Наталья Петрова.

Все плохое уже позади. Том 2



скачать книгу бесплатно

– Я уже к вам хорошо отношусь, – Наташа сделала ударение на слове «уже» и улыбнулась.

– А ты почитаешь нам про Динку? – спросила Лиза.

– Конечно, только читать книгу я буду на русском языке, – предупредила Наташа.

– А как мы будем тебя называть? – вдруг спросил Патрик.

Взрослые снова оторвали головы от тарелок.

– А как вы хотите меня называть? – спросила их Наташа.

– Мы с Майки хотим называть тебя мамой, – начала объяснять Лиза, – и Патрик тоже так хочет, но это нечестно, у него же есть родная мама.

– Но она меня бросила, – очень серьезно сказал Патрик, – и мой папа меня бросил. Получается, что я подкидыш, как Ваня, – мальчик заплакал.

– Это сын Эдварда, – объяснила Наташа Бажени по-русски, – скучает по отцу, считает, что его все бросили.

Бабушка с пониманием кивнула. Наташа посадила Патрика на колени и прижала к себе, – твой папа не бросил тебя, милый, просто он очень много работает и не может часто бывать здесь. Но ты не один, рядом с тобой мы, твои родные люди, мы тебя любим и не бросим. А ты называй меня, как хочешь, как тебе больше нравится, ладно?

Малыш в ответ кивнул.

– Эдвард приедет на свадьбу? – спросила Наташа Мэтта, Тефочку и Пола.

– Да, мы послали ему приглашение, – осторожно произнес Пол.

– Надо обязательно ему позвонить и пригласить, он будет на свадьбе твоим шафером, – сказала Наташа и посмотрела на застывшего Мэтта, – это твой единственный брат, и ваш второй сын, – она посмотрела на Пола и Тефочку, – и папа Патрика.

– Все, что захочешь, любимая, – поцеловал ее Мэтт.

– Я хочу, чтобы вся семья собралась на празднике вместе, – Наташа погладила Патрика по голове, – даже если что-то не нужно нам, взрослым, это нужно детям, – и поцеловала его в макушку.

Тефочка кинула на Пола и Мэтта быстрый взгляд и облегченно вздохнула.

Ужин продолжился как обычно.


***


– Большое спасибо, – поблагодарила Бажени, когда встала из-за стола, – пойду, прилягу, – посмотрела она на внучку.

– Иди, ба, ложись, – кивнула Наташа, – я сейчас к тебе зайду.

Когда Евгения Ивановна выходила из гостиной, Наташа заметила, как она сцапала из вазы с фруктами банан и спрятала его в складках просторной блузки.

– Ба, – зашла она в спальню вслед за Бажени, – как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, коша, – деловито кивнула головой та, – я думала, мы с коробками и банками будем несколько дней возиться, а мы, раз, и за один день все сделали. Хорошо, когда вся семья слаженно работает. Как там, интересно, у наших дела?

– Папа с мамой звонили, у них все в порядке, тоже разгрузились.

– Эй, вы еще не спите? – в комнату заглянула Юля, – я к вам поболтать, можно?

– Заходи, – махнула ей рукой Наташа.

– Какая у вас красивая комната, Евгения Ивановна, – Юля крутила головой по сторонам, разглядывая шелковые обои с изображениями красивых букетов из темных и светлых роз.

– Ой, Юль, и не говори, какие затраты, – заахала Бажени, – постелили бы нам всем у Наташки, у нее и кровать большая, все бы и поместились, а то по-отдельности, мне прям даже неудобно, как будто я принцесса какая.

– Принцесса, ты лучше скажи, зачем увела банан? – Наташа засмеялась, глядя на бабушку.

– А что, заметили? – испуганно охнула та.

– Нет, бабушка, все в порядке, никто ничего не заметил, просто я знаю, что ты бананы не любишь.

Поэтому расскажи, зачем его сперла?

– Натушка, мне сегодня Варя налила банановый чай, такой душистый, такой ароматный, – от восторга Бажени закатила глаза, а потом перешла на шепот, – я подумала, если кожуру посушить, то можно чай заваривать.

