Наталья Самсонова.

Помолвка по расчету. Яд и шоколад



скачать книгу бесплатно

Пролог

В доме герцога Сагерта царил предсвадебный переполох. И Ритар, сын Сагерта от первого брака, принимал деятельное участие в подготовке к свадьбе. Попробовал пирожные, стянул на пол отрезы шелка, выпустил из клетки редчайших голубей. Невеста скрипела зубами и старательно улыбалась. Перед самой свадьбой няне мальчика было приказано уйти гулять с ребенком.

Четырехлетний малыш приплясывал на месте, ожидая, пока няня завяжет свой чепец. Игровая комната давно перестала интересовать юного герцога.

– Маленький господин очень нетерпелив, – ровно заметила заглянувшая в игровую почти мачеха.

– Я воин, – выпятил подбородок Ритар.

– Эна, выйди на пару слов.

Как ни силился юный герцог подслушать, о чем говорили женщины, ничего не вышло. Когда няня вернулась, тихая и задумчивая, Ритар уже почти собрался плакать. Останавливало только то, что мужчины плачут по важным поводам. А отсутствие няни на важный повод не тянуло никак.

– Мы будем смотлеть лыб?

– Мы договор-р-рились, что будем смотр-р-реть на р-р-рыб только тогда, когда вы своим р-р-рычанием напугаете левретку госпожи Ратты.

– Я напугал, – возмутился мальчик из-за такой несправедливости.

– Но не рычанием, – улыбнулась Эна и прикусила губу. – Так что пойдем, купим сладких ягод, попрыгаем через веревку и посмотрим, кто быстрее бегает.

Ритар заулыбался. Ему нравилось бегать наперегонки со своей няней. Эну он любил больше других приставленных к нему воспитательниц, что в итоге сделало ее старшей гувернанткой.

До полудня было еще далеко. Ярко светило летнее солнце, а цветущие кусты обещали прохладу. Эна крепко держала подопечного за руку и вежливо раскланивалась со знакомыми. Такой же прислугой, как и она.

На выходе из квартала Эна поздоровалась со стражей. Патруль не допускал простых людей на территорию высшей знати, и поначалу няне приходилось носить с собой пропуск.

– За ягодами?

– Да, капитан, – как-то вымученно ответила Эна.

Главная дорога проходила через всю столицу, и перебежать ее удалось не сразу. Ритар втайне любил именно эти моменты – когда еще юному герцогу, охраняемому от всего и вся, удастся проскочить мимо несущейся почтовой кареты? Рассмотреть огромные копыта? И получить порцию укоров от любимой няни.

Пакет ягод кончился быстро. И, осмотревшись, парочка нарушителей снова выскочила на широкую дорогу.

– Идем сейчас, скоро поедет королевская почта, а там лошади особые, замагиченные, – прошептала Эна и шмыгнула носом. – Потопчут и не заметят.

– Ты глустная? Почему ты глустная?

– Просто пыль попала, – улыбнулась Эна и поцеловала мальчика в лоб. Такие вольности няня позволяла себе редко. А вот Ритар обожал эти короткие, робкие поцелуи. Они напоминали ему о маме.

Меж двух домов было «тайное» место, где Ритар и Эна прыгали через веревку и кидали ножик в расчерченную землю.

Эна улыбалась через силу.

Ей не оставили выбора.

– Ну что, теперь наперегонки? Купим еще ягод? – предложила няня, и Ритар подпрыгнул:

– Я покажу, как бегают воины!

Встав у линии, Эна начала считать:

– Раз. Два. Три! Вперед!

Няня стянула с головы чепец и закусила жесткую ткань. Меньше минуты потратила Эна, но этого времени Ритару хватило, чтобы выскочить на дорогу. Под копыта коней королевской почты…

Глава 1

Третий месяц лета выдался жарким, засушливым. Чтобы собрать дневную норму трав, приходилось тратить больше времени. Лианон поправила широкополую шляпу и вошла под навес. Закатав рукава плотной рубашки, она тщательно отмыла загрубевшие руки. Достала из сумки жирный крем.

– Ой, какая цаца, – едко хмыкнула из-за спины Китна. – Третий раз с нами катается и все ручки бережет. Потому что ле-эдя-а. А, Дэрвогелл, каково оно, белыми ручками траву срезать?

– Так же, как и черными, – спокойно ответила Лиа. – Трудно, нудно, необходимо.

– Что на этот раз проиграл твой папаша?

– Оставь девчонку, Китна. А ты, дуреха, прекращала бы ерундой страдать. – Под навес зашла крепко сбитая женщина. Зеленоватая кожа говорила о доле орочьей крови в ее жилах.

– Я не страдаю, госпожа Крэгна.

– Угу, наслаждаешься. Они не изменятся, как жизнь жили, так и будут. Выходи замуж или уезжай из города. Пойми, ничего не поменяется.

Лианон присела в поклоне и стерла излишки крема с рук. До города ехать четыре часа. То еще испытание для измученного организма.

– Подъехал! Грузимся!

Женщины все как одна бросились к дилижансу. Лианон спокойно собрала свои вещи, устроила рюкзачок за спиной и квадратную котомку – на сгибе локтя. У нее были особые преимущества – выполнив дневную норму, она собирала травы для себя. Готовилась. Крэгна зря считала молодую Дэрвогелл совсем уж бесхребетной. Просто Лиа не хотела оставлять для себя ни малейшей лазейки.

Когда она подошла к дилижансу, места внутри уже были заняты. Но Лиа и не хотела всю дорогу провести в тесноте, нюхая чужой пот. Леди Дэрвогелл ловко забралась на крышу дилижанса и удобно уселась на оставшееся свободное место. Рядом с госпожой Крэгной. Именно пожилая женщина помогла ей устроиться на эту работу. И три сезона Лиа провела в Степи, пересылая домой часть денег, – отец проиграл в кости слишком крупную сумму.

– Прислонись ко мне и поспи, – проворчала госпожа Крэгна. – Будь в тебе хоть капля нашей крови, забрала бы тебя в Степь. Да только пылевую бурю ты не переживешь. Слишком нежная кожа.

– А я бы согласилась, – тихо шепнула Лианон и прикрыла глаза.

Четыре часа леди Дэрвогелл провела в чуткой дреме. Слушала, как напевает орчиха, напевает и выводит узоры на плечах и лопатках. Старое степное благословение покалывало иголочками.

– Спасибо.

– За это не благодарят, девочка, – улыбнулась Крэгна.

Лианон повела плечом, стряхивая остатки сна. И снова припомнила традиции расы – даже если орком был прадед, все последующие поколения считались орками с каплей человеческой крови. Шаманы каждый год приходят в город, чтобы найти и обучить молодежь. Тех, конечно, кто готов обучаться.

Дилижанс остановился. Сначала вышли те, кто сидел внутри. Следом спустилась и Лиа, чудом увернувшись от загребущих рук кучера. Который конечно же просто хотел помочь.

До дома от остановки дилижанса было далеко. Лианон немного постояла, тяжелая котомка оттягивала руки. Неужели брат забыл ее встретить? Или опаздывает? Леди Дэрвогелл решила пойти навстречу. Дорога одна, не разминутся.

С надеждой на то, что скоро появится брат и поможет нести тяжелую сумку, Лиа дошла до дома и укрепилась в своей ужасной, мятежной мысли. Леди Дэрвогелл собиралась покорять столицу. Нет-нет, не светские салоны, боже упаси. Лианон слишком ценила себя, чтобы стать провинциальной птичкой, – так поэтично называли простушек, ищущих себе богатого покровителя. Нет, ни за что.

У Лианон все было подготовлено. Она начала собирать информацию в тот год, когда умерла тетушка. Старая леди Дэрвогелл оставила после себя небольшое состояние, и по завещанию его поделили между четырьмя оставшимися носителями фамилии.

На эти деньги ее племянница собиралась купить мастерскую. Она имела диплом зельевара и лицензию кондитера, а также больше десятка изумительных и оригинальных рецептов – столица была обречена пасть к ногам кондитера Лианон.

Запнувшись о камень, Лиа едва не полетела на землю и с трудом удержалась от стона.

Во дворе их старого особняка стояла большая повозка. Нехорошее предчувствие царапнуло юную леди. Ускорив шаг, Лианон проскочила мимо рабочих, едва не растоптала тонкие цветы у дорожки и поднялась на крыльцо. Двери в дом были распахнуты настежь. Полупустая прихожая, из нее Лиа сразу прошла в гостиную, минуя малый коридор.

Котомка упала на пол с громким стуком. И юная леди Дэрвогелл едва подавила желание упасть в аристократический обморок.

– Доченька, посмотри, какая красота. – Совершенно счастливая мать взмахнула руками, словно пытаясь обнять гостиную. Отец и младший брат поднялись на ноги, приветствуя вошедшую Лианон.

В гостиной стояла новая мебель. Светлое дерево с элементами позолоты. На фоне старых темно-зеленых обоев и вздувшегося паркета. И осыпающейся с потолка штукатурки. Кра-со-та.

– Нам в подарок дали еще и портьеры, – поделилась старшая леди Дэрвогелл. Она явно пребывала в эйфории.

Лианон перевела взгляд на отца. Тот сконфуженно потер лысину и жестом предложил дочери поговорить позже.

– Теперь не стыдно пригласить на чай юную леди Эльёсс!

– Мам, она сговорена с сыном мэра, – вздохнула Лианон.

– Наш род входит в список семидесяти старейших семей королевства, – с достоинством возразила почтенная мать семейства. – И если мы только намекнем Эльёсс, что готовы принять их худородную девицу в семью, уж будь уверена, они своего не упустят. И прикажи подать чай.

– Я пойду к себе, – твердо произнесла Лианон. – Я очень устала.

– Я провожу тебя, – понуро произнес лорд Дэрвогелл.

Лиа подняла котомку, положила ладонь на сгиб локтя отца и, давя усмешку, позволила увлечь себя к парадному выходу из гостиной. Сама она привыкла пользоваться коридорами для слуг.

– Папа, ты отдал долг?

– Частично. – Лорд вздохнул. – Моя птичка увидела квитанцию, будь он неладен, этот варгов банк. И мы купили новую мебель. Но что я мог сделать?

– Сказать правду, – горько вздохнула Лианон. – Пап, как теперь быть?

– Все будет в порядке, – отмахнулся лорд Дэрвогелл, – я заплатил проценты. И смогу отыграться.

Отец старательно не смотрел на руки своей дочери. А посмотреть было на что: срезанные до мяса ногти, царапины, сорванные заусенцы. Коричневый загар – уберечь лицо от солнца еще возможно, но руки – нет. Крем немного поправил дело, но не полностью.

– Как скажешь. Ты глава рода, – выдавила из себя Лианон, – тебе и решать.

Лиа понимала, что хорошая дочь отдала бы и вторую часть заработка. Вот только юная леди Дэрвогелл хорошей уже не была. Безответственность отца и слепота матери ожесточили ее. Она планировала свою дальнейшую жизнь провести вдали от родных. И дом-мастерскую выбрала с тем расчетом, чтобы в нем не нашлось места ни для кого, кроме нее. Чтобы даже лишний матрас постелить было негде.

– Вот именно, – важно кивнул отец.

– Поможешь натаскать воды? – с надеждой посмотрела на него Лиа.

– Позови слуг. Что ты в самом деле думаешь – главе рода больше заняться нечем? – возмутился лорд Дэрвогелл.

И Лианон неожиданно очень остро поняла – она приложит все усилия, чтобы ее муж, если он появится, не был высокородным. Еще одного политического мечтателя ее сердце не выдержит. Она знала: сейчас отец удалится в свой кабинет, будет рассматривать карты и читать старые книги. Курить сигары и сетовать на происходящие в королевстве безобразия. Он выйдет только к ужину. После прикажет вызвать кеб, чтобы отправиться в мужской клуб, где будет играть несколько часов, покуривая сигару и попивая виски со льдом.

Сняв рюкзак и спустив котомку на пол, Лиа задвинула все под кровать. Велико было искушение просто лечь поперек покрывала и провалиться в сон. Но чем раньше она начнет возвращать рукам пристойный вид, тем легче это пройдет. У кондитера должны быть красивые руки. Иначе люди не захотят брать то, что она приготовит.

Воду младшая леди Дэрвогелл натаскала быстро. По два больших ведра, облегчая их вес магией, – хватило всего четырех ходок. На свою небольшую ванну Лиа использовала всего половину нагревательного кристалла. Она успела отвыкнуть от слишком горячей воды. Тщательно вымывшись, Лиа выбралась на холодный мраморный пол и взялась за сложную процедуру. Промыть волосы остатками воды было тяжело. Пришлось несколько раз очищать грязную воду и использовать повторно. Лианон терпеть не могла таких вещей, но что делать, не ходить же с пыльной косой.

Завернувшись в заношенный халат, достала свое главное сокровище – грубые холщовые перчатки. Зачарованные, они не пропускали влагу ни внутрь, ни наружу. Мазь Лиа нанесла густо, до локтей. И натянула перчатки. После чего улеглась в постель. Сбить режим сна она не боялась – все равно поспать не дадут.

Сон почти мгновенно смежил веки, но громкий звук открывшейся двери заставил вздрогнуть. В комнату ворвался ураган – старшая леди Дэрвогелл изволила пребывать в ярости.

– Почему ты спишь? Леди не должна спать в это время.

Взгляд матери упал на корзину с рукоделием, изрядно запылившуюся за несколько недель.

– Ты не закончила вышивку?

– Я ее даже не начинала, – сонно отозвалась Лиа и села. – Мам, ну что случилось?

– Наша кухарка – о, эта неблагодарная дрянь! – ушла. Средь бела дня!

– Люди уходят, если не получают оплату за свои труды.

– Не я должна платить слугам, – дернула уголком рта Амина Дэрвогелл. – А твой отец в жизни не позволил бы себе задержать им зарплату.

– Да, именно поэтому в нашем доме остались лишь те, кому некуда идти, – усмехнулась Лианон. – Значит, у нас на ужин чай.

Она не собиралась спускаться вниз и готовить. Только не сегодня.

– Ах, мы с тобой и воды фруктовой попьем. Мальчики сегодня уходят. Расчесать тебе волосы?

– Не надо, они еще влажные, – настороженно отозвалась Лианон.

Амина села на постель дочери, чуть поморщившись от чрезмерной жесткости ложа.

– Я сказала, ох, я сказала, что взяла бы в дом Эльёсс. Но я шутила, сама понимаешь, она не пара твоему брату.

– Тебе видней, – пожала плечами Лианон. Невысокая и невероятно красивая Тара Эльёсс была самой завидной невестой Нэй-Оксли. Только мать не хотела этого видеть.

– Я рада, что ты это понимаешь. Я хочу взять в дом девицу Иттис. Им не хватило всего шести поколений, чтобы занять семидесятое место в списке старейших родов.

– Хорошо.

– Нам понадобятся деньги на выкуп. – Амина отвела глаза. – Я подумала, что ты могла бы отдать свою часть наследства, доставшегося от тетушки. Послушай, тебе уже двадцать три, ты не выйдешь замуж. Кто возьмет перестарка? А вот твой брат – достойная партия для любой девушки.

– А где твои деньги? И деньги Ронана? Мы все четверо получили наследство. – Лианон сглотнула комок в горле. – Тетушка одарила каждого из нас, пусть Светлый бог примет ее. У отца тоже была доля.

– Твою тетушку уж давно Темная богиня обхаживает, клянусь, характер, достойный Вечной Тени, – фыркнула мать. – Я отдала свою часть супругу, как и полагается достойной жене. Ронан купил конный выезд, неужели не помнишь?

– Помню. – Лиа усилием воли сдержала слезы. – Я не дам деньги, матушка. У меня их уже нет.

– Как?!

– Я внесла залог за мастерскую в столице. – Лианон слезла с постели и открыла шкаф. – Остаток я потрачу на закупку необходимых ингредиентов и новую одежду. Когда присмотрюсь, что носят в столице. Быть смешной я могу и в своих старых нарядах.

– Как ты можешь так поступить с братом? – поразилась Амина. – Я смолчала, когда ты испортила свою жизнь, отказала достойному мужчине! Но теперь ты мешаешь Ронану.

– Нет, я просто выбираю себя. Я плохая дочь и отвратительная сестра, – Лиа кивнула, – но я хочу жить по своим правилам.

– Вместо того чтобы устыдиться, ты бравируешь своим отвратительным поведением. Лианон, ты девушка, твою судьбу должны решать отец и брат, ровно до тех пор, пока ты не станешь женой. И тогда твой супруг примет на себя бремя решений. – Амина поджала губы. – Что же ты творишь?

Удивительно ли, что Лианон Дэрвогелл покинула отчий дом в тот же вечер? Села на ближайший дилижанс до Ноллиг-Нуаллана, невзирая на сильный дождь и дороговизну билета.

Глава 2

Одно Лианон знала точно – домой она не вернется. Хотя бы потому, что повторить путь у нее не хватит сил. Сутки в дилижансе, в компании пожилой вдовы и ее пса. Леди Дэрвогелл пришлось выслушать историю жизни женщины, причем дважды. И второй раз отличался от первого как день и ночь.

Когда старушка уснула и захрапела, попадая в такт с похрюкиванием псинки, Лиа вытащила из сумки толстую тетрадь. Рецепты, план-набросок кухни-мастерской, план-набросок будущего кафе. Кафе – это если получится раскрутиться. Пока придется удовлетвориться магазином. Обязательно – с новомодными стеклянными витринами.

Дилижанс остановился у гостиницы, и пожилая хозяйка вежливо осведомилась, не желает ли юная леди снять комнату на двоих. Это гораздо дешевле. Но «юная леди» предпочла пройти немного и попасть на другой постоялый двор. Чистый и более дешевый.

Комнату Лианон сняла на сутки и тут же спросила, можно ли позвонить со стационарного магофона.

– Одна серебрушка, – равнодушно бросил портье. – Поднять чемодан в комнату – три медяка.

– Сама подниму, – фыркнула леди Дэрвогелл.

Портье вытащил на стойку магофон и показал на прорезь для монет. Лианон бросила серебрушку, и табло с цифрами осветилось мягким розовым светом.

Лиа быстро набрала номер друга и застыла у аппарата. Она приехала на целую неделю раньше, и это могло повлечь за собой излишние расходы. Конечно, собранные травы дают ей огромную фору – все же Степь далеко, и не каждый сможет пронести собранные хрупкие листочки-лепесточки через три портала и не дать им испортиться. Потому и движутся обозы от Степи до столицы по три недели.

– Кир Анграм у аппарата, – чопорно прозвучало из трубки.

– Кир, это я, – выдохнула Лианон. – Приехала раньше.

– Нонка, – рассмеялся собеседник, – ну и ладно. Я боялся, что ты не решишься. Где ты? Тебя забрать? Тот дом освободят завтра. Я как раз собирался с хозяевами встретиться.

– Все хорошо, я в гостинице. Завтра встретимся на месте. – Тут Лиа отняла трубку от уха и спросила у портье: – У вас можно багаж оставить на хранение?

– Пять медяков в день, – так же равнодушно бросил портье и протер стойку ветошью.

– Спасибо. Все, сияние гаснет, во сколько завтра?

– Полдень, – успел уточнить Кир, и соединение прервалось.

– Горячую ванну и две смены воды.

– Полсеребрушки, сдачи нет.

– Что можете предложить?

– Ужин и завтрак, – портье потер подбородок, – и утром – воду для умывания.

– Хорошо.

Крепко сжав ключ от комнаты, Лианон отдала вещи на хранение. Вытащила только сменное платье, белье и ночную рубашку. За дополнительную плату служанка взялась отгладить к утру платье и почистить туфельки.

Комнатка Лиа досталась уютная. Небольшое окно, прикрытое решеткой, постель, стол и стул, большое зеркало на двери. Ничего лишнего. Все выполнено в теплых, сливочных цветах. И паркет не вздут, невольно отметила леди Дэрвогелл.

До прихода служанки Лианон успела распустить и расчесать волосы и завернуть белье в тонкое полотенце – чтобы уберечь исподнее от чужих глаз. Нечем там было гордиться. Застиранное и старое, хоть и безукоризненно чистое.

В дверь постучали.

– Госпожа? Пожалуйста, следуйте за мной.

Невысокая и очень молоденькая служанка проводила Лианон до мыльни.

– Мыло и притирания, – напомнила леди Дэрвогелл. Все это входило в стоимость аренды мыльни.

– Здесь, – недовольно произнесла служанка и со стуком поставила на столик две запечатанные крохотные баночки.

Лиа отмылась до скрипа, радуясь, что в кои-то веки воду таскает не она и что нет нужды бесконечно очищать эту воду. Да много чему радовалась. Хотя бы и тому, что не придется караулить отца и с боем вытрясать из него подробности – с кем играл, на что и как это вообще получилось.

Расчесав волосы, леди Дэрвогелл улеглась в постель. Над ней дрейфовало маленькое заклинание – надежды, что сама проснется, не было никакой.

Увы, она не проснулась даже от громкого писка заклятия и потому собиралась очень быстро. Сгрызла кислое яблоко вместо завтрака, заплела тугую косу, наскоро зашнуровала платье и выскочила на улицу. Одно хорошо – выбирая и дом и гостиницу, Лиа стремилась, чтобы все это было поближе к станции. А потому бежать ей – всего минут десять.

Едва не опоздала. Дом. У Лианон защемило сердце. Милый дом. Она уже успела полюбить его. Два этажа и птичья надстройка, мансарда. Он небольшой, места хватит на зал, мастерскую, подсобные помещения и крошечную спальню. Но ей этого достаточно.

– Кир! – Лиа подошла к другу, поджидавшему ее у крыльца.

– Синеглазка, – улыбнулся тот. – Вещи уже вывезли.

Не стесняясь, она заскочила внутрь дома, покружилась по комнатам и едва не запнулась, увидев седого немощного старика. Он сидел на сундуке, по морщинистым щекам стекали слезы.

– Ну, новая хозяюшка, владения твои. – Громкий женский голос заставил Лиа вздрогнуть.

Лианон потерянно посмотрела на бывших хозяев дома:

– Но вы же дедушку забыли?

– Нет, – немного злорадно улыбнулась полноватая женщина, – мы его вам оставили. Слыхал, дед? Не хотел с нами нормально жить, оставайся приживалкой.

– Но как же?

– Усе в бумагах.

– Кир? – Лиа повернулась к другу детства.

– Да видел я. Они цену скинули, да почему бы и нет? Он и помрет скоро, – пожал плечами Кир.

– Что ты такое говоришь? Да и потом, а я где жить буду?

– У меня, – удивился Кир. – Где ж еще жить моей жене? Вот сослуживцы обзавидуются, саму Дэрвогелл себе отхватил.

– Что?.. Где бумаги?

– Да вот они.

Внимательно просмотрев документы, Лианон ровно произнесла:

– Разберись с бывшими владельцами, пожалуйста. Дедушку накорми. День светлый.

Хоть и помянула она приветствие Светлого бога, только ни в какой храм не пошла. Завернув за угол, притаилась в зарослях жимолости у полуразрушенного, неработающего фонтанчика. Спрятав лицо в руках, горько заплакала. Всхлипывала и подвывала, оплакивая себя и свою доверчивость. Нужно было все делать самой, договариваться с хозяевами дома, оформлять сделку… Но друг детства, нотариус, поверила. Дура.

По голове кто-то погладил. Темноволосый мальчик лет пяти с тонкой белой прядкой в челке сел рядом с Лиа. Гладил по волосам и по плечу. И серьезно смотрел. А рядом с ним стоял мужчина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное