Наталья Путиенко.

Тайны серой мышки



скачать книгу бесплатно

Рабочий понедельник начинается с улыбки, теплых разговоров о проведенных выходных и планах на следующие… Конечно же читать первое предложение нужно с определенной долей сарказма и иронии, все слова взять в кавычки и выбросить прочь из текста. На самом деле, понедельник – это ад, в котором вынуждены вариться мы, несчастные сотрудники солидной фирмы.

В наглаженных костюмах (репутация деловых людей – наше все), с блокнотами или ежедневниками в руках, стекаются начальники отделов в кабинет главного биг-босса для получения необходимого заряда «бодрости» на следующую рабочую неделю. Далее, эта черно-серая масса делмэнов разбредается по своим отделам, где делится этой самой бодростью со своими подчиненными. Подчиненные же, получив по первое число следующего месяца, спешно бросаются выполнять все задания, молясь при этом трем Богам – «повышению», «отпуску» и «премии».

Кто я в этой серой массе, спросите вы, а я отвечу. Всего лишь секретарь биг-босса. Вернее, помощник секретаря. Ну да, та самая тихая и серая мышь, которая скользит тенью между кабинетом, приемной, залом переговоров и кофейным аппаратом. Иногда, в краткие минуты помутнения рассудка, мне поручают распечатать какие-то внутренние отчеты и бумаги. Но это бывает очень редко. Крайне, я бы сказала.

А вообще, мне нравится быть незаметной, чувствуя себя при этом незаменимой. Кто же, как не я, с самого утра напоит злого босса кофе, чтобы тот не срывался на подчиненных матом, а просто немного пошумел? Кто же, как не я, выслушает стопятьсот поручений, которые нужно разослать по электронной почте на разные уровни в отделы? Кто же, как не я, в конце концов отвезет любимый костюм шефа в химчистку и привезет его обратно, во избежание глобальной катастрофы под названием «Биг-босс в ярости»?

А костюмчики мне возить приходилось частенько. Увы, брошенным пассиям нашего ловеласа не объяснишь, что кидать в голову козла лучше пустой кружкой, так ущерба меньше, да и траекторию высчитывать не нужно. Швырнула и беги, пока волна гнева не настигла тебя.

Так и в этот понедельник, черт бы его побрал три раза, пока делмены стекались на работу, я уже вовсю готовила зал переговоров к еженедельной планерке. Зевая во весь рот, до щелчка челюсти, раскладывала папочки с распечатанными бумажками, заправляла аппарат кофейными зернами, расставляла бутылочки с водой по линейке и мечтала о теплой кроватке, которая смиренно дожидается моего возвращения домой. В утренних мыслях не было ничего дельного и путного, лишь одеяло и подушка – моя истинная страсть и любовь.

Аня, секретарь, чьей помощницей я числюсь, сидела на диванчике, закинув ногу на ногу и увлеченно подпиливала свои коготки, длина которых давно перешагнула за все границы разумного. Я про себя называла ее женщина – рука-ножницы. При этом девица не замолкала ни на секунду, вываливая на меня тонны ненужной информации о прошедшем свидании.

– Нет, ну ты прикинь, какой козел, – фыркала Аня, размахивая пилочкой для ногтей, словно мечом, – я ему говорю: подарил цветы, свозил в ресторан и решил, что я перед тобой в машине ноги раздвину? А он мне в ответ: я что, просто так на тебя спустил кучу бабла? – она замерла и подняла на меня свои голубые глазищи. – Представляешь? Он мне предложил отработать! Натурой!

Я лишь сочувственно кивала, особо не вдумываясь в смысл сказанного и продолжала раскладывать папочки.

Вообще, Анька неплохая девица. С ней вполне можно разговаривать, выучив при этом всего три фразы: «вот же козел», «ничего себе» и «как я тебя понимаю». Главное, вовремя их говорить и с нужной интонацией.

У Аньки, если верить ее словам, каждые выходные проходили через одно место. Признаюсь, я иногда даже завидовала ей, её модельной внешности, ногам от ушей, ангельскому личику и дьявольскому характеру. Что же касалось меня – я не могла бы сказать, что отношусь к категории серых мышек, однако мужчины предпочитали обходить меня стороной. Видимо, что-то было такое, что отпугивало представителей сильного пола.

Я предпочитала уютную квартирку, кружку чая и интересную книгу. Это было моим развлечением. К клубам относилась равнодушно, в рестораны не позволяла ходить зарплата. Я не курила и не употребляла спиртное: от дыма страшно слезились глаза и начинала кашлять, а алкоголь вообще действовал на меня волшебно – заботливо укладывал спать лицом в ближайший салат после нескольких граммов принятого на грудь. Я не стремилась надеть модную одежду, предпочитая то, в чем удобно и комфортно мне, а в салон красоты ходила лишь для того, чтобы коротко постригли. Белая ворона. Не от мира сего.

Так вот и жили: Анька по тусовкам, клубам, ресторанам, а я дома с книжкой, погруженная в мечты о белом коне, верхом на принце. О, да! Здесь я отличалась от девушек моего типа. Мне не нужен был королевич голубых кровей, а отчаянно хотелось козла, который показал бы мне всю силу своей козлиной натуры. Хотелось страстей, переживаний, слез и бурных примирений. Чтобы вот он, весь такой чудак на букву «м» любил меня, страдал, бесился и ревновал к каждому столбу и забору. Но это лишь мечты, мои тайные желания, о которых я стеснялась рассказать даже своей лучшей подружке – подушке.

Аккуратно положив последнюю папочку, я отошла в сторону, любуясь своей работой. Артем Павлович наш, хоть и был разгильдяем по своей сути, к делам относился очень трепетно и щепетильно. На работе хладнокровный перфекционист с задатками властного героя, каких описывали авторы моих любимых книг, а после нее – мачо с большой дороги, веселый, не знающий никаких запретов и живущий без тормозов. Все подчиненные, начиная от начальников отделов и заканчивая уборщицами и курьерами, боялись в его присутствии сказать что-то лишнее. Биг-босс умел уничтожить морально собеседника одним лишь взглядом своих серых глаз.

Поэтому каждый понедельник именно мне выпадала честь заниматься столь важным делом, как подготовка помещения к планерке. Анька, хоть и неплохая девчонка, за несколько лет работы так и не научилась понимать и поддерживать шефа в его стремлении к идеальности.

– Ты такая молодец, – восхищенно пробормотала подруга, легко касаясь своими коготками моего плеча. – Ума не приложу, как тебе удается все выровнять строго по… Аааааааааа!

Договорить подруге так и не удалось. Раздался громкий звук за нашими спинами и Аня, повернувшись первой, громко и как-то противно завизжала. Я повернулась следом и обомлела. Лежащая на полу дверь, судя по всему и была источником звука, который, как выяснилось позднее, стал причиной апокалипсиса. Моего, личного апокалипсиса.

На пороге, держась руками за место, где еще несколько секунд назад был дверной косяк, стоял Он. В помятом костюме, в расслабленном и небрежно перекинутом через плечо галстуке, с трехдневной щетиной на лице и просто убойным запахом перегара… Темные волосы нашего Артема Павловича были взлохмачены, а серые глаза так и грозились послать друг друга в недалекое, но пешее и эротическое путешествие.

От удивления я потеряла дар речи. Как и дар здравого мышления, вкупе со способностью двигаться.

– Ну чё, дарова! – пьяно воскликнул босс, продолжая судорожно цепляться за стену. – Как там, эти… ну, дела?

– Охренеть, мама дорогая! – бессвязно шептала подруга, схватившись за мою ладонь. – Охренеть, мамочки! Как же так?

– Молчите? – грозно рыкнул Артем Павлович, на миг отлепляясь от стены, после чего вновь хватаясь за нее. – Молчите! Я с вами троими потом… ик… поговорю!

– Лин, что же делать? Что делать? – продолжала заходиться в истерике Аня.

– Откуда мне знать? – огрызнулась я, пытаясь рассуждать здраво.

На этаже тем временем начинали доноситься голоса сотрудников, спешащих на утреннюю планерку.

– Черт возьми, засада! – в сердцах воскликнула Аня, прислушиваясь к гулким шагам. – Уволит ведь потом, как пить дать! Просто к чертовой бабушке выгонит с голыми задницами на улицу!

– Возьми себя в руки, тряпка! – рявкнула я и залепила подруге звонкую пощечину. – Иди и неси все, что угодно, но ни одна живая душа не должна явиться сюда и узреть нашего Тёму в таком состоянии, ясно?

– А что я? Что я им скажу?

– Нечего сказать – сиськи покажи! Все, давай! – я подтолкнула девушку в спину.

– А ты? – вновь обернулась Аня на меня.

– А я пока избавлюсь от тела.

– Тела? – глаза секретарши расширялись с огромной скоростью.

– Нет тела, нет дела! Все, давай, иди уже! – разозлилась я.

Вытолкав Анечку в коридор, я посмотрела на начальника, который, казалось, растерял весь свой пыл и теперь просто дремал, привалившись к стене.

– Козел? – спросила я у себя и тут же ответила. – Еще какой козлина, как ты и заказывала! Ну и что мне с тобой делать?

– Л-любить, – бессвязно пробормотал шеф, плавно съезжая вниз по стене.

– Эй, козел, не падать! Не падать, слышишь? – скинув неудобные туфли, я босиком подбежала к Артему. – Давай, вставай! Нас ждут великие дела! Рота подъем!

На этом список мотивационных призывов у меня закончился, но боевой задор не пропал.

– Ах ты ж… Черт тебя побрал бы! – выругалась я, наклоняясь, чтобы подхватить начальника.

Конечно, это задача оказалась одной из самых тяжелых, ибо сравнить мои пятьдесят кг живого веса и его девяносто пьяного тела просто невозможно было. Матерясь сквозь плотно стиснутые зубы, я попыталась заставить шефа принять вертикальное положение. Не удалось. В сердцах пнула его по ноге, пробормотав нечто, за что моя мама, будь еще жива, намылила бы мне рот хозяйственным мылом, после чего сварила заживо в святой воде.

– Вставай, мудак! Ну сколько можно! – еще один пинок (о, как же давно я мечтала об этом).

Возможно, приказной тон и факт физической расправы повлияли на пьяный мозг нашего босса, ибо в следующее мгновение он открыл глаза и даже попытался сфокусировать зрение.

– Вы, двое… – грозно начал он, после чего вдруг как-то жалобно закончил. – Что вам от меня еще нужно?

– Вставайте, Артем Павлович, – вновь почувствовала уверенность в своих силах я. – Я вам помогу, вы, главное, ножками перебирайте, ножками! Нам бы до второго выхода добраться, а там хоть на полу лягте и спите.

Не знаю, какие Боги спустились на землю в тот момент, чтобы помочь мне, но к выходу из зала мы успешно добрались и буквально через пять минут я облегченно вздохнула, опускаясь вместе с шефом на диван в его кабинете.

– И что теперь с вами делать? – спросила я, глядя на безмятежно посапывающего начальника. – Я не нанималась тут грузчиком-бодибилдером пахать. Премию мне выпишете!

Погрозив пальцем пустоте, я встала и поправила юбку. Ногам было холодно, тонкий капрон колготок совсем не грел ступни. Уверенность прошла, оставив место легкой панике и неверию в то, что мне наконец удалось это сделать. Крупная дрожь рождалась где-то внутри, заставляя содрогаться мое тело, нервная икота внезапно постучалась в двери, и я поняла, что через пару мгновений пожалует и тетушка истерика.

С юного возраста ненавидела пьяных людей. Был в моей жизни период, когда по молодости-глупости сошлась с молодым человеком, который показал мне за пару месяцев небо в алмазах. И пьяные вопли, и драки, и насилие… Брррр, даже вспоминать не хочу.

Опустившись на край дивана, я обхватила себя руками. Босса с глаз сотрудников убрали, но планерку ведь нужно провести. Или не нужно. Как быть вообще в такой ситуации серой мышке?

Оглядев еще раз тело шефа, я поняла, что особого выхода нет и решительно встала. Тем же самым путем, что проделала несколько минут назад, я вернулась в зал, где уже вовсю гомонили начальники отделов, оглядывая красную Аньку, мои туфли, одиноко лежащие рядом с такой же одиноко лежащей дверью.

Делая вид, что все в порядке, я на ватных ногах добралась до обуви. Обуться с первого раза не удавалось и все, что мне оставалось делать – нервно улыбаться, про себя извергая тонны проклятий в адрес начальства.

– Ну как? Все нормально? – прошептала Аня, едва касаясь моей напряженной спины.

– Замечательно все, – кивнула я, наконец-то обувая туфли. – Ты чего такая красная?

Подруга еще больше смутилась и нервно дернула плечом.

– Сама же сказала – сиськи покажи!

– И ты показала? – удивилась я.

– А что мне еще оставалось делать? – воскликнула девушка, краснея еще больше.

– Ладно, потом поговорим, – кивнула я, тихо прыснув от смеха и повернулась к собравшимся. – Товарищи начальники отделов! Утренняя планерка переносится на более позднее время. Просьба разойтись всем по своим кабинетам и ждать дальнейших указаний по электронной почте. Артем Павлович немного приболел, поэтому не сможет сейчас присутствовать здесь. Спасибо за понимание.

Расправив плечи и показывая всем видом уверенность, я прошагала обратно в кабинет начальника.

Артем Павлович сидел в той же позе, в которой я его оставила. Осторожно приблизившись к нему, я минуты две смотрела на спящего мужчину. Внутри нарастало удивление, смешанное с чувством тревоги. И хоть я ощущала кожей, что мне еще аукнется утренний инцидент, жалость к шефу брала верх.

– Артем Павлович, – тихо позвала я, легко касаясь ладошкой его плеча. – Артем Павлович, вам лучше, наверное, прилечь.

– Самогону бы ему, – раздался голос Ани за спиной, отчего я испуганно вздрогнула. – Для разгону. Совсем чокнулся.

– Не любишь ты своего брата, – усмехнулась я, чувствуя, как сердце выскакивает из груди, словно меня только что поймали, занимающуюся чем-то запрещенным.

– А за что его любить? – резко ответила девушка. – За то, что его мать увела папу? За то, что всё с самого детства доставалось ему?

– Ань, – укоризненно посмотрела на подругу.

Об истории их непростых отношений с Артемом, на работе практически никто не знал. Все, кроме меня, конечно, искренне считали, что Анечка – любовница шефа, и только поэтому её до сих пор не выгнали взашей за непроходимую глупость. Однако, я была одной из немногих, кого посвятили в семейные тайны четы Смирновых. И, наверное, единственной, кто знал о том, что дружба брата и сестры, которую они демонстрировали родителям – всего лишь пыль в глаза. Истинное положение вещей было гораздо хуже…

Аня и Артем были практически ровесниками и с самого детства были неразлучными, как наивно считали родители. Однако Анечка, хоть и казалась всем милой девочкой, затаила в душе ненависть к брату. Он всегда был лучше нее, и во всем. Учеба Артему давалась легко, в то время как Аня, в прямом смысле слова, грызла гранит науки. Артему с детства позволялось многое, а подругу держали в строгости, не забывая напоминать о том, что мальчикам по жизни идти легче, ответственности меньше. Когда ребята отучились, Павел Александрович сделал шикарный подарок своим детям – подарил небольшую компанию. Так Аня и Артем стали равноправными владельцами фирмы, которую им предстояло поднять на ноги.

И все бы было хорошо, если бы не непроходимая глупость подруги, которая, почувствовав взрослую жизнь, пустилась во все тяжкие, словно наверстывала упущенные годы. Начались бесконечные пьянки, гулянки и тусовки, с которых девушка, в лучшем случае, приползала домой на четвереньках. Брат лишь качал головой, но отцу не сдавал сестренку, продолжая опекать и оберегать девушку. При этом, он пахал за двоих, стараясь показать себе, папе и всему миру заодно, что чета Смирновых прочно и уверенно стоит на ногах.

Единственная тайна, которая осталась срытой от моих глаз, это происшествие, после которого доля Ани перешла в руки Артема. Несколько раз я пыталась подвести разговор к этой теме, но подруга становилась замкнутой и старалась ускользнуть. В конце концов я плюнула, не мое это дело, хоть любопытство порой и съедало меня изнутри.

Надо отдать должное Артему, он и здесь не бросил сестру, оформив ее секретарем и выплачивая двойное жалование. А чтобы никто ничего не заподозрил, нанял меня в помощники ей, за что тоже довольно неплохо платил. Да и я не была особо против, такую зарплату нужно еще поискать.

Я не осуждала подругу, но и не разделяла ее взглядов. Чужая душа – потемки и у каждого свои скелеты в шкафу, поэтому я продолжала спокойно работать, оставаясь в стороне от конфликтов брата и сестры.

– Ань, помоги мне уложить его, пожалуйста, – жалобно протянула я, вновь толкая шефа в плечо.

– Видел бы наш папашка свою гордость сейчас… – огрызнулась девушка, но тут же осеклась.

– Не вздумай, – предупредила я, заметив странный блеск в глазах Ани. – Не стоит. Каждый имеет право на слабость.

– Ладно, как скажешь, – легко согласилась подруга, но странный блеск не пропал.

Вдвоем мы быстро справились с поставленной задачей и вышли в приемную, плотно закрыв за собой дверь.

– Что это с ним? – спросила я.

– Понятия не имею, я с ним не набухивалась, – ответила Аня, вновь принимаясь пилить свои когти. – Знаешь… А я ведь впервые вижу его в таком состоянии, – хихикнула подруга, поднимая на меня свои глаза. – Обычно бывало наоборот. Может что-то случилось?

– Все может быть, – отстраненно сказала я, и отошла к окну.

Отсюда, с высоты шестидесятого этажа, центр города был как на ладони. Дома, стоящие вокруг казались крошечными, игрушечными, а люди были не больше букашек. Грудь наполняло чувство всевластия, словно этот центр, с этими домами, машинами и людьми принадлежал одной мне. Будто я – властелин мира…

– Всегда боялась высоты, – задумчиво пробормотала я, обхватывая себя руками. – Боялась, но продолжала страстно любить.

Оглянувшись на Аню, я поняла, что подруга меня не услышала. Она все также продолжала орудовать пилкой для ногтей, словно это было единственным, что имело значение в этой жизни.

Может она права? Все мы несемся стремительно вперед, не замечая, что жизнь проходит мимо нас. А когда останавливаемся, уже слишком поздно что-то менять. И то, что еще вчера казалось нам нужным и важным, превращается в прах, который со временем развеется по ветру.

Рабочее время тянулось, словно резина. Катастрофически не хватало рассерженных окриков шефа в селектор, беготни по этажам с различными бумажками, забегов к кофейному аппарату и прочей суеты, которой обеспечивал работников Артем Павлович. Офис будто осиротел, посерел и перестал быть привлекательным.

Аня, забив на все, развалилась на кресле и подложив под голову ладошку, крепко спала. Я же сидела за компьютером, в сотый раз перечитывая любимую книгу. Этот роман я могла бы перечитывать вечно. Ага, все из-за него, того самого главного героя, о котором подсознательно начинаешь мечтать.

Он приходил ко мне во снах. Весь такой из себя, брутальный и неукротимый, но вместе с тем, умеющий любить и дарить нежность. Автору на удивление хорошо далось описание, благодаря которому он представлялся живым. Я часто ловила себя на мысли, что ищу Его глазами в толпе, мечтаю о Нем перед сном и думаю, стоит только проснуться.

Он – идеал. Для всех строгий, местами даже жестокий, этакий козел, о котором мечтают тысячи девушек по всему миру. Его путь – борьба. Он борется со всем миром, со своей любимой и сам с собой. И никогда не опускает руки.

Наверное, я готова была бы на многое, если бы знала, что существует прототип героя в реальности. Пустилась бы во все тяжкие, лишь бы заполучить себе такой вот экземпляр. Идеальный для меня.

Время близилось к обеду, когда проснулась Анька. Свесив тонкие ножки вниз, нашаривая ими вслепую туфли, она широко зевнула и сладко потянулась.

– Этот не проспался? – тихо спросила она, кивком указывая на дверь.

Я помотала головой, откладывая в сторону книгу. Я вернусь к тебе чуть позже, милый, обязательно вернусь.

– Надо бы покормить его, – нахмурилась подруга. – Загнется, не дай Бог, а нам потом второй раз тело прятать.

– Твой брат? Иди и корми, – резко ответила я, злясь на свой желудок, который едва услышав о еде, начал выдавать рулады. – И я пойду, себя покормлю.

– Лина, нет! – завопила Анька, резво подскакивая и подбегая к столу.

– Что нет? – настала моя очередь хмуриться.

– Покорми Тёму, пожалуйста!

– Ты рехнулась? Ань, я все сказала.

– А хочешь, я закажу все сюда? Прямо в приемную. Поедим с тобой вдвоем, после того, как ты мне поможешь накормить братца, – жалобно уставилась на меня подруга.

Анькины глазищи, когда требовалось, выдавали самые разные эмоции. К слову, подруга умела замечательно контролировать их, знала о реакции окружающих на такие взгляды и умело использовала для манипуляций, добиваясь желаемого за несколько минут. Я не была исключением. Знала прекрасно, что в подруге пропадает великая актриса, но велась на ее уловки. Постоянно. Изо дня в день.

– Хрен с тобой, золотая рыбка, – злясь на саму себя, пробурчала я, протягивая трубку рабочего телефона. – Заказывай, да побольше. Есть хочу, аж переночевать негде.

– При чем тут переночевать? – уставилась Аня на меня, прижимая трубку телефона плечом к уху. – Алло, добрый день! Я хотела бы оформить заказ. Да-да, на имя Анна. Да, если можно, как обычно, но в тройном количестве… Секундочку, – подруга вновь уставилась на меня и прошептала. – Ты будешь есть палочками или приборами?

– Что есть? – не поняла я.

Аня осмотрела меня и тихонько фыркнула, выражая свое неодобрение.

– Я с тобой потом поговорю, – грозно прошептала она, после чего вернулась к разговору. – Палочки. Да-да, на три персоны! Спасибо большое! Ждем.

Грохнув трубку телефона на док-станцию, подруга вновь внимательно осмотрела меня.

– Только не говори мне, что до этого никогда не употребляла японскую кухню. Я прекрасно помню, как заказывала нам роллы, когда мы были у тебя. Хорошо, что в ресторан не пошли, как я планировала изначально! – фыркнула девушка. – Я бы сгорела со стыда, если бы ты также ковыряла вилкой ни в чем не повинные роллы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3