Наталия Шитова.

Девчонка с изнанки



скачать книгу бесплатно

Затем Шокер ткнул в верзилу:

– Это Скай, брат Лали… Скай, перестань жрать, я тебя умоляю…

Скай покраснел, хотел спрятать недоеденный бутерброд за спину, но потом передумал и поспешно запихал его в рот.

– Это Елисей, – представил Шокер блондина. – Скай и Лис – наши силы быстрого реагирования, это их основная задача. Скай может поработать курьером при необходимости. Лис отлично разбирается в технике. Но в принципе у нас почти полная взаимозаменяемость, группа автономна… У нас был постоянный проводник. К сожалению, теперь его нет, поэтому… – Шокер повысил голос, обращаясь к своим. – … поэтому высокое начальство прислало нам временного проводника для завершения операции. Знакомьтесь – Апрель!

– Вау! – сказал молчавший до этого Лис.

Жующий Скай просто вытаращил глазищи. Его сестра тряхнула головой, снова опустив забрало.

– Да, – согласился Шокер. – Неожиданно. Но это всего лишь показывает, как курьер-командор Йан ценит нашу с вами скромную работу. Поэтому у меня просьба: ведём себя адекватно, не забываем, что прикомандированный проводник – это в сущности гражданский специалист, а не солдат, и он не обязан обладать навыками профессионального ловца.

– А никто и не возражает, – сказал Скай, проглотив, наконец, свой бутерброд. – Мы вообще адекватные.

– Когда спим зубами к стенке, – подхватил Лис.

– Мне вот что интересно, – подала голос Лали из-за своей занавески. – Куда мы её поселим?

Голос девушки звучал с заметным, но очень мягким гатрийским акцентом.

– У тебя же в комнате есть кушетка свободная… – начал Шокер.

– У меня в комнате, – немного сварливо отозвалась Лали. – В первую очередь стоят серверы и роутер. Такого сильного проводника лучше держать подальше от аппаратуры.

– Это верно, – вздохнул Шокер. – Но ещё одна свободная койка – только у парней.

– А здесь чем плохо? – Лис помахал рукой по сторонам. – Диванище тут огромный, она хоть вдоль, хоть поперёк поместится.

– Нет уж, нашу кают-компанию мы трогать не будем, – возразил Шокер. – Всё-таки единственная общая комната…

– Не будем, не будем трогать! – кивнул Скай. – А то ни пожрать будет спокойно, ни потрындеть…

– А ты о жратве поменьше думай! – возразила Лали.

– А ты о железках своих думаешь больше, чем о человеке, – фыркнул Скай.

У него гатрийский акцент был более жёсткий, но проскакивал реже.

– Ты мне будешь электронику чинить, если что? – Лали дала брату подзатыльник.

– А пускай Апрель к нам жить идёт, – сказал Лис и подмигнул мне. – Мы ребята смирные, только Скай во сне зубами скрипит…

Я просто ждала, когда старожилы общаги совместными усилиями найдут соломоново решение. Если бы они знали, в каких условиях мне приходилось выполнять задания и с кем делить койки, они бы так не суетились.

Шокер оставался спокойным, но на его лбу появились нетерпеливые складки.

– Базар закончили! – рявкнул он, и всё стихло. – Я переночую у парней, а Апрель – в моей комнате.

– Ну, ты мудёр! – задумчиво сказал Скай.

– Я… кто? – опешил Шокер.

– Мудёр ты, говорю, – хмуро повторил Скай.

– А-а-а-а… – Лис с размаху закрыл лицо ладонью, его плечи судорожно затряслись.

Шокер недовольно покосился на Лиса, и снова уставился на Ская.

На лице Шокера читалась скорее озабоченность, чем гнев:

– Как ты меня назвал? – спокойно и даже осторожно уточнил он.

Скай в растерянности оглянулся на Лиса:

– Да хватит ржать! Что я такого сказал?!

Лис уже ничего не мог ответить. Он старался успокоиться, но тщетно. Закрыв лицо руками, он смеялся, тихонько подвывая.

Шокер покачал головой, на его лице промелькнула бледная тень улыбки.

– Что ты имел в виду, Скай? – вздохнул он.

Вконец обиженный Скай насупился:

– Да ничего!

– Он хотел сказать, что ты мудрый, – подала я голос.

Шокер резко развернулся ко мне.

– Трудности перевода, видимо, – улыбнулась я. – Любой нормальный гатриец решит, что если производное от «хитрый» – «хитёр», то от «мудрый» – «мудёр». И почему это должно быть иначе?

Шокер на какую-то секунду широко по-мальчишески улыбнулся, на мгновение снова став удивительно похожим на того, кого я помнила все эти годы. Затем резко стал серьёзным.

– Понятно. Не обижайся, Скай, – сурово сказал он и звонко шлёпнул товарища по плечу. – Но над языком тебе ещё работать и работать. А то и сам спалишься когда-нибудь, и нас подведёшь.

Ничего больше не сказав, Шокер удалился к себе.

– Работать?! – возмутился Скай ему в спину. – Как? Я целыми днями в четырёх стенах сижу, много я так заработаю?!

– «Наработаю», – поправила я его. – Здесь правильнее сказать «наработаю».

– Спасибо, – всё ещё с раздражением буркнул Скай. – Спасибочки за науку! А то этот… – Скай мотнул головой в сторону вытирающего слёзы Лиса. – Этому бы только поржать…

– Небушко, не обижайся, – простонал Лис. – Я же не со зла…

– Шуты гороховые, – презрительно сказала Лали, повернулась и вышла из холла, держа спину по-королевски прямо.

– Ладно, посмеялись, и пора за дело, – вздохнул Лис. – Пойду командиру в спальне пространство освобожу, потом его байком займусь.

Он ушёл вслед за Лали, оставив нас со Скаем.

– Часто у вас тут такой дурдом? – уточнила я.

– Постоянно, – процедил Скай. – Тебе придётся привыкнуть.

– Ни к чему мне привыкать, просто потерплю. Я же к вам ненадолго, только с нынешним делом помочь. А потом на пенсию.

У Ская округлились глаза.

– Ну, контракт у меня заканчивается, – устало пояснила я.

– Жаль, – печально сказал Скай. – Ты мне понравилась. Вроде нормальный человек, хоть и… – он замолчал.

– Что?

– Да мелкая ты, как букашка, – усмехнулся верзила Скай. – Вот ни за что бы не поверил, что ты – Апрель.

– Почему это?

Он пожал плечами, отвернулся уже, чтобы идти прочь, но всё-таки спросил с любопытством:

– Слушай, а правду говорят, будто из-за тебя однажды новый год не наступил?

– Он наступил. Только опоздал на полтора часа, – уточнила я. – Я не виновата. Под главными часами департамента я села случайно. А когда я выпью, я ни за что не ручаюсь. Вот часы и переклинило.

– Ох, не верится, – усмехнулся Скай.

– Странно, что тебе не верится, ты же сам курьер.

– Да я такой курьер, что мне бы самого себя до места донести, – развёл руками Скай. – А о твоих штучках мы тут наслушались всякого. Может, половина – небылицы.

– А может и больше половины, – рассмеялась я и взглянула на его наручные часы. – Кварцевые? Дай-ка руку!

Он протянул мне огромную ладонь. Я взяла её, повертела, погладила, сжала обеими руками его сильные пальцы. Скай не сводил глаз с циферблата. Не прошло и полминуты, как секундная стрелка замедлила ход, едва-едва закончила очередной круг, замерла, а потом нехотя, упираясь и дрожа, медленно поскакала в обратную сторону.

– Здорово, – уверенно сказал Скай. – Класс. Везёт тебе.

– Ты уже такой большой, а восхищаешься пустяками.

Он просто улыбнулся в ответ. Улыбка была доброй и искренней.

Глава 5

Комнату свою Шокер мне оставил, как она была, в первозданной пустоте. Только на кровати стопочкой было сложено свежее постельное бельё. Я поставила рюкзак на стул, вынула кое-какие мелочи, застелила кровать, потом вышла в коридор, наткнулась на Лали и попросила у неё напрокат любое зеркало. Она ничего не ответила, но зеркало через пару минут мне занесла. Распутав кое-как перед зеркалом свою гриву, я стала немного похожа на человека. Можно было и в люди выходить.

В холле было тихо и пусто. Зато в окно было видно Лиса, который устроил себе перекур рядом с разобранным мотоциклом. Усевшись на старом рассохшемся пне, он задумчиво пускал дым, глядя на разложенные на брезенте запчасти.

Я вышла на улицу и подошла к нему.

– Можно с тобой покурить?

Лис прищурился и повёл плечами:

– Как хочешь, место не куплено.

Он полез в задний карман и протянул мне открытую пачку:

– Угощайся.

– Да фу, зачем мне эта отрава, – засмеялась я, разглядев в его руке «Данхилл». – Зачем ты такую дрянь куришь?

– Это дрянь? – удивился Лис и уставился на пачку. – Да брось…

– Ты работаешь с гатрийцами, а куришь вот это?

– Причём здесь гатрийцы?

– Они не научили тебя беречь здоровье? – я достала из кармана куртки пачку гатрийских сигарет: курево практически безвредное. – У меня вот… Хочешь?

– Это всё равно, что леденцы курить, – отмахнулся Лис. – Баловство девчачье. Если уж дым глотать, так чтобы толк был.

– И в чём толк от никотина с дёгтем?

– Вот только лекций от минздрава не надо, – поморщился Лис.

Я вынула из своей пачки сигарету, и Лис проворно щёлкнул передо мной зажигалкой. Когда я прикурила, он великодушно сдвинулся на самый краешек пня:

– Присаживайся, места хватит.

Я села.

– Они все нормальные ребята, – сказал вдруг Лис.

– Кто?

– Мои гатрийцы. Они нормальные, надёжные. Если ты что увидишь, просто не бери в голову.

– Что я такое могу увидеть?

На вопросы Лис отвечать не любил. Вместо ответа он просто продолжил рассуждать:

– Мы давно вместе, я для них свой, они для меня как родные…

– Подожди-ка, я тебя не понимаю.

– Да брось! – фыркнул Лис и лукаво прищурился. – Ясно же, зачем тебя прислали.

– Меня прислали, чтобы я заменила вашего проводника.

Лис кивнул. Потом вздохнул и ещё раз кивнул:

– Конечно, зачем же ещё.

Я взглянула на его идеальный точёный профиль, попыталась поймать взгляд, но он избегал смотреть в мою сторону.

– Лис, объясни мне, пожалуйста, зачем меня прислали.

– Не буду.

– Почему?

Он промолчал. Потом глубоко затянулся дымом и покачал головой:

– Пусть я в группе один с изнанки, ты ничего от меня не услышишь. Хоть мы с тобой и земляки, я на их стороне.

Очень странно вот так иногда обнаружить, что такой вроде обаятельный с виду парень на самом деле параноик.

– Как это ты в группе один с изнанки? А Шокер?

– Что Шокер? – не понял Лис. – Он гатриец.

– Точно? А по-русски чешет лучше нас с тобой.

Лис пожал плечами:

– Он гатриец. Но приказал всем общаться на русском. Ребят сурово держит, чтобы вживались. Гатрийский у нас запрещён. А то у близнецов пока очень заметно по выговору, что они нездешние. За прибалтов уже сойдут, конечно, но Шокеру этого мало, ему во всём совершенство подавай… Сам он здесь уже очень много лет, и так прижился, что от нас, местных, и не отличишь.

– Талант, – усмехнулась я.

– Угу, – буркнул Лис, и в его тоне мне послышались лёгкие нотки неприязни. – Их аристократы вообще сплошь таланты… Хотя, кому я рассказываю, тебе ли не знать.

Эту шпильку я пропустила мимо ушей.

– А командир из него тоже талантливый?

– А ты много знаешь групп, которые столько лет одним составом работают? – фыркнул Лис. – Для начальства главное, чтобы задания быстро выполнялись. А мы, простые ловцы, ценим, когда командир своих людей бережёт. Шокера есть, за что ценить. Если какой-то чужак начинает под него копать, ребята напрягаются.

– Не напрягайтесь, я не копаю, – сказала я. – Но это прямо трогательно, что вы его так любите.

Лис покачал головой и кисло улыбнулся:

– Да за что его любить-то… Это он по первому впечатлению такой демократ. На самом деле – зараза, каких мало. Но это наша зараза, поэтому мы его не сдадим, не старайся.

В голове Лиса какая-то картина уже сложилась, и вряд ли её так просто можно стереть.

– Да мне до вашего Шокера… – вздохнула я. – Несёшь вздор какой-то. Или вам проводник не нужен?

– Да нужен вообще-то, – согласился Лис.

– А кстати, что случилось с вашим, постоянным?

Лис вдруг развернулся и посмотрел на меня в упор:

– Хочешь сказать, что не знаешь?

Разговор в конспирологическом стиле начал меня всерьёз утомлять.

– Ладно, забыли, – буркнула я. – Спрошу у Шокера.

– Нет, не надо у него спрашивать, – вздохнул Лис. – Проводник подвёл нас сильно. Предал фактически. Перешёл на сторону объекта и помог ему скрыться.

– С чего вдруг?

Лис угрюмо пожал плечами:

– Ну вот так вышло. Влюбился не вовремя и не в ту… Еле выкрутились, в общем.

– И как выкрутились?

– Как, как… Не так, как хотелось бы, – нехотя пояснил Лис. – Объект в конце концов всё-таки живьём взяли. Алексей, проводник наш, погиб при задержании. У Шокера выхода не было: или Скай, или проводник… А Лёха нам тоже не чужой был, два года вместе работали… Шокера потом отстранили на два месяца, что-то там всё проверяли, проверяли. Мы тут без него эти два месяца в простое с минимальным жалованием чаи гоняли. Уже, честно говоря, думали, не вернут нам командира, а нас расформируют. Но разобрались вроде… Не спрашивай Шокера, не береди лишний раз. Он тоже не железный.

Я докурила свой «леденец», бросила окурок в жестянку, что стояла возле пня именно для этой цели, и ушла в дом.

Глава 6

Выспалась я плохо, потому что долго не могла уснуть. Да, свежий воздух и сирень в окне – это замечательно. Но мне с моим слухом нужна если не мёртвая тишина, то хотя бы какое-то подобие. Ну, чтобы, если собачий лай, то где-то вдали, а если голоса, то лучше уж неразборчивым фоном. А тут прямо за забором заливался какой-то сумасшедший пёс, а во дворе, а затем в холле на весь дом до полночи трещала Лали. Её брат время от времени вставлял пару слов, но в основном слышался только её голос. Орала она на гатри, и смысл этого выступления сводился к тому, что это всё совершенно невыносимо, и она не собирается больше это всё просто так терпеть. Скай её увещевал и успокаивал, но мне показалось, что она не для того жаловалась брату, чтобы он её утешил, а просто направляла претензии в эфир, зная, что тот, кому они адресованы, её слышит.

Когда же близнецы, наконец, угомонились, я накрыла голову пухлой подушкой Шокера, чтобы собачий лай перестал слишком донимать. И тогда удалось уснуть.

Утром меня разбудило движение в доме. Поняв, что все уже проснулись, я тоже с трудом заставила себя встать, одеться и прогуляться до ванной. Вернувшись обратно, я причесалась и решила, что верну зеркало хозяйке, а себе сегодня же куплю собственное.

Забрав с собой зеркало, я вышла в коридор, подошла к соседней двери, взялась за неудобную круглую ручку и толкнула.

Комната Лали совсем не напоминала девичью светёлку. Нет, ну жила тут явно женщина: один взгляд на ворох широких юбок, раскиданных на узкой лежанке, и уже всё ясно. А так – нормальное такое воронье гнездо настоящего компьютерного гения. Попискивают огромные серверные ящики, помигивает индикаторами роутер, провода под ногами и по стенкам. Несколько мониторов по разные стороны длинного широкого стола.

Прямо напротив двери центр стола украшала голая мужская задница. Шокер со спущенными штанами старательно оказывал внимание сидящей на столе Лали. Разглядывать её задранную юбку и окрестности я уж так пристально не стала, вряд ли там что-то могло поразить моё воображение.

Услышав, что дверь открылась, Шокер остановился, вытащил правую руку из-под бедра Лали и, не оборачиваясь, влепил ладонью по столу:

– Кого там стучаться не научили?!

Я бросила зеркало на ворох юбок, выскочила в коридор и закрыла за собой дверь.

О да, гатрийские аристократы – большие таланты. Во всём, за что ни возьмутся. Что есть, то есть.

У командора Йана тоже есть стол в кабинете. Но он хоть дверь изнутри запирает. Тут же святая простота, дети гор…

Мимо меня по коридору пронёсся Скай.

– Апрель, выручишь?

Я пошла за ним на кухню.

– Слушай, сделай кофе на пятерых, а? Моя очередь, но мне ещё собраться надо, как-то всё некстати, – затараторил он.

– Я сделаю, хорошо. А куда тебя посылают?

– Не меня. Ты не слышала ещё, что ли? В Стокгольм сегодня все летим. После завтрака.

– Нет, мне сообщить забыли.

– Странно, Шокер вроде всех обошёл с утра.

Нет, Шокер кое-где подзадержался. Ничего, дело житейское, надо отнестись с пониманием.

– Ты бывала в Стокгольме? – спросил Скай, но потом сам же первый и засмеялся. – Нашёл, о чём спросить, идиот!

– Я там часто работала, только не подолгу. Короткие задания… А шахты там классные. Летишь со свистом!

– Вот, точно! Даже такой, как я, и то со свистом, – кивнул Скай. – Хотя, старики говорят, что в Финляндии ещё чище каналы. Только там всё законсервировано и неприкосновенно уже лет двести.

– И правильно. Должно же что-то остаться про запас. А то кто-то же повадился в каналах копаться. Прыгаешь и не знаешь, что тебя ждёт. Я тут недавно чуть не расшиблась.

Лицо у Ская мгновенно стало, как у жалобного кота:

– Вот ведь, не повезло тебе. Здорово досталось?

– Ты иди, собирайся! – напомнила я.

Он хлопнул себя по лбу и убежал. Вот уж стреляйте меня, но никогда бы не подумала, что этот добродушный великан с наивным взглядом и вальяжная куколка с занавеской на глазах – родственники. Тем более близнецы.

Скай собирался долго. Я уже принесла кофейник в общую комнату и скромно сидела на своей табуретке, когда ребята начали появляться. Сначала Скай прибежал и стал быстро сооружать себе гигантский бутерброд, потом пришёл Лис и первым делом наполнил свою чашку.

– Кто кофе варил? – спросил Лис, сделав глоток.

Пришлось признаться.

– Я варила, – отозвалась я. – Скаю было некогда.

– Очень кстати. У Ская руки слегка не оттуда растут, – усмехнулся Лис. – Ты уж научи его, сколько чего в кофеварку класть, а то его бурду пить невозможно.

– Вот что-то я не помню, чтобы ты хоть раз отказался! – обиделся Скай. – А не нравится – сам делай!

Шокер и Лали вышли к столу вместе. Они расселись, не сказав ни слова. Лали принялась молча потягивать кофе, Шокер взял тонкий кусок сыра, скатал его в трубочку и стал неторопливо жевать.

– Вылет сегодня в час. Я уже всех нас на рейс зарегистрировал, посадочные распечатал, – сказал он. – Полетим налегке, чтобы никаких проволочек и неожиданностей. Ребята в Стокгольме снабдят нас всем необходимым. Квартиру на Престгатан для нас освободили… Лали, на удалёнке сможешь отсюда данные брать?

Она подняла голову и чуть отодвинула волосы с лица:

– Если там будет нормальная связь, то тут всё сработает без проблем.

– Отлично.

– А оружие? – уточнил Лис. – Машина? Снаряжение?

– Я же сказал: у нас будет всё необходимое! – повысил голос Шокер. – Ты что, вчера родился?

– Не вчера, – буркнул Лис. – Не люблю чужим пользоваться.

– Ничего тебе не могу предложить, к сожалению, – пожал плечами Шокер и взял ещё сыра. – Из своего через границу мы всё равно перевезём только автомобиль, так стоит ли из-за него связываться с паромом? Сутки потеряем.

– Согласен, – кивнул Лис.

– У меня страховки нет, – подал голос Скай.

Шокер приподнял брови:

– Чего у тебя нет?

– Медицинской страховки для шенгена. Они, конечно, не проверяют никогда…

– А почему это у тебя её нет? – удивился Шокер. – У всех есть, а у тебя нет?

– В прошлом месяце закончилась.

Шокер упёрся локтями в стол, сцепил пальцы и уткнулся в них губами.

– Небо, не лезь ты с ерундой… – сказал Лис, глядя в сторону. – В аэропорту купишь, это пять минут… Шокер, это правда пять минут.

– Дело не в том, сколько это минут, – отозвался Шокер будто нехотя. – Дело в том, что с прошлого месяца прошло уже три недели… Скай, ты, вообще, чем думаешь? И о чём?

Скай торопливо проглотил то, что было у него во рту.

– Виноват, – вздохнул он.

– Что за чёртова безответственность?! – рявкнул Шокер, ударив по столу.

Чувствуется, столам в этом доме вообще крепко доставалось.

– Виноват, больше не повторится, – Скай поднял на командира встревоженные честные глаза.

– Не повторится?! – Шокер тяжело и медленно выдохнул. – А сколько раз у тебя может не повторяться? Ты приказ мой хорошо слышал: на изнанке по-гатрийски не говорить? Хорошо слышал?!

– Да, – тихо сказал Скай.

– И что? – почти ласково продолжал допрашивать Шокер. – Кто вчера пол ночи вопил на гатри?

– Это был личный разговор, – пояснил Скай. – И я не вопил. Я больше слушал.

– Это неважно! – вздохнул Шокер. – Я же ясно сказал: никаких разговоров на гатри. В русском языке хватает слов, чтобы поговорить о любом личном. Если я чего-то настоятельно требую, это не просто так, а для пользы дела. Для вашей же безопасности. Да даже если и просто так, если мне вожжа под хвост попала, неважно. Это был приказ, что непонятно?!

Скай поджал губы.

– Что тебе непонятно?! – не отставал Шокер.

– Я был наедине с сестрой. Наедине как хотим, так и разговариваем! – твёрдо заявил Скай. – Что ты ко мне прикопался? Опять рога режутся?

Шокер швырнул на стол ложечку и резко встал.

– А ну, пошли со мной! – процедил он и пошагал куда-то вглубь дома.

Скай покачал головой, поднялся на ноги и поплёлся следом.

Лис проводил их мрачным взглядом и повернулся к Лали:

– Что это с ним?

– С кем?

– С Шокером?

– А мне почём знать? – угрюмо ответила она, пожав плечами.

– А кому знать? Мне? – фыркнул Лис. – Так я с ним не сплю.

– Не хами, – лениво отозвалась Лали.

– Ты зачем Ская подставляешь? Твои вопли вчерашние весь дом слышал… – не отставал Лис. – Сестра, называется. Я бы такую сестрицу…

– Пошёл ты… – и Лали чётко задала короткое трёхбуквенное направление.

– Не, – покачал головой Лис. – Незачёт. Больше работай над словарным запасом, а то Шокер услышит, совсем расстроится.

Лис несколькими длинными глотками допил кофе, отставил чашку, встал и пошёл из-за стола. Проходя позади Лали, он наклонился к ней и сказал с усмешечкой:

– До чего ж вы, гатрийские бабы, красивые… но без мозгов.

Лали осталась сидеть, прямая, как струна. Лица за чёлкой-занавеской было не видно, но тонкие пальчики, сплетённые вокруг чашки, мелко дрожали.

– Уходи, Апрель, – хрипло сказала она. – Иди отсюда. Я сама приберусь.

Я тихонько встала и, не возражая, удалилась в своё временное пристанище.

Если это именно то, что Лис советовал не брать в голову, то пожалуйста. Я готова не брать. В конце концов, если им не зазорно выяснять отношения в присутствии совершенно чужого человека, то почему мне должно быть неудобно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18