Наталья Плотникова.

Самый бездарный роман



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Осень, ох уж эта осень, с её воспетым поэтами багрянцем, вечерней чарующей прохладой, деревьями, пахнущими почему-то корицей и мочёными медовыми яблоками.

Катя любила осень и не любила одновременно, как одновременно любила и не любила Оксану.

Оксана появилась в её жизни около трёх лет назад, но сам момент знакомства Катя не помнила, даже под страхом смертной казни и угрозой публичного изнасилования Катерина не могла бы припомнить тот самый знаменательный момент, когда в её жизнь вошла эта молодая женщина.

Катя пришла на работу, мокрая из-за мелкого моросящего дождика. Ну, как на работу… Год назад они вместе с Оксаной открыли свой книжный магазин. Магазин был гордостью Кати, доказательством не бессмысленности её существования, причиной, по которой она согласилась пойти на дурацкую встречу выпускников – прихвастнуть, покормить тщеславие, оголодавшее за годы душевной неудовлетворённости собой.

Одно только смущало Катю: магазин предложила открыть Оксана, она получила кредит в банке, она же отвечала за всю концепцию развития их книжного, носившего толковое название «Бука». Название, впрочем, придумала Катя, которая и работала в магазине сама: предлагала, советовала, помогала, рекомендовала. Катя была милой и любезной, неудивительно, что покупатели любили её. А вот Оксану, напротив, не любили, она была довольно резкой и категоричной особой: литературная неграмотность покупателей её просто выводила из себя. То, что знала Оксана, обязан был знать каждый покупатель, а знала Оксана, к сожалению, много: она могла запросто поддержать беседу о восемнадцати эпизодах «Улисса», снисходительно покритиковать мнимое для русского читателя бунтарство милашки Колфилда, восхититься «self-made man» Лондона и найти никому ненужные неточности в работах Шекспира. Покупателю оставалось только даваться диву и кивать, но покупатель часто совсем не хотел этого делать, оттого-то и возникали между хозяйкой и клиентами непримиримые смертельные разногласия.

Катя и Оксана были ровесницами, обеим уже исполнилось по тридцать три года. Уже – это с точки зрения Катерины, ещё – соответственно – с Оксаниной точки.

Катерина была невысокого роста, худенькая с каштановыми вьющимися волосами и глазами жёлтого цвета. Вообще-то, глаза у неё были зелёные, но, услышав однажды о том, что зелёных глаз в природе не существует, а указанный цвет всего-навсего означает то, что у обладателя этих, якобы магических глаз, пошаливает печень, она раз и навсегда решила, что глаза у неё жёлтые, как будто для её печени это имело какое-то решающее значение.

Катя и Оксана были, в общем-то, похожи: одинаковое телосложение, цвет волос, а порой и глаз, мог смутить любого – молодых женщин часто принимали за сестёр, что расстраивало Катю и смешило Оксану.

Оксана считала Катю робкой, неспособной постоять за себя… рохлей, которую нужно вечно толкать вперёд, иначе она погрязнет в тоске и рефлексии. Катерина справедливо считала Оксану пробивной, но слишком… в общем, в Оксане всё было слишком: настойчивость граничила с упрямством, упорство с наглостью, ум с заумью и так далее и тому подобное, порой у Катерины после общения с подругой начиналась сильная головная боль.

«Эта она, ужасная болезнь гемикрания», – почему-то вспоминала в таких случаях Катерина Булгакова и Пилата Понтийского, печально знаменитого прокуратора Иудеи.

Собственно, эта история и началась с самого известного романа Булгакова.

Итак, книжный магазин «Бука».

Утро.

Катерина, проклиная погоду, открыла двери магазина ключом. Она рассчитывала до прихода покупателей высушить мокрые волосы полотенцем. Но первый покупатель зашёл почти следом за ней. Молодой мужчина, высокий, темноволосый, в чёрном мятом плаще, практически подметающем пол своим подолом. Волосы покупателя, в отличие от Катиных, были сухи и при этом довольно длинны, они почти достигали его плеч.

«На машине приехал,» – подумала Катя и улыбнулась, не тому, что покупатель приехал на машине, а просто, потому что она всегда улыбалась покупателям, имелась у неё такая хорошая привычка.

– Я хочу сделать подарок знакомому, – бархатным голосом сказал мужчина. – Мне нужна особая книга, красивая, дорогая.

– Подарочный вариант? – автоматически спросила Катя.

– О да, именно подарочный, – подтвердил покупатель. – Дело в том, что мой знакомый иностранец, в России он впервые, я хочу подарить ему хорошую русскую книгу, чтобы он читал её и практиковал свой язык.

– У нас есть потрясающее издание «Войны и мира», – радостно ответила Катя. – Это то, что нужно.

– Совершенно, совершенно не то, – отрицательно завертел головой покупатель. – Абсолютно не та книга.

– Но…

– Понимаете, мой знакомый, он … довольно странный, – блеснув тёмными глазами сказал покупатель.

– В каком смысле странный? – испуганно спросила Катя. «Сумасшедший, что ли?» – добавила она про себя, то есть мысленно.

– Почему сразу же сумасшедший? – обиженно сказал покупатель, и его лицо тотчас стало похоже на детское.

«Я это вслух сказала?» – опять же мысленно удивилась Катя.

– Ну? – нетерпеливо затоптался на месте покупатель. – Что вы имеете мне предложить?

– Вы не сказали, чем странен ваш приятель.

– Он мне не приятель, – шепнул мужчина, оглянувшись по сторонам, как будто боясь, что их кто-то послушает в пустом магазине. – Он… руководитель, так сказать.

– И что же нужно вашему руководству? – слегка раздражаясь, спросила Катя.

– Что-то мистическое, как у вас говорят. Он просто помешан на всей этой ерунде: тот мир, этот, ведьмы, демоны, добро, зло, – добросовестно перечислил покупатель.

– Фэнтези? – уточнила Катя.

– Да какое фэнтези, дура! – рассердился покупатель.

– Что вы себе позволяете? – громко сказала Оксана, Катя и не заметила, как она появилась в магазине.

– Простите великодушно, – тотчас же пошёл на попятную покупатель. – Дико извиняюсь.

– Нет такого слова в русском языка! – рявкнула Оксана.

– Извините ещё раз, прошу прощения! – пробормотал мужчина. – Но мне книга нужна.

– Конкретнее выражайте свою мысль, – насела на покупателя Оксана. – Говорите, что именно вам нужно? Если ваш словарный запас скуден, то купите словарь для его пополнения, а не продавцу хамите!

В этот раз Кате ничего не оставалась, как восхититься своей напарницей, она ни за чтобы не смогла так ответить. Права Оксана: она безнадёжная рохля, неисправимая, униженная и оскорблённая.

Покупатель неожиданно улыбнулся, сверкнув при этом золотым зубом с правой верхней стороны челюсти.

«Фу» – слегка поморщилась Катя, но тут же себя одёрнула, не её это дело – осуждать.

«Какой ужас!» – подумала Оксана удовлетворённо. – «Просто кошмар.»

– Я с вами полностью согласен, – кивнул покупатель.

«О чём это он?» – подумали обе молодые женщины одновременно.

– Я понял, что мне нужно! – воскликнул покупатель да так громко, что Катя вздрогнула.

– И что же вы поняли? – восхитилась Оксана и даже всплеснула руками от мнимого восторга.

– Булгаков. Мне нужен Булгаков. У вас есть, как вы это сказали… – покупатель защёлкал пальцами, пытаясь вспомнить.

– Подарочный вариант? – подсказала Катя.

– Да, да, именно подарочный, – обрадовался покупатель. И вдруг интимно, с придыханием произнёс:

– «Мастер и Маргарита» – отличная книжка, то, что нужно.

Кате не понравилось, как он это сказал, зато на Оксану, похоже, произвело впечатление: она как-то дёрнулась.

Подарочный вариант этой книги, действительно, имелся в наличии: в коричневом кожаном, будто потёртом переплёте, довольно дорогой, но ведь покупатель, кажется, такой и просил.

– Есть, – сказала Катя. – Вам принести посмотреть?

– Конечно, несите! – великодушно позволил странный клиент.

Когда Катерина принесла указанную книгу, покупатель только что не замурлыкал от восторга, а потом спросил:

– А можно сделать дарственную надпись?

– К-ка-кую? – опешили хозяйки магазина.

– Ну, от Булгакова! – разъяснил покупатель.

Женщины непроизвольно попятились, от греха подальше.

– Да пошутил я, – засмеялся клиент, сверкая зубом.

Он протянул Катерине пачку денег и снисходительно произнёс:

– Сдачи не надо.

Катерина пересчитала полученные купюры, денег явно не хватало.

– У вас не хватает, – робко сообщила она покупателю.

– У вас самих не хватает, – отбил подачу покупатель и, прихватив книгу, выбежал из магазина.

– Куда? – не своим голосом закричала Оксана и выскочила вслед за ним.

Вернувшись через минуту, сообщила ошарашенной Катерине:

– Как испарился.

– Господи! – прошептала Катерина, в это время купюры, полученные от покупателя, загорелись в её руке. Она испуганно бросила их на пол, взвизгнув от боли.

Посреди зала разгорелось целое пламя, из него выползла маленькая змейка и нырнула куда-то на полку с книгами. Внезапно огонь погас. Катя вышла из оцепенения и посмотрела вокруг себя. Оксана пропала.

Глава 2

Михаил потянулся и зевнул, хотелось спать, но это было приятное желание, с которым он не боролся: на самом деле, это здорово – хотеть спать. Он поднялся со стула, в коленях слегка хрустнуло, что вызвало лёгкую улыбку на губах мужчины.

Михаил заглянул в палату: пациенты мирно посапывали, ночной медбрат прошёл дальше: во всех палатах одинаковая картина спокойного сна. Слава Богу, пока без происшествий. Михаил заглянул в ординаторскую: дежурный врач дремал на диванчике, медбрат подправил спавшее одеяло. «Пусть поспит, – подумал он, – пока есть возможность.»

Пока хирургическое отделение городской больницы наслаждалось осенним сном, Михаил с интересом читал книгу в кожаном, будто потёртом переплёте.


***

Олив злился. Конечно, он злился. А что ему ещё оставалось делать? Он и сам не мог понять, на кого именно он злился, на себя ли, на эту дуру из книжного, вернее на обеих этих дур.

А ведь всё так хорошо начиналось! Он был вежлив. «Нет, не был,» – шепнул кто-то в ухо. Олив отмахнулся от назойливого голоса. Хорошо, пытался быть вежливым, не получилось.

Значит он будет пытаться снова! Сдаваться так просто, после первой неудачной попытки он не намерен.

Дело в том, что Олив презирал бедных, а в его понимании бедными были все те, кто не были богатыми. Эта дура, то есть эти дуры, из книжного магазина были явно бедны: деньги на открытие магазина взятые в кредит у банка под безбожные (в этом месте Олив улыбнулся) проценты не делали их богатыми. Да они ноги должны были ему целовать за то, что он подметал своим шикарным плащом полы их захудалого магазина.

Вся беда Олива заключалась в одном: с «этими дурами» ему придётся-таки общаться. На данном этапе они нужны ему были даже несколько больше, чем он им, а как теперь разговаривать с ними он не представлял: убегут ведь от страху, тут и к гадалке не ходи! «Чёрт, чёрт, чёрт!» – подумал Олив, в это время его кто-то с размаху стукнул его палкой по спине.


***

Осенняя ночь нехотя уступила место золотистому утру. Рабочая смена ночного медбрата хирургического отделения благополучно завершилась, книга была прочитана примерно до середины, новый герой должен был вступить в действие.

«Лучше в коровий навоз вступить,» – шепнул кто-то в ухо Михаилу. Это началось.

Глава 3

Разумеется, в полиции никто Кате не поверил. Дежурный справедливо порывался вызвать санитаров, но почему-то так и не вызвал, а только посоветовал Катерине пить меньше. Чего именно меньше пить, он, правда, так и не сказал. А Катя не поняла, она и так не много пьёт, гораздо меньше положенных двух литров в день.

Обратно в магазин Кате идти было страшно, а домой ещё страшнее. Где искать таинственного покупателя? Куда пропала Оксана? Связан ли пожар с исчезновением компаньонки?

Катя бездумно и бесцельно бродила под дождём без зонта, пока не стемнело: за это время она успела дважды побывать в общественном туалете на автовокзале и трижды поесть всякой дряни в разных кафе. С наступлением темноты она пришла домой, открыла дверь дрожащими руками и столкнулась в коридоре с Оксаной.

– Где ты была? – спросили женщины хором. В это время круглое зеркало на стене треснуло, мелкие осколки осыпались на пол.

– Семь лет теперь счастья не видать, – устало вздохнула Катя.

– Иди ванну горячую набирай, я уберу осколки, – сказала Оксана.

Так и завершился этот странный, таинственный, непонятный день.


***


Это утро, не в пример вчерашнему, выдалось солнечным.

Оксана шла на работу и размышляла о вчерашнем происшествии: поскольку ничего умного придумать она не могла, то, естественно, решила, что они с Катей необъяснимым образом столкнулись с нечистой силой: её привлёк в их магазин овеянный мистикой роман Булгакова. В связи с этим любые экземпляры романа следует из магазина удалить. Удалённые романы следует сжечь где-нибудь в лесу, при этом желательно не сжечь сам лес.

Помня о змее, выскочившей из невесть откуда взявшегося огня, Оксана зашла в магазин с осторожностью. Не стягивая перчаток, сняла с полки всего «Мастера», сложила «его» в большой пакет (такие пакеты они тоже продавали в своём книжном) и направилась к двери, переполненная решимостью. Змейка не показывалась. Оксана открыла дверь и нос к носу столкнулась в входившим: это был молодой мужчина, светловолосый, голубоглазый, лет примерно тридцати пяти – сорока. Одет он был в белый длинный плащ, но это Оксана заметила уже позже, а сначала она увидела только эти небесные огромные глаза, спокойные, как летнее утро и дружелюбные, словно соседский лабрадор.

«Господи!» – подумала Оксана, в это время из рук вошедшего выпала книга. Красивая дорогая книга, в кожаном, будто потёртом переплёте.

Глава 4

– Простите, я не хотел вас напугать, – тихим голосом сказал посетитель. – Вы так бледны.

Это он, конечно же, приуменьшил. Оксана не просто была бледна, она была бледна, как поганка, даже её полноватые, обычно вполне себе розовые губы, побледнели вместе с лицом. Она выронила свои пакет с книгами, который упал вокурат на дорогой экземпляр самого известного романа Булгакова. Мужчина поднял и то, и другое.

– Что вы хотите? – Оксана старалась говорить так, чтобы её голос звучал твёрдо, но чем больше она старалась, тем больше он вибрировал. – За змеёй пришли?

– За какой змеёй? – опешил мужчина.

– Так вы не от него?

– Да от кого же? – всплеснул руками мужчина, точно также, как намедни «плескала» руками Оксана, хотя он при этом держал Булгакова, и своего, и чужого.

Оксана, поняв, что опростоволосилась, попыталась смутиться, покраснела, то есть. В её голове мелькнула непрошенная мысль: «то бледнею, то краснею, он подумает, что у меня ранний…»

– Нет, что вы, – прервал её рефлексию посетитель.

Оксана нахмурилась, ей показалось, что она снова начала бледнеть.

Мужчина разглядывал её с неподдельным интересом, будто диковинную зверюшку или аленький цветочек.

– Говорите немедленно, что вам надо! – потребовала Оксана.

– Я… забыл, – смущённо улыбнулся мужчина, отчего на его щеках образовались впадинки, для ямочек они были слишком велики.

– Тогда выходите! Некогда не тут с вами лясы точить, – нагрубила ему Оксана вполне сознательно.

– А куда вы идёте? – поинтересовался незнакомец. – Может быть, вам помощь нужна? У вас пакет тяжёлый.

– Не нужна мне ваша помощь, – этот, в общем-то, безобидный разговор казался Оксане всё более подозрительным.

– А сегодня магазин не будет работать? – спросил посетитель.

– Да уйдёте же вы наконец! – вскипела Оксана. – Да, сегодня магазин не будет работать, и неизвестно, будет ли он работать вообще! Ходят тут всякие!

Открылась дверь, и в магазин вошёл…

– Это он, – Оксана закричала так, как кричит человек, который чем-то очень сильно напуган. А она испугалась не на шутку и спряталась за спину голубоглазого мужчины.

– Да кто он? – голубоглазый небрежно бросил Булгакова на пол и «достал» Оксану из-за своей спины. В книжном магазине «Бука», кроме них двоих, никого не было.

«Шизофрения, как и было сказано,» – невольно подумала Оксана булгаковскими словами.

– Позвольте я вам всё-таки помогу, – улыбнулся голубоглазый. – Меня Михаил зовут.

– Оксана, – сказала Оксана. – Помогите. Помогите мне кто-нибудь!

Глава 5

– Вы на машине? – спросил Оксана.

– Да, у меня есть машина, но водитель я посредственный, – улыбнулся Михаил. Хотя, по совести, ему следовало сказать, что хуже него на этой планете машину водит только никто.

– Я вас не об участии в ралли спрашиваю, – фыркнула Оксана. – Вы сможете меня подвезти до леса?

– А зачем вам в лес? – от удивления глаза Михаила стали ещё больше.

– Костёр разжечь, – охотно объяснила женщина.

Михаил около минуты переваривал полученную информацию, потом неуверенно кивнул:

– Конечно, я вас подвезу.

– А вы не точно не маньяк? – прищурилась Оксана, вспомнив об осторожности.

– Нет, я медбрат, – снова улыбнулся Михаил. – А давайте перейдём на «ты»? Я не привык, чтобы мне «выкали».

– В вашем возрасте пора бы уж и привыкнуть, – очень верно подметила Оксана.

«А в твоём возрасте уже пора иметь дочь-пятиклассницу, а не костры в лесу жечь,» – прозвучало в ухе Михаила, но тот, тряхнув головой, прогнал непрошенный голос и сказал, будто оправдываясь:

– Я жил в другой стране, а там непринято обращение на «вы».

– В Англии что ли? – спросила Оксана.

– Ммм… да, можно сказать и так, – неуверенно ответил Михаил.

– Так, значит, поехали? – поторопила Оксана.

Михаил прихватил пакет с книгами молодой женщины и свой подарочный экземпляр Булгакова.

Оксана закрыла дверь магазина, они сели в припаркованный недалеко от «Буки» светло-бежевый автомобиль Михаила. Оксана устроилась на заднем сидении, за водителем, Михаил, естественно, сел в водительское кресло. Оксанин пакет с «Мастерами» пристроился рядом с ней, свою книгу Михаил положил на свободное кресло подле себя, пока он возился с ремнём безопасности, книга проявила самостоятельность: она открылась. «Поздравляю вас, господин соврамши!» – прочитал ночной медбрат верхнюю строчку, он побледнел, почти также сильно, как Оксана несколькими минутами раньше, но сидевшая на заднем сидении женщина этого не заметила.

«Чёрт,» – подумал Михаил. И если бы он не сидел в автомобиле, плотно прижав свою медбратовскую спину к спинке кожаного водительского кресла, то, наверняка, почувствовал бы, как кто-то со всего размаху ударил его палкой. Но поскольку его спина всё-таки находилась в том положении, в котором находилась, удара не произошло.

Глава 6

Что может сравниться с красотой осеннего леса? Да всё, что угодно: пушистый белый котёнок, грудь матери, кормящей своё дитя, беззубый рот смеющегося столетнего старика, играющего с внуком, потому что ещё Уайльдом было замечено, что красота, она всегда, в глазах смотрящего.

Но лес, действительно, был прекрасен! Ещё не освободившаяся от красноты рябина вспыхивала ярким пламенем среди жёлто-зелёных берёз, от этих невозможно ярких красок на душе становилось спокойно и радостно. Лес жил своей необыкновенной непонятной жизнью, он вдыхал воздух полной грудью, зная, что в скором времени ему предстоит погрузиться в долгий холодный зимний сон. После вчерашнего дождя в лесу было мокро. Каблуки Оксаниных ботиночек собрали на себя всю грязь мира, идти было тяжело и неприятно. Вся прелесть осеннего леса померкла на фоне безнадежно испорченной немецкой обуви.

Оксана вывалила из пакета книги на землю и достала зажигалку из кармана. Михаил молча наблюдал за её действиями, краем глаза она всё-таки заметила, что глядел он хоть и молча, но неодобрительно.

Она повернулась к нему лицом и, глядя в эти потрясающие любое воображение голубые глаза, сказала:

– Я должна это сделать, ведь он может прийти за ними.

– Если ты считаешь нужным, то делай, что задумала, – Михаил не отвёл взгляда.

– Не одобряешь, – то ли вопросительно, то ли утвердительно произнесла Оксана.

– Средневековье какое-то, – сказал Михаил. – Может их лучше в библиотеку отдать?

– Можно и в библиотеку, – согласилась Оксана. – Но зачем мы тогда сюда притащились? На лес посмотреть?

– А разве он не стоит того?

Оксана промолчала, думая о своём.

– Ну, пошли тогда, – Михаил стал собирать книги обратно в пакет.

Оксана села на землю, прямо в грязь, и почему-то заплакала. Михаил оставил книги и опустился перед женщиной на колени, прижал её голову к груди, поглаживая одной рукой каштановые вьющиеся волосы. Он думал о том, сколько всего она перенесла за последнее время, сильная и хрупкая женщина одновременно, она думала о том, что ей очень хотелось в туалет, но при Михаиле она стеснялась отойти «до ветру».

Проплакавшись, Оксана набралась храбрости:

– Ты иди к машине, я тебя догоню.

Михаил, взяв пакет с книгами, кивнул и пошёл, подумав о том, что Оксане хочется немного побыть одной в этом дивном лесу. Он был прав, ей сейчас действительно хотелось побыть совсем одной. А кто бы не захотел на её месте?

Глава 7

Катя вошла в магазин и вдохнула ни с чем несравнимый запах книг. В подростковом возрасте, когда другие девочки слушали запахи первых подаренных цветов и учились улавливать, как звучат на их нежных телах парфюмерные ноты, только этот аромат наполнял её сердце счастьем.

Книга пахнет предвкушением, это самый таинственный запах на Земле: когда пахнет свежеиспечённым хлебом, ты предчувствуешь его мякоть, подставленную под укус, когда в воздухе пахнет грозой, ты предчувствуешь мокроту дождя на твоих плечах, когда по утрам на город падает туман и пахнет заводским дымом, ты предчувствуешь приступ удушающего кашля и только, когда пахнет книга, ты предчувствуешь … себя.

Дождь лил третий день, Катя лишь сегодня смогла заставить себя пойти на работу, предыдущие два дня она пребывала в тоске и невыносимой печали. По вечерам, когда на город начинали опускаться первые сумерки, она смотрела в окно и думала о том, что ей, Кате, следовало бы родится в другую эпоху: в эпоху трубадуров, слагающих песни на провансальском, в эпоху рыцарей, надевающих воинский пояс.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3