Наталия Шитова.

Девчонка с изнанки



скачать книгу бесплатно

А мне почему-то было неудобно. И ещё жалко Лали. Без всякой причины, из обыкновенной женской солидарности. Может, она и правда дура. Все мы дуры, куда ж деваться, кто больше, кто меньше. Да и не знаю я, конечно, что тут у них за дела, может, и поделом ей. Но всё равно Лали мне было жалко.

Я собрала со стола всякие мелочи, которые выкладывала на ночь из рюкзака и рассовала их по карманчикам. Вот и все сборы. Переодеться ещё, а то в самолёте, в любом, мне обычно душно и жарко.

Я сняла шерстяной свитер, вытащила из рюкзака тонкую белую водолазку, уже почти натянула её на себя, и тут в комнату ввалился Шокер, тоже, кстати, без всякого стука.

– Упс! Пардон… – Шокер тактично опустил глаза долу.

Я одёрнула водолазку.

– Это твоя маленькая месть за то, что я не постучалась к Лали?

– Нет, это скорее по инерции, моя комната всё же, – Шокер сбивчиво кашлянул, сунул руки в карманы и прислонился плечом к стене. – Это, значит, ты вломилась?

– Не смущайся, мне нет до этого дела… – отмахнулась я. – Видела я задницы и получше. Да и лица поприветливее.

Шокер угрюмо смотрел в пол.

– Да брось, не грузись, – вздохнула я. – Я здесь не с инспекцией нравов. Ладно бы, я что-то новенькое увидала. А так, что в столичном департаменте на поверхности, что в медвежьем углу на изнанке, везде одно и то же: аристократ, девчонка и стол покрепче.

– Ты собралась? – спросил он, когда я договорила.

– Нищему собраться – только подпоясаться, – я кивнула на свой рюкзак.

– Не густо у тебя пожитков.

– Я, что надо, покупаю, а что не надо – выбрасываю. У меня жизнь в разъездах, а много вещей на себе переть – у меня спина не казённая.

Я машинально поддёрнула рукава водолазки, не люблю длинные.

– Эт-то что такое? – Шокер отлепился от стены, шагнул ко мне и схватил за руку.

На моём предплечье всё ещё расплывались довольно заметные жёлто-сиреневые круги.

Я попыталась вырваться, но у Шокера не рука – капкан.

– А ну-ка! – он бесцеремонно потянул вверх нижний край водолазки.

– Отпусти! – возмутилась я, но он задрал мне свитер до подмышек и покрутил меня, осматривая со всех сторон, и только потом отпустил.

– Это что такое? – сурово повторил он свой вопрос, пока я поправляла одежду.

– Ничего! – буркнула я. – А то сам не знаешь!

– Откуда взялось? Как давно?

– Полёт в повреждённом канале. Месяц назад… чуть больше.

Шокер ничего больше не сказал, только долго смотрел на меня, напряжённо хмурясь, потом развернулся и ушёл восвояси.

Я посидела ещё минуту, глядя на рюкзак, но так как никакого полезного занятия у меня больше не было, я встала и вышла из комнаты.

В холле со стола уже было всё собрано, а перестук и звяканье слышались уже из кухни.

Может быть, Лали и собиралась прибираться сама. А, скорее всего, не собиралась и спихнула всё на брата. Кажется, у неё было так принято, чтобы за всё отдувался Скай. Он и хозяйничал в кухне, гремел тарелками и чашками, распихивая их по буфету.

Оглянулся на меня и продолжил своё занятие. Его лицо всё ещё было покрыто красными пятнами.

– Досталось?

– Угу.

– Думаешь, это справедливо?

Скай кивнул.

– По-моему, вздорные какие-то придирки.

– Но я ж командиру нагрубил. Да и приказ нарушил.

– А если приказ идиотский?

– Я солдат.

– Но ты не раб. Если твой командир отдаёт идиотские приказы, ты имеешь право подать прошение о смене группы. Я знаю ваш устав.

– Я тоже знаю устав, – вздохнул Скай. – Я бы, может, и сменил группу. Но Лали не уйдёт, а я её не брошу.

– Ничего себе у вас… дружная общага. Как вам только удаётся преступников ловить?

Скай покосился на меня:

– А это потому что Шокер – гений.

– Да неужели?

– Угу.

– А гениям всё можно?

– Типа того.

– И то, что он с Лали делает, тоже?

Скай пожал плечами:

– Она хочет этого. Ей это нужно… А тебе какое дело?

– Да никакого. Я пришла и ушла. А тебе потом её вытаскивать, когда всему этому конец придёт. Тебе, не кому-то другому! Ты готов? Справишься?

Скай из всех сил захлопнул дверцу буфета, да так, что посуда внутри жалобно зазвенела. Его лицо снова пошло красными пятнами.

– Что же вы такие тупые, мужики? – пробормотала я. – Порода страусиная… Ничего не вижу, ничего не слышу, голову в песок…

– Небо, не слушай её! – Лис ворвался на кухню, облил меня злобным взглядом, взял несчастного Ская за плечи, развернул его и подтолкнул к выходу. – Иди к сестре! Она звала.

Когда Скай ушёл, Лис повернулся ко мне:

– Не лезь, куда тебя не просят! Засланка командорская…

Я засмеялась.

Ничего. Месяц. Какой-то месяц, а если повезёт, то и меньше. И этих приятных ребят я больше не увижу никогда.

Лис наклонился ко мне и положил руки на плечи. Голубоватые глаза уставились на меня с неприязнью.

– Не трогай их, – сказал он холодно. – Не смей. Не позволю.

Вот же чёрт… Если бы меня кто-то так защищал. Или хотя бы пытался…

Я повернулась и пошла прочь из кухни.

– Быстрее собирайтесь! – раздался откуда-то из глубины дома голос Шокера. – Через час мы должны быть в аэропорту.

Глава 7

Я люблю Стокгольм. Это ласковый город. Он всегда принимает тебя так, будто только тебя и ждал. Будто вся его северная красота, дружелюбие, достоинство и покой – для тебя. Ну, по крайней мере, на то время, пока ты у него в гостях.

Нельзя сказать, что Стокгольм целиком построен гатрийцами, но руку к выбору места они приложили. Там такой букет каналов, ведущих на поверхность, что иначе и быть не могло. По шестидесятой параллели северо-запада Европы каналы вообще натыканы частоколом. Не случайно же именно тут столько значимых городов. Не красоты же белых ночей ради их тут в ряд понастроили. Осло, одиннадцатый век. Стокгольм, тринадцатый век. Хельсинки – шестнадцатый. Ну и наш Питер, самый молодой. Так и шли гатрийцы, не торопясь, с запада на восток, нанизывая жемчужины на нитку. Своими силами гатрийцы ничего никогда не делали, но их агенты очень хорошо умели всё доходчиво объяснить, кому надо, что и где требуется построить. Вот с Хельсинки промахнулись поначалу, пришлось потом город перенести немного в сторону. А царь Петр Алексеевич, говорят, упорствовал сильно, не нравились ему приневские болота Ингерманландии. Но всё-таки объяснили ему, где именно рубить окно в Европу. И когда питерские каналы заработали, как полагается, финские решили поставить в резерв, заморозить всё слегка, застопорить, сделать так, чтобы Финляндию вообще все в покое оставили. Даже дедушке Ленину объяснили, почему Финляндии в восемнадцатом надо предоставить независимость. Да и Северная война тридцать девятого-сорокового закончилась так, как она закончилась, тоже не случайно. В общем, много всего интересного и полезного для общего развития узнаёт тот, кто обучается на гатрийских курьерских курсах.

Я за последнюю пару лет выбиралась в Сток очень редко. Но этот город оставляет о себе такую прочную эмоциональную память, что как только ты туда попадаешь, становится неважно, как давно ты там бывал. Город весь твой сразу же, с первой секунды.

Летать туда я не люблю. Да, быстро, да, удобно. Но ничего лучше прибывающего утром парома для приезда в Стокгольм пока не придумали. Хотя, конечно, Шокер был абсолютно прав: терять время на паром бессмысленно. Поэтому нас ждало не утреннее прибытие, а прилёт в аэропорт Арланды во второй половине дня.

Мы добрались на автобусе до конечной остановки у железнодорожного вокзала и спустились в метро. Одна остановка по зелёной ветке – и мы у цели. Конечно, до квартиры в старом городе можно было бы добраться и пешком. Но ребята, похоже, пешком ходить не любили. Я послушно тащилась за ними, надеясь, что у меня ещё будет время спокойно побродить в городе.

Дом семьдесят шесть по улице Престгатан стоит в самом сердце старого города – Гамла-Стана. Мимо него ежедневно водят сотни туристов. На сам дом внимание туристов обычно не распространяется: все глазеют на двор приходской школы церкви Святого Николая и на знаменитую статую мальчика, взбирающегося на коня. Да ещё прямо к статуе выходит одна из самых узких в мире улиц – переулок Мартен-Тротцигс-Гренд, по которой непременно таскают вверх-вниз туристические группы.

Никому и в голову не приходит, что статуя мальчика с конём стоит прямо у дома, в котором веками живут гатрийские агенты. Это не конспиративная квартира – гатрийцы никогда не обставляют своё присутствие на изнанке излишним шлейфом тайны, потому что зачем? Кому надо, тем о них известно, а кому не надо, те всё равно ничего не поймут и ничему не поверят. Этот дом и не отель, скорее общежитие, которое содержат те, кому положено обеспечивать работу специальных гатрийских миссий на изнанке. Простой, малоприметный, очень старый, но ухоженный снаружи дом, выкрашенный в морковный цвет – это одна большая трёхэтажная квартира. Столовая и кухня внизу, шесть небольших спален да плюс ещё в мансарде оборудована просторная удобная комната, для особых визитёров.

Пока мы устраивались в спальнях, пока ждали доставки еды на вынос и ужинали в столовой, наступил вечер. Шокер лично сгрёб и вынес из столовой коробки и пакеты из-под еды, принёс маленький ноутбук и положил на обеденный стол перед собой.

– Итак, давайте обсудим, что и как мы с вами будем делать в ближайшие несколько дней, – сказал он, внимательно посмотрев в лицо каждому из нас. – Наш объект пока здесь, в Стокгольме. Проживает уже несколько недель на одном месте, в тихом спальном районе на окраине. Ни в чём подозрительном властями замечен не был, впрочем, что с них, властей, взять, сами понимаете. Лали удалось довольно плотно к нему прицепиться. Периодически его чип теряется из виду, но после всегда он обнаруживается вновь, поэтому мы его ведём. Но на визуальный контакт мы с ним так и не вышли. Как он сейчас выглядит, мы не знаем. Знаем только, что прошедшей зимой он выглядел вот так…

Шокер открыл крышку ноутбука, подождал, пока проснётся экран, и развернул ноут ко мне:

– Апрель, показываю специально тебе, как новому члену команды.

На экране висела цветная фотография мужчины в стёганом лыжном костюме и вязаной спортивной шапочке. Из-под шапки в разные стороны торчали длинные светлые волосы, а лицо украшала не особо ухоженная бородища и усы, закрывающие губы.

– Да уж, сбрей он всё это, и ни за что вы его не узнаете, – усмехнулась я.

– Именно, – кивнул Шокер. – Я просил здешних ребят поставить камеру, снимающую вход в подъезд по интересующему нас адресу. Они этого не сделали, не знаю уж, по какой причине. Так что знакомиться с бывшим наёмником Тайлером будем сразу лично. Завтра с утра этим и займёмся. Никому из мужчин даже соваться не следует. Тайлер – калач тёртый, наученный жизнью, до своей персоны так просто не допустит… Ты как, Лали, готова поработать на местности?

– Я-то готова, – буркнула она. – Ты только не забудь, что, когда я эту фотографию делала, он меня видел. Он на меня смотрел и улыбался. Он мог меня запомнить.

– Да ты вспомни, как ты прошлой зимой сама выглядела, – вставил Скай. – Тогда и сейчас – две разные женщины.

– Да я что, против? Я просто предупреждаю. Узнает меня и не откроет, а потом смоется, как обычно. Или просто не откроет, из принципа.

Шокер пожал плечами:

– Ну, мне сложно судить о его принципах… Лис, вот ты бы открыл дверь Лали?

– Я? Я бы открыл, – уверенно заявил Лис. – А если бы она ещё одну пуговку расстегнула, я бы даже очень быстро открыл.

– Трепло, – фыркнула Лали.

– Нет, просто я – лицо заинтересованное, по мне судить не надо… И вообще, вот кого надо к Тайлеру подослать! – Лис мотнул головой в мою сторону. – Загнанный в угол мужик, возможно, к женщине-вамп отнесётся с подозрением, а вот ребёнка и не испугается, и не обидит.

– Мысль дельная, не отрицаю, – проговорил Шокер. – Но я не могу использовать стороннего специалиста в нашей оперативной работе. И Лали-то, строго говоря, не должна этим заниматься, но она достаточно опытна, чтобы с этим справиться. А вот подсовывать объекту Апрель мы не можем.

– А что сделать-то надо? – уточнила я.

– Да ничего особенного, – пожал плечами Лис. – Просто добиться того, чтобы объект вышел на близкий контакт. Увидеть его глаза в глаза. Ну, сказать что-нибудь невинное в своё оправдание, извиниться и уйти… Детские шалости, в общем.

– Елисей, давай серьёзнее! – рассердился Шокер. – Были бы детские шалости, не было бы постоянных обломов.

– Ребята, я, конечно, ростом не вышла, и врукопашную биться не умею, но пробурчать пару фраз, извиниться и уйти я смогу. Если уж я сейчас с вами, используйте такую возможность.

Шокер внимательно смотрел на меня.

– По-шведски говоришь? – уточнил он.

– Мне здесь всегда английского хватало.

– Отлично, – Шокер задумчиво постучал ладонью по столешнице. – Тогда немножечко нарушим правила и попробуем воспользоваться тем, что у нас в группе новое, совершенно незасвеченное лицо. Разыграем старый добрый трюк с заглохшей машиной. Подъедем поближе к его дому, мы с парнями выйдем, уберёмся с поля видимости, а ты, Апрель, войдёшь в подъезд, позвонишь в его дверь и, если он вдруг откроет, скажешь, что у тебя на улице заглохла машина, и попросишь номер телефона эвакуатора. Дальше по обстоятельствам. Варианты следующие: он захлопывает дверь – тогда уходишь восвояси. Он даёт тебе номер телефона – говоришь спасибо и тоже удаляешься. Он вдруг возжелает лично посмотреть машину – ведёшь его на улицу, дальше мы с ребятами берём инициативу. Но последний вариант настолько маловероятен, что не стоит его всерьёз рассматривать.

– Хорошо, я поняла.

– Говорить с ним только по-английски! Только! Не хватит слов – добавишь жесты. Ясно?

– Да, ясно, – согласилась я.

– Ну тогда вот что, – подытожил Шокер. – Подъём в четыре. Будильники можете не ставить, я вас разбужу. Завтрак в боевом режиме…

– Ну, как всегда, – проворчал Скай.

Лис молча припечатал его локтем в бок.

Шокер сделал вид, что ничего не слышал и не видел.

– Всем отдыхать! – скомандовал он и ушёл к себе в комнату.

Глава 8

Это был не особо симпатичный малоэтажный спальный район. Жили здесь явно не богачи, но и не люмпены. Всё довольно чисто и опрятно, но как-то скучновато. И в столь ранний час, да ещё в выходной день, на улицах не было ни души.

Шокер остановил машину на перекрёстке.

– А может быть нам… – неуверенно начал Скай. – Сразу разведку боем провести?

Шокер оглянулся к нам на заднее сидение:

– А именно?

– Он откроет, пока слово за слово… Мы с Лисом заходим и…

– Было бы дело на хуторе в степи – да, я бы с тобой согласился, – задумчиво отозвался Шокер. – А здесь, если вдруг хоть что-то пойдёт не так, мы попадём во все новостные ленты Швеции, а может и не только. Нам тут только плясок с местным спецназом не хватает. Нет, спешить нам некуда. Форсировать события не будем… Апрель, ты не передумала?

– С чего бы мне передумывать?

– Тогда вперёд.

– Может, всё-таки жучка?.. – спросил Лис. – На всякий случай. А, Шокер? Хоть послушаем.

– Я думал об этом, – кивнул Шокер. – Нет. Из тех же соображений. Если вдруг что-то пойдёт не так, мы это всё равно узнаем, но если про Тайлера говорят правду, что он не дурак, то жучок он быстро обнаружит, и тогда всё уже гарантированно пойдёт не так.

– Ну так мне идти, или вы ещё не все варианты обсудили?

Шокер повернулся ко мне:

– Иди. Если хорошо помнишь всё, что я тебе говорил.

Я вышла из машины и направилась к подъезду трёхэтажного жилого дома с одинаково застеклёнными пустыми лоджиями. Дверь оказалась заперта на электронный замок с домофоном. Я просто приложила к замку ладонь и постояла так минуты две. Замок беспомощно чирикнул, звякнул и разблокировался.

Несколько ступенек вверх, и я нажала на кнопку звонка квартиры первого этажа. Я была настроена на то, что звонить придётся не один раз. Обитатель квартиры с большой вероятностью сейчас видел сладкий утренний сон.

Но, видимо, тут жил человек, у которого совесть была неспокойна. Мой единственный звонок был услышан. Из-за двери донеслись неторопливые шаги, потом меня, вероятно, некоторое время рассматривали в глазок, и дверь открылась.

Невысокий и крепкий молодой мужчина в серых трениках и чёрной футболке таращил на меня заспанные глаза. На макушке стоял дыбом стриженный светлый ёжик.

– Извините, мистер… – начала я по-английски. – Моя машина…

Тут я вдруг поняла, что слово «заглохла» я и не знала никогда, а слово «сломалась» знала совершенно точно, но вот сейчас оно вылетело из головы, хоть расстреливай.

Мужчина лениво зевнул.

– Моя машина… – снова начала я, шагнув вперёд, но нужное слово не вспоминалось. – Она не едет. Мне нужна ваша помощь… Машина не едет.

Он встряхнул головой и недовольно пробормотал по-английски:

– Я понял. Машина. Не едет. Что ты от меня хочешь?

– Номер… Номер сервиса… или… тех, кто забирает машины с улицы… – как перевести слово «эвакуатор» я тоже никак не могла сообразить. – Нет ли у вас такого номера? Чтобы им позвонить?..

– Сейчас я посмотрю, – буркнул крепыш, рассеянно почесывая коротко стриженный затылок. Но не двинулся с места, уставился на мои кроссовки. – Ты… слушай… или туда, или сюда.

– Что? – не поняла я.

– Говорю, или туда шагай, или сюда!

Я шагнула в квартиру, и мужчина прикрыл дверь.

Он отвернулся от меня, опять зевнул и вдруг с досадой процедил по-русски себе под нос:

– А то встала на пороге… Понаехали, блин.

– Ой… Вы говорите по-русски?!

Мужчина, уже снявший с полки в коридоре какой-то городской справочник, поспешно повернулся в мою сторону:

– Ну, допустим…

– У меня машина заглохла! Вот прямо у вашего дома! Не представляю, что делать. Мне бы до какого-нибудь эвакуатора дозвониться! – затараторила я. – Ведь есть же у них эвакуаторы, да? Не может же не быть, правда?

Мужчина слушал и внимательно смотрел на меня. Вдруг он часто заморгал, а лицо перекосилось.

– Кирюха… – проговорил он неуверенно и судорожно сглотнул. – Ты, что ли?

Я не ответила. Этого человека я не знала.

– Да быть этого не может!.. – фыркнул мужчина и отшвырнул от себя справочник. – Ты как сюда попала?.. Кирюха, блин… И ведь не изменилась даже, – он покачал головой, поднял руки и крепко потёр лицо, оно аж покраснело. – Ну что, совсем не узнаёшь, систер?

– Марек? – пролепетала я.

– Что, не похож?

– Нет.

Я всмотрелась.

Ну да. В самом деле. Марат.

В моей памяти он оставался тощим жилистым парнем с вечно немытой копной длинных белёсых прядей и по-мальчишески узким лицом. Да, он тогда казался мне уже прямо мужиком, но теперь-то я понимаю, что это был всего лишь худосочный пацан.

Сейчас передо мной стоял тридцатилетний плотный коротко стриженный блондин с крепкой шеей и безупречными бицепсами. Физиономия огрубела, скулы стали шире. Поди узнай такого.

– Ну ты и кабан стал, бро, – усмехнулась я.

Марат неловко улыбнулся. И внезапно помрачнел.

– Ты как сюда попала? – повторил он свой вопрос, но уже не растерянно, а убийственно серьёзно.

– Моя машина…

Он прищурился и рявкнул:

– Не вешай мне лапшу!.. К чёртовой матери твою машину, если она вообще существует!.. Ты – ловец?

Я промолчала.

– Я привык жить и каждую минуту ждать вас, – процедил Марек. – Так что я не удивлён. Вот только интересно, кто тот мерзавец, что таких… таких соплячек наживкой делает.

– Мне уже двадцать пять, бро, если ты считать разучился. Я уже сопли вытерла давно.

Он что-то поспешно обдумывал, покусывая губы и не сводя с меня взгляд.

– Нас слышат? – спросил он.

– Нет, вряд ли.

– На что вы надеялись? Что я выйду на улицу покопаться в твоём моторе?

– Как вариант.

Он покачал головой с горькой усмешкой:

– Да ты жива только потому, что ни хрена не изменилась за столько лет. Если бы я тебя не узнал, сейчас ты была бы уже мертва.

– Ты суровый мужик, Тайлер.

Он кивнул, потом сделал несколько шагов к окну, не выпуская меня из вида. Осторожно глянул в щель между полотнищами шторы.

– Это и есть твоя машина, вон там, у перекрёстка?

– Да.

– На ходу? Бензина на сколько хватит?

– Марек, не выйдет.

– Бензина, спрашиваю, сколько?! – снова рявкнул Марат.

– Полбака где-то.

– Неплохо.

– Марек, уйти тебе не дадут.

Он покачал головой:

– Да, как же! Группа ловцов из Питера пёрлась за тридевять земель, чтобы меня пристрелить? Местный снайпер гатрийцам обошёлся бы дешевле.

Он пошёл в мою сторону, и на лице его была такая решимость, что я невольно отступила назад и упёрлась спиной в стеллаж. Марек подошёл вплотную, протянул руку куда-то на полку, потом вдруг резко крутанул меня за плечо, заломил руки назад, и на моих запястьях защёлкнулись наручники.

Я дёрнулась.

– Спокойно, систер! Не рвись, а то ненароком больно сделаю.

Марек деловито облапал меня, вытащил мой мобильник и отложил его подальше на тумбочку.

– Значит, так! Стой, помалкивай и не мешай мне, – сказал он со вздохом. – Если будешь умницей, и, если нам повезёт, останемся при своих.

Он метнулся в соседнюю комнату, дверь не закрыл. Поглядывая на меня, он стянул штаны, влез в тёртые джинсы, надел и застегнул наглухо короткую кожаную куртку, вынул из большой спортивной сумки какой-то пистолет и сунул себе назад за ремень. Похватал по сторонам ещё какие-то мелочи и рассовал по карманам.

– Кто командует группой? – спросил Марек, выходя из комнаты ко мне.

Я промолчала.

– Абы кого по мою душу точно не пошлют, – уверенно сказал он. – Так кто тот крутой профи?

– Шокер.

Марат со значением поднял брови.

– Я польщён, – серьезно кивнул он.

Подойдя ко мне, Марек ещё раз быстро обыскал меня:

– Ключи-то где?

– У меня их нет. Не я вела.

Марат тяжело вздохнул, взял с тумбочки мой телефон, открыл список контактов, нажал вызов:

– Привет, Шокер!..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18