Наталья Ветрова.

Когда исчезают звёзды



скачать книгу бесплатно

Он замолчал, печально опустив глаза. На его морщинистом лице происходила мучительная борьба между сомнениями и выбором. Я нежно обняла его, пытаясь успокоить.

– Всё будет хорошо. Я уверена, что Совет миров найдет выход, и наш мир будет сохранён.

Он слабо улыбнулся.

– Ты еще такой ребёнок. Не всё бывает хорошо и заканчивается благоприятно, даже если в это сильно верить… Ну скажи, как вы слетали?

Началось. Вот она – точка переломного момента. Я приготовилась, насколько было возможно.

– Нормально. Подготовлю отчет об экспедициях, и расскажу обо всём на Совете миров. Вот только… – я замолчала, собираясь с духом и призывая на помощь всё своё мужество – Только возникли небольшие проблемы… на Земле…

Донрен вопросительно посмотрел, ожидая объяснений. Я же решила выпалить всё сразу, не утаивая ничего. Вот момент, от которого будет зависеть жизнь Дениса и моя дальнейшая судьба. Только бы хватило сил.

– Там возникла ситуация… – нерешительно начала я – Был найден раненый землянин. Он умирал. Наверное, ты скажешь, что я поступила неправильно, нарушив инструкции Совета миров, но я решила ему помочь. На корабле удалось восстановить его сломанный позвоночник, но времени на полное выздоровление не хватило…В общем, он сейчас на моём корабле…

Я замолчала, сжавшись внутри, словно ожидая удара. Отец не отрывая глаз, смотрел на меня. На его лице не отражалось никаких эмоций, и это было хуже всего. Повисло напряжённое молчание. Стало так тихо, что удары моего сердца, казалось, громким эхом звучат в пространстве.

– Пожалуйста, пойми, я не могла бросить его умирать – тихо прошептала я – Позволь ему на время остаться.

И вновь молчание. Секунды сводили с ума от ожидания пугающей неизвестности. Только через минуту отец нарушил ледяную тишину.

– Ты понимаешь, что за этим может последовать? – серьёзно спросил он – И как отреагирует наш народ и Совет миров на это? Ты слишком легкомысленно поступила, Арелия.

– Отец, прошу, позволь спрятать его на некоторое время! Никто не узнает! А потом он вернётся на Землю! Обещаю!

– Нет – послышался полный решимости ответ. – Ему нельзя здесь оставаться. И ты знаешь, что с ним будет. Он отправится в Мерцающую зону.

Эти слова поразили, словно молния. Всё, на что я робко надеялась, рухнуло. Отчаянье захватило целиком, и чувство паники стало разрастаться тягучей паутиной. Нет, я не могла этого допустить. Так не должно быть, это неправильно! Сердце болезненно сжалось, и комок предательски подступил к горлу. Стало тяжело дышать, и впервые за долгие годы, горькие слёзы отчаянья появились на глазах.

– Отец! Умоляю тебя! Всего несколько дней помогут ему окрепнуть! Клянусь, он не побеспокоит нас!

Сквозь пелену, внезапно закрывшую мир, я заметила, что Донрен с жалостью и скрытым презрением смотрит на меня. Он не видел моих слёз с тех пор, как я была ребёнком. Их не видел никто. Никогда. А сейчас я стояла, беспомощно вытирая глаза, и было ужасно больно…и стыдно.

Я понимала, что теперь многое может поменяться в его отношении ко мне. Ведь заплакать – значит показать слабость, недопустимую для тегравийцев, особенно для членов семьи правителя Тегравии.


Глава 6


Я пыталась успокоиться, но это плохо получалось. Когда же, через бесконечность, мне удалось взять себя в руки, отец нежно провёл рукой по мокрой щеке.

– Пять дней – всё, что могу обещать. Дальше придётся самой объяснять Совету миров, почему ты взяла землянина к нам. Скрывать от них правду мы не будем.

Я не могла поверить. Чувство радости, словно лавиной обрушилось, затмевая недавний стыд и боль.

– Спасибо! Я никогда не забуду твоей доброты!

Но он лишь сдержанно улыбнулся, поворачиваясь, чтобы уйти.

– Мне пора. Ещё много дел. Спрячь землянина до собрания Совета миров и пусть Юнития в этом поможет. Она умеет хранить секреты.

– Да отец, благодарю!

Он ушёл, скрывшись за дверью. Какое-то непонятное чувство затмевало радость того, что всё решилось благополучно. Нечто неприятное, тревожное и холодное сидело глубоко внутри и шептало – сегодня я сделала самую большую ошибку в жизни.

Через некоторое время я оказалась на корабле. Я спешила к Денису, чтобы обрадовать его и сообщить – самое страшное позади. Он сможет поправиться, а после вернуться на Землю, ну а я… Что же, моя участь сейчас не сильно волновала. До её решения было целых пять дней.

Денис радостно улыбнулся, едва я зашла. Ему было скучно лежать, уставившись в потолок.

– Думал, ты не захочешь возвращаться – шутя, сказал он – И даже ожидал кого-то другого, кто объявит, что я незаконный гость у вас.

Я грустно улыбнулась его наивности.

– Нет, объявлять никто бы не стал. Тебя просто могли отвезти в Мерцающую зону, чтобы ты провёл там свои последние дни.

– А что это за зона?

– Это… – мурашки пробежали по коже от воспоминаний – Наша тюрьма, выбраться из которой невозможно.

Денис молчал. Его весёлость сменилась удивлением, смешанным с волнением. Наверное, мой вид и интонация говорили о том, что дела могли обстоять гораздо хуже, чем он предполагал.

– Но теперь всё будет нормально – поспешно добавила я – Через три дня ты вернёшься на Землю, забудешь обо всём, и будешь жить счастливой жизнью.

На его лицо набежала грусть.

– Разве я смогу это забыть? Всё, что ты рассказывала? Забыть этот мир и тебя? Нет, такого никогда не случится!

– Обязательно забудешь. И этот мир, и меня, и нашу встречу. Только в отрывках сна будешь вспоминать маленькие фрагменты этих трёх дней, пытаясь разгадать, почему снится один и тот же неясный сон.

Я видела, какой болью отозвались в его сердце мои слова, и ощущала похожее чувство. Во мне росла странная привязанность к землянину, и очень хотелось, чтобы он остался жить на Тегравии. Но, увы, это невозможно.

– Нам пора – после долгой паузы произнесла я – На Тегравии сейчас наступит ночь, надо успеть добраться до моего дома. Тирея поможет спрятать тебя во время перелёта. И запомни, чтобы не случилось, ты не должен ни с кем разговаривать.

Денис покорно кивнул.

– Конечно. Как скажешь.

Небольшим усилием пришлось трансформировать кушетку, на которой лежал Денис, в передвижную кровать, чтобы облегчить транспортировку. Через десять минут Тирея подогнала к входу корабля передвижной куб. Пора.

Сердце учащённо стучало, а в мозгу проносились картины возможного разоблачения. Если бы сейчас кто-то посетил корабль – члены Лётного легиона, военные тегравийцы или Моргисс… Один посторонний взгляд мог вызвать необратимые последствия для всех. Страшно даже думать об этом.

Показалось, что прошла вечность, прежде чем мы добрались до куба. И только когда он, оторвавшись от поверхности планеты, полетел – я почувствовала облегчение.

Мы не произнесли ни звука. Каждый из нас думал о своём, не решаясь нарушить молчание. Куб летел около пятнадцати минут, и за это время мы не проронили ни слова.

– Прилетели – шепнула Тирея, когда куб стал снижаться.

Мы с сестрой жили отдельно от отца. Наверное, именно поэтому придётся взять Юнитию в помощницы. Как старшая сестра я несла полную ответственность за всё, что происходило в доме, поэтому в случае открытия обмана, буду единственным человеком, который за него ответит.

В доме, кроме Юнитии находилось двое охранников, но их сейчас не было. Сестра быстро бежала к нам, заметив снижение куба.

– Ну, наконец-то! – не сдерживая детского любопытства, воскликнула она, а в её больших тёмно-синих глазах светилось волнение – Я заждалась вас!

Сомнений не оставалось – она всё знала. Поэтому и охранников не было – лишние свидетели не нужны. Когда мы выкатили кушетку, на которой лежал Денис, сестра с нескрываемым удивлением стала его разглядывать.

– А это точно землянин? С виду обычный тегравиец.

Денис улыбнулся, но не проронил ни слова, как я просила.

– Всё в порядке, это моя сестра. Она будет нам помогать.

– Юнития – произнесла та, поклонившись Денису, как важному гостю.

– А я Денис, и точно землянин – улыбнулся он в ответ.

Медлить не стоило. Мы с Тиреей быстро покатили кушетку в дом, чтобы никакие свидетели не увидели происходящего. Уже совсем стемнело. Ночь на планете наступала быстро и длилась 13 часов, остальные 30 часов продолжался тегравийский день.

Когда мы завезли Дениса в отдельную комнату, я резко скомандовала:

– Свет!

Стало ярко и светло. Землянин удивлённо осматривался вокруг. Наверное, на их планете было по-другому. Мне всегда казалось, что это самая удобная комната из всех в доме – поэтому она была для гостей, которые иногда оставались ночевать.

– Удивлён?

– Да! Я таких комнат раньше не видел.

– У вас на Земле разве не такие? – с интересом спросила Юнития.

– Нет, совсем не такие. У нас в основном с четырьмя углами, но чтобы с двенадцатью… Я таких никогда не встречал.

– У нас и с восемнадцатью бывают – гордо сообщила сестра – Только не часто.

– Что со стенами?

– А что с ними? Обычные живые стены – сейчас их везде используют.

– Живые?

– Ну да.

Денис замолчал. Он не мог понять, что это значит. Я посмотрела на стены. Действительно, обычные. В комнате они были светло-зелёного цвета, хотя перед моим отъездом казались оранжевыми. Всё дело в микроорганизмах, которые наносились на поверхность и жили на ней, выделяя в воздух дополнительный кислород. Они могли несколько раз в день менять свою окраску – отчего цвет стены становился другой. Более того, создавалось впечатление, что стена слегка колышется, словно небольшая рябь на воде от лёгкого ветра.

– Это мелкие организмы создают такой эффект – ответила я – Поэтому стены называют живыми. Ну ладно. Юнития, принеси гостю поесть. Ему надо отдыхать и набираться сил.

Сестра вышла, а за ней и Тирея. Она чувствовала себя невероятно измотанной за последнее время. Конечно, отдых нам всем необходим.

Мы с Денисом остались вдвоём. Захотелось так много ему рассказать, особенно то, что чрезвычайно тревожило. Сказать о Версейских завоевателях, о том, что возможно, наша планета живёт последние месяцы. Странно, но очень хотелось, чтобы он успокоил меня и подбодрил. Хотя я понимала – он всего лишь человек с планеты Земля, которому нет дела до Тегравии. Он через три дня вернётся домой, навсегда забыв о моём существовании…

– Я дам лекарство, которое поможет крепко проспать до утра. Завтра ты уже сможешь сидеть, а к концу дня, возможно, ходить.

– Немного сбился со времени. Завтра – это через сколько часов?

Ну да. Совсем забыла сказать об этом.

– Тегравийские сутки длятся 43 часа. Из них 13 часов ночь, остальное – день. Так что здесь, времени на выздоровление тебе понадобится чуть меньше.

На лицо Дениса набежала тень. Он задумался, о чём-то напряженно размышляя.

– Скажи – сказал он после небольшой паузы – Ты сильно рискуешь, что взяла меня с собой?

Он пристально смотрел мне в глаза. Такой пронзительный взгляд голубых глаз… Стало немного неловко, и я опустила голову, не зная, что ответить. Если бы он только знал, как сильно я рисковала… Мои мысли пытались найти подходящий ответ, но я ничего не могла придумать.

И когда на пороге появилась Юнития, я была ужасно рада, что она избавит меня от необходимости лгать. В её руках был поднос с едой, который она заботливо поставила на стол.

– Я принесла землянину поесть. Ему можно садиться?

– Нет, до утра нельзя.

Я подошла к столу, достав оттуда капсулу со снотворным. Оно поможет Денису выспаться и расслабиться после событий, таких необычных для его жизни.

– Проглоти до еды – протянула я лекарство – Это снотворное.

Денис послушно взял капсулу, рассматривая со всех сторон. Как странно видеть, что наши обычные вещи вызывают у него такой интерес. Впрочем, это вполне понятно, ведь на Земле многое не так.

В повисшей тишине раздался громкий звук, от которого я невольно вздрогнула, а рука ощутила вибрацию в районе запястья. Датчик связи включился и показал лицо того, кто меня вызывал. Я вздрогнула ещё больше – это был Моргисс. Быстро отойдя в другую часть комнаты, чтобы он ничего не увидел, я включила связь.

– Добрый вечер, Арелия – его голос был мягкий и подозрительно ласковый – Что делаешь?

– Ты вызвал меня, чтобы поинтересоваться, как я провожу время?

– Ну, в какой-то степени да. А что, не могу спросить, как ты проводишь вечер? Или ты не одна?

Его глаза сузились, и он стал пристально всматриваться вокруг, насколько позволял радиус действия прибора связи. Меня начали раздражать его вопросы, и было очень тяжело отвечать спокойно.

– Послушай, Моргисс, а тебе не кажется, что это не совсем приличный вопрос? Или я не могу быть не одна? А может, у тебя надо спросить разрешение, если я захочу побыть с кем-то?

На секунду в его глазах вспыхнула такая ярость, что его передёрнуло от встречного вопроса. Хотя, возможно, мне только показалось. Тем не менее, ещё через секунду на его лице уже читалось полное равнодушие и даже скука.

– Ну что ты – совершенно спокойно, растягивая слова, произнёс он – Зачем у меня об этом спрашивать? Ты взрослый человек, а я уже давно не твой старший друг, ведь так?

– Может, наконец, скажешь, что хочешь? – моего спокойствия оставалось всё меньше.

– Отец ждёт тебя в своём доме. У тебя десять минут, чтобы долететь.

Экран датчика погас, а я стояла, окончательно разозлившись на этого негодяя. Вместе того, чтобы сразу сказать о главном, я потеряла кучу времени, выслушивая его, а теперь должна торопиться. Я резко повернулась к сестре.

– Юнития, помоги Денису поесть. Мне надо срочно лететь к отцу. Не знаю, когда вернусь. Следи за землянином, ему сейчас очень нужна твоя помощь.

– Конечно, не волнуйся, я позабочусь о нём – лучезарно улыбаясь, заверила сестра.

Денис пристально смотрел на меня, и я понимала, что он слышал весь разговор с Моргиссом.

– Этот парень, похоже, тебя ревнует – тихо и настороженно сказал он – Такой настойчивый.

Меня словно током ударило от этих слов

– Что? Моргисс ревнует? Нет, это совершенно исключено! Он ненавидит меня, и просто не пропускает момента позлить.

– Нет, это не так – Денис был серьёзен, как никогда – Можешь мне поверить.

У меня совсем не было времени спорить. Но то, что он заблуждается – очевидно! Окинув последний раз взглядом сестру и землянина, я быстро вышла прочь.

Пришлось бежать очень быстро, чтобы успеть. Отец не терпел, когда кто-то опаздывал, а я не могла позволить этого именно сейчас. Вскочив в передвижной куб, я моментально взлетела, с трудом переводя дыхание.

В ночном небе куб светился ярко-голубым светом, внутри же свет рассеивался, став мягким и жёлтым. Но сейчас я не могла, как обычно любоваться ночным небом и яркими звёздами, пролетая над планетой. Мысли хаотично проносились в мозгу, пытаясь собрать в единое нужный пазл. С одной стороны я терялась в догадках, зачем меня ночью вызывает отец, с другой – слова Дениса настойчиво пульсировали, требуя ответа. Моргисс ревнует? Нет, этого не может быть. Меня никогда даже не посещала мысль об этом. Он был настолько агрессивен ко мне, особенно в последнее время, что слова о ревности казались нелепыми. И с чего Денису так показалось? Нет, невозможно. Денис непременно ошибся.

Размышления прервались, когда куб начал снижаться. Оставалось две минуты, и надо было успеть добежать к центральной комнате дома. В последнюю секунду я впопыхах заскочила внутрь, тяжело дыша. Но то, что я увидела, повергло в шок.

Посреди комнаты вместо отца находился Моргисс. Он стоял, держа в одной руке бокал, и не скрывая торжества, смотрел на мой растерянный вид. В приглушённом свете боковых ламп его стройная фигура в чёрной одежде, особенно чётко выделялась на фоне белых стен.

– Это плохая шутка, Моргисс – тихо процедила я сквозь плотно сжатые губы, ещё не собравшись с мыслями от неожиданности – Где мой отец?

Но он лишь небрежно расхохотался.

– И тебе привет, Арелия! Вижу, ты не обрадовалась, что я здесь.

– Я не совсем понимаю, что всё это значит?

– Да ты проходи, чего стоишь у порога? – он щёлкнул пальцами, и небольшой овальный столик с разными напитками подъехал к нему из другого конца комнаты – Мне надо с тобой поговорить.

Я чувствовала себя скверно. После быстрого бега дыхание ещё не восстановилось, а вся эта ситуация сбивала с толку. В нерешительности я села в глубокое кресло возле одной из стен. Что за игру он затеял? Зачем надо звать меня среди ночи для разговоров? И где всё-таки отец? Нет, тут что-то не так. Но Моргисса было очень сложно понять, и ещё труднее узнать ход его мыслей. Тем не менее, я решила со всем спокойствием и хладнокровием ждать, о чём пойдет разговор.

– Как прошла экспедиция?

Моргисс тоже сел в кресло, пристально глядя мне в глаза. Он словно сканировал мой мозг пронзительным взглядом чёрных глаз, и было тяжело сохранять безмятежность.

– Экспедиция к какой именно планете тебя интересует? Мы в этот раз облетели три планеты, а подробный отчёт я предоставлю Совету миров через пять дней.

– Меня не интересует подробный отчет – глаза Моргисса сузились и стали похожи на глаза хищника перед прыжком – Меня интересует ваша экспедиция на Землю.

Я почувствовала, как остатки спокойствия начинают меня покидать. Смутное предчувствие заполняло сердце, отдаваясь глухими ударами в висках.

– Экспедиция на Землю не совсем удалась, поскольку нас прервал вызов домой, и тебе это хорошо известно.

Моргисс не отрывая глаз, рассматривал меня. И внезапно за секунду до его следующего вопроса, я поняла, о чём он спросит.

– И зачем ты взяла землянина на корабль?

Это был удар в спину. Больше всего на свете я боялась, что именно он узнает. И вот, это произошло. Осталось выяснить, что именно он знал, и самое главное – от кого. Отпираться не было смысла и, выдержав на себе взгляд чёрных глаз, я неспешно произнесла:

– У меня не было другого выхода.

Моргисс громко выругался, вскочив с места.

– Выход есть всегда! – закричал он, слишком нервно поставив бокал на стол – И тебе известно об этом! Но как ты могла взять этого недочеловека, этот недоразвитый экземпляр на корабль?! Ты понимаешь, к чему может привести такая беспечность?!

– Сейчас я не понимаю только одного – с трудом произнесла я, облизнув пересохшие от волнения губы – Каким образом вся эта ситуация касается тебя? И кстати, он не недоразвитый экземпляр, и в десятки раз лучше некоторых тегравийцев!

Моргисс хотел испепелить меня взглядом. Он стоял, как палач, готовый объявить жертве приговор, а потом сделал отчаянную попытку успокоиться и стал нервно ходить по комнате.

– Хорошо. Если тебя не волнует судьба тегравийцев, и то, что ты позволила землянину узнать о нас – это ладно. Но как он мог тебе понравиться?!

Я оцепенела. Слова Моргисса задели за живое. Понравиться? С чего он это взял? Как он вообще может знать, что и к кому я чувствую? И самое главное – какое ему до этого дело? И тут мне всё стало ясно. Я вспомнила момент, когда Моргисс коснулся моей щеки в Доме принятия решений. Наверное, именно тогда он узнал о Денисе и сделал вывод.

Моргисс, тем временем, остановился совсем близко, тяжело дыша. В его глазах мелькали молнии, и он испытывающе вглядывался в моё лицо, ожидая ответа. И тут я сказала то, что раньше произносить было равносильно самоубийству.

– Ты что, ревнуешь меня к землянину?

От неожиданности на лице Моргисса появилось выражение какой-то растерянности, смешанной с удивлением и смятением. Он несколько секунд смотрел на меня, хлопая глазами, а потом резко отвернулся и вновь зашагал по комнате, словно пытаясь прийти в себя. Я наблюдала за ним, и не могла понять, то ли мои слова его оскорбили, то ли Денис оказался прав. Но когда Моргисс вновь нервно подошел к мне, сомнений не осталось.

– Да что ты о себе возомнила?! – заорал он, и в его голосе слышалось столько гнева, что я невольно вжалась в кресло – Неужели ты могла подумать, что я хоть когда-нибудь обращу на тебя внимание, как на ту, в которую можно влюбиться?! Я смотрю, ты замечталась на мой счёт!

Ну всё. Вот теперь терпение покинуло меня окончательно. Больше выносить его присутствие было невозможно. Я резко встала, пытаясь говорить как можно чётче, чтобы он хорошо услышал каждое слово.

– Мне надоели твои постоянные оскорбления. Ты вызвал меня посреди ночи, стал задавать вопросы, которые тебя не касаются, и ещё смеешь повышать на меня голос? Да как ты мог подумать, что у меня есть мечты на твой счёт? Я терплю тебя только потому, что отец просил быть вежливой с тобой. Я бы многое отдала, чтобы никогда не видеть тебя в своей жизни!

Мы стояли друг напротив друга, как два бойца, приготовившихся к схватке. Время словно остановилось для нас. Мы пристально смотрели друг другу в глаза, готовые в любой момент осыпать новыми оскорблениями.

Не знаю, сколько прошло времени, и что могло последовать из всей этой ситуации, но вдруг послышались тихие шаги, и мягкий, родной голос удивлённо произнес:

– Арелия, вы что с Моргиссом решили стоя помолчать?

Я резко оглянулась, увидев отца. Он с интересом наблюдал, и не мог понять, что между нами произошло.

– Мы просто поспорили в одном вопросе – сквозь зубы процедил Моргисс, отворачиваясь – Я оставлю вас.

Он нервными широкими шагами пересёк комнату, и скрылся за дверью. А я стояла, как загипнотизированная глядя ему вслед. Не верилось, что высказала этому человеку то, о чём давно хотела сказать.

– Мне кажется, я помешал вам – тихо сказал отец, возвращая меня к действительности.

– Совсем нет. Ты появился как раз вовремя.

– Я просил Моргисса вызвать тебя и встретить. Меня срочно вызвали в Дом принятия решений, а я хотел с тобой кое-что обсудить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8