Наталья Саенко.

Ози



скачать книгу бесплатно

© Наталья Александровна Саенко, 2017


ISBN 978-5-4485-3900-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Наконец-то наступило настоящее лето. Солнце такое яркое, что стоит посмотреть в небо, как глаза ослепляет огненной вспышкой и заволакивает прозрачная пелена слез. Потом еще несколько минут приходится ждать, когда наладится зрение и исчезнут мелькающие перед лицом черные точки. Что за напасть!

Лиза вышла на крыльцо и сонно огляделась вокруг, разминая затекшие ото сна мышцы.

Прогретый воздух сладко пах яблоками из соседского сада и утренней свежестью, а где-то поблизости надоедливо жужжали пчелы – без устали перелетали с цветка на цветок, собирая пыльцу. Казалось, время остановилось в своем неспешном течении и превратилось в плотную, желеобразную массу.

Кристина, как всегда, еще спала – наверное, опять полночи читала любовные романы. А чем еще заниматься в каникулы? Иногда за сестрой было забавно наблюдать: сидит на кровати, согнувшись в три погибели и разинув рот, а глаза, как сумасшедшие, бегают туда-сюда по строчкам.

То, что она спит, даже хорошо. Можно спокойно покататься на старом колесе, иначе потом его точно не получить без боя. Правда, в первую очередь нужно узнать, что спрятано в тайнике, и желательно так, чтобы Крис ничего не заподозрила.

Тайник находился в самом конце огорода под буйно разросшимся кустом крыжовника. Лиза не удержалась от смеха, вспомнив, как Крис пряталась под колючими ветками и копала яму, – думала, ее никто не заметит. Вот дуреха!

Даже место особо искать не пришлось – земля, кое-как замаскированная увядшей за ночь травой, возвышалась аккуратным холмиком и сразу же бросалась в глаза. Через мгновение Лиза уже держала в руках шкатулку, с россыпью мелких розочек на резной деревянной крышке. Теперь хотя бы стало понятно, куда делся подарок на день рождения от бабы Лены.

С волнением она подняла тугую крышку и вытащила из груды разноцветных бусин и стеклянных пуговиц свернутые в трубочку тетрадные листы. Неужели, дневник?

Когда дрожащие пальцы развернули находку, сердце сжалось от нехорошего предчувствия: еще не вникая в смысл старательно написанных букв, она уже поняла, что так взволновало сестру.

На первом листе Кристина нарисовала спальню на втором этаже. Скошенный деревянный потолок, узкое окошко, две кровати, овальный коврик на полу и кособокая тумбочка. Верхнюю часть тумбочки она густо заштриховала простым карандашом и пририсовала черные капли, которые плавно перетекали в черную лужу на полу. Нет, даже не лужу, а в огромное черное озеро.

Озеро растекалось между кроватей, в точности, как это было неделю назад. Или две? Оно появилось после падения с колеса и ни часом раньше. Она прекрасно это помнила. Шишка на затылке до сих пор немного побаливала, стоило дотронуться до нее пальцем.

Лиза со вздохом разобрала листы на части и выбрала один – наверное, с признаниями.

Смутное предчувствие не отпускало. Теперь можно не сомневаться, что всё, что она увидела той ночью, было реальностью, а не случайным кошмаром. От этой мысли стало нехорошо. «Он существует»! А значит, нет смысла обманывать себя. Она думала об этом, а глаза лихорадочно читали записку.

«Я не знаю, кто это, но оно ужасно пахнет. Так, будто выбралось со дна гниющего болота. У существа нет тела, вместо него – отвратительная вязкая жижа, напоминающая коричневую грязь. Я видела, как двигается бесформенный, жуткий сгусток. Он покрывался блестящими пузырями, а потом стал подниматься вверх, пока не уперся в потолок. У существа не было ни рук, ни ног! Я думала, что сплю, и терла глаза, как сумасшедшая, но существо никуда не исчезало, нависало как туча и казалось живым, все понимающим. Оно наблюдало за мной. За мной, и за Лиззи. Да, так все и было».

Лиза зажмурилась и несколько секунд посидела в тишине, пытаясь прогнать не прошеное воспоминание. Боже, вот только оно снова к ней возвращалось.

«Нужно положить все на место и уйти. Уйти, и навсегда забыть эту историю. Но зачем она это написала? Зачем спрятала? Может быть, хотела что-то передать, но боялась, что я буду смеяться? Бред. Мы видели его вместе, и нам обеим было не до смеха».

Лиза быстро свернула листы в трубочку, спрятала в шкатулку и хотела закопать обратно, но застыла на месте, боясь пошевелиться.

Под кустом в яме, что-то происходило. Грязь беззвучно наполняла ее, как глубокий сосуд и, разрастаясь, медленно подбиралась к самому краю. Земля превратилась в кашеобразное месиво и бродила, как протухший квас на солнцепеке. Когда первые капли отвратительной жижи упали в траву, она моментально сморщилась и пожухла. Онемев от страха, Лиза попыталась подняться на ноги, но тело одеревенело и не хотело слушаться. Тогда она зажала ладонями уши и закричала.

Глава 1
Спустя пятнадцать лет

– Любимый, просыпайся. Тебе нужно на работу. Любимый?

– Да слышу я тебя, слышу. – Женя перевернулся со спины на живот и широко зевнул, не открывая глаз. От подушки на щеке остались две едва заметных полосы. Не удержавшись, Лиза провела по ним пальцами, на что Женька поморщился и недовольно мотнул головой.

«Всего одна ночь, а на лице уже пробилась колючая щетина. Что тут скажешь, настоящая обезьяна. Но зато, самая любимая обезьяна в мире»!

Она улыбнулась приятным мыслям и распахнула тяжелые шторы, впуская в комнату солнечный свет.

Вокруг царил ужасный бардак: одежда бесформенной кучей валялась по полу, повсюду крошки и фантики, а на тумбочке в высокую пирамиду составлены грязные тарелки. И это только в спальне. Что творится на кухне, страшно представить. Просто вселенская катастрофа, не иначе!

Минуты через две, чувствуя на себе пристальный взгляд, Женя окончательно проснулся и потер глаза:

– Лиз. Ну, ты же знаешь, что я могу спать полдня. Все равно никто раньше шести не приходит. Чего там торчать-то?

– Ну, не знаю. Это все-таки работа, а к работе нужно относиться немного серьезнее.

– Да-да. Знакомая песня. Кажется, мне об этом совсем недавно говорили.

– Если быть точнее, то говорила твоя мама.

– Вот-вот. Ты что, хочешь превратиться в ее точную копию? Ты хоть знаешь, что она бреет усики над верхней губой примерно раз в неделю?

– О, нет, пожалуйста! Не надо мне этого говорить. Только не сейчас, когда я…

Она замолчала и многозначительно стянула вниз бретельки шелковой сорочки, выставив напоказ аккуратную грудь. Женя протестующе закачал головой и мигом соскочил с постели:

– Лиз, извини, ладно? Я сегодня не в настроении. Может, вечером?

– Но…

– Прошу, только не обижайся. Я, правда, не в духе.

Стараясь скрыть внезапно набежавшие на глаза слезы, Лиза молча принялась поднимать вещи с пола и перекладывать их на кровать.

– Ты же хотела ехать к психотерапевту, разве нет?

– Да, сегодня назначено на десять утра.

– Ну, вот. Осталось сорок минут. Мы бы все равно ничего не успели.

Казалось, Женька не замечал ее резко поникших плеч и грустного выражения лица: быстро натянул футболку и шорты, пригладил волосы и только потом подошел, чтобы обнять. Лиза покорно положила подбородок на любимое плечо и закрыла глаза. В голове крутились одни и те же назойливые мысли:

«Раньше, он никогда не отказывал. Наоборот, использовал любую возможность чтобы побыть наедине. Что могло случиться? Что пошло не так»?

– Главное, ничего не бойся и не скрывай. Ты ведь уже приняла решение, а значит, нет смысла сомневаться. Все, что нужно, это расслабиться и открыться. Понимаешь?

– Понимаю, я постараюсь рассказать все, как есть.

Почувствовав неуверенность в голосе, он отстранился и пристально заглянул Лизе в глаза:

– Вот и славно. Ты всегда была хорошей девочкой, и все сделаешь как надо. На крайний случай, представь вместо толстого мужика в белом халате – меня. Мне ведь ты всё рассказываешь без утайки.

– Да, рассказываю. Но ты мой любимый человек. А я не уверена, что хочу чтобы о моих проблемах узнал кто-то еще и сомневаюсь, что это как-то поможет. Мои проблемы – всего-лишь наивные детские страхи, и больше ничего. А этот врач, он мне совсем не нравится. Он неприятный и немного странный.

– Ты слишком придираешься к людям, Лиззи. Чем тебе толстяк не угодил? А страхи, которые не дают спокойно жить, рано или поздно сводят с ума. Ты ведь это знаешь. Что такого, если о твоей проблеме узнает человек, который в этом хорошо разбирается? Ведь я поверил в твою историю и не считаю тебя больной, значит, и другие не будут.

– Ты, правда, так думаешь? – Лиза в сомнении нахмурила лоб, – ладно, может быть, ты и прав. Но твоя мама…

– Причем тут моя мама? Она вечно говорит всякие глупости. Веры ее словам нет никакой. Перестань выдумывать то, чего нет, и успокойся. Я знаю тебя всю вдоль и поперек, и если ты спятила, я бы это заметил. Поняла?

Лиза молча кивнула и с неохотой разжала объятия: посчитав, что сказал все, что нужно и довольный собой, Женя скрылся в ванной комнате.


Как она ни старалась, но так и не смогла представить Женьку на месте психотерапевта. Геннадий Петрович сидел за столом в коричневом кожаном кресле и с добродушной улыбкой крутил в руках очки. Пожилой и толстый, он казался великаном, случайно застрявшим в пещере, настолько тесным был кабинет.

Окно за спиной он плотно закрыл бордовыми шторами и, несмотря на ясное утро, помещение утопало в интимном полумраке. Возможно, он рассчитывал произвести какое-то особое впечатление, но на Лизу такая обстановка действовала угнетающе. От внимательного взгляда карих глаз совершенно некуда было деться, и уже через пять минут после начала сеанса, воздух в комнате зазвенел от напряжения.

– Значит, вы утверждаете, что периодически видите в своей квартире призрака?

– Я бы не сказала, что это призрак. Скорее, некая живая субстанция. Призраки обычно прозрачные и не имеют запаха. И я вижу его не только в квартире, понимаете?

– То есть, вы видели призраков и знаете, как они выглядят?

Лиза растерянно заморгала, пытаясь понять, к чему он клонит.

– Нет, не видела. Если только в фильмах. Я не сумасшедшая. Моя сестра тоже видела его. Не знаю, приходит ли он сейчас, но я уверена, что точно приходил раньше.

– А вы не спрашивали ее об этом? Какие у вас отношения с сестрой?

– Нет, не спрашивала. Я не хочу, чтобы она волновалась, или подумала, что я сумасшедшая. Когда были детьми, мы и дня не могли прожить друг без друга. Каждое лето проводили в деревне, возились во дворе, играли в игры, любили придумывать загадки и делать тайники. Нам никогда не было скучно вдвоем и мы никогда не ссорились. Школьные годы запомнились как самое счастливое время. Ну, а потом, конечно же, все закончилось. Школа, институт, работа. Сами понимаете.

– Понимаю. Взрослая жизнь всегда меняет людей. Но дальнейшие взаимоотношения зависят от обстановки в семье. Вы бы хотели сблизиться с ней, как много лет тому назад? Вы чувствуете одиночество? – Геннадий Петрович сцепил пальцы в замок и, кажется, затаил дыхание. – Вы замужем?

– Разве это имеет отношение к моей проблеме?

– Самое непосредственное. Но сейчас, о другом. – Он важно кивнул и пригладил волосы на лбу. – Как известно, научно доказано, что все проблемы идут из раннего детства. Просто нужно вовремя выявить причину, и не дать ей вырасти до огромных размеров. Вы упустили этот момент, и сейчас не понимаете, что делать.

– А разве тут можно что-то сделать?

Геннадий Петрович загадочно улыбнулся и поднялся из-за стола. Лиза молча ждала, когда он достанет из массивного шкафа толстую папку с документами: около двух недель назад, в первую встречу, она прошла незатейливый тест и уже успела об этом забыть.

– Давайте посмотрим на результаты вашего психологического опроса. – Он вернулся на место и деловито зашуршал бумагами. – Пока я ищу карточку, расскажите еще раз в деталях, когда вы увидели вашу субстанцию, как она выглядела и что вы почувствовали.

Лиза покосилась на дверь. Все, что хотелось сделать, это уйти, и никогда не возвращаться обратно. Странно, но слушая Женю, ей и, правда, верилось, что доктор окажется настоящим волшебником, мастером своего дела, и что, обратиться к нему за помощью было единственно верным решением.

«Не зря же они работают, да еще пользуются немалым успехом»?

Но сейчас, разглядывая пухлое лицо, красные пятна на щеках и влажные, толстые губы мужчины, Лиза не сомневалась, что совершила большую ошибку.

– В прошлую встречу я говорила, что дала этой субстанции имя.

– Да, я помню. Если не ошибаюсь, то имя существа – Ози? – Геннадий Петрович наконец-то нашел нужную карточку и захлопнул папку. Теперь его маленькие глазки жадно блуждали по телу. Не веря, что все происходит на самом деле, Лиза вжалась в кресло и пробормотала:

– Да. По-моему, вполне подходящее имя для сущности. Когда он появился впервые, мне было всего девять лет.

– Вы думаете, ваша сущность мужского пола?

– Что?

– Почему вы говорите «он», а не «она»?

– Понятия не имею. Вырвалось случайно.

– Случайно ничего не бывает. Всему есть логичное объяснение. – Он задумчиво пожевал губами и многозначительно вздохнул. Лиза, не мигая, уставилась на свою карточку, зажатую в толстых, похожих на сардельки пальцах.

– Мда. Очень занимательно, очень. Вы крайне интересная женщина. Кто-нибудь говорил вам об этом?

– Несчетное количество раз.

– Ну, тогда мне вдвойне жаль, что у такой прекрасной женщины такие неутешительные прогнозы на будущее. Между прочим, я часто замечаю столь печальную тенденцию. Каждая четвертая пациентка страдает галлюцинациями, видит то, чего видеть в обычной жизни невозможно. Как вы, например. Чтобы убежать от действительности, скрыться от внешнего мира в своем коконе, вы придумали воображаемый мир и воображаемого друга. Стоп. Дайте договорить. – Геннадий Петрович предостерегающе поднял палец вверх. – Обычно, на этом моменте со мной всегда спорят. Расслабьтесь и перестаньте накручивать себя. Как вы сказали, – эта субстанция, сгусток зловонной жижи, впервые показалась в детской комнате и ваша сестра видела ее так же ясно, как собственное отражение в зеркале. Именно поэтому, вы уверены, что Ози существует не только в вашей голове. Правильно?

Лиза молча кивнула.

– Но вы должны понимать, что все это самообман. Своеобразная защита мозга. Вы пытаетесь найти любые оправдания странным явлениям в вашей жизни. И за столько лет, вам это, несомненно, удалось. Здесь, – словно в доказательство, он помахал в воздухе бумажкой и растянул губы в победной улыбке, – ясно просматриваются глубоко скрытые причины всех ваших реакций. Ози – ничто. Не зря он являлся в образе непонятной жидкости. А почему? Потому, что вы просто не знаете, кого хотите видеть в трудную минуту. Когда тяжело, вы прячетесь и одновременно страдаете от одиночества. И тогда, приходит оно. Ваше личное спасение. Понимаете? Плюс к этому, добавьте основательно подорванную психику. И вот это, я считаю, и есть главная причина всех несчастий.

– В моей жизни не было серьезных стрессов и испытаний. – Лиза с трудом изобразила вежливую улыбку, – никто не умер, не предал и ничего не украл.

– Ну, знаете ли. Бывают стрессы, которые кажутся незначительными, но приносят непоправимый вред, а человек этого даже не осознает. Послушайте.

Геннадий Петрович вдруг оживился, соскочил с кресла и возбужденно заходил по комнате. Полы его белого халата раздувались в стороны при каждом шаге, открывая мясистые ляжки в клетчатых брюках и объемный живот. Лиза сдержала нервный смешок и внутренне напряглась, увидев, как он резко остановился прямо перед кушеткой.

– У меня к вам интересное предложение. Прежде, чем отказаться, подумайте, как следует. Договорились?

– Я не вполне уверена, что мне нужны какие-либо предложения.

Лиза забыла о вежливости и уставилась на мужчину во все глаза. Теперь ее терзало смутное подозрение, что человек, стоящий напротив, никакой не психотерапевт, а, возможно, только практикант, или… вообще незнакомец с улицы. Человек, тайно пробравшийся в чужой рабочий кабинет и выдающий себя за квалифицированного врача. От этой мысли мурашки побежали по коже, и кажется, пропал голос.

– Только не надо меня бояться. – Мигом все прочитав по лицу, он пулей метнулся к шкафу и достал еще одну внушительную папку, – вот, пожалуйста. Моя лицензия на практику, фотография. Этого достаточно?

Лиза молча просмотрела документы, но так и не вникла в смысл написанного, – перед глазами расплывались волнообразные круги, наверное, от усталости.

– А теперь, слушайте. Я хочу предложить вам сеанс гипноза. Всего за одно занятие можно узнать, что вас тревожит и избавиться от зависимости навсегда. Вы же прекрасно понимаете, что ваш Ози никуда не исчезнет, потому, что он, это – вы. Да-да, не нужно так смотреть, нужно принять очевидное и мужественно вырвать с корнем сидящее внутри зло.

– Ну, уж нет, это уже слишком! Спасибо за развернутый отчет, но я больше не нуждаюсь в вашей помощи, а тем более, в гипнозе.

Лиза встала и медленно двинулась к выходу – казалось, время тянется, как резиновое, а ноги почему-то не отрываются от пола. Зато Геннадий Петрович надвигался на нее с огромной скоростью, и внутри все заморозилось от страха.

– Постойте, не надо делать поспешных выводов. Я не шарлатан и не собираюсь причинять вам неприятности. Все по обоюдному желанию. Никакого давления, никаких посторонних внушений.

– Нет, спасибо, мне ничего не требуется.

Она взялась за ручку двери, но мужчина перехватил запястье и потянул вниз. Дверная ручка легко выскользнула из пальцев и жалобно тренькнула, возвращаясь в пазы. Куда делась маска доброжелательного доктора? Перекошенное от злости лицо налилось кровью: он стоял так близко, что до носа доходил противный запах чеснока из дрожащего, мокрого рта.

– Что вы себе позволяете?!

– А ну-ка, цыц! Как вы меня достали, истеричные дуры! Что ни день, так нытье, жалобы, непонятно, на что. Ты чего сюда приперлась, просто так на судьбу жаловаться? Дома всех достала, за остальных людей взялась?! Гипноз ей не понравился. Насмотрелись телевизор, сразу все умные стали?

– Вы сумасшедший! – внезапно Лиза почувствовала, как пальцы мужчины жадно елозят по правому бедру и, недолго думая, с размаху впечатала колено в пах. Геннадий Петрович замолк и изумленно вытаращил блестящие глаза. Теперь он напоминал обиженную, но сытую жабу.

– Сам на свой гипноз сходи.

Не дожидаясь, пока он оклемается, Лиза выскочила за дверь и побежала к спасительному выходу.


– Женя! Женя, ты где?

В коридоре было подозрительно тихо. Она привыкла, что Женька всегда громко слушает музыку или смотрит телевизор. А иногда, и все одновременно. Разувшись, и бросив сумочку на зеркале в прихожей, она прошла на кухню. К горе посуды на столе прибавилась лишняя тарелка и кружка с недопитым кофе. Сделав пару глотков, она опустилась на стул и закрыла глаза: ноги совсем не держали. Уже дома, Лиза, наконец, смогла расслабиться и поняла, насколько была напугана случившимся в кабинете. Ну, какой же он врач? Только одно название. Пытался неумело разузнать подробности из личной жизни, придумал какие-то мифические проблемы из детства. Сейчас, конечно, можно посмеяться над его раздутым от обиды лицом, но почему-то не было желания. Что, если бы он оказался чуть сообразительней?

И к тому же, у нее никогда не было вымышленного друга. Просто потому, что в нем не было надобности. Зачем, если под боком всегда находилась родная сестра? Нет, все-таки, не нужно было никуда ходить. Зря она послушала Женю.

Пытаясь успокоиться, она позвонила ему на сотовый и минут пять слушала длинные гудки.

– Вот гаденыш! Вот только явись домой, посмотрим, что ты скажешь, когда я расскажу в подробностях о сегодняшней встрече!

Закон подлости: когда Женька на самом деле нужен, до него в жизни не дозвонишься.

Вот только он не пришел. Вообще.


Судорожно сжимая в руке сотовый телефон и лавируя между прохожими, она шла по дороге, равнодушно провожая глазами многочисленные магазинчики и серые, невзрачные дома. Под вечер на улицу выбралось на удивление много людей, и от этого настроение портилось вдвое быстрее. Девушки в воздушных платьях счастливо улыбались и беззаботно гуляли со своими любимыми по зеленому скверу – даже жара им была нипочем. А жара была, и еще какая!

От асфальта поднималось невидимое душное марево, и казалось, будто горячий воздух раскаленным жгутом стискивает легкие.

Лиза остановилась прямо посередине дороги и, почувствовав, как от волнения в который раз перехватывает дыхание, набрала заученный номер. Но равнодушный голос оператора не пожелал смениться на гудки. «Абонент недоступен».

Черт! Ну не мог он её так просто бросить! И мать трубку не берет…

Сердце забарабанило где-то в горле, в голове поднялся странный шум. Примерно такой же шум слышишь, когда прикладываешь речную ракушку к уху.

Возле автомата с газированной водой она выпила два стаканчика тархуна и посмотрела на аллею, будто впервые. Люди, как муравьи сновали туда-сюда, суетились, смеялись и громко разговаривали. Но для нее они были ничем – бесполезными, картонными фигурками.

Лишь по привычке Лиза выхватывала из толпы незнакомые лица, ища глазами Женю. Вдруг, он где-то здесь? Что, если он просто был очень занят, или случилось что-то плохое? К любому несчастью она давно готова.

С мучительным удовольствием Лиза представляла, как увидит его вновь: Женя вернется, поникший и несчастный, виновато опустит глаза. А потом последуют долгие клятвы в вечной любви и верности. За которыми обязательно последует шикарный букет роз и предложение. То самое предложение, которое она так долго и терпеливо ждала. Да, она хотела замуж, как и большинство женщин на земле. Что в этом плохого? Хотела, но предоставила инициативу мужчине и терпеливо молчала. Каждый день просыпалась и засыпала с надеждой, что «вот, сейчас он встанет на колено»…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное