Наталия Левитина.

Кейс. Доставка курьером



скачать книгу бесплатно

– Убили?! – ошарашенно повторил Глеб. – Ах, боже мой! Вот несчастье. Он был таким выгодным клиентом.

Мы выехали на шоссе и помчались в сторону города. Я судорожно давила на кнопки мобильника и захлебывалась слезами.

– Что ты делаешь?

– Звоню в милицию.

– Юля, перестань.

– ?!

– Думаю, нам не следует в это вмешиваться.

– Как это?

– А так. Лучше, если никто не узнает, что мы были у Воскресенского. Тебя видели эти бандюганы?

– Нет.

– И меня тоже. Они бросились за депутатом, а я проскочил к машине.

– Но вдруг Воскресенскому еще можно помочь?

– Чем ему поможешь? Ты же сказала – его убили! Нам свою шкуру надо спасать. Вот ты звонишь в милицию. Зачем, Юля?!

Да, зачем?

Возможно, я даже дозвонюсь. И наверное, сумею убедить дежурного, что вменяема. И моя речь – не бред сумасшедшей, не страшный сон, а пересказ реальных событий.

Что дальше?

– Хочешь поработать свидетельницей? – подсказал Глеб. – Будешь давать показания, поможешь составить фоторобот бандитов? Да, Юля?

Да.

А бандиты, в свою очередь, нарисуют мой фоторобот, узнают адрес, биографию, сексуальные предпочтения… И они, полагаю, будут действовать гораздо оперативнее правоохранительных органов. Мафия почему-то всегда расторопнее милиции.

– Мечтаешь стать свидетелем? – повторил Глеб, оторвав взгляд от дороги и обернувшись ко мне.

– Вовсе нет, – в отчаянии пробормотала я.

– Я тоже не хочу. Поэтому спрячь телефон.

Я послушно спрятала в сумку мобильник. Как мне самой в голову не пришло все это?.. Ну надо же. Глеб, если захочет, соображает. А я-то воспринимала его всерьез лишь тогда, когда речь шла о сочетаемости шмоток в гардеробе. Во всех остальных вопросах, полагала я, мой друг абсолютно не смыслит.

Выходит – ошибалась.

– Глеб, ты, что ли, умный?

– Скорее – опытный. У меня все клиенты – фантастические богачи. А у них не жизнь, а сплошной триллер. Думаешь, я первый раз попал в перестрелку? Да, неприятные ощущения. Тут главное вовремя смыться. Что мы сейчас и делаем.

А я – самая настоящая дура! Ну зачем я согласилась прокатиться на автомобиле Глеба?! Раз у него такие опасные клиенты – пусть сам наслаждается общением с ними. Ему за это платят баснословные гонорары. А я гуляла бы с коляской в сквере – и никуда бы не вмешивалась. И не подвергала бы чудовищному риску жизнь Мишутки. Да и свою тоже…

Серое лицо агонизирующего Воскресенского стояло перед глазами. Ребенок, измученный многообразием впечатлений, спал и временами вскрикивал во сне.

Довела бедняжку, негодяйка!

– А Воскресенский мне еще кейс успел отдать.

Я посмотрела на черный чемоданчик. Компактный, размером с мой ноутбук, но в три раза толще, кейс лежал на сиденье. Он был сделан из матового черного металла, рядом с твердой пластиковой ручкой располагалась панель с кнопками. Видимо, именно с их помощью и вводился код.

Код?! О нет… Я забыла код!

– Кажется, я забыла код, – прошептала я.


Пожилая дама-фармацевт внимательно посмотрела на меня поверх очков.

Что-то не так?

Я просто попросила Глеба высадить нас с Мишуткой у ближайшей к дому аптеки и попыталась купить литр корвалола и два килограмма валерьянки в таблетках.

Пока мой заказ напряженно обрабатывался мозгом фармацевтши, я нервно катала туда-сюда коляску, беспощадно грызла французский маникюр и зло поглядывала на кейс. Измученный ребенок все еще спал. Он не проснулся даже тогда, когда я вытаскивала его из автокресла и устраивала в коляске.

– А вы грудью не кормите? – спросила дама, покосившись на спящего ребенка.

– У меня вообще нет груди, – зло буркнула я.

75В – это не грудь, а лишь тонкий намек на нее.

Даже до объема бедер не дотягивает!

– Возьмите лучше вот это, – сочувственно сказала фармацевт и указала пальцем на плакат, рекламирующий чудодейственное средство для психов. – Дороговато, но эффективно. Берете?

– Дайте пять упаковок, – быстро сказала я. – И настойку пустырника. Десять флаконов.

Аптекарша покачала головой, вздохнула и пробила чек.

…– Юля, все в порядке? – спросила Ева, принимая спящего сына. – Ты выглядишь немного странно.

– Все нормально. Просто мы слегка загулялись. Твой ребенок вел себя отлично.

Глава 7
Зато со мной не скучно

Зеленые таблетки, рекомендованные мне в аптеке, на самом деле работали. Я ими поужинала, а на следующее утро еще и позавтракала, отполировав все настойкой пустырника.

Ах, еще бы сигарету!

Нонна, вызванная в качестве реаниматолога, беззастенчиво дымила в кресле, оправдываясь тем, что курение якобы стимулирует мыслительный процесс.

Конечно стимулирует! Я, например, заметно отупела с тех пор, как бросила курить. Вот если б курила, то не имела бы в анамнезе труп Воскресенского и вырванное у меня обещание спасти семью депутата.

Как я их спасу? Я же не знаю, кому нести этот чертов чемоданище!

– А чем у тебя пахнет? Алкоголем? – спросила Нонна. – Ты напилась, что ли, с горя?

– Не-а, – икнула я. – Лекарства принимаю. От нервов. Иначе не выживу.

– Сколько же там денег, – задумчиво прищурилась Нонна и помахала рукой, отгоняя дым. – Как ты думаешь?

Я пожала плечами. Не так-то часто меня используют в качестве курьера для доставки крупных сумм денег. Зато более ценный груз доверяют постоянно – имею в виду младенцев. Все время таскаю на себе чье-нибудь неподъемное сокровище. Три года возилась с Иришиной Анютой. Теперь переключилась на Мишутку.

А чемодан с купюрами – это для меня новый опыт.

Нонна подняла черный кейс и взвесила его в руке.

– М-да… Если в евро прикинуть… – пробормотала она. – Ну, купюрами по пятьсот, по пятьдесят тысяч в пачке… Пачек десять вполне поместится. Юля! Получается – полмиллиона евро!

– Я-то думала, в вечерних новостях сообщат, – перебила я подругу. – Скажут: мы только что получили известие о налете на загородный дом депутата Воскресенского. В результате перестрелки депутат получил ранения, несовместимые с жизнью.

– Иными словами – скопытился, – резюмировала Нонна. – Юля, тут, наверное, полмиллиона евро!

– Но ни в вечернем, ни в утреннем выпусках, ни на одном информационном сайте ничего не было. Почему? Наши местные журналисты прохлопали горячую новость?

– Или решили не пускать эту новость в эфир. Юля, пятьсот тысяч евро, ты слышишь меня?!

– Воскресенский сказал, что у него свои счеты с этими бандитами, – задумчиво произнесла я. – Кто же это мог быть? Я посмотрела в Интернете, у Воскресенского была фирма, торгующая промышленными маслами. Как ты думаешь, это серьезный бизнес, не игрушки? Тогда, возможно, на него наехали конкуренты… Или политические соперники? На носу выборы в гордуму. Туда многие хотят прорваться… Кто натравил на депутата парней в черных куртках? Кто? Как ты думаешь, Нонна? Да перестань же курить! Мне ведь нельзя! А ты провоцируешь!

– Я не провоцирую. Просто без сигареты у меня сердце остановится. Тут полмиллиона евро, а ты не реагируешь.

– Какие полмиллиона?

– Обычные. Бумажками по пятьсот евро.

– Нонна! Да какая нам разница?

– Юль, вообще-то это немалые деньги!

Я вздохнула и с грустью посмотрела на Нонну. Мне вдруг стало ее невыносимо жаль. Еще два года назад она являлась процветающей бизнес-леди, собственницей сети продуктовых магазинов «Колибри». Подруга ворочала фантастическими деньгами, пока муж, карточный игрок, не разорил ее дотла. И вот теперь она с замиранием сердца говорит о ничтожной сумме в полмиллиона евро! По российским меркам – это ж не деньги, а так – курам на смех.

К тому же я должна их отдать.

В течение пяти дней.

Пока не включился счетчик.

Почему же сообщение об убийстве Воскресенского не прошло в эфир? Накануне городских выборов решили не будоражить общественность? А есть ли вообще обывателям дело до одного из «народных избранников»? Пусть плакат с физиономией Воскресенского висит на каждом доме, однако для простого народа он никакой не «избранник», а представитель снующей толпы политиканов, застолбивших себе местечко в органах управления или из жажды власти, или для того, чтобы оптимизировать свои занятия бизнесом. Или и первое, и второе вместе.

А мне он понравился. Симпатичный дядька. Но наше знакомство было предельно поверхностным. Нет дыма без огня. Почему-то хочется верить – бандиты с автоматами не вваливаются в дом случайно.

Нет, в нашей стране, конечно, все бывает.

Но Воскресенский сам признался, что с налетчиками у него особые счеты. Получается, у него тоже рыльце в пуху.

– Юль, о чем задумалась? Давай откроем кейс и полюбуемся на наше богатство.

– Код не помню, – мрачно сообщила я. – Я же тебе говорила!

– Существуют альтернативные методы вскрытия. Неси молоток, – распорядилась Нонна.

– Ты что, сдурела?! – взвилась я. – Какой молоток?!

– Обычный. У Никиты обязательно где-то должен быть и молоток, и плоскогубцы, и отвертка. Он же у тебя хозяйственный парнишка. Иди поройся в шкафчике и тащи все сюда.

– Какой молоток! Какие плоскогубцы! – заорала я. – Нонна!

– А что? Мы сейчас вмиг расколошматим эту черную лоханку и добудем наши денежки.

– Это не наши денежки, Нонна, – напомнила я. – Понимаешь? Следи за артикуляцией – НЕ НАШИ!

– Девочка моя! – всплеснула руками Нонна. – Я ж и не претендую. Но мы их прокрутим! Быстренько, оперативненько! Ты забыла, с кем имеешь дело?

– Нет, я помню. Ты крутая бизнесвумен. У тебя мозги работают в одном направлении – как из тысячи сделать миллион.

– Ну и вот.

– Но деньги я тебе не отдам. Я их должна передать из рук в руки.

– Кому? – насмешливо посмотрела на меня Нонна. – Кому ты должна их передать?

– Андрею, – чуть слышно буркнула я.

– Кому-кому? – издеваясь, повторила Нонна. – Не слышу! Алло, Чукотка! Ничего не слышно!

– Андрею, – еще более тихо прошептала я.

– Андрею! Чудесно! Ну, неси чемоданчик Андрею, родная моя. Сколько у тебя знакомых с именем Андрей?

Я призадумалась. И думала довольно продолжительное время. Почти как девица из анекдота, на пять дней впавшая в прострацию от вопроса, с каким по счету партнером она сейчас занимается любовью.

Насчитала человек двадцать. Нет, не сексуальных партнеров, а просто знакомых мужиков с именем Андрей… Плюс кокер-спаниель по кличке Эндрю и хомяк Адриано.

– Где-то двадцать, – призналась я. – Включая Андрея Вадимовича Холмогорова.

– Вот-вот. А у меня и того больше, – крякнула Нонна. – И что ты будешь делать?

– Мы с тобой должны вычислить, какого Андрея имел в виду Воскресенский, – обрадовала я подругу. – Будем сидеть и думать. Обязательно вычислим. Ну, привлечем кого-нибудь для консультации. Воскресенский сказал, это очень влиятельный, могущественный человек, контролирующий все процессы в нашем городе.

– А кому ты еще рассказала о кейсе? – небрежно поинтересовалась Нонна.

– Глебу, конечно. Пока мы ехали обратно.

– Хм… Вот это зря.

– Почему?

– Глеб – ненадежный товарищ. Глупец, болтушка и павлин. Разнесет по всему городу… А так было бы славно – ты, я, полмиллиона евро, и точка. Да, жаль… Ты действительно не хочешь прокрутить деньги? Сколько дней у нас в запасе?

– Пять. Нет, Нонна, нет!

– За пять дней я смогла бы наварить с пятисот тысяч… – Нонна прищурилась, подсчитывая в уме потенциальный барыш.

– Даже не говори об этом! Я обязана вернуть деньги как можно быстрее. Пока не включили счетчик.

– Да, счетчик – это серьезно.

– И мы сумеем вычислить этого Андрея, слышишь, сумеем!

– Мне нравится твой оптимизм. Ну, как знаешь. Нет так нет. Тебе виднее. Хорошо, давай забудем о том, как шикарно мы могли бы обогатиться за эти пять дней. И начнем искать крестного отца местной мафии по имени Андрей…

Не важно, зарегистрирован официально ваш брак или он называется гражданским, свекровь вам полагается в любом случае. Лана Александровна стала для меня замечательным бонусом к знакомству с Никитой. Теперь эта удивительная женщина украшает мою жизнь и дарит массу приятных моментов. Слава богу, наши с ней квартиры находятся в достаточном удалении друг от друга, и я избавлена от счастья ежедневно внимать тонким замечаниям Ланы Александровны.

– А это наша очаровательная Юля, – представляет меня свекровь своим подругам. – Высокопрофессиональный журналист с ярким, самобытным стилем. Работает в одном из этих многочисленных рекламных журнальчиков… Ну, вы, наверное, не знаете, ими забиты все киоски… Мы с сыном обожаем Юлю. Она прелестна, правда? Сегодня, конечно, немного не в тонусе… Только не подумайте, этот серый цвет лица вовсе не от сигарет или избытка алкоголя – что вы! Просто она наверняка опять всю ночь провела перед монитором, да, Юля? Ах, милая, ну сколько раз я тебе говорила – ты слишком много работаешь! Она такая трудолюбивая. Кстати, Юленька, ты до сих пор не помыла окна?!

Окна!

При мысли об окнах меня прошиб холодный пот. Именно сегодня (когда я и так издергана до предела!) свекровь обещала нагрянуть с инспекцией. Вернее, заглянуть на чашку чая. А о немытых окнах она деликатно намекала мне еще в середине апреля.

Как же я забыла!

И об окнах, и о визите свекрови…

Еще бы, как не забыть! Тут такие события. Трагическая гибель депутата, поручение, кейс, набитый деньгами…

Я обернулась и посмотрела на черный чемоданчик. Он лежал на диване и молчаливо голосил об опасности, нависшей над семьей депутата Воскресенского, и о моей бестолковости. Мало того что не расслышала фамилию адресата, так еще и код забыла. Не долбить же кейс молотком, как того требовала Нонна. Вдруг чемодан снабжен хитрой системой уничтожения внутренностей? И при несанкционированной попытке вскрытия деньги зальет чернилами или прожарит до угольков электрическим разрядом?

С диким сожалением я оторвалась от компьютера – искала в Интернете информацию о человеке, владеющем нашим городом. Ведь Воскресенский сказал мне: этот мужик контролирует буквально все.

Кому чемодан-то нести?

Мэра города, к сожалению, звали не Андреем. Иначе вопрос решался бы элементарно. Я проникла бы в кабинет градоначальника и бухнула перед ним на стол увесистый кейс – берите, пользуйтесь. С пламенным приветом от вашего должника Антона Воскресенского. Пардон, забыла код. Но вы уж как-нибудь сами. Привлеките дешифровальщиков. С вашими-то возможностями…

Но нет. Родителям нашего мэра почему-то приспичило назвать сына другим именем. Чем им не угодило имя Андрей?! Чудесное имя, между прочим! Мужественное, весомое и сексуальное. Самое лучшее после Никиты.

Однако… Если я сейчас же не вымою окна, пол и кафель на кухне, не уберу в шкаф разбросанные по комнате вещи, не залью «Доместосом» унитаз и не сгоняю в магазин за чаем и тортом, тогда вечером меня ждет расправа. И будет она пострашнее той, что уготована семье Воскресенского (если не вернуть кейс). Ланочка утвердится в своем давнем подозрении: ее сын выбрал в подруги отвратительную грязнулю. Ужас! Ужас!

Я бодро взялась наводить порядок. А что еще оставалось?

…Первый этап уборки всегда отличается усугублением бардака – все выдвигается, вынимается, ставится на дыбы, разбрасывается и проливается мимо. С этим я справилась блестяще.

Так. Теперь окна.

С тех пор как мы поставили стеклопакеты, я думаю о мытье окон с содроганием. Одна створка не открывается. И надо всем корпусом вылазить на улицу, балансировать на подоконнике, висеть над пропастью, чтобы дотянуться до верхнего внешнего угла. А так как я не обладаю навыками и сноровкой альпиниста или строителя-высотника, то мне очень страшно. Не слишком ли много впечатлений за последние двое суток?

Две отличные идеи посетили мой вялый мозг практически одновременно.

1. Я решила перед мытьем окон соорудить на лице макияж. Уж если грохнусь, то буду лежать на асфальте красивая и романтичная. С перламутром на губах.

2. А не привязать ли себя веревкой к батарее?

Вторая мысль понравилась. Если я крепко-накрепко обмотаюсь веревкой, риск вывалиться из окна будет сведен почти к нулю.

Великолепно!

Я умница!

Минут двадцать ушло на поиски подходящего снаряжения… Когда в компактном бунгало уживаются деспотичный мужчина-аккуратист и кроткая девица (это я о себе), вольно трактующая понятие «порядок», то расположение вещей в квартире подчиняется особой логике. Все предметы, одобренные Никитой, стоят на виду – до оскомины ровно и перпендикулярно. А вещи, безжалостно списанные мужем в утиль, я ловко прячу по шкафам и антресолям.

Крестьянину все в хозяйстве пригодится!

Не сейчас, так лет через двадцать.

В конце концов был найден моток скользкого синтетического шнура ярко-синего цвета. Некоторое время я заторможенно переводила взгляд с мутных окон на шнур и обратно. И с усилием гнала от себя мысль № 3: а не проще ли сразу повеситься?

Нет, ну серьезно… Столько всего навалилось на хрупкую женщину! Страшное видение – хрипящий на ковре Воскресенский – весь день не отпускает меня. Проклятый кейс нервирует – я не знаю, кому его отдать! Код забыт. Окна не мыты. В доме бардак. А свекровь вот-вот постучится в дверь.

Да проще удавиться!

И все проблемы решены. По крайней мере – для меня.

Но жизнелюбие, естественно, одержало победу. Жить все-таки очень приятно. Несмотря на любые проблемы… И я принялась мастерить страховочный блок из синего шнура на своей талии. Как выяснилось, это тоже являлось проблемой – надежный крепкий узел никак не получался. Синтетическая веревка скользила и выкручивалась.

Но я же умная. Я направилась обратно к компьютеру и в два счета нашла сайт, обучающий всех желающих вязать морские узлы.

Вот это дело!

Распечатав шпаргалку, я вернулась к окну и быстро, ловко, с блеском связала свой первый в жизни морской узел – намотав шнур на батарею.

Великолепно!

Одаренная личность успешна в любых вопросах (это я опять о себе).

Взяв свободный конец шнура, я так же ловко смастерила второй узел – теперь у себя на талии. К счастью, моя талия все еще легко различима на теле. Не то что у некоторых…

Ну вот. Задача выполнена. Минут пять я любовалась плодами своей сообразительности. Синяя веревка крепко-накрепко затянулась на трубе батареи, а также и на моей изящной талии. Узлы прочны и надежны. Теперь можно приниматься за работу – страховка не позволит свалиться наружу.

Я попыталась освободиться и отправиться за ведром, но морской узел, связанный со старательностью юнги, не поддавался. Второй – тоже. Несколько мгновений я тупо дергала их поочередно – бесполезно! Бесполезно! Узлы не развязывались…

Внезапно меня пронзило насквозь электрической стрелой ужаса – кошмарная ситуация, заботливо подготовленная моими собственными руками, обрисовалась четко и устрашающе. Я была привязана к батарее веревкой, позволяющей отойти от подоконника всего лишь на метр!

Нет, шнур, конечно, был гораздо длиннее. Но так как я собиралась использовать его в качестве страховки, то для вязки морских узлов использовала только крайние полтора метра. И теперь не могла дотянуться ни до ножниц, ни до мобильного телефона, ни до компьютера.

Я дергалась, как рыба на леске, изворачивалась, пыталась стащить петлю через бедра – безрезультатно! Ломала об узлы ногти, грызла зубами, натягивала веревку и пыталась перепилить ее краем подоконника – тщетно! В конце концов из глаз хлынули слезы бессилия.

Что же я за дура такая?!

Почему все время влипаю в ситуации?!

Порыдав, пошмыгав и утеревшись рукавом футболки, я пришла к заключению, что существует три возможных выхода. Целых три, но ни один из них не представлялся оптимальным.

1. Дождаться прихода Ланочки и, перекрикиваясь через запертую входную дверь, объяснить ей, в каком положении я оказалась. Но уж лучше сдохнуть, чем принять подобный вариант!

2. Открыть окно и звать на помощь прохожих. Но вряд ли кто-то обратит на меня внимание.

3. Никому не признаваться в собственной глупости, а тихо сидеть у батареи до приезда Никиты. В принципе осталось немного, всего каких-то две-три недели. Я даже не успею мумифицироваться.

Первый вариант был болезненным для моего самолюбия, третий – для организма. Поэтому я остановилась на втором, распахнула окно и тут же – какое счастье! – увидела внизу Еву.

– Ева! – заорала я изо всех сил. – Ева!

Соседка (и постоянный эксплуататор) повертела головой в недоумении, но все же в конце концов догадалась посмотреть вверх. Она приветливо помахала мне рукой и постучала пальцем по часам – мол, спешу.

– Ева, стой! Не уходи! – завыла я что есть мочи.

Польская панночка замерла. Потом достала из сумочки телефон и показала мне жестами, чтобы я не орала – все равно ничего не слышно, – а позвонила ей.

– Ева, помоги мне! Не уходи! Найди Нонну Кратову, у нее офис тут недалеко, возьми у нее ключи от моей квартиры! Пожалуйста! Умоляю!

Проорав эту тираду, я почувствовала першение в горле. Я же не американский сержант и не оперная дива! Мои голосовые связки привыкли к более нежному использованию.

– Ева, я не могу позвонить тебе на сотовый, я не дотянусь до телефона! Я здесь застряла! Пожалуйста, найди Нонну Кратову, помнишь, я тебе рассказывала о ней!

Ева удрученно покачала головой, указала на ухо – «ничего не слышу» – и направилась обратно к подъезду. Через минуту она уже таранила мою дверь, удивляясь, почему же это я не тороплюсь ей открыть.

– Ева! – крикнула я. – Я застряла у окна!

– Как это?! – крикнула через дверь Ева.

– Да так! Пожалуйста, найди Нонну Кратову. У нее офис через дорогу! Видела вывеску «Вернхаус»? Спаси меня, Ева! Пусть Нонна придет и откроет дверь! У нее есть запасные ключи! Я тут к батарее привязалась!!!

Соседка некоторое время потрясенно молчала. Видимо, прикидывала, как взрослая женщина в (предположительно) здравом уме могла собственноручно привязаться к батарее. Нет, ну ладно бы я была в квартире не одна, а с Никитой. Тогда странная затея выглядела бы вполне пристойно – не грех оказаться привязанной к батарее в процессе сексуальных развлечений, с кем не бывает. Но так… В одиночестве…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25