Натали Якобсон.

Рианон



скачать книгу бесплатно

Можно было бы еще сыграть и снова выиграть. Она чувствовала, что она это может. Удача пока что с ней и не оставит ее до утра, а может и дольше. Ей дьявольски везет в азартных играх, да и бывшие партнеры снова звали ее к себе, но Рианон отрицательно покачала головой. Хватит на сегодня играть. Ей надо успокоиться, допить свое вино и прогнать навязчивые мысли о том, что из самых неожиданных мест за ней кто-то наблюдает.

– Ты веришь в удачу? – внезапный вопрос вывел ее из раздумий. По другую сторону стола на месте, которое секунду назад было пустым, уже сидел кто-то и его глаза по-кошачьи сверкали на нее из полутьмы. Как бесцеремонно он подсел и как неслышно подошел, будто материализовался из пустоты. Вокруг него, как будто сгустилась тьма. Белая узкая чрезвычайно длинная ладонь вынырнула из темноты и подкинула над столом золотую монету.

– Я могу подарить тебе удачу… вместе с этим червонцем.

Рианон опешила, не от странного предложения, а от вида незнакомца. Одетый во все зеленое, с бубенцами, свисавшими со шляпы и неприятным блеском в глазах, он напоминал злого эльфа из сказки. Кажется, в его наряде проскальзывали красные и желтые лоскуты, но точно разглядеть было нельзя, ведь вся фигура по другую сторону стола словно была соткана из тумана. Незнакомец сидел рядом, нужно было только руку протянуть, чтобы до него дотронуться и в то же время Рианон не решалась на такое, потому что боялась нащупать вместо него пустоту. Так, должно быть, выглядит существо из зазеркалья, которое находится не целиком в этом мире, а балансирует где-то между здешними местами и запредельными просторами. Надо не так уж много, чтобы спугнуть его, один жест, одно движение, и он исчезнет, но девушка не решалась. Она смотрела на подсевшего к ней, как на диковинку. Он и выглядел диковинкой, в таком-то наряде, с кожей, будто обмазанной белой глиной, какое у него худое подвижное тело, и какие необычно тонкие длинные пальцы. Они так ловко поймали подброшенную монетку, что червонец едва успел сверкнуть над столом, прежде чем вновь оказаться зажатым в тонком кулаке.

– Я не хочу сегодня больше играть, – процедила Рианон, не отрывая взгляда от красных сверкающих глаз по другую сторону стола.

– Выигрыш хорош, да? – усмехнулся незнакомец весело, но совсем не по-доброму. – А так ли будет завтра?

– До завтра еще надо дожить, – Рианон с грохотом опустила на стол кружку, надо быть развязной, ведь она же сейчас мальчишка, никто не должен усомниться в этом.

– Да, выжить в наши времена крайне сложно, не так ли? – незнакомец понимающе подмигнул и наклонился чуть ближе, бубенцы на его шляпе задорно звякнули в такт движению головы. Казалось, что это не звон на самом деле, а смех. Смех десятков маленьких язычком.

Рианон отодвинулась чуть дальше, чтобы протянутая через стол худая рука ни в коем случае не коснулась ее. Навязчивый собеседник ей не понравился, хотя было в нем что-то такое, что заставило ее сердце дрогнуть. Она будто узнала старого знакомого, который разделял с ней все ее интересы.

Только вот этого человека она не видела прежде никогда. И были он человеком? Вел себя просто как шут, но его глаза… Этот голос, эти понимающие кивки. Она сжала руку под столом, так, что никто не увидел. Линии на ее ладони начали зудеть. Такое уже случалось. Эта минутная вспышка узнавания возникало у нее при виде тех, кто знал о ее тайных пристрастиях. Кто разделял их. Мимолетное колдовство, быстрое, тайное, неумелое… Она сделала это сама и теперь неизменно узнавала в толпе тех, кто занялся этим также. А они узнавали ее, хотя никогда прежде не видели. Но обреченные, то есть, те, кто катятся по одной дорожке в ад и не могут уже остановиться, легко узнают друг друга, легко утягивают за собой. У нее не было выбора, у них, возможно, был, но они смотрели на нее всегда насмешливо, совсем как этот незнакомец, вальяжно рассевшийся по другую сторону стола. Только на этот раз она почему – то не чувствовала тонкую ауру колдовства, исходящую от него. Тут было нечто совсем другое.

– Я и сам почти что в бегах, – доверительно шепнул он, и его глаза снова опасно сверкнули, будто он мог заглянуть в ее мысли.

