Наталья Север.

Счастье напрокат



скачать книгу бесплатно

В холодном поту я, задыхаясь, подскочила на кровати. Я понимала значение этого сна, я умела их разгадывать и вообще одно время увлекалась магией и гаданием, но в какой-то момент поняла, что эзотерика – это не мое, и бросила это дело. Но я никогда не отрицала мистику: если мы чего-то не понимаем, это не значит, что этого нет.

Я посмотрела на часы: было три часа ночи. Я встала, выпила воды, немного пришла в себя и снова легла.

* * *

В половине десятого за мной приехал Владимир. Он привез меня в фирму, где с лучезарной улыбкой меня встретил Александр. Пожимая в приветствии мою руку, он спросил:

– Ты что такая мрачная? Случилось чего?

– Да на работе неприятности, – и я вкратце рассказала, что за проблема.

– Давай я дам тебе своего юриста, он отличный специалист в недвижимости, – предложил Александр.

– Да наш тоже неплохой спец, но чего-то недосмотрели. И на старуху бывает проруха! – грустно улыбнулась я, все еще оставаясь под впечатлением ночного кошмара: «Как жаль… такой мужчина погибает, да рак, сука, не щадит никого», – подумала я, вспомнив, как умирал от рака мой папа, и я ничем не могла ему помочь.

– Наталья, ты что-то не нравишься мне сегодня! Есть что-то еще, что тревожит тебя? Ты скажи, я сделаю все, что в моих силах, чтоб помочь, – встревожился Саша.

– Да нет, все хорошо! Не обращай внимания.

– Ну, тогда пошли в зал для совещаний, прошу! – он жестом пригласил меня в зал.

Там находилось человек десять, и все они были партнерами Сашиной строительной фирмы.

– Доброе утро! – начал Александр. – Господа, позвольте представить вам нашего нового партнера – Наталья Александровна Воронина! Прошу любить и жаловать!

Дальше совещание прошло как и везде: обсуждение важных вопросов организации, финансовые вопросы и так далее.

Владимир сидел по правую руку от Александра, было ясно, что он уже был поставлен на должность нового руководителя компании.

Какая выдержка, какое самообладание у Саши: так слаженно и спокойно завершает дела в своей жизни, я бы, наверное, так не сумела. «Господи помилуй! – перекрестилась я про себя. – Я так хочу жить! Мне столько всего еще нужно сделать! Спаси и сохрани меня грешную, аминь!» Хотя я была не особо верующая, но это лишь до первого плохого случая, и это была единственная молитва, какую я знала, но сейчас в смятении я ее произнесла.

Заседание подошло к концу. Ко мне подошел Саша и сказал, что у него еще встреча с делегацией из Японии и он вечером позвонит мне, чтоб уточнить дату и время отлета в Новосибирск, а домой отвезет меня Владимир.

– Хорошо! – ответила я, и мы с Володей направились к выходу.

По дороге Владимир предложил:

– Наталья, давайте заедем в ресторан, я проголодался, да и вы, наверное, тоже.

– А знаете что? Поедемте ко мне домой, я вас украинским борщом накормлю, настоящим! В ресторанах такой не подадут. Только давайте заедем в булочную, я чесночные булочки куплю к борщу.

– А удобно ли? – смущенно спросил Володя.

– Еще бы! Я сама приглашаю вас! И заодно пообщаемся, познакомимся поближе, нам ведь еще работать вместе! И зовите меня на ты в неформальной обстановке.

– Хорошо, Наталья! Как скажете, вернее, скажешь, – улыбнулся он.

– Вот и чудненько!

* * *

Войдя ко мне домой, мы прошли на кухню.

Я поставила на плиту разогревать борщ (я готовила его так, как готовила его мама, стараясь сделать его ярко-оранжевым).

– Марш мыть руки! – с улыбкой скомандовала я, разливая борщ по тарелкам и выкладывая ароматные чесночные булочки (конечно, это не украинские золотистые пампушки с укропом и чесночком, но на безрыбье и рак рыба!). И Володя молча повиновался, как послушное дитя. Усевшись за стол, он вмиг опрокинул в себя тарелку борща. Я налила ему добавки. «Вот что значит накормить мужчину, – про себя подумала я. – Это тебе не твоя жизнь холостячки, что приготовила – то и поела, а иногда и вообще влом готовить, слопал бутерброд, и ладно».

Зазвонил мобильный: это был Юрий, адвокат агентства.

– Это с работы, – пояснила я Володе. – Да, Юрий Иванович! Что-то случилось?

– Наталья Александровна, здравствуйте! Звоню вам сообщить хорошие новости!

Услышав радостный голос Юрия, я облегченно вздохнула. Юрий сообщил, что «наследник» прислал отказную от этой квартиры, объяснил тем, что не имеет никаких претензий на квартиру, так как после освобождения уедет жить к своей женщине, с которой познакомился по переписке.

– Ясно. Ну, слава богу! – ответила я. – Теперь смотрите в оба, чтоб больше подобное не повторялось.

– Будем стараться! – и Юрий, извинившись за беспокойство, попрощался.

– Все нормально? – спросил Владимир, видя мое просветлевшее лицо.

– Да, все хорошо!.. Володя, спросить хочу: а у Александра действительно все так плохо со здоровьем? Он выглядит просто молодцом, и аппетит у него хороший, только лишь присутствие ингалятора напоминает о его болезни.

Я вспомнила, как моя мама рассказывала, в каких мучениях умирала ее свекровь – без кислородной подушки никак не могла дышать. Мы с мамой вообще удивлялись, откуда у нее появился рак: она всю жизнь жила в селе, дышала всегда чистым воздухом и ароматом роз, которые разводила, не то что мы в мегаполисе. И папа мой тоже умер от рака. Был такой орел-мужчина, думали, ему слома никогда не будет, и тут на тебе: высох на сухарь, зеленоватый с желтизной оттенок кожи, есть вообще не ел ничего.

– А рак чего, печени? – тихонько спросил Володя.

– Нет, кишечник, и это было ужасно, не хочу вспоминать – слезы сами потекли из глаз.

– Извини! А мама твоя?

– Мамы тоже больше нет, уже много лет, я совсем одна.

– Прости, Наташа, я не хотел тебя ранить.

– Ничего, это жизнь! – ответила я. – А вообще, странный он какой-то, этот Александр, он почти ничего не рассказал о себе. Расскажи мне о нем.

– Ну почему странный?! Просто человек не любит говорить о себе, – ответил Володя.

– Вы давно знаете друг друга?

– Да с первого класса, родители его погибли в авиакатастрофе, когда ему было пять лет, и его воспитывала бабушка по матери. Когда ему стукнуло восемнадцать, ее не стало. Мы были в армии тогда, когда ему прислали весть о ее смерти. Мы с ним даже в одной части служили под Ленинградом. Потом, после дембеля, я пошел поступать в мореходку, а Саша ушел в строительство, закончил новосибирский строительный, а потом начал свой строительный бизнес. Не все легко давалось, но он построил свой бизнес.

– А почему он один? Не женился почему? Детей тоже нет…

– Да не везло ему что-то в личной жизни. Была у него одна большая любовь, но не срослось у них почему-то. Его работа была ему и жена, и дети…

– Как и у меня, – задумчиво ответила я. – Верно говорят, подобное притягивает подобное! Ну а ты? Как оказался в его фирме, ты вроде на моряка учился?

– Наши пути в жизни то расходились, то сходились, но мы всегда держались на связи.

– Давай чаю попьем с тортом!

Я поставила чайник на газ и, разрезая торт, что купил Володя, раскладывала его по тарелкам.

– Ну и?.. И дальше что?

– А дальше я получил распределение на Север после вуза, в Североморск, служить на подлодке, а после гибели «Курска» – в ней погибли мои товарищи – я стал сдавать по здоровью, и меня в итоге комиссовали по сердцу.

– Переживал или струсил? – спросила я.

– Не знаю… Скорее первое, а не трус и никогда им не был! – злобно, с обидой ответил Володя.

– Ясно-о-о-о-о, – протяжно произнесла я.

– Потом Саша узнал, что меня комиссовали и я сижу без работы, позвал меня к себе в фирму, пришлось опять идти в вуз, теперь уже строительный, правда, меня спустя два года вызвали в Петербург и предложили работу в штабе ВМФ России, но я уже не захотел бросать эту сферу деятельности и отказался.

– Круто! Не жалеешь?

– Нет!

Воцарилось молчание, каждый из нас погрузился в задумчивость.

– Я смотрю, на тебе нет кольца, не женат или просто не носишь? – вкрадчиво спросила я.

– Я вдовец, – печально ответил Владимир. – Жена, я ее очень любил, но не сумел ее спасти. Она выбросилась из окна, не смогла пережить смерти нашего второго сына: ему было шесть лет тогда, он выбежал на проезжую часть за своим мячиком и угодил под колеса.

Володя стал чернее тучи, я поняла, какую боль причиняют ему эти воспоминания.

– Она сошла с ума, тихое помешательство. Иногда она казалась совершенно адекватной. Я следил за ней как мог, так как она не раз пыталась покончить с собой, но мне нужно было работать, чтоб содержать семью, учить старшего сына и лечить жену. Мне пришлось нанять сиделку, чтоб было кому за женой присмотреть, пока я в отлучке. Но в тот злополучный день, просто стечение обстоятельств… Сиделка попросила два дня отпуска, у нее какие-то были личные дела, а я взял отгул в фирме, но, как назло, там на одном из объектов случился трагичный случай – взорвался баллон с кислородом для газосварки. Один сварщик погиб на месте, а двоих других отбросило взрывной волной, но они получили сильные ожоги. Фирма взяла на себя все расходы по похоронам рабочего и дала пожизненную пенсию его вдове. Также дали ей новую квартиру, они ютились в коммуналке, и оплатили расходы по обучению ее двоих детей в вузах, а двум другим пострадавшим оплатили лечение, выплатили разовую компенсацию, и они имеют право за счет нашей фирмы лечиться и отдыхать с семьями в наших санаториях.

– Гуманно, ничего не скажешь! А расследование было, почему взорвался кислород?

– Было, конечно! Установили, что была диверсия конкурентов.

– Ну, так, по идее, они должны нести расходы за свои деяния.

– Они тоже заплатили и нашей фирме, и пострадавшим, а потом они и вовсе закрылись.

– Ммм-да! Ситуация!.. – я не нашлась, что ответить. – А где сейчас твой старший сын?

– Он в Крыму, служит на военном корабле в Севастополе. Служил еще при Украине, но когда Крым ушел в Россию, принял присягу и остался служить дальше. Женат, она из Севастополя, имеет дочь… мою любимую внучку, – лицо Володи засветилось, – хотя я не прочь и еще своих детей заиметь.

– Ну так женись! Заводи деток, семью! Зачем хоронить себя заживо, жизнь ведь продолжается!

– Не готов пока, – ответил он и как-то по-особому посмотрел на меня.

От этого его взгляда у меня по телу пробежала сладостная дрожь, в момент я почувствовала, как заострилась моя грудь, потянуло низ живота, и между ног начался жар. Я быстро овладела собой, но моя заострившаяся грудь не ускользнула от взгляда Владимира.

Зазвонил телефон. Это был Александр, он сообщил, что вылет послезавтра в полдень, Владимир отвезет нас в аэропорт.

– Ты не хочешь лететь? – спросил Володя.

– Я должна… Я обещала… – поникшим голосом ответила я. – Он сказал, что ты отвезешь нас в аэропорт.

Мы оба молчали.

– Ну… мне пора, – сказал Володя.

Наши взгляды встретились, и я снова ощутила то же, что несколькими минутами раньше. Не понимая, что творю, я хотела сейчас только ЕГО, такого любимого и родного, с которым хотелось прожить всю жизнь. Я поднялась из-за стола и медленно подошла к Владимиру.

– Нет! Прошу тебя, останься, – едва слышно прошептала я.

Снимая с него пиджак, я начала целовать его в губы, и он ответил. Целуя, он подхватил меня на руки и понес в спальню. Продолжая меня раздевать, он разделся сам, его страстные горячие губы обжигали все мое тело, его сильные руки просто лепили меня, было чуть больно и хорошо одновременно. При каждом его движении я издавала приглушенный стон и шептала: «Еще… еще…» «О господи, что это?!» – на секунду ясно соображая, подумала я, и моя голова снова затуманилась в дурмане страсти. Мы оба сошли с ума, его глаза горели любовью (не нужно слов, глаза – зеркало души, и говорят они более красноречиво, чем любые красивые, но пустые на самом деле слова), в этот миг я была на седьмом небе от счастья… Я была в руках любимого и любящего мужчины. О боже, как я всего этого хотела, как мечтала именно о такой любви и страсти… Обрывками, как пленка в старом фильме, приходили ко мне здравые мысли.

Наконец, выбившись из сил от нашей страсти и наслаждения друг другом, мы уснули, не разжимая объятий. Это была самая волшебная ночь в моей жизни.

* * *

Проснувшись утром, я посмотрела на часы в спальне: было десять утра. Я поняла, что дома одна, Владимир ушел на работу, не став меня будить. Провалявшись полдня в кровати, все еще находясь в бликах своего счастья, я не раз вспомнила слова моей подруги Ольги: «Есть еще душа и тело, которым тоже нужна услада!» Как она права!

Затем, поборов в себе сладостную лень (как говорит мой брат, лень – это приятная болезнь!), я потопала в душ, который меня отрезвил, и вышла из ванной в чудесном настроении, напевая свою любимую песенку Юрия Антонова «Мечта сбывается». Я поставила себе кофе. Как точно подмечено – женщина преображается с мужчиной! Так оно и есть. Я даже чихнула в момент этой мысли. «Значит, правда!» – улыбнулась я. Хотелось все сразу – и петь, и кричать, и танцевать от счастья, и это в сорок пять лет!

Потом я притащила на кухню свой ноутбук и уселась за работу. Проверив всю почту и сделав необходимые деловые звонки, я позвонила своему заму:

– Елена, добрый вечер!.. На работе все хорошо?.. Я завтра улетаю в Новосибирск, вернусь как смогу, если что будет срочное, звони на тайный номер. Удачи! – и я закончила разговор.

На часах было уже десять часов вечера. Осталось только собрать чемодан. Я легла в постель, но никак не могла заснуть, в голове была такая каша, все смешалось – и остатки сладостной ночи, и горечь от предстоящей поездки, и снова мысль: «Что дальше?!..» И я утонула в полусне.

* * *

И снова аэропорт… Я стояла в стороне, смотрела, как разговаривают Володя и Саша, понимая, что видят они друг друга в последний раз. От этого на душе становилось так муторно, словами не передать, это только можно чувствовать. Обняв друг друга в последний раз, оба мужчины не скрывали выступивших слез, это были слезы настоящих друзей, настоящих мужчин, которых судьба на этот раз разлучала навсегда.

– Ты все сделаешь, как я просил? – тревожно спросил Александр.

– Да! – кратко и сухо ответил Володя.

– Ну… Иди!.. – сказал Саша и долго смотрел вслед Володе, пока фигура того не скрылась из виду.

Не в силах выдерживать эту тяжелую сцену прощания, я отвернулась к окну, наблюдая за прилетающими и улетающими самолетами.

– Ну что, Наташа, пошли на самолет? – обратился ко мне Саша уже своим обычным тоном.

– Да, пойдем, – ответила я.

Пока мы шли к трапу, я думала о том, что не перестаю поражаться силой духа этого мужчины.

* * *

Через несколько часов мы приземлились в Новосибирске. Александр взял такси, и нас привезли в город. Расплатившись и взяв наши чемоданы, Саша открыл дверь в свою квартиру, впустил меня вперед, зайдя сам, включил свет, поставил чаши чемоданы на пол в прихожей и пояснил:

– Там ванная, а там кухня, а там спальня и гостиная, и моя бывшая детская. Это квартира моей бабушки, она осталась мне после ее смерти. Будь как дома! Переночуем сегодня тут, а завтра поедем в лесной домик, – сказал Саша.

– Хорошо. – И я медленно начала обходить квартиру. В ней было чисто, уютно и старомодно, как во времена восьмидесятых.

– Я ничего не менял, все осталось, как было при бабушке. Я ее боготворил, и она меня тоже. Я буду спать в гостиной, а ты располагайся в спальне, если что будет нужно, не стесняйся!

– Хорошо, – ответила я и, войдя в спальню, закрыла за собой дверь.

В комнате была двуспальная кровать, пахло чистотой и накрахмаленным бельем. Я достала свежую одежду и отправилась в душ. Выйдя из душа, я увидела, что Саша хлопочет над ужином. Александр стал вдруг такой домашний и теплый, что я едва удержалась, чтоб его не обнять.

– Давай помогу! Что нужно делать? – предложила я свою помощь.

– Ничего не нужно, я уже почти закончил, – ответил Саша. – Если хочешь, доставай тарелки и бокалы, – он показал на ящик, где они находятся.

Беря из моих рук приборы, он расставил их на столе, накладывая ароматно пахнущий ужин.

– Ну! Прошу к столу!

– У-у-у-у-у-у-у! Ты вкусно готовишь! Зря ты не женился, из тебя вышел бы идеальный муж, – улыбаясь, похвалила его я.

– Ну я ж тебе говорил уже, почему не женился: не встретил такую, как ты, – сказал Саша, посмотрев мне при этом в глаза так, что я виновато потупила глаза, уставясь на вилку, которую крутила в руке. – А кулинария – это моя вторая страсть после строительства. Одно время стоял перед выбором профессии: быть поваром или стать строителем. Стройка победила, – улыбнулся он.

– У тебя и другое получилось бы, я знаю, – сказала я. – А обе страсти нельзя было совместить?

– Э-э-э не-е-ет! В жизни так не бывает. Дело жизни должно быть одно. Можно, конечно, заниматься тем, что приближает тебя к твоему делу жизни, к твоей цели, но оно должно быть единственным. Побежишь за двумя зайцами – останешься ни с чем!

После ужина я помогла Александру убрать со стола, и мы начали пить чай, к чаю тоже было что подать. «Какой предусмотрительный, – про себя подумала я, – все предусмотрел. Хозяин! Да, как ни крути, – продолжала я свои размышления, – одиночество многому учит, сначала оно тебя тяготит, а потом ты начинаешь получать от одиночества кайф, по себе знаю». Еще долго мы сидели на кухне, гоняя чаи, ведя беседы о жизни, обо всем и ни о чем. Затем Саша предложил посмотреть его детскую комнату, он взял меня за руку и повел вглубь квартиры.

– Вот, это моя детская! – с ностальгией в голосе сказал Саша. – Я обитал тут до самой армии.

На тусклых обоях висели его детские рисунки, плакаты модных в восьмидесятые годы рок-групп, канаты, шлемы. На полочках стояли учебники того времени и маленькие модели автомобилей. В общем, все, как у обычных мальчишек того времени. Мой взгляд упал на фотографию, стоявшую на письменном столе. На меня смотрела пожилая женщина лет шестидесяти, в ее больших глазах было столько доброты, тепла и нежности, что казалось, она сейчас заговорит тихим, чуть с хрипотцой голосом.

– Это была самая большая утрата в моей жизни, когда ее не стало, – проговорил Саша, видя, куда упал мой взгляд. – Бабушка дала мне все, главное, свою безграничную любовь.

– У меня так же было с мамой, мне очень не хватает ее любви и нежности, – тихо вставила я.

– Говорят, чтоб воспитать настоящего мужчину, ребенку нужен отец, и это верно, – продолжал Саша, – но и женщина сама, одна может воспитать настоящего мужчину. Во время войны и после сколько было вдов, и все они воспитали нас, наше поколение достойных людей. Не то что современная молодежь, что она предложит своим детям?

– Это так! Но и сейчас есть хорошее воспитание, но только не в целом поколении, как у нас было. Сейчас воспитывают интернет, американская кинопродукция, айфоны и прочая дрянь современного мира, которыми пичкают мозги нашим детям. А знаешь, – продолжала я, – ты прирожденный строитель!

– Почему ты так решила? – удивленно спросил он.

– А ты сам посмотри! Взгляни на свои рисунки, почти на всех нарисованы то дома, то краны подъемные.

– Ты что, психолог?

– Нет, но в некоторой степени, по старой работе… Я пришла в недвижимость не сразу… Так вот, если хочешь знать, кем будет твой ребенок, советуют смотреть на рисунки малыша или на его действия.

– А чем ты занималась до недвижимости? – с интересом спросил Саша.

– Я была гадалкой, – спокойно ответила я, продолжая рассматривать его детские рисунки.

– Ух ты! И что? Колдунья, что ли?

– Да ничего, была на каком-то этапе жизни, а потом вдруг осознала, что это не мое и я не хочу этим заниматься. И я бросила, ушла в более традиционный бизнес.

– Не жалеешь, что бросила? Ты могла бы озолотеть на этом, сейчас это модно – маги, колдуны и гадалки, – говорил мне Саша, улыбаясь.

– Да озолотеть? Возможно, но конец ждал бы меня печальный. Высшие силы просто так не дают информацию, за все надо платить как на земле, так и на небе. Платят и те, кто гадает, и те, кто просит. Только на небе спрос с тебя будет гораздо круче.

– А откуда это у тебя, передали по наследству дар?

– Да нет, пришло, можно сказать, само, ниоткуда, из ничего, но одна потомственная гадалка сказала мне, что это неспроста, что кто-то в моем дальнем роду владел этими тайными знаниями.

– Ясно! – и Саша посмотрел на часы. – Ну, Натали, засиделись мы с тобой, уже четвертый час ночи, давай по кроватям.

– Ну давай! Доброй ночи! Во сколько завтра поедем в лес? – шутя спросила я.

– Завтра и посмотрим, я больше уже никуда не спешу. Может, пройдемся по городу. Главное, ты со мной, и мне больше ничего не надо! – и он побрел в свою комнату. – Наташа, мне очень хорошо с тобой! Спокойной ночи!

– Спокойной ночи! – пожелала ему я и начала разбирать свою постель.

Я долго не могла заснуть, вспоминая вчерашний день. «Наташа, позвони мне, если понадоблюсь, я прилечу», – спокойно сказал мне Владимир в момент, пока Александр отвечал по телефону. В тот день он ни взглядом, ни жестом не напомнил о том, что произошло между нами.

Я слышала, что Саша тоже не спит, ворочаясь на диване в гостиной. Может, ему плохо, подумала я, но, наверное, он позвал бы на помощь. Вдруг я услышала, как шаги босых ног приближаются к моей спальне. Дверь тихонько скрипнула. «О боже, только не это! – с ужасом подумала я. – Я же с ним не справлюсь!» Я притворилась, что сплю, и через минуту дверь снова скрипнула, и Саша поплелся в свою постель. «Слава богу, пронесло!» – подумала я с облегчением и наконец уснула.

Мы проспали до часу дня, выпили кофе и отправились гулять по городу.

– Позавтракаем где-нибудь по пути, – сказал Саша, закрывая квартиру на ключ.

Денек выдался чудесный, был май, весна. Свежая зелень листвы сверкала в лучах ласкового солнышка, такое бывает только весной… И ничего не предвещало страшного вечера, что произошел позже. Единственное, Саша чаще, чем обычно, прибегал к помощи ингалятора, нам даже пришлось зайти в аптеку купить на запас.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9