Наталья Путиенко.

Ангел сердца моего. Мой ангел-предатель



скачать книгу бесплатно

Приручить Ангела


© Наталья Путиенко, 2017


ISBN 978-5-4485-4102-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

Глава 1

– Как же долго тянется рабочий день… – зевая, пожаловалась я своей подруге, а по совместительству и коллеге, Люде. Шикарная блондинка с голубыми глазами, роскошной грудью и осиной талией, тряхнула гривой и с укором глянула на меня.

– Васильева! Совесть имей, только два часа прошло! – пропела она нежным голоском.

– Да хоть три! Я спать хочу! – не в силах подавить очередной зевок, промолвила я и решительно пошла наливать пятую кружку кофе по счету.

– Опять с Андрюхой развлекались до утра? – ехидно спросила Илона, еще одна моя подруга. – Не бережешь ты себя! Скажи спасибо, что Ангел к вам не заглядывает!

– Ну так! Кто он, а кто мы? – с сарказмом ответила я на выпад Илоны. – Кстати, а ты тут что делаешь? Спустилась к нам, смертным поболтать? Не боишься, что влетит от начальства?

– Он сегодня задержится! Важная встреча с утра… – грустно сказала Илона.

Я довольно хихикнула, заметив грусть в глазах подруги. Как же, как же! Небось опять променял нашу мадам на очередную модельку. Ангел хоть и красив, но далеко, простите за иронию, не ангел. А почему бы и нет? Высокий, красивый, статный… Этакий принц из девичьих снов. Только вот я в его сторону смотреть боюсь. Такой уничтожит и сам того не заметит. Черные, как смоль, волосы всегда идеально уложены. В серых глазах постоянно читается презрение и жесткость. Характер… Вообще пиши-пропало! Принципиальный, несгибаемый, безжалостный и строгий. Не человек – робот! За что ему такая фамилия?

– Васильева, Шевцова и Иванова! – за моей спиной раздался голос шефа. – Кошка с дома, мыши в пляс?

Спина моментально похолодела, от звучания этого властного, но холодного тона. Ой! Чувствую, разбор полетев будет знатный! Хоть бы не уволил к чертям, без выходного пособия. Повернувшись, я уставилась на мужчину, стоящего в дверях. Подруги замерли в ожидании головомойки, лишь изредка испуганно переглядываясь.

– Трое, через десять минут в мой кабинет! – резко повернувшись на каблуках, он прошел в сторону лифта.

Через пять минут мы стояли в приемной, под дверями кабинета, ожидая разрешения войти и в спешке придумывали оправдания своему несвоевременному перерыву. Учитывая тот факт, что Люда работала в отделе маркетинга, а Илона была секретарем, мне должно прилететь меньше всех, я находилась в своем отделе, хоть и далековато от компьютера.

Спустя еще две минуты нас постигла нервная трясучка. Стрелки часов неумолимо отсчитывали время, приближая нас к казни. Наконец, на селекторе зажглась лампочка, властный мужской голос приказал войти. Открыв дверь, мы втроем столкнулись в проеме. Богдан Викторович наблюдал за нами с долей интереса.

– Иванова – зайди! Вы, двое, останьтесь снаружи!

Похлопав по спине подругу, мы закрыли дверь и тут же прильнули к ней, пытаясь услышать, что происходит в кабинете.

Звукоизоляция была отменная, поэтому расслышать слова не удавалось, однако было понятно, что разговор ведется на повышенных тонах. Разочарованно вздохнув, я отошла в сторону и присела на кожаный диванчик. Настроение было на нуле, спать теперь вообще не хотелось.

– Ника, иди! – из кабинета, не то вышла, не то выползла зареванная Илона.

– Меня? – недоуменно спросила я, оттягивая время.

– Васильева! Тебя долго ждать? – зло окликнул Богдан Викторович.

Тяжело вздохнув, я перешагнула порог, закрывая за собой двери. Мужчина стоял возле окна, скрестив руки на груди. Боясь ступить шаг, я застыла как статуя.

– Васильева! Не испытывай моего терпения! – угроза, прозвучавшая в голосе шефа, вынудила меня подойти ближе. – Присаживайся! Не стой столбом!

Сев на краешек предложенного стула, я нервно озиралась по сторонам. Огромное помещение было выкрашено в серые тона. Вдоль стены стояли стеллажи с различными папками, производственными журналами и справочниками. В углу стояли два кожаных дивана, таких же, как и в приемной, между которыми расположился журнальный столик. Массивный стол начальника идеально вписывался в интерьер. Уголок отдыха, скрывающийся за приоткрытой дверью, мог похвастаться мягким ковром, креслом и торшером. Возможно, там было что-то еще, но я не обладаю сверхспособностями и просветить стену не могу. А жаль…

Начальник, обойдя стол, присел на его краешек, таким образом нависая надо мной. Чтобы посмотреть на него, мне пришлось задирать голову вверх. Я не могу похвастаться высоким ростом, наоборот, я у мамы гномик, да и шефу, если нас поставить рядом, буду дышать, что называется в пупок. Однако, другого выхода не было.

– Я Вас слушаю, Богдан Викторович! – опустив голову на свои скрещенные руки, покоящиеся на коленях, жалобно промычала я.

– Нет, Васильева, это я тебя слушаю! Ответь-ка мне, дружочек, я мало плачу тебе за работу? – вкрадчивый голос пробивался в сознание, словно через вату. – Или ты устала работать? На меня смотри!

– Н-нет, Богдан Викторович, не устала! – я вновь задрала голову, старательно избегая прямого взгляда.

– Тогда, будь добра, объясни мне, какого черта тебе не сиделось на рабочем месте? – вот черт… Сейчас начнет орать! Точно! – Ты не могла дождаться обеденного перерыва, чтобы рассказать подружкам о своих ночных развлечениях? Не смотри на меня так! Я с минут пять за вами наблюдал!

– Н-никак нет…

– А что тогда? Смотри на меня, сказал!

– Н-ничего… – проблеяла я, старательно сдерживая слезы.

– Ничего? Ну что ж! Поздравляю! Ты уволена! – он встал и направился к окну. – Зови Шевцову!

– Н-но… Богдан Викторович! – пытаясь прийти в себя я тоже встала. Вот так да! Прощай квартира, здравствуй улица! – Вы же пошутили?

– Васильева, я похож на клоуна? – обернувшись, он вновь начал буравить меня взглядом.

– Н-но… Мне никак нельзя сейчас лишиться работы! У меня ипотека! – я попыталась достучаться до его разума.

– Это меня не касается! На тебя поступают постоянные жалобы, ты регулярно опаздываешь и отвлекаешь других от работы! Ты свободна, я тебя не держу!

– Н-но… – глотая слезы, прошептала я.

– Вон!!! Вон из моего кабинета! – взревел шеф, бесцеремонно хватая меня за руку и буксируя к двери. – Чтоб ноги твоей здесь через час не было! Шевцова, войди!

Грубо вытолкнув меня и пропустив Люду, он захлопнул дверь. Я так и осталась стоять на пороге, пытаясь понять, что же теперь мне делать. Илона, кинув сочувственный взгляд, принялась наводить марафет на своей милой мордашке. Она уже успела умыться и расчесать свои длинные черные волосы, теперь осталось обновить макияж.

– Ник, не стой, иди работай, а то еще влетит! – старательно рисуя губы, пропела подруга.

– Не влетит! Пошел он в задницу! – я резко вылетела из приемной и понеслась к себе на этаж.

Вещей у меня было не много, да и те сожгу в ближайшей урне! Хватит, наигралась в финансиста! К черту такую работу, к черту начальника, да и меня, тоже, к черту! Ипотеку выплачу, в конце концов родителей попрошу о помощи! Им хорошо: отец в Испании, а мать в Париже! Сидят там со своими новыми семьями и носа не показывают, а мы с Вадимом должны выкручиваться!

