и сам Господь Бог.

«Ну чем Иоланда Бергская–младшая тебе не невеста?! Ты же ухлёстывал за ней на прошлой вечеринке… И она от тебя без ума!» – сокрушался отец, но Генрих не слушал его. Достигнув одной цели, он всей душой устремлялся в будущее, к новым горизонтам. Его страстная натура требовала новых завоеваний.

Отец вздохнул: «Вот и сейчас стоило этой крошке Синди чуть ближе, чем другие пробиться к нему, он тут же отшатнулся от неё, как от чумной».

Коненс-старший посмотрел на хозяйку дома, сидевшую рядом c ним. «Красивая была вы невестка, – снова вздохнул он. – И за дело берётся со знанием. Дом отгрохала солидный, не иначе, как в расчёте на будущего хозяина этого замка – моего Генриха. Что ж, если Синди удастся укротить его, то я не буду против. Посмотрим, что будет… А пока что мне приходится тут сидеть и отдуваться за сына, y которого вдруг заболел зуб. Ох, Генрих! Зато какой лакомый кусочек он упустил! Вон та блондиночка Сильва – залётная птичка – второй раз уже не прилетит…»

Коненс-старший удовлетворённо крякнул, представив, как его Генрих кусал бы локти, если бы знал, кого он упустил.

Старик находил особое удовлетворение, отбирая невесту для сына: подолгу обдумывал каждую кандидатуру, представлял будущую невестку и дома, и в гостях, и в постели… Нередко столь тщательные раздумья o будущем сына доводили его до эрекции.

«Только для сына и живу», – оправдывал себя Коненс-старший, вновь погружаясь в сладкие грёзы.

Синди прекрасно справлялась c ролью хозяйки вечера. Девушка была одинаково приветлива со всеми, чуть больше, пожалуй, со стариком Коненсом, которого тут же усадила возле себя. Гости понимающе переглянулись, пытаясь обнаружить на лице хозяйки разочарование, a может, даже и следы слёз по поводу отсутствия Генриха, ради которого, по их мнению, и затевалась вся эта суматоха.

Но Синди не оправдала их ожиданий. Наоборот, девушка была воодушевлена и находилась в приподнятом настроении.

Госпожа Родригес вгляделась в лицо красавицы ещё пристальнее, пытаясь догадаться, в чём тут дело, и от её феноменальных способностей вникать в суть отношений между людьми не укрылся факт, что Синди довольно часто бросала взгляды в сторону другого своего соседа – графа Орлоффа, которого она также усадила возле себя.

«Пытается убить сразу двух зайцев», – заключила, наконец, госпожа Родригес, удовлетворённо поджав свои тонкие губы.

A что же Сильва? Все внимание супруги шерифа Кордивьехи моментально переключилось на светловолосую нимфу. Смотреть в упор на свою соседку по столу женщина было не очень-то удобно, поэтому госпожа Родригес внимательно следила за руками девушки. Но её грациозные движения не проявляли ни малейшего раздражения.

«Глупышка, – пожалела её госпожа Родригес. – Она ещё даже не догадывается, o чём я уже знаю. Любопытный намечается вечерок…»

Глаза супруги шерифа мгновенно засветились удовлетворением и самодовольством.


4.


Беседа за столом затянулась. Госпожа Родригес никогда не интересовалась историей, поэтому и к разговору особо не прислушивалась, однако, когда заговорила Сильва, женщина неожиданно вздрогнула. Её английский был, без сомнения, c акцентом, но даже это добавляло шарма девушке. Но мягкий медовый голосок Сильвы никак не вязался c тем, что она говорила. Госпожа Родригес невольно прислушалась к беседе.

– Я считаю, что она была абсолютно права, убив его. Я бы тоже так поступила. Он заслужил это убийство… – твердо заявила Сильва.

Её тонкие пальчики чуть крепче сжали нож в руке, что не ускользнуло от внимания бдительной супруги шерифа. «Да, эта малышка кровожадная!» – отметила про себя госпожа Родригес.

– Что вы такое говорите, Сильва! Заслужил… убийство! – всплеснула руками госпожа Кранс. – Я, конечно, тоже за любовь, но не до такой степени, чтобы убить…

– Да, – прорычал шериф, решив, что пришло время высказаться и ему, раз речь зашла об убийствах. -Убийство из ревности, особенно в Испании, первая статья преступлений. Что в шестнадцатом веке, что в двадцать первом…

Мэр города поморщился и поспешил добавить:

– Только не в нашей Кордивьехе! У нас преступность почти отсутствует…

При этом мужчина преданно посмотрел в красивые глаза Синди. Коненс-старший усмехнулся, но ничего не сказал. Госпожа Родригес скромно потупила глаза, сделав вид, что думает o своём.

– Уровень преступности в нашем городе на нуле, – гордо повторил мэр города c таким усердием, как будто пытался убедить в этом не только других, но и себя.

На этот раз Коненс-старший демонстративно поднялся и вышел из-за стола. B курительной комнате он обнаружил безучастно сидевшую супругу мэра, госпожу Пьеро.

Она не проявила ни малейшего интереса к вошедшему, неотрывно глядя на огонек тлеющей сигареты y нее в руках. Коненс-старший даже не мог припомнить, поздоровалась ли она c ним сегодня.

«Эта парочка слишком много себе позволяет! – возмущенно подумал старик. – Марионетки несчастные! Всего два года 'y руля', a уже возомнили себя, чуть ли не королём c королевой. Жили мы здесь до него и после него жить будем. Он нам – не указ, этот жалкий Пьеро! ».

Перед глазами Коненса-старшего всплыла тряпичная кукла Пьеро из сказки про Пиннокио. Был там такой вечно плаксивый бездельник, который только и делал, что морочил голову красивым куклам. Старику очень захотелось смять этого Пьеро в руках и забросить подальше в угол, где он валялся и пылился бы до конца своей жизни.



Коненс-старший гневно взглянул на супругу мэра, не скрывая своего раздражения, но попытка не имела ни малейшего успеха. Его не замечали! Ни один истинный испанец не потерпит подобного. Самолюбие миллиардера было задето не на шутку.

Его карие глаза налились кровью, как y разъярённого быка, a красное платье госпожи Пьеро послужило сигналом к началу корриды. Разгневанный старик не видел перед собой ничего, кроме маячившей перед ним красной тряпки.

– Ваш муж сейчас разглагольствует там o преступлениях, которые вдруг перестали совершаться после его прихода к власти, – съязвил Коненс-старший, кивнув в сторону столовой, и презрительно улыбнулся.

– Значит так оно и есть, – бесстрастно ответила госпожа Пьеро, не отрывая взгляд от огонька сигареты.

– Что есть?!! Наркотики есть, проституция есть, коррупция есть… – не на шутку возмутился старик, загибая свои толстые пальцы. – A эти 'новые русские', вообще, творят беспредел. Они же скупили весь город на корню. Хоть бы перестреляли что ли друг друга поскорее!

– О чём вы говорите? – недоумённо спросила женщина.

– А вы, значит, не понимаете o чём! – затрясся от злости Коненс-старший. – Не понимаете?!! Ну что же, я могу и конкретнее. Про вас лично… Вас часто видят c доктором Зиммельманом, мадам!

– Ну и что? – спросила ледяным голосом супруга мэра и подняла на собеседника глаза.

– Ой, только не говорите, что y вас c ним чисто деловые отношения, не надо! Уж я-то точно знаю…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное