Наталия Федюшина.

Восходящее солнце Астерии. Мондрад



скачать книгу бесплатно

– Тогда найди мне палача, ? прорычала я, срываясь на крик. ? Или он тоже не возьмется за мою шею?

– Пока на тебе Звентибальд, нет. Но думаю, насчет языка можно будет вполне договориться, ? холодно ответил Дрого и жестко схватил за предплечье. От его грубых рук буря, что бушевала в душе, готова была поразить воина молнией между глаз, но вместо этого я просто попыталась освободиться. Попытка не удалась, а пальцы воина до боли сжались, оставляя следы на коже предплечья.

– Отпусти меня, варвар! Или хочешь, чтобы я исцарапала тебе лицо!

– Кейт, твои когти лишь добавят шрамы в обширную коллекцию на моем теле, ? сухо ответил Дрого и потянул меня к трапу.

– Я ненавижу тебя! Как только удастся избавиться от Звентибальда, ты будешь первым, кого я живьем спалю в адском пламени!

– Можешь говорить, что хочешь, но здесь твои слова лишь пустой звук, а тело оболочка. Добро пожаловать в Мондрад, Кейт! ? сказал Дрого, чем еще сильнее укоренил мою ненависть к этому жестокому и ненавистному месту.

***

Экипаж медленно катился по мостовой среди просторных улиц Мондрада. Он готов был расколоться надвое из-за тишины и колкой недосказанности. Она витала в воздухе и душила словно удавкой. Я ехала, уткнувшись взглядом в пол, не желая лицезреть каменные лица сопровождающих меня людей. Огонь из преисподней кипел внутри равносильно злости, но волею судьбы он должен был подчиняться не владельцу, а совершенно иному человеку. Видения будущего до сих пор молчали, хотя толку от них и до этого было мало. Чтобы они не предсказывали ранее, мне все-таки удавалось изменить судьбу. Астерия спасена от власти Арауна, но над ней нависла новая угроза. Меня хотели сделать палачом страны, которую я не любила, тем не менее переживала за ее жителей. Сложно было объяснить откуда взялось чувство ответственности за души незнакомцев. Наверно после того дня, когда королева Елена короновала венком. Именно в Бельтейн я почувствовала незримую связь с предками, о которых никогда не знала. Принадлежность к королевской семье стала сюрпризом. Не сказать, что приятным, но все же нельзя было отрицать наличие долга и вины за ошибки трех львов. Одним из них оказалась моя бабушка. Неожиданный поворот для сироты, которая часто спала в лесной чаще.

– Какая ирония ? спасти королевство от Арауна, чтобы потом лично его разрушить, ? раздался мой шепот с истерической ноткой в голосе.

– Ты что-то сказала, Кейт? ? переспросил Хаким.

– Говорю, что я все равно сбегу рано или поздно.

– Как гласит мудрость моего народа: если нельзя достигнуть всего не следует отказываться от его части.

– И чем же мне предложишь наслаждаться? Кандалами на шее, обществом тюремщиков или страной, которая желает разрушить мой дом?

– Верно, выбор не велик, ? согласился Хаким. ? Но можно начать с прекрасных красот за окном экипажа.

Я невольно посмотрела туда, куда указала его рука и не смогла сдержать удивления, увидев Золотой берег во всей его красе.

Еще на причале мой взгляд заметил богатство архитектуры чужой для меня страны, но чем глубже мы продвигались в застроенный город, тем ярче становились краски и блеск золота, что украшало дома его жителей.

Из моей памяти еще не стерлись воспоминания первого приезда в Норинбург ? столицу Астерии. Величие красоты и безжизненные взгляды ? прекрасное сочетание для умирающей страны. Но если Норинбург можно было сравнить со старушкой, чья молодость увяла, а гордый угловатый стан не позволил склониться и показать свою беспомощность. То Золотой берег показался молодой девой, которая только расцвела, словно бутон дивной розы.

Белоснежные фасады украшенные черным кирпичом и мраморными статуями сверкали на солнце, будто драгоценные камни, рассыпанные на алом бархате. Они были достойны самого короля. Поздняя осень никак не испортила изящества домов. Она лишь подчеркнула их разноцветными красками высаженных вдоль дороги цветов и деревьев. Я видела, как гуляли пары, слышала их звонкий смех и не могла поверить, что все это происходит на самом деле. Пока в Астерии люди умирали от голода и нищеты, земли Мондрада процветали во всем своем великолепии.

Дорога, по которой мы ехали, протекала плавно словно ручей. Она поднималась все выше и выше, блуждая среди воздвигнутых сооружений ? великанов. Я и не заметила, как декорации за окном сменились, когда мы въехали в удивительный двор с фонтаном прямо в центре. Женский облик с младенцем на руках нежно возвышался над его прозрачными водами. Мать будто следила за нашим экипажем, пока он полностью не остановился перед ступеньками дворца.

Как и предполагалось, первым вышел Дрого. Он нетерпеливо ждал у открытой двери, даже не думая, помочь мне выйти. Увидев вопросительный взгляд Хакима, воин чертыхнулся, но ответил:

– Тюремщики лишь ломают ребра, чтобы подгонять пленника идти.

– Обойдусь без вашей помощи, ? буркнула я и, спустившись на первую ступеньку, тут же застыла. Замок передо мной затмевал собой солнце, благоухая разноцветьем, скрывающих его стены цветов. Это был мой новый дом, моя тюрьма. Мондрад собирался стать красивой клеткой для самого опасного астерийского зверя с безудержным пламенем, пылающим в душе.

***

– Капитан Дрого вернулся, мой король, и настаивает, чтобы Вы его немедленно приняли, ? сказал страж тронного зала, склонив голову перед монархом.

– Пусть войдет, ? раздался ответ. ? Надеюсь, он приплыл не с пустыми руками.

Голова рыцаря еще раз склонилась в утвердительном поклоне, после чего он выпрямился и направился к двери. Звон стальных лат и звеньев кольчуги пронесся по комнате в такт его тяжелых удаляющихся шагов. Не успел страж выполнить приказ, как раздался громкий треск и дверь с грохотом распахнулась. Дрого стоял на пороге, сжав свои пальцы чуть выше моего локтя. Решительный взгляд воина пылал, но дыхание было удивительно ровным, когда, не дождавшись приглашения, он потянул меня в центр зала.

Золотые драконы на черных гобеленах качнулись под потолком от ворвавшегося потока свежего воздуха. Они будто вели нас к своему железному предводителю, крылья которого изгибались и держали на себе руки монарха, гордо восседающего на троне в виде дракона. Мужчина был одет в черное одеяние расшитое золотой нитью с белым жемчугом, рассыпанным по материи словно звезды в ночном небе. Светлая линия его бровей сошлась на переносице, но, увидев на моей шее Звентибальд, монарх сменил гнев на милость и расплылся в победоносной улыбке.

– Приказ выполнен, Ваше Величество. Вот та, которую вы искали, ? произнес Дрого и грубо толкнул меня вперед.

Запутавшись в подоле платья, я не удержалась и упала на одно колено. Кошачий взгляд сверкнул и ярость, словно молния, толкнула на действия. Дрого лишь краем глаза заметил, как я бросилась на короля, и его рука тут же потянулась к мечу за спиной. Не успел он вынуть его из ножен, как мои когти затмили собой блеск короны и повисли в воздухе всего в дюйме от нее. Король не сказал ни слова. Он лишь приподнял правую руку, на которой сиял причудливый перстень, и невидимая сила сковала меня будто цепями, не позволяя даже двинуться или вымолвить слово. Я чувствовала, как теряю контроль над собственным телом. Оно мне не принадлежало. Больше нет.

Губы монарха изогнулись в кривой ухмылке, когда, увидев недоумение в моих глазах, он громко произнес:

– Убери руку, Кейт.

И я убрала.

– Погладь себя по щеке.

Я и это сделала.

– Зажги все свечи в этом зале, ? снова приказал король, и все они вспыхнули ярким пламенем, заставив Дрого вздрогнуть от неожиданности. ? Зажги огонь в своих ладонях, ? еле слышно добавил король и, не веря своим глазам, я посмотрела на пламя, игриво касающееся моих длинных пальцев.

Мысли закружились в голове огоньками, каждый из которых был ярче предыдущего. Я вспомнила свой горящий дом и мольбы родителей, вспомнила Чаннинга и его улыбающийся взгляд. Все это осталось далеко за горизонтом, как только я покинула земли Астерии. Зажженное Арауном пламя в душе было единственное родное, что не бросило в чужом город. Меня лишили и этого, лишь раз щелкнув пальцами.

Я была словно загнанный зверь в капкане отчаяния, чувствуя страх каждой клеточкой кожи. Мне и раньше доводилось испытывать это жалкое чувство, но тогда у меня был выбор, а сейчас… Сейчас я стала никем. Марионеткой. Пустышкой. Красивая оболочка для огня принадлежащего королю. Мне хотелось избавиться от пламени, выдрать его с корнем, но оно въелось в кровь и растеклось по венам. Адский огонь стал моей сущностью, а не отдельной частью сознания. Когда мне стало понятно насколько неразрывна эта связь, я ужаснулась от того на что способна и как далеко может зайти человек имеющий безграничную власть над моей новой силой.

– Великолепно! ? воскликнул король.

Он встал с трона и подошел ко мне. Его теплые пальцы крепко сжали замерзшую от страха ладонь, после чего он добавил:

– Теперь я смогу создать новый мир. Без войн и насилия. И ты, Кейт, мне в этом поможешь.

– А если я откажусь? ? слетел вопрос с моих мертвенно-бледных губ.

– Не сможешь, ? спокойно ответил он. ? Ты сама видела силу перстня, и потом, разве тебе никогда не хотелось стать частью истории? О тебе будут слагать легенды…

– Владычица огня, что разрушила миллионы жизней, дабы тиран взошел на свой чертов трон, ? закончила я за него. ? Думаете, о такой славе я всю жизнь мечтала?!

– Нельзя построить, не разрушив.

– Вы не Бог! А я не палач!

– Мы все приходим в этот мир не зная кем нам суждено быть, но ты рождена в огне Беля. Пламя выбрало тебя задолго до твоего появления на этот свет, так не дай ему угаснуть, не выполнив предначертанное.

– Я не верю, что сила мне дана для того, чтобы вы поработили земли Астерии.

– Это твое право, Кейт, ? сказал король. ? Но как бы там ни было, ты здесь в моем королевстве и подчиняешься моей воле. Тебе не удастся покинуть замок, пока я не велю, а Дрого проследит за тем, чтобы мой приказ был исполнен.

– Что? ? резко воскликнул воин, не веря своим ушам. ? Я капитан армии, а не нянька для взбалмошных девчонок.

– И только тебе я могу доверить столь редкий экземпляр и свою самую большую драгоценность, не правда ли?

Лицо воина перекосилось от злости. Его взгляд метался между королем и мной, выражая лишь непонимание о том, кого из нас он ненавидит больше.

– Почему бы вам просто не приказать ей всегда следовать за вами, ? наконец нашел, что ответить Дрого, но король лишь покачал головой прежде чем произнести:

– В моих делах уже давно не фигурировали женщины, и тень с милым личиком, что ходит за мной по пятам, никак не прельстит мое королевское самолюбие. Решено. За Кейт присмотришь ты. И помни она не пленница, а наша гостья, так что будь к ней ласковей, а не так как всегда.

Видимо король увидел, что злость Дрого направленная на меня взаимна, и добавил:

– Приказ не обсуждается! Можете идти!

– Как прикажет, король Вольдемар, ? сухо ответил воин и как обычно, схватив меня под локоть, повел обратно к распахнутым дверям.

В ответ монарх лишь усмехнулся. Ему часто доводилось слышать свое имя из уст капитана и всегда это означало лишь неодобрение с его стороны. Верность и сила Дрого была непоколебима, именно эти качества король ценил в нем, закрывая глаза на излишнюю вспыльчивость и грубость манер. Дрого был ему как сын, которым боги его обделили, и чем больше тот смотрел на воина и Кейт, тем ярче становился безумный план, зарождающийся в его темной душе.

– Если не получиться, то мои планы не изменяться, ? произнес король, как только дверь в тронный зал закрылась. ? Но если все выгорит, то мы втроем перепишем историю, а вы мои дорогие создадите союз, который на века сохранит созданный мной мир.

Глава 4. Море и пушечный залп


Чаннинг лежал неподвижно, слушая оглушительный стук своего сердца. Он чувствовал, как вокруг сгущалась тьма и убаюкивала его будто колыбель матери, которая держала Чаннинга в своих руках как младенца.

Временами свет озарял видения и играл бликами воспоминаний. Утерянная жена, круглолицый ребенок, страшный обряд и сияние луны ? прошлое будто бусины на низывалось на нить его жизни и омрачало и без того беспросветные мысли. Жизнь Чаннинга была разрушена и лишь опьяняющий вкус мести грел его по ночам. Это был извилистый путь отчаяния и мрака; дорога по осколкам зеркал его разбитой души. Как вдруг он вспомнил Кейт. Девушка словно луч солнца заиграла на осколках жизни ярким светом. Она пронзила их насквозь и собрала во что-то новое и целостное. Чаннинг почувствовал, как внутри все оборвалось. Он больше не желал жить во мраке, а всеми фибрами души тянулся к манящему теплу Кейт. Он целовал ее призрачные руки, касался плеч и вдыхал аромат полевых цветов. Воспоминание словно сорвало засохшую корку с раны на сердце. Чаннинг чувствовал себя виноватым за то, что не помог Кейт, не спас от наемников, а молчаливо наблюдал как ее забирают на корабль с названием «Адаманта».

Он видел тьму в глазах девушки, когда она впервые переступила порог дома миссис Помсли. Но именно эта тьма помогла ему столкнуться со своими личными демонами, слиться с ними воедино и полностью рассеять. Кейт будто знала каждый уголок в беспросветной тьме сердца Чаннинга и стала для него проводником, выведя на манящий свет. Мир вокруг него не изменился, но дышать при этом стало гораздо легче. Плач и крики людей окружали со всех сторон, но Кейт была единственной, кто дала ему силы бороться с этим, не смотря ни на что.

Чаннинг мог поклясться, что тени прошлых сражений до сих пор преследовали его в кошмарах. С каждой секундой они становились все громче, а звук скрещенной стали все звонче. Залп корабельной пушки эхом пронесся в сознании и напомнил торговое судно, что кануло в морскую пучину и больше никогда не пристанет к берегу.

Вдруг тьма пошатнулась, и Чаннинг полетел на дно каюты под звук столкнувшейся с чем-то кормы. Звон в его ушах был явно настоящий. Не теряя ни секунды, Чаннинг открыл глаза. До него не сразу дошло, где он находится. Вокруг было мрачно и жутко пахло серой. Чаннинг попытался встать, но боль в виске заставила остановиться. Рука рефлекторно дернулась к колкому источнику и наткнулась на тугую повязку. Такую же как и на груди.

Пушечный залп снова рассек воздух и полностью вернул сознание Чаннинга в реальность. Оказалось крики людей ему не приснились, и шум битвы был гораздо ближе, чем его мрачное прошлое. Голова раскалывалась надвое, будто ею долго били о чугун, чей звон до сих пор гремел в ушах.

Он снова попытался подняться на ноги, но очередной толчок кормы заставил пошатнуться. Крики с верхней палубы были похожи на сплошной гул, который не позволял разобрать ни слова. Еле держась на ногах, Чаннинг сделал шаг. Затем еще один. Всего минута и дверь уже была на расстоянии вытянутой руки. Он дернул за ручку и вместо ожидаемого коридора увидел лишь густой туман, который быстро заполнил собой каюту.

– Сейчас бы мне не помешал острый нюх и хоть капелька везения, ? буркнул Чаннинг себе под нос, прежде чем ступить в стену из серого дыма. Ему тяжело давался каждый шаг, но боль была терпимой. С каждым разом ноги переставлялись увереннее, а походка ровнее. Чаннинг старался держаться как можно ближе к стене. Крики становились громче, а запах крови сильнее. До верхней палубы оставалось совсем немного. Чаннинг сделал еще пару шагов и вышел на дневной свет.

– Поднажмите! Еще немного и они наши! ? раздался знакомый голос откуда-то сверху.

Чаннинг не успел повернуть голову, как Долговязый Бен пролетел прямо перед носом и с помощью морской кошки прицепился к грот-мачте другого корабля. Верхняя палуба загудела под ногами Чаннинга. Остальные пираты бросились вслед за квартирмейстером, дабы захватить торговое судно, еле качающееся на волнах. Они будто голодные крысы ринулись по мостикам, снося все живое, что было у них на пути. Чаннинг с замиранием сердца наблюдал, как матросы пытались сдержать неминуемую гибель. Она налетела на их корабль черной тучей под грохот пушек и звона заточенного металла. Воспоминание выстрелило словно вспышка. Оно напомнило Чаннингу, как он был на месте бедных матросов, которые сейчас цеплялись за жизнь как за самое святое, что у них когда-либо было. Они сражались изо всех сил, не понимая, что обречены. Корабль Чаннинга затонул, а жизнь спас тот, кто приложил немало усилий, чтобы захватить торговое судно. Долговязый бен и капитан Клык разрушили единственный шанс найти и спасти Кейт. Чаннинг не собирался так просто мирится с судьбой. Он собирался очередной раз бросить ей вызов и победить.

– Разрази меня гром! Штурман держи курс ровней! Если мы потеряем наш улов, ты лично отправишься за ним в море! ? крикнул капитан, и передал штурвал одноногому пирату с лысиной на голове. Он крепко сжал его, стараясь не дать кораблям разойтись в разные стороны в то время, как Клык вынул саблю и поразил лезвием одного из ни в чем неповинных матросов. Их осталось четверо, которые решили рискнуть и лично разобраться с владельцем треуголки. Пузатый коротышка был не в счет. Он будучи лишь помощником капитана пиратов был первым, кто бросился к воздвигнутым баррикадам и спрятался за бочкой с железным ломом в углу.

Сабля Клыка сверкнула в свете солнца, когда он начал освобождать себе путь. Его движения были слегка угловаты, но полны ярости и желания победить. Чаннинг и сам был не прочь обзавестись оружием. Море преподало ему бесценный урок, что даже если волк лишился клыков, он не имеет право становиться побитой собакой.

Залп корабельной пушки грянул словно гром над бушующим морем, заставив содрогнуться обе кормы. Грот-мачта торгового судна, которая держала большой парус, не устояла и с треском рухнула перед Чаннингом. К счастью, его не задело, но были те, кому повезло меньше. Двое пиратов прибило на месте, а нога третьего застряла в образовавшейся дыре в верхней палубе.

Недолго думая, Чаннинг ринулся к нему. Его целью была сабля, а не помощь кровожадному пирату. Всего один шаг отделял его от столь желанной стали, как вдруг холодные пальцы словно кандалы сомкнулись на его запястье.

– Помоги мне, ? еле слышно произнес пират. Его слова заглушал вой ветра и шум битвы, что разразилась неподалеку. Чаннинг был не в состоянии сам поднять обломок грот-мачты даже если бы захотел спасти пирата, что явно не входило в план «сбежать с корабля и как можно быстрее».

– Не бросай меня здесь, ? взмолился усач, как только понял, что его застрявшая нога мало интересует Астерийца.

Дыра была незначительной, но сломав пару соседних досок можно было опустить пирата на палубу ниже. Чаннинг с радостью проткнул бы усача насквозь, но что-то больно кольнуло в сердце. Он посмотрел на разразившуюся битву. Перевес был явно не в пользу простых матросов. Можно было убить пирата, но что ему это даст? Ничего, кроме головной боли и прогулке по трапу навстречу акулам. Не было сосмнений, что торговое судно пойдет ко дну так же как и корабль, на котором он покинул Астерию. Взвесив все за и против, Чаннинг предложил план спасения ноги испуганному усачу.

– Ты сломаешь мне ребра! ? воскликнул он в ответ.

– Можешь оставаться здесь и наслаждаться видом, пока очередная деревяшка не сломает тебе шею.

Подумав всего секунду, пират все же кивнул. Чаннинг, не задумываясь, проломил ногой треснувшую доску под усачом. Раздался хруст. Его хватило, чтобы две соседние доски тоже надломились под тяжестью грот-мачты, и она с грохотом обрушились вниз. Пират полетел вслед за ними. Чаннинг вытянул вперед руку, чтобы успеть схватить саблю. Но она, сбалансировав на краю, улетела прочь за своим хозяином.

– Черт, ? выругался Чаннинг, ? Ты там живой?

Последний вопрос был адресован пирату, который не заставил себя долго ждать и ответил:

– Кажется, я был прав! Ты сломал мне ребро!

– Ребро ? не шея! Переживешь как-нибудь, ? ответил Чаннинг, буркнув последнее себе под нос.

Не успел он перевести дух, как свист сабли рассек воздух над его головой и угодил лезвием прямо в живот матросу.

– Не путайся под ногами! ? скомандовал капитан Клык и, не успев увернуться, попал прямо на оружие противника. Один из матросов ранил его в плечо. Рука капитана дрогнула, и сабля улетела в сторону. Чаннинг бросился вслед за ней, на ходу решая, что с ней будет делать дальше. Убить капитана было заманчиво, но одна неучтенная деталь могла стоить его и без того наполненной сюрпризами жизни. Рука Чаннинга крепко сжала рукоять капитанской сабли, а взгляд твердо оценивал ситуацию.

Глаза капитана налились кровью, в то время как пальцы не давали холодному лезвию добраться до сердца. Его дыхание было тяжелым. Клык жадно глотал ртом воздух словно не мог им насытиться. Капитан чувствовал, как ходит по краю, но удача улыбнулась ему, когда Чаннинг приставил лезвие к шее неизвестного матроса.

– Судно наше, господа, кто не желает смерти, бросайте оружие! ? раздался голос квартирмейстера, знаменуя собой полную победу.

Матрос, который стоял спиной к Чаннингу бросил рукоять сабли и послушно поднял руки вверх. Тот, что стоял рядом, незамедлительно последовал его примеру. Капитан лишь ухмыльнулся и выпрямился, гордо вздернув подбородок. Он вынул из плеча острое лезвие испачканное его кровью и со всей силы врезал рукоятью сабли матросу прямо в нос.

– Это тебе за плечо, ? произнес Клык и сплюнул под ноги. ? Твое счастье, что сегодня мы получили хороший улов. С тобой я разберусь позже, после того, как отпраздную победу бутылочкой хорошего рома.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8