Наталья Степанова.

Шепотки в спину



скачать книгу бесплатно

* * *

Исключительное право публикации книг Н. И. Степановой принадлежит ООО Группе Компаний «РИПОЛ классик». Выпуск произведений указанного автора без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону. Для выявления нарушителей авторского права в тексте книги предусмотрены заведомо оговоренные шифр-коды, которые помогут доказать факт незаконной публикации.


© Степанова Н. И., 2018

© Составление. ООО РИПОЛ МЕДИА, 2018

© Издание, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2018

От редакции

Дорогие читатели!

Представляем вам очередную книгу из так полюбившейся вам серии заговоров-шепотков.

В ней собраны полезные заговоры и очень интересные человеческие истории. Какими-то из них мы уже делились с вами в газете «Магия и Жизнь», – если вы до сих пор не оформили подписку, очень советуем вам сделать это, потому что именно читатели газеты самыми первыми читают все свежие тексты Натальи Ивановны Степановой.

Итак, представляем вам так называемые «потайные» шепотки, – то есть магические формулы, которые связаны с воздействием на ничего не подозревающего об этом человека. Да, иногда ситуация в жизни складывается так, что приходится нарушить чью-то волю, – хотя мы настоятельно советуем не делать этого ради развлечения или потому что вы неистово хотите то, что по судьбе вам не предназначено. Приворот – это крайняя мера. Магическая месть – это самая крайняя мера. За все такие воздействия существует плата, которую вам придется внести. Но бывают все-таки ситуации, когда и за приворот не осудишь, – например, недавно к нам в редакцию пришло письмо от матери пятерых детей, муж которой ушел к соседке и даже отказался выплачивать бывшим любимым ежемесячное содержание. Женщина находится на грани нервного срыва, – спит по три часа в день, всю свою энергию тратит на выживание да еще и продолжает при этом любить отца своих детей. Конечно, никто ее не осудит за порцию направленной в его сторону магии. Или бывает так, что человека затягивает на дно омут алкоголя. И человек неплохой, не дурак, талантливый, но вот сделал несколько неверных выборов – и теперь расплачивается, да еще и всех своих близких заставляет платить по счетам. И смотрит его мать или его жена, как с каждым днем водка отбирает у него еще один кусочек человечности. Как он быстро деградирует, как исчезает ясность из его взгляда и осмысленность из его речей. Говорят, что от алкоголя невозможно отвязаться, если нет сильного на то желания. Но есть древние шепотки, которые могут в таком случае помочь, – и разве кто-нибудь осудит применившего их человека?

С помощью тайных знаний древней сибирской магии можно не только поправить собственное здоровье, обогатиться и омолодиться. Заговоры-шепотки и обряды иногда помогают нам влиять на волю других людей. Обратить на себя внимание понравившегося человека, наказать врага, снискать расположение начальства, оградить любимых людей от беды, – все это возможно с помощью так называемых «шепотков в спину», самые действенные из которых собраны в этой книге.

Как заговорить голоса

История от одного из наших читателей: «Юрий Петрович был совершенно обычный человеком – до тех пор, пока ему не исполнилось сорок лет.

Были у него и безупречная репутация, и отменное здоровье, и достаточно материальных средств, чтобы не гневаться на судьбу.

Но вот однажды, как говорится, бес попутал, – Юрий Петрович сделал единственный неверный ход, который самым роковым образом омрачил несколько лет его последующей жизни.

Рулил Юрий Петрович в своей старенькой, но любимой машине с работы домой, час был поздним. Устал он жутко, но торопиться было особенно некуда, – семьи у него не было. Нельзя сказать, чтобы Юрий был невежливым водителем, – обычно он и правила соблюдал, и старался не создавать лишних неудобств. Но в тот вечер что-то на него нашло – то ли день выдался трудным, то ли усталость зимняя накопилась, – в общем, в какой-то момент разозлил его другой водитель, таксист, который очень уж нагло себя вел. Решил его Юрий проучить, – обогнал да надавил на тормоз, чтобы тот в себя пришел. А водитель такси с управлением не справился да аккурат в машину Юрия и въехал.

Ох, какой был скандал, – как они друг на друга орали, как жестикулировали!

Но самое интересное не это. А то, что на заднем сидении такси женщина сидела, которая какое-то время молча наблюдала за ссорой, а потом вышла на улицу и подошла прямо к Юрию Петровичу.

Красивой была та женщина, хоть и не очень молодой уже. Лет ей было около пятидесяти, но ее смуглое лицо было гладким, губы не потеряли свежего винного оттенка, глаза блестели. На даме было дорогое каракулевое пальто, в ушах блестели сережки, а руки она прятала в меховой белоснежной муфте.

Юрий Петрович даже на мгновенье забыл о ссоре, – до того он женщиной залюбовался. В иных обстоятельствах он бы даже осмелился пригласить красавицу на кофе, – правда скорее всего, получил бы отказ, потому что – ну где Юрий Петрович в его затрапезном костюме и пыльноватых ботинках и где эта роскошная леди.

Но дама вдруг сказала ему странные и неприятные вещи.

– Я видела, что произошло, – сказала она. – И это возмутительно. Вы нарочно нас подрезали.

– Да это он виноват! – начал оправдываться Юрий.

Но дама и слышать ничего не захотела.

– А я очень спешила. И встреча, на которую я так хотела попасть, была для меня судьбоносной. А теперь я опоздала. И наказаны за это будете вы.

Юрий что-то промямлил в ответ, – да, была у него такая слабость, не умел он с красивыми женщинами спорить. А дама, видя, как безропотно принимает он гнев судьбы в ее лице, вошла во вкус. И была она так убедительна в роли сулящей зло, что даже таксист как-то скукожился и притих. Еще минуту назад чуть ли не с кулаками на Юрия Петровича наскакивал, а теперь отошел на шаг назад и тихонько за разворачивающейся перед ним сценой наблюдал.

– Я дарю тебе Парашку! – сверкая красивыми глазами, прошипела дама ему в лицо.

И вытянула в направлении него сжатую в кулак руку. Было в этой женщине что-то ведьминское, какая-то особенная болезненная притягательность, которая заставляла наблюдать за ней. Несмотря на то, что она говорила какие-то странные и жуткие вещи, ее хотелось слушать. Как будто бы морок навела.

Дама разжала кулак перед носом у ошалевшего Юрия. Ее ладонь была пуста, – он только успел приметить сверкнувший на пальце увесистый бриллиант.

– Где же эта… Парашка? – осмелился уточнить он. Мелькнула мысль, что, возможно, красавица ведет с ним какую-то игру. Может быть, он ей просто понравился. А что, мужчина он был, в принципе, видный, – хоть и немного с годами обветшал. Но если сводить его к модному брадобрею да поменять костюм на более дорогую модель… Очень даже ничего мужчина получится.

– А она уже у тебя! – расхохоталась женщина. – В голове у тебя сидит! Скоро ты с ней познакомишься… Ладно, мне пора.

Юрий Петрович опомниться не успел, – она подбежала к обочине, вытянула руку, в то же мгновение перед ней остановился автомобиль, – причем дорогой, такие обычно не „таксуют“. Но, видимо, ради этой женщины люди делали исключения, меняли привычную свою модель поведения. Через минуту женщину растворила ночь.

Сам же Юрий Петрович добрался до дома только через несколько часов, – пока ждали ГАИ, пока заполняли бумаги… Настроение было так себе – дома он опрокинул рюмочку скотча, закусил какими-то консервами и отправился спать, – уже через несколько часов должен был стартовать новый рабочий день.

Но стоило ему сомкнуть глаза и попытаться отойти во владения Морфея, как он услышал препротивный скрипучий голосок, который обращался к нему в издевательски-ласковой интонации:

– Что, родимый, устал? А мне вот скучно! Расскажи мне сказочку! Расскажи! Я без сказки не могу уснуть.

Юрий Петрович даже не сразу понял, что голос этот раздается в его собственной голове. А когда осознал, пришел в ужас. Неужели вот так запросто можно сойти с ума? Все знают, что голоса в голове – признак запущенной психической болезни. Но еще вчера он вполне владел своим рассудком, – ну разве что иногда не мог справиться со спонтанной яростью, но этим грешат многие горожане.

– Да ты не пужайся так, нормальный ты, – утешил его голосок. – Я не имею к тебе никакого отношения. Просто мы теперь всегда вместе будем.

– А… А ты кто? – чувствуя себя полным дураком, спросил Юрий.

– Так Парашенька же я! – как будто бы даже удивился голосок.

Юрий Петрович вспомнил странную красавицу, которая, вроде бы, толковала про какую-то Парашеньку, которую она ему дарит. Да еще и протягивала раскрытую пустую ладонь.

– Сказку давай! – потребовала Парашенька. – Не дам тебе спать, пока не расскажешь!

– Да вот еще! – немного осмелел Юрий Петрович. – Я тебя вообще не знаю. Ты не можешь меня заставить делать то, чего я делать не хочу.

Гордо повернулся на другой бок и решительно закрыл глаза. Но не тут-то было.

Парашенька говорила все громче. От звука ее скрипучего голоса у него голова начала раскалываться. Парашенька требовала сказку. Уже когда за окном занялся рассвет, измученный Юрий Петрович наконец сдался. Никаких сказок он не знал. Но наплел ей что-то, – кажется, из Пушкина. Не цитировал, разумеется, а своими словами пересказал. Только тогда Парашенька замолчала, и он смог хотя бы на пару часов провалиться в сон.

С тех пор эта Парашенька начала его преследовать. Это была пытка. Ее голос начинал звучать в самые неподходящие моменты. Даже когда он в душ шел, Парашенька не желала оставлять его в покое. Она была очень требовательной и очень противной. Она просила сказок, просила петь ей песни, даже станцевать однажды попросила – и добилась ведь своего! Она просила поставить ей на подоконник отдельный стакан молока, просила купить торт „Наполеон“, просила читать ей вслух, – он специально мотался в букинистический за Хотинским, которого несносная Парашенька желала послушать. Юрий Петрович стал нервным и раздражительным. Все свое время он теперь проводил один (вернее, только со стороны казалось, что один, на самом же деле с ним всегда была Парашенька). Все друзья от него отвернулись. Пойти с такой проблемой к психиатру он стеснялся – да и понимал, что дело тут явно в какой-то хитрой магии, а не в биологическом нарушении мозга.

Так прошел почти целый год, прежде чем одна из его соседок по лестничной клетке не заметила, что Юрий Петрович разговаривает сам собою. Женщина та была пожилая и скучающая, – прильнув ухом к своей двери, она внимательно выслушала монолог соседа, а потом вышла к нему. Да не просто так, – чтобы позором его насладиться. А с ценным советом. Дала ему вырванную из тетрадки страничку с телефоном какой-то деревенской бабулечки, которая якобы занималась подобными случаями.

Еще недавно Юрий Петрович на смех бы поднял любого, кто посмел бы обратиться к нему с подобным советом. Но он был действительно на грани нервного срыва, – делать нечего, пришлось покупать билет на поезд и ехать в далекую деревню. Бабулечка его приняла, внимательно выслушала и объяснила, что в нем сидит мелкий бес.

Когда Юрий Петрович вошел в дом знахарки, Парашенька жутко перепугалась и начала его уговаривать, извиняться за свое поведение и умолять, чтобы ее не выгоняли вон. Даже пыталась сулить всяческую благодать, – клялась, что будет давать советы, благодаря которым Юрий Петрович станет богатым и уважаемым человеком.

Но к счастью, у него хватило ума проявить стойкость и не поддаться на уговоры беса. Знахарка усадила его на стул, поводила над его головой свечкой, которая трещала и коптила, пошептала что-то… И впервые за все эти месяцы Юрий Петрович почувствовал себя свободным и спокойным.

Он вернулся в Москву и проспал трое суток…»


Если человек слышит голоса, то можно попробовать их заговорить. Для этого больного сажают на табурет, на котором стоял гроб, встают у него за спиной и читают:

 
На море, где вода мертва,
Где стоит мертвая вода,
Спрятана мертвая голова.
Она мертвым сном спит,
Никогда ни с кем не говорит.
Так бы и у (такого-то) голос замолчал,
Рта никогда бы не открывал,
Губ никогда бы не размыкал.
Иди, чужой голос, из тела,
От моего правого дела.
Слово мое крепко, дело мое лепко.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.
 

Чтобы не уставать

Наверное, не было на Руси крестьянки, которая бы перед уборкой урожая не ходила к знахарке с просьбой заговорить ее от усталости. Осенью день год кормит, и некогда болеть или отдыхать. Знахарка, зная, что будут к ней приходить и просить об этом, загодя запасала колосьев ржи. Положит она бабу на порог да проведет пучком ржи крест-накрест по ее спине, а сама шепчет:

 
Как матушка-рожь во поле стояла,
Так бы и твоя спинушка не устала.
Ати-мати, жнива, подай свою силу,
Чтобы больше пахать,
Чтобы меньше отдыхать.
Как коромыслице не разгибается,
Так и мое слово не сбивается.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков. Аминь.
 

Потайной шепоток

Во все времена знахари, колдуны и чародеи, кроме заговорного слова, заклинания и молитвы, использовали в своих работах шепотки, которые, конечно же, намного слабее вышеперечисленных методов, но, тем не менее, тоже существенно помогают в работе при лечении болезней, а главное, тогда, когда нужно что-нибудь сделать тайно, т. е. читать не в голос, а шепотом. Для примера приведу шепоток, который говорят в спину уходящему человеку, который отказывается лечиться, например, от алкоголя. Шептать нужно так:

 
Будьте, мои слова, полны яко небо,
Крепки, как христианская вера,
Лепки, как банный лист к голому телу.
Аминь.
Ты (такой-то) браги хмельной не пей,
По хмельному душой своей не болей.
Как дитя малое по груди страдает, —
Не страдай.
О хмельной браге навсегда забывай.
Шепот мой громче громкого крика
И быстрей короткого мига.
Ключ моему говорку.
Замок моему шепотку.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков. Аминь.
 

Заговор от женского алкоголизма

Из письма: «Мне больно видеть, как моя мать, еще молодая и некогда очень красивая женщина, пропивает свой ум, красоту и самость. А заодно и мою жизнь. У меня много раз была возможность уехать от нее, – есть отец, который живет в другом городе, но я знаю, что в таком случае она быстро покатится вниз по наклонной. Но мне уже пятнадцать, скоро у меня начнется самостоятельная жизнь, – и что тогда с ней будет?

Все началось четыре года назад, когда папа наш влюбился. Не смогла мама справиться со стрессом. Сначала сама развлекалась вечерней бутылочкой вина, потом начала по пятницам и субботам ходить в бар с подружками и иногда возвращалась оттуда под утро, шатаясь. Потом она поняла, что пить – это довольно дорого, ведь она была приучена к хорошему вину и итальянскому шампанскому. Мама начала продавать вещи, – свои наряды и сумки, мою шубку, кухонную технику, телевизор. Потом докатилась даже до того, что пропила деньги, которые папа мне на репетитора выделил.

У нее появились любовники. Какие-то ленивые, спивающиеся интеллигенты, которые почти каждый вечер разглагольствуют на нашей загаженной кухне о судьбах мира, мешая мне спать. Послушать их, – так каждый третий судьбы вершит. А на самом деле – просто кучка неудачников.

Мама моя всегда была красавицей. И очень молодо выглядела, – нас принимали за сестричек. Куда все это делось? Теперь она ходит отечная, перестала подкрашивать седину. Идет по двору – ну настоящая баба-яга, косматая, с обтянутыми дешевыми колготками узловатыми ногами и недобрым выражением на зеленом лице.

Умоляю, подскажите какие-то слова, которыми можно исцелить этот недуг? У меня сердце разрывается на все вот это смотреть. Может быть, какая молитва потайная есть, которую я могла бы ей в спину произнести…»


Заговор от женского алкоголизма звучит следующим образом:

 
Встану, не благословясь,
Пойду, не перекрестясь,
Лицо бело не сполосну,
Кудри русые не расчешу.
Выйду я в поле, в широкое раздолье.
Лежит в поле хлыст, его черти вязали,
В пьяном угаре потеряли.
Возьму я их хлыст, вдарю тридевять раз,
Свистну тридевять раз,
Крикну тридевять раз:
– Вы, слуги дьявола, верные и проверенные,
Вы в деле своем прилежные и упорные,
А сослужите вы мне,
Божьей рабе (имя), службу
И угодите мне во честную дружбу.
Избавьте вы рабу Божью (имя)
От хмельной страсти,
Отведите вы от Божьей рабы (имя)
Напасти,
Чтобы она, раба Божья (имя),
В рот вина не брала,
Плевалась, никогда до хмельного
Не прикасалась,
Глядеть на хмель не хотела,
От одной думы про вино болела,
Страдала, переживала,
Вино зелено проклинала.
Луна растет, прорастает,
Полнеет и убывает,
Так бы убывала у рабы Божьей (имя)
К хмельному страсть,
Так бы и отходила от нее напасть.
Ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь. Аминь.
 

Молитва о ближнем

 
Стану я, раба Божья (имя), благословясь,
С крыльца к воротам пойду, перекрестясь.
Приду к сухой лесине, к поганой осине,
Найду старое гнездо на ветвях.
В старом гнезде ворон и ворона сидят,
Во четыре глаза на воронье яйцо глядят.
И как вороненок в яйце не видит, не чует
Ни материнского карканья,
Ни церковного пения,
Как он очами не зрит у той осины коренья,
Так бы и беда к (такому-то)
Не приближалась,
С его белым телом никогда не срасталась.
И будьте вы, слова мои, острей острого ножа,
Ловчей, быстрей быстрого копья.
На новцу, на ветху, на перекрой луны,
Слова мои – ключи, дела – замки.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно, во веки веков. Аминь.
 

Чтобы сын не шел против отца

Этот заговор читают в четное число четного месяца. Слова его такие:

 
Господи Боже премилостивый,
Отжени раба Твоего (имя) от злобы,
Ибо сам Ты в Писанье сказал:
«Чти Отца своего!»
Помилуй его от вражды кровной
И запрети во веки веков
Ему воевать супротив отца.
К Тебе приходил царь Давид,
Тихий и кроткий, и кротость его
Пусть вольется в раба Твоего.
Аминь.
Цыпленок наседку не клюет,
Икринка рыбу не бьет.
Так пусть и раб (имя) против отца
Не идет.
Говорил бы раб (имя) тишком,
Слушал бы отца своего молчком,
Голос бы не повышал,
Божью заповедь не нарушал.
Овца корится волку,
Дрова корятся огню,
Пусть так же
Покорится и сын своему отцу.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь.
 

Как помириться с дочерью или сыном

Из письма: «Два года назад моя дочь Тамара влюбилась в мужчину, и с тех пор ее словно подменили. Я растила Тому одна, посвящала ей всю свою жизнь, мы всегда были очень близки. Несмотря на то, что жить порой было трудно, я всегда оставалась оптимистичной. Все меня считают попрыгуньей-стрекозой и хохотушкой. Знаете, легкомысленность – это и правда хорошая защитная реакция на всю скорбь этого мира.

Может быть, из-за легкого характера я выгляжу существенно моложе своих сорока с небольшим. Говорят, что лучшее омолаживающее лекарство – это смех, и моя жизнь – тому подтверждение. Худенькая, румяная, с рыжими кудряшками, с белыми от природы зубами – больше тридцати мне никто не дает.

И это сейчас было не просто лирическое отступление. Я начала это письмо с того, что моя дочь познакомилась с мужчиной. Сергей мне сразу понравился – симпатичный, умненький, сразу видно, что далеко пойдет. Я старалась произвести на него хорошее впечатление, чтобы он видел, что Тома пусть не из богатой и знаменитой семьи, зато привыкла к доброте и веселью. Клянусь всем, чем угодно, что я не пыталась с ним кокетничать, не держалась как-то фривольно. Мне казалось, что мы провели отличный вечер. Я запекла утку, напекла сладких пирожков, Сергей их нахваливал. Только вот на следующее утром мне позвонила Тома и начала отчитывать за то, что я якобы пыталась у нее жениха увести. Что как-то не так смеялась, что у меня было слишком глубокое декольте, что я слишком заинтересованно расспрашивала о его работе. Она даже начала ставить мне в укор пирожки, – у нее самой, мол, нет времени на гастрономические изыски, а я якобы пытаюсь показать, насколько я лучше и хозяйственнее! Я так оторопела, что даже не нашлась, что ответить. А когда через несколько часов перезвонила, выяснилось, что дочь заблокировала мой номер!

За те два года, что мы не общаемся, я что только ни пыталась сделать – и под окнами ее стояла, и письма писала, и людей подсылала. Ничего не помогает. Я очень скучаю по Тамаре, хотела бы наладить общение хоть как-то…»

 
На море волна, Бог ее укрощает,
Раба Божья (имя) рабу Божью (имя) прощает.
Пусть, как она увидит меня, улыбается,
И как услышит меня, – утешается,
Как мать утешается дитем,
А дитя красным яблоком.
Аминь моему слову,
Аминь моему делу.
Ключ моим словам, замок моим делам.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2