Я с остервенением швыряла свои вещи в коробку из-под бумаги. Слезы лились рекой, мало того, что отчитали как школьницу, так и уволили без выходного пособия! Что-то разбилось, я опустила глаза – моя любимая кружка! Моя счастливая кружка! Это было последней каплей. Сев на стул, держа в руках черепки, я взвыла в голос, абсолютно не стесняясь посторонних.

– Ника! Никусь, ты чего? – Люда присела передо мной на корточки, жалостливо заглядывая в глаза. – Ты чего ревешь? Ну, подумаешь, поругал! Эка беда? Сейчас на обеде съедим по шоколадке и все! Не стоит из-за этого рыдать!

– Он-н-н м-ме-ня у-у-во-лил! – взвыла я еще громче.

– Не может быть! – Люда отшатнулась от меня. – Так, не реви! Он погорячился, не может же он уволить такого исполнительного сотрудника, как ты!

Продолжая крутить остатки несчастной кружки в руках, я смотрела на подругу невидящим взглядом. Собиралась с мыслями, с духом… Нужно сделать решительный шаг и закрыть за собой страницу этой жизни. Дома смогу нареветься и пожалеть себя несчастную, а сейчас нечего терять остатки гордости! Катись оно все… лесом. Швырнула осколки в корзину для мусора, вытерла слезы, решительно встала.

– А мне плевать! Счастливо оставаться! – я подхватила коробку на руки и двинулась к выходу.

Тщательно соскребая остатки храбрости, спустилась вниз и поставила коробку в машину. Та-а-ак! Осталось немного! Личный ноутбук, телефон и кадка с фикусом. Тяжело вздохнув, я вошла обратно в здание. Путь лежит на 25 этаж, именно там находится мое рабочее место… бывшее рабочее место. К счастью, начался обед и коллеги стремительно переместились в корпоративную столовую, никто не увидит меня расклеившейся. Ну и хорошо! Уйду по-английски, не прощаясь!

Присев в последний раз на стул, я погладила полированную поверхность стола. Слез больше не было, я поняла, что жизнь дает мне шанс изменить что-то в жизни. Ничего, выйду замуж, рожу детей и посвящу этому все свое время! Не вышло из меня деловой леди, значит мое предназначение в другом.

Запихнув ноутбук в рюкзак, телефон в карман, я подхватила свой фикус и поплелась к двери. Однако, растение вымахало сильно! Тяжелый, гад и невидно ничегошеньки впереди. Пнув дверь ногой, я сделала шаг и налетела на какое-то препятствие. Судя по сдавленному мату – живой человек. Невольно хихикнув, осознав двусмысленность ситуации, я попыталась поставить растение.

– Васильева! – по моей коже побежали мурашки. Шеф! – Ты меня убить решила?

– Простите… – вновь теряясь, проблеяла я. Остатки гордости укоризненно покачали головой и спрятались в темном уголке. – Я Вас не заметила!

– Я не удивлен! Ты куда несчастное растение тащишь?

– Домой! Ему теперь там самое место! – ощутила я бодрящий пинок от чувства храбрости. – А вообще, не Ваше дело!

– Нет, это мое дело! Моя подчиненная, в разгар рабочего дня, покидает компанию и направляется домой… Васильева, ты в край охамела? Или прикидываешься?

– Н-но Вы же… Вы же меня уволили! – искорка надежды промелькнула внутри.

– Считай, что я передумал! И убери от меня свое растение!

Я издала боевой клич индейца и грохнув кадку на пол, кинулась на шею начальнику. Он дико уставился на меня, аккуратно отцепляя мои руки и отодвигаясь в сторону.

– Васильева, мать твою! Бегом на рабочее место! Еще одна такая выходка и я, лично, выставлю тебя вон не из своего кабинета, а из самого здания, ясно?

– Да-да-да-да! Спасибо! – я радовалась, как дура. Мысли о новой жизни были моментально забыты, а внутри зарождалось чувство благодарности к этому человеку.

Подхватив на руки фикус, я бодро проскакала к своему столу и уселась на стул. Шеф, наблюдая за моими перемещениями, лишь тихо вздохнул и убрался восвояси. Дальнейший рабочий день плавно покатился к своему завершению.

Глава 2

Дом меня встретил пустыми комнатами и запиской от брата на столе: «Буду поздно покорми кота». Ни тебе знаков препинания, никаких пояснений, Тёму, моего любимого, голодным оставил. Кстати, а где кот? Где эта мурчащая шерстяная зараза?

– Тёма, кис-кис-кис! – ласково позвала я кота.

Пройдясь по комнатам, я обнаружила его у себя в комнате, мирно лежащим в кресле. Подойдя к кровати, я провела рукой по ней. Заметила мокрое пятно… Да, так и есть, напрудил! Тут нужно немного пояснить, что котенка я подобрала на улице, выдернула из-под колес проезжающего автомобиля. Он был точной копией мультяшного Тома, только шерстка была черной. Вопрос «Как назовем?» отпал сам собой. Очень много времени потратила, чтобы выходить этого заморыша, который, оказавшись в квартире, первым делом, попытался сожрать грязный носок брата. С тех пор Том считает, что все мое внимание может принадлежать только ему и после каждого прихода моего жениха – Андрея – демонстративно гадит мне на кровать. Территорию помечает…

Внимательно посмотрев на довольную, но в то же время, извиняющуюся морду, я лишь сжала зубы. Нужно сказать, злиться я на него не умею вообще. Слишком сильно люблю, прямо зацеловать готова. Устало вздохнув и сдернув испачканное белье, я принялась перестилать кровать.

– Ну что, мурчалка, нагадил и доволен? Вот оставлю тебя без ужина – будешь знать! – игриво пожурила я кота. – Ладно, куда тебя, маленького, теперь денешь? Подъем!

Спихнув кота, я направилась на кухню. Насыпав корма маленькому вредителю, на скорую руку приготовила себе салат. Все-таки, Вадим свинтус! Знает ведь, что после развода родителей, нам очень туго приходится. Я не по доброй воле пошла на такую работу. Да и замуж выхожу не от большого желания. И все равно, основным добытчиком в семье являюсь я. Мне много раз промывали мозги подруги, ругаясь, что я посадила себе на шею здоровенного бугая, которого ничего, кроме пьянок, тусовок и гулянок, в жизни не интересует. А я… А что я? Вадим – единственный, кто у меня остался.

Отец завел себе любовницу, с которой переехал на ПМЖ в Испанию. Эту страну он присмотрел давно, когда впервые поехал налаживать контакты с местными туристическими комплексами. Это был период развития своего турбизнеса, филиалы которого, на данный момент, находились по всей стране и в большинстве стран мира. Кристина, которая пришла работать к нему секретарем, видимо, очень замечательно справлялась со своими обязанностями. Представьте себе мое удивление, когда я узнала, что мачеха – моя ровесница!

Мать тоже недолго горевала о разрушенной семье. Имея долю в бизнесе, позволила себе погулять в Париже, на широкую ногу. Там и подцепила местного плейбоя, с которым и живет теперь во Франции. Конечно, мы с Вадимом были очень недовольны выбором своих родителей, но и помешать им никак не пытались, не было смысла.

Теперь вот и выходит, что мы остались здесь, не имея возможности поехать к кому-нибудь в гости. В доме отца всем заправляет Кристина. Зная, что я едва сдерживаюсь, чтоб не выдрать ей патлы, причем, вместе со скальпом, всячески пытается помешать нашему общению с отцом. Мать же, боится конкуренции в моем лице, поэтому не зовет к себе. Короче, семейка у меня еще та! Слишком много уродов на один квадратный метр.

Проглотив свой ужин, я отправилась в душ. Хочется смыть с себя все события сегодняшнего дня, после которых чувствую себя невероятно грязной. А после будут баиньки! Завтра рано вставать и плестись на опостылевшую работу. На самом деле, мне до чертиков надоели бесконечные отчеты, цифры, числа и вся эта бумажная рутина, в которой я погрязла. Но делать нечего, кушать хочется всегда, кредиторы тоже не дремлют, а у родителей просить подачки совесть не позволяет.

Приняв душ и высушив волосы феном, я доползла до кровати. Будильник заведен, телефон отключен – идите все в задницу, я хочу спать. Сладко зевнув и прижав к себе кота, я оплыла в страну Морфея.


Дикий грохот и звон ворвались в мое сознание. Открыв глаза и уставившись на часы, я прокляла своего ненаглядного братца. Два часа ночи! Хоть бы совесть имел! Спустив ноги с кровати и напялив на себя халат, я выползла на кухню. На полу валялись сковородки и кастрюли, которые мы ставим на стеллаж… Вернее, ставили. Сидя посреди бардака, Вадим методично лупил моей любимой сковородкой по остаткам тарелок и кружек, которые постепенно превращались в крошево. Оглядев картину, представшую моему взору, я потуже затянула пояс халата.

Да, еще одна ночь насмарку! Теперь придется убирать погибшую не своей смертью посуду. Черт бы побрал Вадима с его пьянками. Читать нотации сейчас не было никакого смысла – проспиртованные мозги, все равно, ничего бы не осознали. Молча отобрав сковородку, я уставилась на него.

– Ч-что сестренка… ик… на меня вылупилась? Ты говори, моя курочка, я тебя… ик… внимательно с-слушаю! – по кухне поплыл резкий запах перегара. Вадим икал и пускал слюни. Кажется – допились!

– Пошли спать! – устало пробормотала я.

– А я н-не хо… ик… хочу спать! Офи-и-ициант! Плесни мне вискарика! – заверещал он, оглядываясь по сторонам. – Я…я танцевать х-хочу!

– Официант ушел, ему спать пора! И тебе пора! Давай, пойдем! – потянув его за руку, я потащила его в ванную. – Сейчас умоемся и в кроватку!

– Вот ты у меня такая… такая х-хорош… ик… хор-рошая, сестренка! А Илонка твоя – ш-шлюха! – завел старую пластинку брат.

С того момента, как в моей жизни появилась Илона, Вадим всячески пытался к ней подкатить. Увы, его душевные порывы и ухаживания не нашли должного отклика. Илона по уши втюрилась в нашего Ангела и наотрез отказывалась признавать кого-либо за мужчину, кроме него. Мы с Людой только посмеивались с её потуг охмурить начальника. Как она перевелась из своего отдела к нему, на должность секретарши, как носила ужасающие шпильки, мини-юбки, нарастила себе пышную шевелюру и превратилась в силиконовую клизму, как дралась на корпоративе с Настей, из отдела логистики, которая позволила себе высказать гадости о шефе.

Таких моментов было много, перечислить все не хватит пальцев рук и ног. Однако мне было обидно за брата, ведь он искренне полюбил её всем сердцем. Смотреть на его бесконечные пьянки, в попытке забыть несчастную любовь, видеть его глаза, когда он украдкой кидал взгляды на Илонку и понимать, что эта птица не его полета – было истинным мучением.

Умыв брата и оттащив в спальню, я стянула с него грязные ботинки и толкнула на кровать. Спустя две минуты, Вадим с улыбкой обнимал подушку и сладко спал. В отличии от меня!

Вернувшись на кухню, я решительно взялась за уборку. Уснуть у меня не получится, да и храп, раздающийся из комнаты брата, попросту не даст. Собрав все крупные осколки, я решительно отправила их в мусор. Крошево смела веником, а после, для надежности, прошлась пылесосом. Вернула стеллаж на место, кое-как прижав его к стене и расставила кухонную утварь по местам. Из целой посуды осталось только то, что покоилось в раковине, в ожидании помывки.

Грустно улыбнувшись, я вымыла посуду и заварила себе кофе. Том, недовольно мяукая, вышел на кухню и с укором уставился на меня, как бы намекая, что ему неуютно спать одному. После запрыгнул мне на руки и, свернувшись калачиком, продолжил смотреть свои кошачьи сны.

– Эх ты, моя пушистая мурчалка! Если бы ты только знал, как же мне все осточертело… – одинокая слеза скатилась по щеке.

Четыре часа утра – самое время, чтобы порассуждать о своей никчемной жизни. Наглаживая проснувшегося кота, который недоуменно вертел головой, пытаясь понять, откуда на него капает вода, я смотрела в одну точку, пытаясь осознать, где я пропустила поворот в сторону своего «долго и счастливо»…


Я сидела за компьютером и пыталась свести множество цифр в квартальный отчет. Сказать, что мне это легко удавалось я не могу. Как только я подводила черту, всплывали несоответствия и мне приходилось заново проверять, а потом исправлять ведомость. Квартальные отчеты, который предоставлял наш отдел, напрямую попадали на столы всех акционеров и генерального. На их основании проводились совещания, с целью улучшить качество поставляемой продукции, а также привлечь новые инвестиции.

Раз в три месяца весь наш отдел утопал в этом болоте труда, пытаясь вывести все на бумагу. Начальница отдела, Нонна Марковна, лишь посмеивалась над нами, глядя через окно, которое было вмонтировано в стену между её кабинетом и нашим офисом. Такие окна стояли в каждом отделе, чтобы обеспечить руководителя постоянным наблюдением, а соответственно, увеличить производительность трудящихся.

– Васильева! – властный оклик начальницы заставил меня оторваться от монитора. – Зайди ко мне!

Свернув программу, я поплелась в кабинет. Нонна Марковна посторонилась, пропуская меня внутрь и закрыла дверь. После, спустив жалюзи на окне, она села в кресло, указывая мне на стул.

– Ника, девочка моя! Что ты уже натворила? – ласково спросила начальница. – Мне поступило распоряжение сверху не спускать с тебя глаз. Стоит мне взять кратковременный отпуск, как я получаю очередную жалобу на тебя.

– Нонна Марковна, я просто встала из-за стола, чтобы сделать себе кофе…

– А Илона с Людой?

– Просто зашли пожелать хорошего дня.

– Зайчик, пойми, я не смогу тебя вечно прикрывать! Вчера Ангел, на которого вы по своей дурости нарвались, орал часа два мне в трубку! Ты хоть представляешь себе, каких трудов мне стоило отговорить его от твоего увольнения? Сегодня, будь готова, понесешь ему свой отчет! И молча выслушаешь все, что он тебе скажет! Ты поняла меня?

– Да! – я понуро опустила голову, думая о том, что сегодня уж точно меня никто не спасет.

– Упаси тебя Господь ляпнуть что-то не по делу! – строго предупредила Нонна Марковна. – Ладно, как там Вадюша? Все нормально? Работу нашел?

– Нет, даже не ищет! Опять в два часа ночи пьяный приполз! Такой погром устроил, что мне убирать пришлось! В этот раз громил кухню!

– Мда… Спасать нужно племянника! Хорошо, что на кухне гореть особо нечему! До сих пор не могу забыть, как он сжег библиотеку…

– Я разберусь как-нибудь… Может быть!

– Слушай, он же парень с мозгами! У нас в отделе IT требуются сотрудники, может я походатайствую перед Ангелом? – Нонна Марковна решительно взялась за трубку.

– Нет! Постойте! Нельзя! Тут Илона, сами понимаете, чем это может обернуться! – я, опередив её, положила руку на телефон.

– Ну да, прости старую, совсем забыла! Совсем Вадик мозги потерял из-за клизмы расфуфыренной!

– Тетя! – я с укором посмотрела на неё.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное