Наталия Амбри.

Розовое платье для нимфы



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Апрель. В утреннем воздухе чувствуется сладкий с ноткой кислинки запах отцветающих кленов, опавшие цветы которых светло-зеленой поземкой тянутся к Дворцу бракосочетания. К переходу, который находится недалеко от здания, спешит девушка среднего роста, темноволосая, с короткой стрижкой, в синем джинсовом костюме и белых кроссовках. Вот она остановилась, ожидая, когда на светофоре появится зеленый свет. Торопливо переходит на противоположную сторону. Затем подходит к стеклянной двери, которая находится между двумя огромными окнами-витринами, где красуются свадебные и вечерние платья салона «Магно-стиль».

Девушка достает из маленького красного рюкзака ключ, открывает дверь, о чем радостно оповещает колокольчик, и выключает сигнализацию. До открытия салона еще пятнадцать минут. Девушка быстро переодевается в деловой костюм. Поправляет на лацкане пиджака бейджик с надписью «Продавец-консультант Анастасия» и надевает туфли на высоком каблуке. Настя бросает взгляд на часы: девять пятьдесят. До открытия осталось десять минут. Девушка включает сначала музыку, затем свет в офисе, в залах: большом и малом. Возвращаясь в офис, смотрит в зеркало, торопливо расчесывает волосы и подкрашивает губы.

На часах уже десять, но посетителей еще нет. Настя ровняет манекены, поправляет на них шляпки, вешает на плечики новые образцы свадебных платьев, расставляет коробки с аксессуарами на витрине. Затем кладет на круглый столик, стоящий посередине большого зала, каталоги с платьями, календари и визитки салона. Наконец, окинув взглядом зал, идет в офис, чтобы позвонить в швейный цех и сделать заказ.

Настя работает в паре с Элей, которая на четыре года старше нее, по образованию юрист. Девушка импульсивная, резкая, но веселая и компанейская. Эля должна прийти к одиннадцати. Еще вчера она договорилась об этом с управляющей, потому что почувствовала себя плохо.

Настя этому не удивилась. Ее подруга вертелась как белка в колесе. Работа в салоне, стирка платьев (Элька брала их домой, и ей платили, как за химчистку), уход за ребенком детсадовского возраста, постоянные ссоры с гражданским мужем и отцом «хомяка», так Эля шутливо называет свою дочь Кристину за полные щеки, – все это постепенно подтачивало ее силы. Элька уже не выдерживала напряжения, она грубила покупателям налево и направо. Любая мелочь раздражала ее. Безусловно, к такому результату и должен был привести стресс, который длился у Эльки уже несколько месяцев. А точкой отсчета следует считать день, когда ее в очередной раз побил неофициальный благоверный…

В тот день Эля опаздывала.

«Хотя бы не позвонило начальство», – волновалась Настя, раскладывая бижутерию на витринах.

Когда подал свой голос дверной колокольчик, Настя облегченно вздохнула: «Пришла». Она выбежала из маленького зала и увидела, как от дверей по направлению к офису решительно идет незнакомая женщина в черных очках.

– Дама! Вы куда?! – попыталась остановить женщину Настя.

Но «дама» даже не обернулась.

Возмущенная наглым поведением посетительницы, девушка влетела в офис.

Такой случай у нее впервые. Может, какая-то ненормальная, а в комнате деньги.

От удивления Настя не могла вымолвить ни слова. Вместо дамы в широком пальто на диване сидела Элька и что-то доставала из огромной хозяйственной сумки, скорей всего, доставшейся ей по наследству от мамы (Элькина мать умерла).

– Эля, это ты?!

– Нужен документ, удостоверяющий мою личность? – вопросом на вопрос раздраженно ответила незнакомка Элькиным голосом и, тяжело вздохнув, сняла очки. – Я, Настюха, я…

Настя всматривалась в лицо подруги, пытаясь понять причину столь яркого, а точнее, вульгарного макияжа. Фиолетовые с блестками тени окружали глаза Эльки, делая ее похожей на лемура. Толстый слой грима покрывал щеки, лоб, нос и подбородок. В довершение всего красным огнем пылали распухшие губы.

– Ты чего, на маскарад собралась? – спросила Настя, стараясь скрыть улыбку.

– Если бы! – грустно бросила Элька, – это я «художества» своего благоверного замаскировала. Все лицо разбил, гад. Еле ноги унесла. Выскочила из квартиры, в чем была и – к отцу. Нашла кое-какие мамины вещи, схватила сумку и бегом на работу. Хорошо, что в шкафу завалялась моя старая косметичка, а очки взяла у отца.

– А как же «хомяк»?

– Урод в садик отведет.

– За что он тебя в этот раз?

– Заикнулась всего лишь о том, что хочу с Кристинкой к сестре в Голландию съездить. Деньги есть. Необходимо только его разрешение на вывоз ребенка заграницу. Короче, начал с ругани, а закончил рукоприкладством. Ты знаешь, у меня руки трясутся, как у пьяницы. Вот так, подруга, смотри и делай выводы.

Настя загорелась помочь своей приятельнице. Она занялась поисками литературы о снятии стресса. Безусловно, Настя понимала, что истинная причина всех бед Эльки кроется в ее распоясавшемся сожителе, но все же попытаться стоит. В одной из книг она наткнулась на какую-то «обезьянью» школу и потихоньку, порциями, начала выдавать информацию. Элька твердо решила следовать советам коллеги. За один из них, предназначенный для не закомплексованных личностей, Эля ухватилась обеими руками, поскольку считала себя именно такой. А суть этого совета была в том, чтобы корчить рожи в метро при переходе с одной станции на другую. Правда, некоторые пассажиры воспринимали ее «тренировки» не вполне адекватно. И однажды самые бдительные из них даже сообщили не менее бдительному стражу порядка о психопатке с ужасным лицом. Короче, Элю повезли в психушку. Конечно же, после этого случая Настя решила прекратить выдачу советов. И когда в метро она увидела объявление «Крокодилья школа против стресса», то с большим сожалением прошла мимо.

* * *

И на следующий день Элька прибежала на работу к одиннадцати часам. На этот раз причиной ее опоздания была сильная головная боль. Приняв таблетки, она опрометью выскочила к очередным покупателям.

Настя же в это время гладила платья в офисе. С приходом весны она почувствовала усталость, и ее голову все чаще и чаще посещали мысли о летнем отпуске.

«Ничего, – думала она, – и этот день пролетит, как все».

Но этому дню не суждено было влиться в череду простых рабочих будней, похожих друг на друга.

Дверной колокольчик оповестил о приходе очередных покупателей. Женский голос, долетевший из зала, показался Насте знакомым.

«Венера! Васька!» – обрадовалась Настя и, поставив утюг на подставку, помчалась в зал.

В коридорчике она столкнулась с Элькой, которая мимоходом ей шепнула:

– Слушай, такого красавца вижу впервые!

– Я помогу! – на ходу бросила Настя и вышла в зал.

За круглым столиком сидела стильно одетая светловолосая девушка и листала каталог свадебных платьев, время от времени обсуждая ту или иную модель с парнем, который стоял рядом с ней, чуть склонив красивую голову с волнистыми русыми волосами.

– Добрый день, – приветливо проговорила Настя и… оторопела, когда парень взглянул на нее.

Какую-то долю секунды она не могла оторвать взгляд от его глаз, которые имели цвет молодой зелени.

«Такого не бывает, – промелькнуло в голове у нее, – с такими глазами просто опасно ходить по улицам!»

– Волькина! Настя! – вдруг крикнула девушка, сидевшая за столом, и с раскрытыми объятиями бросилась к Насте.

– Вась!.. Венера! – мгновенно придя в норму, воскликнула Настя и обвила руками шею одноклассницы, окунувшись в аромат дорогих духов.

В соседнем зале торопливо застучали каблучки.

Настя не поверила своим глазам, когда оттуда вышла Ленка Дорожкина и удивленно уставилась на нее.

– Волькина! Анастейша! А ты, как здесь оказалась, тоже выбираешь свадебное платье?

– Нет, я здесь работаю продавцом-консультантом.

– Ты-ы?! Работаешь?! – воскликнула Лена. – Ты же была круглой отличницей!

– Отличницы тоже иногда работают, – засмеялась Настя, – еще я учусь на заочном в педагогическом университете на третьем курсе. А ты?

– Я – модель. Недавно приехала из Кореи. Выдам Ваську замуж и – в Таиланд по контракту.

– А я только что из Швейцарии, стажируюсь там. Осваиваю ресторанный бизнес, – подключилась к разговору Венера. – Можно сказать, продолжаю семейную традицию. Возможно, открою свой ресторан в Италии. Думаю, это произойдет после свадьбы.

– Здорово! Какая у вас интересная жизнь, – восхитилась Настя.

– Познакомься, мой жених – Нифонт, я его очень люблю и скоро буду его женой, – представила юношу Венера, совершенно не пытаясь скрыть влюбленного взгляда.

– Я думаю, Насте и так понятно твое отношение ко мне, раз мы здесь, – сдержанно улыбнулся юноша и посмотрел на часы. – Надеюсь, дорогая, ты не забыла с какой целью мы пришли в салон?

– Девчонки, а Нифонт прав, мы действительно заболтались, – засуетилась Венера.

– Покажи платья, а я подберу аксессуары, – крикнула Настя напарнице.

Эля провела покупателей в другой зал, а Настя забралась на маленький стул, чтобы снять коробки с перчатками с верхней полки стеллажа.

В это время из зала вышла Лена.

– Слушай, – обратилась к своей бывшей однокласснице Настя, – неужели это тот самый Нифонт, о котором ты мне как-то рассказывала по телефону?

– Он, собственной персоной. Сын партнера отца Венеры по бизнесу. Она, дура, его обожает, боготворит.

– Он действительно похож на Аполлона, – произнесла Настя, не скрывая восхищения. – Впервые вижу такого красивого юношу.

– Я тебя умоляю… – скривилась Лена, – только и того что красавец. Холодный, как лед. Гордый и самовлюбленный тип. Одним словом, Нарцисс. Ох, натерпится с ним Венера, чует мое сердце. Слушай, а я свидетельницей на свадьбе буду, может, и мне платье подберешь?

– Только скажи.

– Господи, Анастейша, как я рада тебя видеть! Прямо плакать хочется, хотя бы на часок возвратиться в беззаботные школьные годы. А всего-то прошло каких-то три года.

– Кто бы плакал! У тебя сейчас интереснейшая жизнь, как в сериалах: модель… показы… контракты…

– Да, брось ты! Как подумаю, что придет время возвращаться в этот гадюшник, рыдать хочется. Ой, кто это у вас там ругается? – спросила Лена, подняв глаза на потолок.

– Это сосед сверху. С утра пораньше хлебнул лишнего, – извиняющимся голосом объяснила Настя.

– Я тебя умоляю… В нашем агентстве это рабочий сленг.

– Не верю.

– Как хочешь.

– Ленка, у тебя, наверное, есть сногсшибательный перспективный план развития?

– Сногсшибательный? Да, есть. Выйти замуж за олигарха или банкира, на худой конец за депутата и родить кучу детей.

– И это все?! – не скрыла своего разочарования Настя.

– Слава богу, все.

– А мы уже выбрали платье, – послышался голос Эли. Она вышла из зала, держа в руках плечики, на которых красовалось воздушное розовое платье с корсетом.

– Здорово! – воскликнула Лена. – А помните, девчонки, как мы на школьный карнавал оделись нимфами?

– Да, помню! – оживилась Настя. – Я и ты были в белых платьях, а Венера в розовом. Мы взяли платья напрокат в свадебном салоне, в котором я тогда подрабатывала.

– А помните, чья это была идея? – гордо подняла голову Лена.

– Твоя, – ответила на вопрос Настя. – Но она возникла у тебя после того, как я сообщила вам, что греки нимфами называли невест.

– Девчонки, этот цвет, я уверена, остался в моем подсознании с того самого карнавала, потому что, как только я увидела это платье, у меня потеплело на душе, – объяснила Венера.

– В таком случае мы его покупаем, – улыбнулся Нифонт. – Мы покупаем розовое платье для нимфы.

– Но какая нимфа может быть без венка?! – подхватила разговор Эля, всегда хорошо осознающая свою роль продавца-консультанта, – Настя неси венок. Выбери сразу фату и перчатки, к этому платью подойдут макси без пальцев и ошейник… ой, простите, колье «Адажио».

– А колье у меня есть, – скромно заметила Венера, – Нифонт подарил.

– Я видела… Божественной красоты и дорогущее, – закатила глаза Лена, чтобы все поняли насколько.

Когда платье и аксессуары были упакованы, Настя торжественно вручила покупку, пожелав счастья будущим молодоженам.

– Нет, ты от нас так просто не отделаешься, – шутливо пригрозила пальчиком с французским маникюром Венера.

– Сейчас я тебе выдам приглашение на свадьбу. Дай мне ручку, я впишу твое имя.

Венера достала из серебристой сумочки пачку открыток, выбрала одну из них и каллиграфическим почерком вписала имя и фамилию Насти.

– Вот так, – улыбнулась она, протягивая подруге приглашение.

– Ну, что ты, мне неудобно, – стала отказываться Настя.

– Нам будет очень приятно видеть вас на нашей свадьбе, – вклинился в разговор Нифонт, пристально посмотрев необыкновенными глазами на девушку.

Настя, как завороженная, смотрела в прекрасные глаза юноши и, в конце концов, не отрывая взгляд от них, еле шевеля языком, ответила: «Хорошо, я приду».

Нифонт, уверенный в своей неотразимости, самодовольно улыбнулся.

Лена от радости даже подпрыгнула.

– Молодец, Анастейша, нам вместе будет веселее.

– Смотри, Волькина, – мило пригрозила пальчиком Венера, – отказы не принимаются, у тебя в запасе три недели.

Глава 2

– Ну, давай, рассказывай, – приказала Элька, как только за покупателями закрылась дверь.

– Что рассказывать? – не сразу поняла Настя, автоматически складывая в стопку каталоги на столике и все еще пребывая под впечатлением встречи со школьными подругами.

– О своих друзьях и как можно подробнее об этом Нифонте. Господи, какой только идиот назвал юношу таким именем?! – изумилась Элька.

– Вот как раз о нем я знаю то же, что и ты, потому что увидела его в первый раз и, если не пойду на свадьбу, то, думаю, и в последний.

– Странно, – недоверчиво произнесла Элька, – ты так на него смотрела! Мне казалось, еще немного – и ты бросишься ему на шею!

– Ты ошиблась, – бросила Настя и, зайдя в офис, плюхнулась на маленький диванчик.

– Может быть, может быть, но ты, дорогая, просто обязана пойти на эту свадьбу, – приказным тоном заявила Эля, усаживаясь в кресло напротив подруги.

– Это еще почему?

– Чтобы потом обо всем рассказать мне.

– Элька, тебе хорошо говорить, а у меня появилась еще одна головная боль. Откуда, по-твоему, я возьму деньги на подарок? Зарплата не скоро.

– Черт! Я бы заняла тебе, да «хомяку» билеты взяла в дельфинарий, за квартиру задолжала за два месяца и няньке платить надо.

– Ладно, как-нибудь выкручусь, – задумчиво проговорила Настя.

– Ну, давай, рассказывай, – торопила Элька, удобнее устраиваясь в кресле.

– С чего начать?… Я, Венера и Лена учились в одной школе с углубленным изучением английского языка. Мы были подругами. Нас называли «четверка с галерки». Четвертой была Зоряна Киселева. Я ее встретила совсем недавно. Она занимается в престижном институте. В каком именно я не запомнила, очень длинное название, но у нее уже есть собственная фирма «Досуг-шоу». Она мне долго рассказывала, очень интересно. Эта фирма может поселить гостей в гостиницах города, организовать оригинальные экскурсии, имеет свой конференц-сервис: прокат автомобилей, арендует залы для презентаций, семинаров. Проводит детские праздники, дни рождения, выездные шоу-кейтеринги под дни рождения, свадьбы, корпоративы… Я всего не запомнила.

– Да, живут же люди! – вздохнула Элька.

Настя улыбнулась.

– Ты чего? – удивилась подруга.

– Вспомнила, как мы с Зорянкой встретились.

Помнишь, когда «хомяк» заболел, ты сидела дома. А я первый раз надела свои новые туфли. На работу еще кое-как дошла, а вот после работы, когда ноги отекли, я еле-еле их надела. Иду по тротуару, а сама думаю, как бы его быстрее до метро доплестись. Уже слезы в глазах хлюпают, вот-вот по щекам побегут. Ну, блин, думаю, не туфли, а «испанские сапожки», вроде что-то подобное было среди орудий пыток испанской инквизиции. Немного пройду – стану, опять пройду – опять стану. Вдруг слышу, кто-то настойчиво сигналит. Думаю, нашелся какой-то самаритянин, пожалел меня, сейчас будет свои услуги предлагать. Сразу решила не поддаваться на провокацию. Иду дальше, даже не оглядываюсь. Боковым зрением вижу, обгоняет меня красный навороченный автомобиль и останавливается впереди. А я как раз стою и отдыхаю. Дверь автомобиля открывается, показываются шикарные ножки, а затем выходит красотка в черных очках. Господи, думаю, слава богу, баба, проблем меньше, ну и дальше чапаю. Поравнялась с клевой дамочкой и дальше бреду, а сзади слышу знакомый голос:

– Волькина, давно тугоухостью страдаешь?!

Я поворачиваю голову и вижу, дамочка снимает очки и строит мне рожицы.

Ты не представляешь, как я обрадовалась. Это была Зорянка. У меня слезы градом, рот до ушей. Вид был, наверное, как у дуры.

– Садись, мать, подвезу, – предложила Зоряна.

Пока ехали домой, рот у нас не закрывался ни на минуту.

– Как твой атом по имени Эдуард? – спросила я подругу.

Зорянка всех своих поклонников называла атомами, себя, разумеется, тоже. Она считала, что двое влюбленных дополняют друг друга и составляют единое целое, словно два атома, из которых образуется одна молекула.

– О, господи, да это было сто лет назад. – Вздохнула Зорянка. – Этот атом уже давно составляет молекулу с другой женщиной.

– Как же это?! – удивилась я, вспомнив сказочное ухаживание Эдуарда за Зорянкой.

– Да, я тогда тоже была очень удивлена. Никогда не думала, что слова «Жду тебя в шестнадцать двадцать» будут для меня роковыми. Я опоздала на пятнадцать минут, а его уже не было. Конечно, я понимаю, у человека бизнес, требующий точности. Он привык жить по расписанию, но, что поделаешь, я-то не привыкла. Тогда я была всего лишь простым консультантом в маленькой фирме. Сейчас, когда у меня свое дело, я где-то могу понять Эдуарда…

– А Венера, что собой представляет Венера? – нетерпеливо спросила Эля. – Слушай, у меня бы не хватило воображения так назвать дочь.

– Это имя придумала Венере мать, большая оригиналка. Кстати, у нее свой салон, я лично о нем услышала случайно. Говорят, довольно популярный в городе. Туда приглашаются художники, писатели, актеры, бизнесмены. Отец Венеры известный ресторатор и меценат. А Венера… Девчонка как девчонка с достоинствами и недостатками. Для родителей она, конечно, совершенное существо – гордость королевства. Голубые глаза, пухлые красные губки. Лицо в ореоле светлых кудряшек. Родители ее лелеют, как оранжерейный цветок. Их родительская любовь порой зашкаливает.

Мне даже смешно, но я должна признаться, что это я научила Ваську ходить по магазинам, убирать за собой после еды и застилать кровать.

– Ты знаешь, ее лицо похоже на лица маленьких ангелочков, которых обычно изображают на целлофановых картинках для пасхальных яиц, – улыбнулась Эля.

– Да, ее лицо очень нежное. Именно это и вводит многих в заблуждение. Но Венера далеко не розовый зайчик. В классе ее уважали за смелость (даже дали прозвище «Васька») и красоту. Все мальчишки класса были тайно в нее влюблены. Она это быстро сообразила и превратила их в своих вассалов, готовых пойти за нее в огонь и в воду. Один из них до сих пор бегает за ней. Его зовут Эмиль – «подруг» Васьки.

Вообще странно в жизни получается, мы любим тех, кто нас не любит и наоборот. Эмиль относился к разряду нелюбимых, вечно страдающих Пьеро, порхающих возле недосягаемой Мальвины. Такой Мальвиной для Эмиля и была Васька, которая, в свою очередь, страдала тогда от неразделенной любви к некоему «холодному», по словам Ленки, Нифонту. Он живет в одном районе с Венерой. А «холодный» он по всем параметрам. По сведениям той же Ленки, парень родился зимой, свысока относится к девушкам, будучи уверенным в своей неотразимости. Ленка говорила, что никогда не замечала в Ваське склонности к мазохизму, но в ее отношении к Нифонту он проявляется на все сто. Ленке, конечно, легко трезво судить о человеке, которого она не любит. А Венеру, мне кажется, я понимаю, ведь Нифонт красив, как Аполлон.

– Да, – вздохнула Эля, – дуры, мы дуры. И Венера дура, что не обращала внимания на школьного друга.

– Жаль Эмиля… Он ходил за ней тенью, – согласилась Настя.

– Слушай, имя у него какое-то иностранное, красиво, конечно.

– Как и у Венерки, тоже мамаша постаралась, натура эксцентричная и взбалмошная. Но, согласись, Элька, звучит красиво: Э-ми-иль, – протянула Настя. – Так вот, об Эмиле. Что же тебе о нем рассказать?… Нерешительный тип, совершенно не живет реальной жизнью. Одним словом, артистическая натура. Играл сначала в школьном театре, а после школы поступил в институт культуры на актерское отделение. Играет параллельно в экспериментальном молодежном театре.

Эмиль всегда стеснялся заботы своей мамочки, которая способна найти его в любом уголке земного шара, чтобы сунуть бутерброды и предложить чего-нибудь горяченького. У Эмиля желудочное заболевание было еще в глубоком детстве, но его мамаша до сих пор считает своим долгом быть постоянно начеку. Интереснейшая женщина. Лицо, правда, непривлекательное, зубы выпирают, глаза навыкате. Единственное ее достояние – это грудь, как у Памелы Андерсон. Удивляюсь, как она ей не мешает, ведь она увлекается йогой, всякими духовными практиками. Любит путешествовать. Побывала в Европе, Индии, Таиланде. Бывало, Венерка затащит меня к Эмилю домой, а у них так приторно эфирными маслами и всякими благовониями пахнет, что больше пяти минут я не выдерживала. В моем альбоме до сих пор хранится фотография, на которой запечатлена я вместе с Венерой, Эмилем и его матерью Раисой Петровной.

– У Эмиля не жизнь, а сказка из «Тысячи и одной ночи», – улыбнулась Элька, – может, у него и папаша какой-нибудь шейх, а?!

– Ну, подруга, такое скажешь!.. Отец с ними не живет, кстати, он не последнее лицо в нашем городе. Это некогда известный актер Эрнест Дымов. С денежками, правда, у него не густо, но их семье хорошо помогает родной брат Раисы. Он, по-моему, где-то в Сибири работает или работал, не помню. Вообще-то, Эмиль совершенно не похож на своего папашу. Парень смуглый, волосы черные, как вороново крыло, высокий, а Дымов, хоть и кареглазый, но с русыми волосами. Наверное, Раиса в свое время что-то схимичила, а сын на самом деле от индуса, с которым она когда-то укатила в Индию. Поговаривают, что Раиса даже заплатила Дымову за то, чтобы оформить с ним фиктивный брак. И все из-за того, чтобы у сыночка была достойная фамилия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2