Юля смогла подавить смешок, Наташа не удержалась.

– А что вы смеетесь? – рассердилась Евгения Ивановна, – мы же сушим апельсиновые и лимонные корочки, и яблоки, и ягоды, а потом зимой их завариваем.

– Ба, банановая кожура толстая и мясистая, она не высохнет, как апельсиновая цедра. Если ты ее заваришь в кипятке, она, как мороженая картошка, превратится в коричневую безвкусную кашу. Отдай мне банан.

Бабушка обиженно засопела и достала из ящичка прикроватной тумбочки завернутый в салфетку очищенный банан.

– А кожуру куда дела? – спросила Наташа и протянула банан подруге, – Юльче, ешь.

– Кожура на батарее сохнет, – Бажени вздохнула и встала. Она протопала в ванную и принесла шкурку от фрукта, – коша, я у тебя совсем необразованная бабка, тебе за меня стыдно?

– Ты у меня самая прекрасная бабушка на свете, – обняла ее внучка, – только не превращай свою ванную комнату в плодово-ягодное перерабатывающее производство. А я тебе накуплю разных, уже готовых чаев, пей, сколько хочешь.


СССР, Москва, квартира родителей Стаса, среда 31 августа 1988 года


Стас ворвался в квартиру и заорал с порога, – Они уехали, они все уехали! Они уехали к ней на свадьбу! Она в Америке! Она выходит замуж за этого американца! Она говорила мне, что не любит его! Она врала мне! Она всегда мне врала! – с этими словами он ударил кулаком в стену один раз, второй.

На крик из кухни выскочила Светлана Александровна, – Стасенька, милый, что случилось, сынок?

– Она уехала, она выходит замуж за этого американца! Я сделал ей предложение! Она обещала подумать! Она мне врала! – орал Стас и крушил все на своем пути. На пол летели висящие в квартире картины в рамах, фарфоровые статуэтки с полки.

Из своего кабинета быстрыми шагами вышел Алексей Леонидович и со всей силы ударил сына кулаком в лицо. Мать Стаса схватилась за сердце и заплакала.

Стас осел на пол, из его носа потекла кровь, он обхватил голову руками и завыл, – я ненавижу ее! Я отомщу ей! Я растопчу ее! Я уничтожу всех, кого она любит! Я превращу ее жизнь в ад!

Мать плакала и крестилась, отец мрачно смотрел на сына.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, четверг 1 сентября 1988 года


Первые несколько дней Евгения Ивановна и Юля очень неуютно чувствовали себя в доме Престонов.

Настойчивые предложения Бажени помочь в организации праздничного застолья все встречали с вежливыми улыбками. Евгения Ивановна расстраивалась и начинала приставать к Наташе. Та посоветовалась с Мэттом, и чтобы бабушка не чувствовала себя не при деле, ей предложили помогать Альваро в саду или Барбаре в кухню. Шустрая Евгения Ивановна успевала и там, и там. В качестве переводчика она везде таскала с собой Юльку или усердно изучающего русский язык Майки.

Юлька тоже чувствовала себя не в своей тарелке и постоянно спрашивала Наташу, не тяготит ли Престонов ее присутствие.

– Да успокойся ты, наконец, – не выдержала та однажды.

– Натыч, поговори со мной, – взмолилась та.

– О чем?

– Расскажи, – глаза у Юльки загорелись, она с любопытством уставилась на подругу.

– Чего рассказать-то? – удивилась та.

– Ну, какие они, иностранцы, в постели?

– Ну-у-у, – Наташа подняла глаза, – исходя из моего огромного опыта, французы романтичные, хоть и извращенные, англичане холодноватые и медлительные, аккуратные немцы обязательно доводят дело до конца, японцы ненасытные, как кролики, африканцы темпераментные, как африканские кролики, Юль, – уставилась она на ту, – я, что, по-твоему, переспала со всеми иностранцами?

– Ну, Натыч, – заскулила Юлька, – ну, расскажи, какой он…

– Вот дурында, – рассердилась Наташа, – какой-какой? Самый обыкновенный.

– А как он это делает? – Юлька подперла щеки ладонями.

– Думаю, что точно так же, как и твой Дюшич.

– М-м-м-м, значит, классно, – Юлька мечтательно закатила глаза.

– Слушай, у тебя, наверное, снесло крышу.

– А что ты хочешь, – возмутилась та, – я уже четверо суток без мужа и, соответственно, без секса.

– А может тебе… – Наташа вдруг зашлась в приступе хохота и завалилась на диван.

– Чего? – уставилась на нее та.

Но Наташа хохотала и не могла остановиться.

Недоуменно уставившись на Наташу, Юлька сидела и ждала, пока подруга успокоится, – ну, чего? – снова спросила она, когда та отдышалась.

– Во всех любовных романах пишут, что богатые дамы от безделья заводили романы с садовниками. Может, тебе обратить на себя внимание Альваро? – и она снова захохотала.

– Дурында, – обиделась подружка, – я к тебе летела с другого конца света, а ты издеваешься. Я же не прошу тебя меня удовлетворять, – при этих словах подружки Наташа захохотала еще громче, – я просто прошу тебя поболтать со мной об этом. Что, тебе трудно, что ли?

– Юль, я не знаю, что рассказать, мне его и сравнить не с кем.

– Как это не с кем? – удивилась та, – а Эдвард, а Стас?

– Мать, женщин бить нельзя, тем более беременных, поэтому я тебя сейчас просто покусаю, – зловещим взглядом Наташа уставилась на подругу, – или защекочу, – она шагнула к Юльке, та с визгом бросилась наутек.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, суббота 3 сентября 1988 года


В субботу Мэтт, Наташа и Юля вернулись домой очень уставшие. Целый день Энцо мучил их в салоне примерками. Юля сразу же побежала в кухню к Барбаре, «умираю, есть хочу» объяснила она. Мэтт завел о чем-то разговор с Полом.

– Где Бажени? – спросила Наташа пробегающего Майки.

– На качелях, – крикнул мальчик и скрылся за поворотом широкого коридора.

Наташа прошла на площадку за домом и увидела бабушку. Та медленно вышла из кухни на терассу и, спустившись по ступенькам, направилась к качелям. Вид у нее был очень задумчивый.

– Ба, привет, ты как? – Наташа догнала старушку, обняла ее за плечи и поцеловала в седую голову, – от тебя вкусно пахет, снова с Барби что-то на кухне сочиняли?

– Натушка, ты представляешь, – бабушка Евгения была словно в прострации, – мне сейчас Варя показала одну диковинную штуку.

– Какую, ба?

Бажени присела на качели, – мне Варя показала такую интересную машинку, она похожа на коробку, крышка у нее откидывается, а внутри металлический тазик, квадратный такой, с высокими бортиками. В него засыпается мука, соль, сахар, яичный порошок и сухое молоко, потом крышка закрывается. А на коробке разные кнопочки, Варя одну нажала, на крышке лампочка красненькая зажглась. А машинка начала тихонько гудеть. Варя мне объяснила, что машинка начала все перемешивать. А потом машинка притихла, но лампочка красная не погасла. А через три часа по дому та-а-а-кой запах поплыл, Натушка, ты не представляешь, – Бажени закатила глаза, – красная лампочка перестала мигать, зажглась зеленая, а машинка запищала. Варя немножко подождала, потом крышку откинула, а там внутри, в тазике хлеб, да румяный такой. Оказывается, эта машинка специально для того, чтобы печь хлеб.

– Тебе понравилось? – с улыбкой спросила Наташа бабушку, присаживаясь в плетеное кресло рядом с качелями.

– Конечно, понравилось, это же, как в сказке, – закивала та, – все засыпал, кнопку нажал и через три часа хлеб готов.

– Нет, ты не поняла. Ты готовый хлеб попробовала? Он тебе понравился?

– Коша, я постеснялась, – бабушка жалобно посмотрела на Наташу, – когда Варя начала хлеб резать, сразу же прибежали дети и Юлька, а я из кухни вышла.

– Ну, если дети прибежали, значит, и нас угостят, – рассудительно произнесла та, – я их научила, что в одиночку хомячить нельзя, надо со всеми делиться.

В этот момент из дома вышли Юля, Майки, Элизабет и Патрик, в руках они несли подносы с тарелками и вазочками.

– Ну, вот, видишь, я же сказала, – Наташа пересела к бабушке и удобнее устроилась на качелях, – я такая голодная, – потерла она руки, меня сегодня Энцо загонял, то пройди влево, то пройди вправо, теперь я понимаю, почему модели такие худые.

– Нати, налетай, – дети поставили на плетеный стол тарелки с нарезанным горячим хлебом и вазочки с вареньем

– Ба, тебе с каким? – Наташа сразу же ухватила горбушку и принялась намазывать на нее персиковый джем.

– А что, больше горбушек нет? – разочарованно протянул Патрик.

– Увэ нэт, – быстро засунув остатки горбушки в рот, ответила Юля.

– Горбушек же было восемь, – не успокаивался он.

– Правильно, – кивнула Наташа, – одна Майки, одна Лизе, одна тебе, две тете Джули…

– А почему ей две? – удивился мальчик.

– Потому что она сейчас ест за двоих, – объяснила Бажени.

– Слонов… – добавила Наташа.

– Дурында, – прошептала Юля и показала ей язык.

– А ты почему две горбушки взяла? – вдруг произнесла Лиза и выразительно уставилась на Наташин живот, – у тебя в животе тоже маленький сидит?

– Нет, – качнула головой та, – у меня в животе никого нет, а вторую горбушку я взяла для вашего папы, – с этими словами она принялась намазывать второй кусок горячего румяного хлеба персиковым джемом.

– Ладно, это семь горбушек, – Патрик внимательно оглядел жующих, – Бажени горбушку не брала, я видел, она ела серединку. Кто взял восьмую?

– Ой, ну, я взяла, я, – Лиза достала кусочек из кармана, – я же девочка, мне надо уступать.

– Так нечестно, надо делиться, – возмутился Майки, – правда, Нати.

– Да, да, надо делиться, – поддакнул брату Патрик.

– Правильно, надо обязательно делиться, – с самым серьезным видом кивнула головой Наташа, откусывая от горбушки Мэтта.

– Не ссорьтесь, я уже поставила следующую порцию хлеба, – к столу подошла Барбара с большим кувшином молока, – кому налить?

– Мне! – шесть рук сразу же протянули к ней чашки.

– А мне горячую горбушку с джемом и молоком? – вдруг раздался голос Мэтта. Он подошел к качелям и положил руки на плечи Наташе.

– Твоя горбушка у Нати, – показал на девушку пальцем Патрик.

– Ага, я видел, она ее специально для тебя мазала персиковым джемом, – поддакнул Майки.

– Любимая, это правда? – с трудом сдерживая улыбку, Мэтт посмотрел на Наташу.

Она подняла голову и облизнула перепачканный джемом рот, – ага.

– И где же моя горбушка? – улыбнулся он.

– Я ее спрятала, – прошептала Наташа и приложила палец к губам, – тс-с-с, а то они услышат, – и она обвела всех взглядом.

– Можешь мне ее отдать, – совсем тихо прошептал Мэтт, наклонясь к ее уху, – я голоден, а горбушка, я слышал, намазана моим любимым персиковым джемом, – и он слегка прикусил ее за мочку уха.

– Ой, – пискнула Наташа и сделала скорбную гримаску, – я ее очень далеко спрятала, – жалобно протянула она и погладила свой живот.

– А-а-а, ты ее съела, – вомущенно прошептал Мэтт, – хулиганка.

– Я оставила тебе самое вкусное, – улыбнулась она и потянулась к его губам.

– Согласен, – кивнул он, слизывая с ее губ джем.

– Гм, гм, – многозначительно кашлянула Юля, – вообще-то вы не одни, и здесь есть дети, – она откинулась на спинку кресла, сложила руки на животе и выдохнула, – уф, я объелась.

– Конечно, – Евгения Ивановна грустно вздохнула, – такая вкуснятина.

– Бабушка, твои пироги намного вкуснее, – внучка крепко ее поцеловала.

– Да, куда мне против такой заморской штуки, – вздохнула та, – каждый раз тесто ставлю и каждый раз переживаю, вдруг дрожжи плохие или мука тяжелая, или еще что-нибудь. А тут и не нужно ничего знать, кнопку нажал и гуляй, через три часа все будет готово.

– Ну, и что, – возразила Наташа, – зато машинка умеет печь только один вид хлеба, а ты печешь и сметанные лепешки, и булочки с корицей, и пампушки с чесночком, и пампушки с медом, и ватрушки, и эклеры, и…

– И пирожки с грибами, а еще с капустой, – добавил Майки.

– И блинчики, – кивнул Патрик.

– И оладики, – облизнулась Элизабет.

– Я снова захотела есть, – вздохнула Юля, выпрямляясь в кресле и оглядывая опустевшие тарелки и вазочки.

– Бегемотик, ты же не влезешь в платье, – грустно посмотрела на нее Наташа, – кто у меня на свадьбе будет подружкой?

– Влезу, Натыч, – твердо ответила та, – без подружки не останешься.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, понедельник 5 сентября 1988 года


– Девочки, а хотите, я организую вам экскурсию в торговый центр, – предложила Наташа заскучавшим бабушке Евгении и Юльке.

– Хочу, конечно, хочу, – подруга восторженно взмахнула руками и сцепила их на животе.

– Чего я там не видела, – недовольно проворчала бабушка, но любопытство взяло вверх, и она пошла собираться.

Наташа заглянула в комнату к Бажени, – ба, ты готова? – крикнула она.

– Уже иду, – раздался бабушкин голос, – только чулки надену, – бабушка босиком вышла из гардеробной, держа в руках чулки.

Наташа с улыбкой оглядела ее нарядное цветастое платье.

– Ба, ты очень красивая, – она поцеловала Бажени в щеку.

– Ой, да какая красивая, – забурчала бабушка, опускаясь в кресло, – карга старая, ни сесть, ни встать не могу, ни чулки надеть, о-о-ох, старость – не радость, – закряхтела она, пытаясь закинуть ногу на ногу.

– Давай, помогу, – Наташа опустилась перед Евгенией Ивановной на колени и закатала чулок, – протягивай ногу.

– Скоро обе протяну, коша моя, – засмеялась бабушка.

– Ну тебя, – рассердилась Наташа, натягивая чулок бабушке на ногу, – не говори глупостей, кто мне будет помогать воспитывать детей?

– Я уже свое отвоспитывала, – бабушка вздохнула и ласково погладила внучку по голове, – так что своих сама будешь растить.

– Знаешь, что, – возмутилась та, – так нечестно. Мамнине помогла, Ларисе помогла, а меня хочешь бросить? – она стала натягивать второй чулок.

– Хорошо, хорошо, не брошу, – засмеялась Евгения Ивановна, – только ты не тяни с праправнуками, вдруг не дождусь, – вздохнула она.

– Дождешься, куда ты денешься, – пробормотала Наташа, натягивая бабушке на ноги удобные растоптанные сандалии, – готово.

– Коша, – бабушка снова погладила ее по голове, – когда ты была маленькая, я так же перед тобой на колени опускалась, чтобы ботиночки тебе завязать, – ее глаза заблестели, – а теперь ты такая большая, такая красивая, – бабушка помолчала, – я обязательно дождусь праправнуков, – твердо пообещала она и, подумав, добавила, – сказки буду им рассказывать, в садик водить, даже в первый класс поведу, до девяносто пяти доживу, а потом все, не взыщи.

– Ба, – грустно посмотрела на нее Наташа.

– Ну, все, поехали, – с помощью внучки Бажени поднялась с кресла, нацепила кокетливую маленькую шляпку и бодро вышла из комнаты.


США, Нью-Йорк, торговый центр, понедельник 5 сентября 1988 года


– Натушка, а Престоны не будут ругать тебя за то, что нас катают на машине? – наклонившись к Наташе, тихо поинтересовалась Евгения Ивановна, когда Берни вез их с Юлей в торговый центр.

– Бабушка, ну, ты что, – внучка погладила ее по руке и улыбнулась, – ты же сама видишь, как они все ко мне относятся.

– Да, очень хорошие люди, – задумчиво произнесла бабушка, – и не скажешь, что американцы. А как ты будешь называть Женю и Павла после свадьбы? – спросила она Наташу.

– Так же, как и называла, – удивилась та, – Тефочка и Пол.

– Родителей мужа надо называть папа и мама, – назидательно изрекла Евгения Ивановна, – и обращаться к ним обязательно на «вы».

– Ага, щас, – хмыкнула Наташа.

– Ты не хмыкай, – погрозила ей пальцем Бажени, – тебе со свекром и свекровью в одном доме жить. А ты свекровь обзываешь какой-то фифочкой, вот обидятся они на тебя и начнут поедом есть, тогда взвоешь.

– Пусть попробуют, – снова хмыкнула та, – на моей стороне три монстра, уеду снова в Москву, посмотрю, как они без меня с детьми справятся, или вообще детей с собой заберу, – она засмеялась, – представляешь, маленькие бандиты заявили мне, что если я когда-нибудь куда-нибудь уеду, они поедут со мной.

– Да-а-а, – протянула бабушка, – малыши тебя любят, хорошие ребята…

– И я их люблю, – Наташа похлопала бабушку по руке, – а насчет Тефочки и Пола не волнуйся, они очень хорошие люди, и тоже меня любят. Мы с ними все прошлое лето прожили бок о бок, и это лето провели вместе. Они ни разу не сунулись со своими советами. Пол всегда на моей стороне, и Дженнифер тоже, только ругается, если я не хочу покупать новые вещи.

Бабушка закивала, – я видела твою гардеробную, полные шкафы одежды, – заахала она, – одной обуви пар сто…

– Почти всю одежду и обувь мне купила Дженнифер, кое-что я сама.

– А Мэтт тебе что-нибудь дарит?

– Неа, – она беспечно махнула рукой.

– А-а-а, как же так? – испуганно воскликнула бабушка.

– Ты не поняла, – Наташа успокаивающе накрыла Баженину руку, – Мэтт мне ничего не покупает не потому, что ему для меня жалко денег, а потому, что у него нет времени на магазины. Он просто кладет мне деньги на счет и ругает за то, что я их не трачу, – она сокрушенно вздохнула, – ба, а я даже не знаю, на что их тратить, продукты покупают Барбара и Рози, всякие бытовые мелочи для дома – Гвен и Карменсита, покупка новой мебели, ковров и других предметов интерьера сначала обсуждается на семейном совете, потом покупки оплачивают Пол и Мэтт, все покупки для детей тоже оплачивает Мэтт, моя задача – покупать все только для себя, а я даже не знаю, что мне нужно, одежды и обуви навалом, драгоценностей полно…

Бабушка кивала.

– … вот мы сейчас деньги и потратим, чтобы Мэтт меня не ругал, – весело закончила Наташа.

Они подъехали к огромному торговому центру.

– Ой, коша, это магазин для очень богатых людей? – Евгения Ивановна растерялась, когда они втроем, пройдя через огромные крутящиеся двери, вошли внутрь, и схватила Наташу за руку.

– Бабушка, мы тоже не бедные, – спокойно ответила та и отвела обеих в сторонку, – Юль, поднимайся наверх, там косметика, одежда, обувь, короче, сама разберешься, это тебе маленький презент от нас с Мэттом, – Наташа протянула подруге изящный кошелек из бордовой лаковой кожи.

– Натыч, спасибо, – Юлька сразу же начала разглядывать подарок, – ой, здесь деньги, много денег, – растерянно пробормотала она и протянула кошелек Наташе обратно, – я не могу это взять.

– Быстро бери, – зашипела та, – и не смей отказываться от наших подарков, и, кстати, кошельки пустые не дарят, плохая примета. Иди, а мы с бабулей будем в супермаркете, встречаемся через час в машине, если управишься быстрее, спускайся к нам…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное