Наталья Рассихина.

Скажи мне «да»



скачать книгу бесплатно


– Как здесь красиво! – выпалила я на одном дыхании.


Бен улыбнулся, подходя к резному работающему фонтану, который стоял посередине помещения, и от него исходила прохладная влажность. В жаркую погоду находиться здесь было раем.


– Я знал, что тебе понравится. Это место я люблю с самого детства, особенно нравится посещать его зимой, когда снег лежит вокруг тяжёлым ровным строем, а здесь всегда царствует лето и тепло.


– Замечательное место, – я присела на одну из резных лавочек и попыталась разглядеть в траве ещё какое-нибудь животное. – Да и вообще, – весь дом просто великолепен!


– Это наше родовое имение Хостиных. Его начинал строить ещё мой прапрадедушка Демид Ефремович. По камешку, по кирпичику застраивал каждый участочек земли, чтобы порадовать свою возлюбленную – Констанцию Болеславовну, тихим и уединённым местечком. Во время революции пришлось имение забросить. Большая его часть оставалась стоять лишь глухими стенами в пустоте. Холодные ветры нещадно трепали недостроенный участок, а потом и вовсе всё пришло в запустение и упадок. Некогда было Демиду возиться с этой постройкой, но его сын, Наум Демидович, решил продолжить дело отца. Дом потихонечку стал приобретать свои черты, превращаясь в красивое здание. А его жена, моя прабабка Ева Германовна, была чистокровной немкой и по этическим соображениям не захотела жить в России. После недолгих препирательств они уехали в Берлин. Их сын Николай Наумович приехал в Россию в 1959 году. С двумя маленькими сыновьями на руках: моим отцом и его братом. Вновь взялся за постройку имения, которое во время войны было хладнокровно уничтожено. Как бы сурово жизнь не преподносила испытания, дом всё равно был полностью восстановлен и закончен. Постарался мой отец, который на тот момент уже был вполне состоятельным и преуспевающим бизнесменом. Он то и решил построить для моей мамы эту оранжерею, – при этом лицо Бена нахмурилось, а руки непроизвольно сжались в кулаки. – Видимо, это у нас такая традиция Хостиных, – всё делать во благо своей наречённой, которые ничерта этого не ценили…


Парень запнулся, понимая, что начинал рассказывать о том, чего рассказывать при посторонних явно не хотел. Меня так и распирало изнутри расспросить о жизни Бенедикта подробней, но я знала, что до хорошего это не доведёт. Поэтому стоило держать язык за зубами. Не хватало ещё навлечь на себя гнев Бена, или, того хуже, вылететь с этой работы, как пробка.


– Пошли. Тебе стоит начать работать, – сурово произнёс парень, но лицо его уже разгладилось.


Мы вышли из здания и медленно направились к дому. Бен стал разъяснять мне на ходу:


– Кормить птиц и кроликов тоже входит в твои обязанности. Все инструкции прочитаешь в домовом журнале, который я оставил у тебя в комнате. Прочитай его от корки до корки и постарайся не упустить ни одной важной детали.


Я кивнула:


– Хорошо.


Оказавшись дома, Бен всучил мне в руки пылесос, ведро, швабру и тряпку, широко улыбнувшись.


– Приступай.

Начинай с зала.


Как ни странно, он сам направился туда. Как оказалось, на кофейном столике были разложены какие-то бумаги, и Бен присел на одно из кресел и внимательно стал просматривать их. Я решила начать протирать пыль. Но мне было жутко неудобно работать тогда, когда пронизывающие глаза Бена всякий раз с любопытством поглядывали в мою сторону, а потом вновь терялись в белоснежных листах. Вот ему обязательно было заниматься своими делами именно в зале? А как же его кабинет, в который он запретил заходить? Нельзя перенести работу туда? Будто заметив мою нервозность и пыхтение, Бенедикт оторвал взгляд от бумаг и вкрадчивым голосом произнёс:


– Ты не сделаешь мне кофе?


– Я… – слова застряли в горле, но я решила не препятствовать. – Да, конечно.


– Вот и отлично, – парень подарил мне свою благодарную улыбку.

Я поплелась в сторону кухни. Честно сказать, в моей семье кофе пил только отец, а мама его всей душой ненавидела, но из уважения к папе она тоже его пила, при этом смешно морщась и делая вид, будто выражение её лица менялось исключительно от удовольствия. Нет, мы не варили его, а всего лишь закладывали пару ложек на дно бокала, разбавляя сливками и горячей водой. Вот так и происходил процесс приготовления кофейного напитка. Однако, войдя в кухню Хостина, я с ужасом поняла, что таким простым советским способом не обойтись. В глаза сразу же бросилась большая кофеварка. Я осторожно подошла к ней и почесала затылок. Что же делать? Колебалась я минуты две, потом всё же осмелилась подойти к чудо-машине и осмотрела её со всех сторон. Протянув руку к панели с кнопками, я неуверенно провела по ним подушечками пальцев и одёрнула руку, поджав губы в досаде. Что же делать?


– Не получается? – сзади послышался ироничный голос Бена.


Я подпрыгнула на месте от неожиданности и густо покраснела, поворачивая голову в его сторону.


– Я просто никогда не имела дело с таким прибором.


Бен сделал страдальческое лицо и подошёл к кофеварке, доставая оттуда стеклянный кофейник, затем не без сарказма проговорил:


– Дилетанты…


Я оскорбилась на его замечание и уже хотела ответить что-нибудь язвительное, типа: «Не всем же было суждено родиться богатыми и жить в роскоши», но решила промолчать. Бенедикт сам сделал себе кофе и с белоснежной кружкой вышел из кухни, не забыв обронить через плечо:


– Работа ждёт, Анна.


Я заскрежетала зубами и поплелась за ним следом. Мне всё меньше и меньше нравилась перспектива такой работы. Но я ничего не могла поделать. Придётся многому научиться, а самое главное – терпению, и ни в коем случае не сметь препираться. А ещё лучше делать вид, будто хозяина дома не существует вовсе. Но Бен словно прочитал мои мысли и, собрав свои документы в папку, деловым тоном отчеканил:


– Я ушёл работать к себе. Если что-то будет нужно, можешь связаться со мной по мобильнику. И не забывай о правиле «трёх».


– Чего? – я удивлённо посмотрела на парня.


Тот сдержанно пояснил:


– Комнаты. Три комнаты, в которые тебе не стоит входить.


– А-а-а, – я вздохнула. – Я помню, помню.


– Умница.


Бенедикт покинул зал, и мне стало спокойней. Уборка пошла быстрей и без лишнего напряга. Я старалась уложиться по максимуму и к трём часам выдохлась, обессиленно вытирая пот со лба. Бен соизволил появиться к четырём часам, когда я уже жутко проголодалась и всё яростней посматривала в сторону кухни, до которой ещё не дошла с уборкой. Осмотрев труды моей работы, он удовлетворённо протянул:


– Отлично. Кстати, ты не проголодалась?


Я проглотила слюну и еле сдержала в себе рокочущий звук желудка, который требовательно просил пищи.


– Проголодалась, – незамедлительно ответила я.


Бен улыбнулся.


– Пошли. Я тебя накормлю.


Я не шла, а почти бежала за парнем. Мы прошествовали на кухню. Парень открыл холодильник и обвёл всё его содержимое рукой.


– Можешь пользоваться здесь всем, что приглянётся. Так же я выделяю тебе любой час отдыха с девяти до девяти, который ты можешь выбрать по своему желанию. Так сказать, небольшой перерыв.


Я облегчённо выдохнула.


– Любой? В любое время?


– Да. Тот час, который тебе больше будет по душе.


– А если я сегодня захочу сделать перерыв в два часа дня, а завтра – в шесть?


– Твоё право. Я это контролировать не буду. Единственное, что попрошу тебя, – записывай все свои перерывы в журнале. Договорились?


Я утвердительно закивала головой. В следующую минуту Бен по-шустрому сделал нам бутерброды с колбасой и разлил по белоснежным чашкам кофе. Я решила не препятствовать, так как жутко была голодна и готова была съесть слона. Но когда мы сидели на высоких барных стульях друг напротив друга, в моей голове всплыл недавний вечер в клубе. Меня так и подмывало спросить об этом Бена. Он проследил за моей нервозностью и вопросительно посмотрев, спросил:


– Что-то не так?


– Я могу кое-что у тебя спросить?


– Конечно, – тот поднёс чашку с горячим напитком к губам.


– Ты был в воскресенье вечером в клубе «ПОДИУМ»?


Рука парня дрогнула, и пару капель обжигающего кофе упали ему на подбородок. Опустив чашку на полированную столешницу, Бенедикт пристально посмотрел на меня и громко расхохотался. Я напряглась:


– Что смешного я сказала?


– Был ли я в клубе? Мой ответ – нет. С чего ты вообще взяла, что я посещаю столь сомнительные и не вызывающие доверия места?


Щёки покрылись румянцем.


– Мне показалось, что я видела тебя там…


– Ты тогда пила?


Меня сконфузило.


– А это тут причём?


– Притом, – голос парня стал строгим, и в нём проскочил лёд. – Я мог появиться там только в твоём воображении и не более того. Могу уверить тебя, что в воскресенье я весь день, ровно, как и вечер провёл над разбором важного дела. Понимаешь ли, моя работа требует от меня слишком много времени, поэтому я никак не мог быть там, где ты меня якобы видела. Я изъяснился ясно?


Я опустила взгляд в свою чашку и коротко кивнула:


– Вполне.

Домой я попала в начале одиннадцатого, кое-как успев на последний автобус, который проезжал мимо посёлка. По пути домой меня слегка укачало и я, склонив голову на грудь, чуть не уснула. Благо, от каждой новой кочке на дороге я подпрыгивала и сонным взглядом посматривала на запоздалых путников, которые ехали, как и я, в город. Оказавшись наконец-то в квартире, я прошла в комнату, бросив в угол свою сумку и пакет с комбинезоном, и без сил рухнула на кровать. В кармане кофты заиграл мобильник. Я нехотя подняла мобильник на вытянутой руке и посмотрела на дисплей. Звонил Сергей.


– Алло?


Я поднесла трубку к уху. Воркующий голос Серёжи звучал слишком приторно сладко:


– Привет, милая. Что делаешь?


– Лежу, – разговаривать со своим парнем не было желания, но я не хотела его обижать.


Глаза упрямо закрывались, а рука то и дело сползала вниз, и мне приходилось её поправлять.


– А ты чем занимаешься, коть?


– Думаю приехать к тебе. Не желаешь прокатиться по ночному городу?


– Только не сегодня.


– Почему? Что случилось?


– С чего ты взял, что что-то случилось?


– Какой-то голос у тебя замученный.


Я тяжело вздохнула.


– Я просто сильно устала. Давай в другой раз. Хорошо?


Не дожидаясь ответа, я нажала отбой и выключила мобильник, положив его рядом с собой, проваливаясь в пучину бесцветных сновидений. Проснулась я с первым лучом рассвета. Солнце ласково вливалось в комнату сквозь открытые шторы, откидывая причудливые тени от предметов, стоящих на окне, на стену. Сладко потянувшись, я встала с кровати. Спина, ноги и руки протяжно заныли. Сказывалась вчерашняя нагрузка. Пройдя на кухню, я увидела маму, она пила кофе, жуя при этом булочку.


– С добрым утром, мамуль, – поприветствовала я её.


Та кивнула.


– Как там твоя новоиспечённая работа?


– Отлично, – я не хотела врать, да и смысла в этом не было. – Тяжело, но терпимо.


– У тебя есть ещё время передумать и принять помощь отца.


Я вспыхнула лицом.


– Мама! Я же просила не начинать об этом разговор!


– А я вот хочу говорить об этом! – голос мамы тоже повысился. – Ты должна поступить в этом году и точка!


– Я сама решу, что лучше для меня.


Мама скептически поджала губы.


– Значит, тебе нравится унижать себя?


– Ты о чём?


– О твоей дурацкой работе прислуги!


Зло зарычав, я встала из-за стола и выскочила из кухни. Находиться рядом с мамой было невозможно. Она опять взялась за старое, пытаясь меня переубедить. Но я не хотела и не желала ничего слышать! Подождав, пока бурчащая мама уйдёт на работу, я всё же решилась выйти на кухню и позавтракать. Кусок не лез в горло, а перед глазами мелькали картинки. Среди них был Бен со своим исполинским домом; Серёжка, одиноко стоящий у подъезда и поджидающий меня; Маришка, ругающаяся с Вадиком и убегающая от меня в ночную даль; мама, которая пыталась образумить меня и наставить на истинный путь, а также папа, при воспоминании о котором у меня болезненно сжималось сердце. Всё сплелось в бессвязный и запутанный клубок хаоса. Я боялась, что это никогда не закончится и хотела поскорей сделать всё так, чтобы было, как раньше, но понимала, что это нереально. Что-то стало рушиться и крошилось на мелкие осколки именно в тот момент, когда я впервые посмотрела в глубокие серые глаза…


***


Ближе к обеду я решила позвонить Маришке. Нам стоило поговорить, и я знала, что та наверняка сожалеет о том, что нагрубила мне у клуба и бросилась бежать прочь от меня, только чтобы её не преследовали и не доставали с вопросами. Взяв мобильник в руки, я набрала номер подруги. Трубку взяли не сразу.


– Алло… – пробубнил виноватый голос.


Я улыбнулась.


– Привет, Мари. Как ты?


– Бывало и лучше. Слушай, Ань, извини, что наорала на тебя у клуба… Мне просто было так погано. Еще с Вадиком поругалась. Всё как-то сразу навалилось… В общем… Не обижайся на меня.


Я улыбнулась шире. Как же подруга была предсказуема. И именно это качество в ней мне нравилось больше всего.


– Да я не обижаюсь. Быть может, окажись на твоём месте, я поступила бы точно так же.


– Значит, мир?


– Однозначно!


Мы весело рассмеялись в трубку, и по вздоху Мари я поняла, что она рада такой перспективе, что мы снова вместе в строю.

– С Вадиком помирилась?


– Помирилась. Куда он денется? Приполз на следующий день на коленях с большущим букетом роз и умолял простить. Мол, погорячился. Выпил лишнего и начал моросить ересь. Обещал завязать с алкоголем. Я дала ему испытательный срок. Если посмеет нарушить своё слово, то мне придётся с ним расстаться.


– Но ты же любишь его.


– Люблю! Но я не могу допустить того, чтобы он и дальше посмел напиваться до такого состояния, когда становится будто неуправляемое животное и распускает свои мерзкие руки! Ты видела, что он творил?


Я тяжело вздохнула.


– Видела. Ты права, пить ему категорически нельзя.


– Ну вот. Поэтому пусть думает в следующий раз, когда возьмёт в руку бутылку. Меня он потеряет стопроцентно и навсегда. От своего решения я не отступлюсь.


– Жестокая ты, Мари.


– Это я-то жестокая? Вполне справедливое решение, если рассудить разумно.


– Тебе видней.


– Так, хватит об этом, а то я опять начинаю закипать. Ты лучше расскажи, как там твоя работа? Как твой шеф? Не слишком тебя нагружает?


– Ох, и не спрашивай, – при воспоминании о Бенедикте у меня непривычно заныло под ложечкой.


Странное ощущение, скажу я вам. Его образ доставлял мне определённое удовольствие, хотя я всячески препятствовала своим мыслям переходить дозволенную грань.


– Вчера отработала день по полной программе. Устала, как собака.


Мари хихикнула в трубку.


– Он не приставал к тебе?


Я хмыкнула.


– С чего это вдруг?


– Ну, мало ли. Вдруг ты ему нравишься?


– Это вряд ли. Да и мне кажется, что Бен – не один из тех, кто станет заводить интрижку со своей прислугой.


– Его зовут Бен?


– Бенедикт, если быть точной.


– Ого, какое интересное имя. И ты обращаешься к нему просто – Бен?


– Он сам настоял на этом.


– Слушай, подруга, ну тогда тебе определённо повезло. Судя по всему, он – не тиран и вполне благоразумный мужчина. Авось, что-нибудь, да срастётся.


Я нахмурилась.

– Ну что ты такое говоришь? Ты в своём уме?


Марина рассмеялась.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5