– А я нет, – Рианон залпом допила поставленный перед ней бокал. Она старалась вести себя грубо и по – мужски, но ее слишком миловидная внешность, наверняка, портила впечатление. А еще ее неприятно кольнуло то, как этот тип легко раскусил ее планы. Что же выходит можно всего лишь взглянуть на то, как настороженно она держится и понять, что ей есть от кого бежать.

– Мы в бегах от самих себя, – вкрадчиво поправил незнакомец, мигом отметая все недоверие, какое могло возникнуть от первых неосторожных слов. – И ты, и я. Иногда то, что внутри живых существ сильнее их самих, и они стараются бежать от этого, но бежать то некуда. Опасность внутри тебя, а не снаружи. Как тут убежишь.

– Что ты об этом знаешь? – надменно спросила она, но, тем не менее, опасливо покосилась на уже пустой бокал. Наполовину полная бутыль рядом теперь вызывала у нее отвращение и почти страх. Как много раз ее пытались убедить, что ее особенность рождена в ней самой, как проклятие. Это проклятие не нуждалось в топливе для подпитки, но Рианон была уверенна в том, что спиртное способствует воспламенению. Она не чувствовала жара внутри себя и не видела возникшего из ниоткуда огня, но она даже сейчас боялась, что стоит ей разозлиться и огонь вспыхнет прямо на кончиках ее пальцев, прямо на игральных костях на деревянном столе перед ней.

Она с трудом сглотнула. Неужели так заметно, что опасность скрыта в ней самой. Разве проклятых видно по лицам? Говорят, что необычайная красота отмечает только тех, как восставшие ангелы, близок к падению. Во всяком случае, при дворе так часто шептались за ее спиной, не подозревая, что она может слышать все хоть за милю вокруг себя. Так сказал ей однажды в лицо королевский звездочет. До смерти отца он молча ее ненавидел, но зато уже на смертном одре короля смог высказать все.

Необычайная красота метит тех, из кого выйдет падший ангел. Тогда она станет худшей из всех, потому что прекраснее ее еще никого не было. Знал ли звездочет о тех ужасных запретных книгах, которые она собрала у себя? Рианон догадывалась, что он возненавидел ее совсем по другой причине. Как в общем и любой маг встречающийся у нее на пути. Все они смотрели на нее с завистью и ревностью. А почему? Она ведь не была всесильна и вряд ли когда-нибудь станет. Хотя ей это так необходимо, набраться сверчеловеческих сил и вернуть себе все то, что у нее отняли. Чтобы заявить права на свою собственность надо одолеть вначале всех врагов. А для этого мало стать даже просто могущественным королем. Рианон вздохнула. Вряд ли ловкач, готовый показывать фокусы сейчас за ее столом, может в действительности ей хоть чем-то помочь. Однако он с неизменной лукавой улыбкой все продолжал делать какие-то предложения.

– Я могу сделать так, что ты будешь выигрывать каждый раз, каждый день, каждую ночь, в любой час, когда бы тебе не захотелось, кости будут падать так, как ты пожелаешь. Но хочешь ли ты?

Она впервые посмотрела на него с легким интересом и чудо, изможденное лицо под полями шляпы вдруг начало казаться ей даже симпатичным. Лихорадочный голодный блеск в его глазах пропал. Они уже не отсвечивали красным. Кожа на щеках стала чуть розовее. Казалось, он представляет из себя то существо, которое питается симпатией собеседника. Оно как волшебный дым становиться живым и осязаемым лишь тогда, когда кто-то обратит на него внимание. Вот почему он так заинтересован в общении. Рианон улыбнулась собственным мыслям. Он, очевидно, принял эту улыбку за поощрение и продолжил флиртовать, как только мог. Его бубенцы звенели теперь еще более весело. Их язычки уже источали не смех, а песню.

– Я так много хочу, что мне страшно от собственных желаний, – она хотела крови, ее рука опять сжалась в кулак под столом.

– И, конечно же, ты не веришь, что с помощью ловкости можно покорить целые королевства? – он сделал какие – то быстрые движения руками и кости на столе перевернулись сами собой, выдавая высшие очки, зазвенело не пойми откуда взявшиеся золото.

Рианон присмотрелась к монетам. Они были необычной чеканки. Такую не встретишь ни в одном известном ей государстве. Крылья и солнце на одной стороне, роза на другой. Где-то она уже видела это раньше, но не на дублонах. Где-то еще, а где вспомнить не могла.

– По крайней мере, с помощью ловкости можно прожить, – самоуверенно заявила она, хотя на самом деле ей хотелось другого. Она должна была взять целую страну, преодолевая сопротивление всех ее союзников, а также нанятых войск, магов и прорицателей. Разве можно совершить такое с помощью всего – то одного мошенника. Даже если он и не человек. Она почему-то все больше убеждалась в этом.

– Ну-ка, покажи мне какие-нибудь еще фокусы, – приказным тоном предложила она, странно, как после всего, что с ней произошло, она еще не разучилась приказывать. Капризная принцесса в ней иногда все-таки преобладала, а иногда она старалась подражать королевским советникам, лицемерные и хитрые они способны были выпытать у собеседника все и использовать это себе на пользу. Сможет ли она манипулировать кем-то также. – Я хочу увидеть что-нибудь серьезнее всех тех трюков, которые можно посмотреть и на рыночной площади.

Он насупился, немного озадаченно, немного разочарованно.

– Ты же не хочешь мне сказать, что это все что ты умеешь, – она с надменным видом кивнула на кости и золото. Наконец-то ей удалось хоть в чем-то взять над ним верх. Игривое и насмешливое выражение слетело с его лица, будто в миг с него смыли грим. Черты стали продолговатыми и заостренными, блеск глаз потух.

– Ну… здесь, – неуверенно пробормотал он и опасливо обернулся на собравшихся в трактире.

– Неуверен в своих силах? – поддразнила она его.

– Да как сказать, – он пожал угловатыми плечами так, что они будто резко дернулись, выглядело это комично. Выражение лица у него стало еще более настороженным, и даже бубенцы на шляпе как-то разом умолкли. Сразу стало заметно, что он не говорит всей правды или что-то е дает ему сказать. – Здесь ведь не только моя территория…

Будто по команде они оба разом уставились на очаг. Рианон чувствовала еще совсем недавно, будто кто-то наблюдает за ней прямо из пылающего огня и еще отовсюду, из каждого дюйма земли и бревенчатых стен, из каждой сваи, но ведь это невозможно. Какое-то сверхмогущественное существо не может обволакивать своей силой все пространство вокруг них. Оно не может быть везде, будто сам бог. Оно не может все видеть и чувствовать, и оплетать собой каждый миллиметр воздуха вокруг них, не может не сгореть в пламени. Никто не способен притаиться в горящем очаге и оттуда подглядывать за всеми. Никто не способен подавлять одной своей близостью волю всех сильных магов. Никто просто не может находиться сразу везде. Такого существа просто нет. А вдруг есть? Ведь она это чувствовала. Если только это не была насланная кем-то галлюцинация. К примеру, этим же ловкачом, что сейчас сидит перед ней и изображает из себя боязливого. Такая игра ведь могла быть ему и на руку, чтобы вызвать у нее доверие. Многие колдуны так делают, посылают человеку нарочно видения или предчувствия, а потом подсаживаются к нему и делают вид, что они тоже прошли через такое. Такой вот ловкий вид мошенничества. Рианон уже сталкивалась с этим, ей не стоило труда раскусить пройдоху. Когда знаешь все приемы магов, можешь как-то их парировать. Она узнала слишком многое, когда шпионила за чародеями во дворце, в том числе и то, как внушить человеку какой-то страх, который выгоден тебе. Но здесь было что-то еще. Ее собеседник не просто старался внушить ей боязнь, он боялся и сам. Это уж она точно чувствовала.

Минуту он опасливо смотрел на огонь, потом уставился на бокал с вином так, будто видел в жидкости танцующих фей. Он долго и напряженно думал о чем-то, тонкие брови хмурились на переносице, он даже от волнения кусал губы острыми резцами зубов, а потом вдруг глаза у него опять радостно и озорно засверкали.

– Придумал! – наконец воскликнул он. – Здесь есть одно место. Ну, более или менее безопасное. Во всяком случае, если где-то и можно показывать фокусы без опасения, то только там.

Должно быть, он имел в виду запрещенные «фокусы», так называемые приемы магии, которые не всем можно применять. Ей было все равно. Она насторожилась из-за другого. Уж слишком удачно он подвел все к этому «одному месту». Уж не собирается ли он заманить ее в ловушку. Иногда духи поступают так со слишком доверчивыми путниками. А часто это бывают и вовсе не духи. Ей не хотелось бы попасть ни в разбойничье логово, ни в какое-нибудь черное урочище, где бесятся злые духи. И она слышала россказни о том, как смертных опутывают чарами на таких вот тайных ночных собраниях.

– Что это за место? – все же поинтересовалась она.

– О, – он лукаво улыбнулся. – Место на отшибе, туда никому не добраться кроме нас. Я хочу сказать, что никто кроме меня, даже если очень захочет, не сможет отыскать туда дорогу, а тебя я приглашаю с собой.

– Весьма любезно, но я не пойду, – он отодвинула свой бокал и бутылку подальше от сверкавшего на столе таинственного золота, как если бы таким образом пыталась подчеркнуть, что не нуждается в его дарах.

– А я думаю, придется пойти, – он вдруг перегнулся через стол и схватил ее руку своей тонкой и сухой как у скелета ладонью. И как эти высохшие пальцы оказались сильны.

Она вздрогнула, но он тут же ослабил хватку. Тащить ее куда-то силой он не спешил, только указал свободной рукой куда-то вдаль, где за окном как раз слышался храп подъезжающих лошадей и окрики всадников. Кто-то приехал ночью, и эти люди похожие на дворцовую стражу очень спешили.

– Для тебя будет лучше остановиться на ночь там, где они не смогут тебя найти, – ленивым тоном продолжил е собеседник. – Если ты, конечно, не предпочитаешь провести время с ними…

Он явно был уверен в обратном. Рианон залпом осушила снова наполненный бокал. Как жаль, что она не пьянеет. Сейчас ей бы это было необходимо. Она еще раз обернулась на толкотню за окном, узнала некоторые лица и надвинула козырек шляпы пониже себе на лицо.

– Как мы уйдем, минуя их? – шепотом обратилась она к собеседнику.

– Так ты мне все-таки доверяешь? – он бесшумно и быстро поднялся, отряхнул вой пестрый кафтан и протянул ей сухую продолговатую ладонь так, будто звал с собой куда-то в запретное царство.

– Тебе не доверяю, – она раздумывала всего несколько секунду. – Но мне хотелось бы поверить в удачу.

Его глаза зажглись понимающим огнем.

Парча и пламя

Он привел ее в странное место. Не то что бы оно было странным из-за своего вида. Как раз нет, кругом были все те же коряги, мох под ногами и тонкие ручейки, прикрытые палой листвой. Ничто резко не отличалось от других чащоб, оврагов или прогалин в лесу. Даже дупла в стволах такие же, как везде, и все-таки что-то особенное, тяжелое и давящее, будто исходило из недр земли. И только здесь, нигде в другом участке леса.

– Нам еще дальше, напомнил проводник.

Рианон кивнула и пошла. Чем дальше, тем ощутимее становилось давление, будто какая-то сила легка свинцовым облаком на пространство, поросшее буками, вязами, лиственницами – смешанный лес никогда еще не выглядел так. Вроде и вид тот же самый, кругом деревья да пни и все-таки что-то не так.

Рианон почувствовала странное возбуждение. Вот-вот из ноздрей снова вырвется огонь.

– Да, ладно, маленький паж, кругом же осенний холода.

– Что? – странный провожатый будто читал все ее мысли, и ей это не нравилось. Она и так и не поняла, каким образом он сумел вывести ее из таверны так, что не заметили новоприбывшие, но он это сумел. Никто не понял, что это она, та, кого они ищут, никто вообще не заметил, что они ушли. Рианон готова была биться об заклад, что хозяин питейного заведения крайне удивился, когда понял, что требует оплату с уже опустевшего столика, а не с тех, которые, по его мнению, только что сидели за ним. Что ж из этого можно было сделать вывод, что случайные знакомые могут иногда быть и полезными. По крайней мере, с этим стоило общаться время от времени, а точнее, раз уж попав особые переделки, то зови его. Так все выглядело пока что, если только он не вел ее в место куда более опасное, чем то, из которого уводил. Рианон была настороже. Она знала, что такие трюки свойственны всей нечисти. Увести от одной беды, чтобы привести к большей. С уже доверившимся им человеком можно было выкинуть всякое, но почему-то особой опасности она не чувствовала, разве только легкое беспокойство.

– Пошли быстрее! – худая долговязая фигура манила ее за собой в чащу леса. Его одеяние еще более пестрое, чем осенняя листва все равно выделялось между деревьями, а четче всего контрастировали с темнотой бледные светящиеся руки. Худые длинные пальцы не смели прикоснуться к самой Рианон, но постоянно жестами подгоняли ее.

Ей было холодно. Хотя мерзнуть она не привыкла. Жар, таившийся внутри нее, согревал ее и даже чуть обжигал и в самые лютые морозы. А сейчас на дворе только ранняя осень, если посчитать те дни, которые она провела вдали от замка, то как раз уже наступил октябрь. Еще не подула зимняя стужа, и в лесу, покрытом пестрым ковром палой листвы ощущается тепло и уют, а ей так холодно, что она кутается в свой полушубок и не знает как согреть леденеющие руки.

Все дело в этом клочке леса, подумала Рианон, здесь не так, как в других местах. Что – то есть в самом воздухе, в самой ауре, в хороводе опадающих листьев. Что-то шепчет и прячется, и это здесь повсюду.

Краем глаза она замечала шевеленье в глубоких дуплах в дубах и тихое мерцание каких-то странных серебристых насекомых на оголенных ветках, а иногда у пней попадались кучки светящихся грибов. Она замечала по пути только грибы, растущие пучками и целыми кольцами, а если вдруг попадался тот, что стоял у пня один, то его красочная шляпка казалась чьим-то домом. Все в деревнях верят в нечисть, в эльфов и фей, но Рианон давно поняла, что если волшебный народец и есть, то он имеет очень мало схожести с теми абстрактными рассказами о нем, что могут поведать старики. На самом деле магия всегда оказывалась черной и страшной. В это Рианон верила. В этом она убедилась еще в родительском замке. И разубедить ее уже ничто не могло, даже улыбающаяся фея, если вдруг она прямо сейчас предстанет перед ними, например, выйдет из-за дерева и позовет их обоих с собой.

Колдовство всегда пряталось за лицемерными улыбками придворных и это колдовство вовсе не рождало крылатых фей, оно способствовала насыланию моров и болезней, тайным отравлениям, порче, сотням способов извести человека чарами, при этом оставаясь вне подозрений. Рианон презирала таких людей, которые, прячась за углом, медленно и мучительно убивали других, а сами для свидетелей всегда оставались безвинными. Такими были все ее друзья и вассалы. Они бы ни за что не проговорились и сделали бы вид, что ни во что не верят, но черная магия уже поработила каждого из них. Ведь это был такой легкий способ достичь своей цели, убрать врага, затеять интриги, испортить тех, кому завидуешь. Заклинания не могли создавать прекрасных созданий с крыльями, но они убивали, вносили страдания и вражду. Если б можно было поверить в мир прекрасных фей, если б можно было с помощью чар создать или призвать к себе, в пустую королевскую спальню, неземного крылатого любовника. Но это было нельзя. Можно было только чарами изводить друг друга. Кто кого. Интриги плелись медленно, но губительно. За одним пиршественным столом часто сидели люди, ожидавшие гибели друг друга со дня на день, но все они мило улыбались друг другу, скрывая свои мысли. А Рианон могла прочесть мысли их всех, поэтому ей одной становилось тошно на шумных приемах. Лишь она одна своим молчанием вызывала подозрение окружающих, потому что она не могла смеяться и шутить вместе с теми, чьи тайные планы ее ужасали. Так она прочла и о том, что они хотят сделать с ней самой, и она убежала, но если бы убежав далеко от замка, она снова могла поверить в то, что существует волшебный мир и под землей, по которой она сейчас ступает, вполне могут дружно позвякивать молоточки гномов – кузнецов.

Девушка вздохнула. Как же давно она верила в прекрасное! И это вера изжила себя, убитая хитросплетениями дворцовых интриг и жестокостью жизни.

Рианон поправила непокорный золотой локон, выбившийся из-под берета. Лучше было бы остричь волосы, хотя бы опасность разоблачения тогда стала меньше, но глупая сентиментальность не позволяла ей избавиться от тяжелой золотой косы. Так, по крайней мере, любой, кто увидит ее, будет еще способен верить в волшебство. Потому что ее красоту всегда называли волшебной.

– Ну и куда мы идем? – Рианон оглядела все тот же однотонный лесной пейзаж перед ними. В темноте даже роскошь раскрашенной осенними красками листвы не могла смягчить общего впечатления. Это было гиблое место, и провожатый заводил ее все глубже в него.

– Потерпи немного, – с натянутой беспечностью отозвался он, – уже почти пришли.

– Пришли? Да здесь же самая чаща! – невольно она потянулась за дротиком, спрятанным в сапоге.

– Эй, ты пытаешься сказать, что не доверяешь мне после того, как я спас тебе жизнь там, в таверне? – забеспокоился провожатый, очевидно, заметивший каким-то образом, что она достает оружие. Боже, уж нет ли глаз у него на спине?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное