Наталья Петрова.

Все плохое уже позади. Том 2



скачать книгу бесплатно

ВСЕ ПЛОХОЕ УЖЕ ПОЗАДИ

ВТОРОЙ ТОМ
ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧАСТИ

США, Нью-Йорк, аэропорт, понедельник 29 августа 1988 года


– Бабушка, – Наташа бросилась к бабушке на шею, – ты приехала! Ты, правда, приехала!

– Коша моя родная, конечно, приехала, а что бы я делала дома одна, пока вы тут праздновали бы, а? Митенька, Мишенька, мальчики мои хорошие, – бабушка протянула руки к Мэтту и Майки.

– Бажени, – Майки крепко к ней прижался, Мэтт вежливо поцеловал руку.

Наташа уже целовалась с дедом и Мамниной.

– Мальчики, – Мамнина обняла и поцеловала Мэтта и Майки.

– Мужики, – Владимир Иванович сурово пожал Мэтту руку, а Майки внезапно подхватил на руки и подкинул.

Майки крепко обнял Наташиного деда за шею и с большим акцентом сказал по-русски, – Боб, я скучал по тебе.

– Я тоже по тебе скучал, внучек, – Владимир Иванович крепко прижал ребенка к себе и прослезился.

– Наташка, но это еще не все сюрпризы, – вдруг сказала Мамнина.

Наташа подняла голову, из самолета выглядывала Юля.

– А-а-а-а, – радостно завизжали обе и бросились обниматься.


***


Служащий аэропорта держал наготове кресло-каталку.

– Это что, для меня? – возмущенно ткнула в нее бабушка рукой, – я что, по-вашему, инвалид? Не надо мне каталок, я пешком дойду.

– Мамулек, ты не инвалид, но нам надо поскорее покинуть летное поле. Сама знаешь, как мы попали на этот рейс. Машины далеко? – поинтересовался дед у Геннадия.

– Машину не разрешили подогнать к самолету, до стоянки метров триста, бабушка, садись, – поторопил бабушку Евгению Наташин отчим.

– Бабушка, ты поедешь в машине с Мэттом и Наташей, Юля тоже с вами, а папа с мамой на нашей машине, – объяснила Лариса.

– А как же грузовик? – пытливая Бажени показала рукой на грузовые фургоны, в которые перегружали груз из самолета.

– У них специальные пропуска, они выезжают через другие ворота, нас через них не пропустят.

– А они не перепутают наши коробки, ничего не сопрут? – испугалась бабушка, – там одной икры красной и черной килограммов пятьдесят.

– Не переживай, ничего не пропадет, все вещи промаркированы особой наклейкой, грузчики знают свое дело, – стала объяснять Наташа бабушке, – у них документы на коробки и упаковки. Когда они доставят груз домой, мы должны будем все проверить и расписаться. Если что-нибудь пропадет, заявим в фирму. Обычно за воровство сажают или увольняют, другую работу человек уже не найдет. А фирма хорошая, платят прилично, люди не хотят терять деньги. Что грузчику важнее? Твоя банка с помидорами или работа до конца жизни? Ба, здесь не принято воровать.

Около лимузина уже стоял Стив. Он учтиво поклонился Бажени и распахнул перед ней дверцу.

Здравствуйте, – вежливо наклонила голову в ответ Евгения Ивановна, – ой, какая красота, – ахнула она, заглянув в салон автомобиля, и, перед тем, как залезть в машину, тщательно вытерла чистые подошвы туфелек об асфальт.

Наташа с умилением посмотрела на бабушку и улыбнулась.

Майки залез следом и сел рядом с Бажени, Юля и Наташа с Мэттом расположились напротив.

Всю дорогу бабушка рассматривала в окно автомобиля улицы и небоскребы и ахала, – думала ли я, что в конце моих лет меня занесет в Америку, – причитала она, – и, ладно бы, просто так, а то ведь я приехала на свадьбу своей правнучки.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, понедельник 29 августа 1988 года


Около дома гостей ждала вся семья. Нарядные Пол, Дженнифер, Элизабет и Патрик стояли на площадке, у мужчин в руках были цветы.

Чуть поодаль выстроились Себастьян, Барбара, Дэн, Альваро, Карменсита, Гвен и весь обслуживающий персонал. Мужчины были в черных костюмах и белоснежных рубашках, женщины в одинаковых светло серых платьях и белых накрахмаленных передниках.

– Ой, батюшки светы, это что, их дом? А что ж ты мне не сказала, что у них не дом, а настоящий дворец? – бабушка прижала ладошки к щекам и покачала головой.

– Потому, что ты мне всегда говорила, что не место красит человека, а наоборот. А еще ты мне всегда говорила, что я у тебя принцесса, и достойна жить в самом шикарном дворце, – прошептала ей Наташа.

Мэтт и Майки с интересом наблюдали за переговаривающимися шепотом женщинами.

– А это они нас так торжественно встречают? – испуганно зашептала Евгения Ивановна, показав пальцем в окно, когда машины остановилась около дома, – а это их прислуга? Ой, зачем же такой парад устроили?

– Вы мои бабушки и дедушка, про вас все знают и по моим рассказам, и по рассказам Мэтта и Майки, и все любят, так что не стесняйся, выползай, – тихонько шепнула ей на ушко Наташа, – и не бойся, в этом доме все намного проще, чем у нас.

Стив уже вышел из машины и открыл дверцу.

Первыми вылезли Мэтт и Майки, Мэтт протянул руки Бажени.

– Встречают, как царицу, – пробормотала Бажени.

– Ты лучше любой царицы, – поцеловала ее Наташа.

Из другой машины уже вышли Владимир Иванович, Нина Александровна, Геннадий и Лариса.

Семья Престонов подошла поздороваться.

– Как вы долетели, Бажени? – поинтересовался Пол, целуя Евгении Ивановне руку, и протянул букет роз.

– Спасибо, хорошо, – улыбнулась та, выслушав перевод Наташи, – какие красивые цветы, спасибо.

– А вы Мамнина? – Пол поцеловал руку Нине Александровне и тоже протянул букет.

– Спасибо.

– Пол, – протянул Пол руку Владимиру Ивановичу.

– Владимир, – ответил на рукопожатие тот.

Дженни горячо поприветствовала Нину Александровну и продемонстрировала шаль на плечах, – здравствуйте, Мамнина, это ваш подарок, я ее берегу, надеваю только по самым торжественным случаям, боюсь испортить.

– Носите смело, Дженни, я вам еще две привезла, одну шелковую, вторую зимнюю шерстяную, и свяжу еще, сколько надо будет.

– Бажени, здравствуйте, а я Дженни, – улыбнулась Тефочка.

– Да, Дженни, мне Наташа рассказывала, – улыбнулась бабушка ей в ответ, женщины обнялись и расцеловались.

– Ты наша бабушка? – к гостям подошли Патрик и Лиза, – Майки сказал, что ты его бабушка, значит и наша тоже?

Наташа перевела.

– Нет, я не ваша бабушка, я ваша прапрабабушка, – улыбнулась малышам Бажени, – а они, – она показала на Нину Александровну и Владимира Ивановича, – ваши прабабушка и прадедушка.

Наташа перевела, дети с интересом уставились на новых родственников. Тефочка многозначительно кашлянула.

Патрик сразу же вручил женщинам маленькие букетики из розочек, а Элизабет протянула всем открытки и улыбнулась Бобу.

– Ой, сразу и внук, и два правнука, и правнучка, – растроганно пробормотал Владимир Иванович, осторожно гладя Элизабет по аккуратно причесанной головке.

– Привет, а ты кто? – спросил Патрик Юлю.

– Это Джули, лучшая подруга Нати и лучший нападающий, зимой мы с ней брали неприступную крепость, – объяснил ему Майки.

Мужчины огорчились и начали просить прощения, – мы не знали, что вы приедете, поэтому не приготовили вам букет, – оправдывались они.

– Все нормально, букетов мне не надо, я девушка без претензий, – остановила их она, – и вообще у меня на букеты аллергия, потому что я беременна, – посмотрела она на Наташу.

– Юлька, – выдохнула та и обняла подругу, – а почему Андрей не приехал?

– Натыч, ну мы же нормальные люди. Сколько стоило бы пребывание здесь взрослого человека? – посмотрела она Наташу, – своих денег у нас не много, а вас напрягать мы не захотели.

– Дурында, – Наташа обняла подругу, – ты же прекрасно понимаешь, что для Мэтта это копейки.

– Мы привезли вам всем гостинцы, но они прибудут чуть позже, – в это время объясняла бабушка Евгения собравшимся.

– Добро пожаловать, – улыбнулись Пол и Тефочка. – Проходите, пожалуйста, на улице жарко, а в доме прохладно. Вы, наверное, хотите отдохнуть с дороги? Или перекусить?

– Митя, Коша, мы должны сначала встретить груз, – с самым серьезным видом бабушка схватила Мэтта и Наташу за руку.

– Бабушка, не переживайте, грузовики должны проехать через таможенные терминалы и всякие там контрольные пункты и показать документы, они будут через час-два, заходите в дом, – объяснил пожилой женщине Мэтт.

Сначала Бажени и Юле показали их комнаты. Бабушка не сразу поняла, что апартаменты предназначены для нее. Когда же Наташа объяснила ей, что это ее спальня, гардеробная и отдельный санузел, бабушка всплеснула руками.

– Нина, а мы с тобой, две дуры, мальчишкам на одном диване постелили, – начала сокрушаться она, – еще и гордились, что гостям отдельную комнату предоставили. А у них вон хоромы какие.

Целый час Бажени, Мамнина и Боб, охая и ахая, ходили по дому в сопровождении всей семьи.

Увидев свое шелковое панно над камином в большой голубой гостиной, бабушки восторженно замерли.

– Нина, смотри, – зашептала бабушка Евгения, – они его повесили на самое почетное место, а я думала, полы им будут мыть. Какие хорошие люди.

Потом Пол, Владимир Иванович и Наташин отец ушли прогуляться по территории, а Тефочка с Мамниной, Ларисой и Юлей расположились в гостиной.

Бажени больше всего понравилась кухня. Она задержалась там и «разговорилась» с Барбарой. Переводчиком у них был Майки, который под руководством Наташи усиленно изучал русский язык. Бабушка с Барбарой расположились за кухонным столом, Барбара показала Бажени продукты в холодильнике, крупы, приправы, муку, распахнула дверцы шкафчиков, выдвинула многочисленные ящики, а также раскрыла все баночки и коробочки, до которых мог добраться любопытный нос Евгении Ивановны.

– Какой порядок и чистота, – восторженно качала головой Бажени, – я знаю, мне внучка рассказывала, как вы ее подкармливали, спасибо вам, Варенька, – бабушка погладила Барбару по руке.

– Наташа сказать Бажени, что ты ее кормить, – кратко перевел Майки.

Барбара прослезилась, – как же ее было не кормить, худенькая, маленькая, а такая отважная, защитила наших любимых монстров. Мы все любим нашу НатОщчка.

– Все любить Нати, Нати любить детей, – перевел Майки.

В это время Мэтт обеспокоенно прошептал Наташе, – может быть, Бажени надо уложить в кровать, может ей надо сделать какие-нибудь уколы или дать лекарства?

– Не надо, все хорошо, не переживай, – ответила та.

– Обалдеть, ей восемьдесят семь лет!

– Подожди, сейчас начнем таскать продукты в подвал, и она нас загоняет. Пойдем, переоденемся в одежду попроще.

– Конечно, пойдем, – оживившийся Мэтт подтолкнул ее сзади к лестнице и погладил по попкк. Наташа шлепнула его по руке и побежала вверх по ступенькам, Мэтт помчался следом.


***


Наташа заглянула в кухню, – бАшка, грузовик приехал, ты пойдешь с нами или останешься в доме?

Бабушка поспешно встала со стула, – конечно, пойду, надо же все проконтролировать, – деловито хмыкнула она, проходя мимо Наташи.

Во дворе около левого крыла дома царило оживление. Вся семья и обслуживающий персонал стояли около грузовика, под завязку набитого коробками, тюками, баулами и прочими упаковками. По распоряжению Боба и Мамнины рабочие выгружали из автомобиля груз с красными наклейками. Упаковки с синими наклейками оставляли в фургоне.

Выгруженные вещи складывали на газон под деревьями.

– В подпол мы сами потом спустим, надо еще все распаковать и рассортировать, – командовала процессом Бажени.

– Ну, дает! – восторженно прошептал Мэтт Наташе на ушко. Он стоял позади нее, обнимая за плечи и, когда никто не видел, целовал ее в шею.

– Перестань, – шутливо грозила ему она, и когда оборачивалась, он успевал касаться ее губ. Наташа бедрами почувствовала, что он снова возбудился.

– Сейчас кому-то придется уйти в дом, чтобы не опозориться, или спуститься в холодный подвал, чтобы охладиться, – шепотом предупредила она.

– Выбираю вариант «уйти в дом», но только вместе с тобой, конечно, – шепотом отозвался Мэтт.

К Мэтту и Наташе подошла Тефочка и с ужасом в голосе произнесла, – что это? – она обвела рукой горы многочисленных коробок.

– Мое приданое, – пошутила Наташа.

– Это для ресторана? – спросила Тефочка.

Подошедшая Лариса объяснила, – нет, для ресторана то, что осталось в грузовике, а это домашние заготовки и подарки для вас.

– Ой, как много, зачем столько?– заохала Тефочка.

– Ага, теперь ты тоже охаешь? – засмеялась Наташа.

– Все это не поместится в нашем подвале, – стала оправдываться та.

– Сейчас проверим.

Рабочие закончили выгружать коробки, сели в сопровождающий грузовик пикап, машины направились в ресторан.

Увидев, что Владимир Иванович и Нина Александровна садятся в автомобиль вместе с Геннадием и Ларисой, Пол и Дженнифер подскочили к Наташе, Тефочка затараторила, – Нати, разве Боб и Мамнина будут жить не у нас?

Та улыбнулась и развела руками, – Пол, Дженни, спасибо за предложение, мои не захотели стеснять вас, будут жить у родителей.

– Какие глупости, о каком стеснении ты говоришь? – возмутилась Дженни и уставилась на сына, – Мэтт, ну ты хоть можешь что-нибудь сделать?

– Мам, – спокойно ответил тот, – я несколько раз разговаривал с Бобом, они отказались.

– К тому же дедушка с бабушкой очень соскучились по маме и папе, они решили остаться у них, – улыбнулась Наташа и добавила, – ничего страшного, мы будем встречаться каждый день и ходить друг к другу в гости.

Пол с пониманием кивнул и погладил супругу по плечу, – Дженни, не настаивай, подумай, а как бы ты сама поступила?

Та грустно покивала головой и пошла прощаться.

Владимир Иванович, Нина Александровна и Наташины родители, попрощавшись, уехали вслед за рабочими контролировать разгрузку продуктов в ресторане.

– Ба, расскажи, чего привезли? – начала пытать Бажени Наташа.

– Да, я не знаю толком, так по мелочам всего, осетрина, лосось, лебеди, перепела, икра, варенья, соленья, грибы, компоты, домашнее вино, – скороговоркой выпалила бабушка Евгения.

– Ну, вы даете… – выдохнула Наташа.

– Хватит болтать, надо продукты убрать в холод, все принимаемся за работу, – захлопала в ладоши бабушка, – пойдем со мной, Варя, – махнула она рукой Барбаре.

Следующий час занимались привезенными домашними заготовками. Сначала Евгения Ивановна отсортировала коробки, которые надо было отнести в кухню. Затем Дэн, Берни и Стив начали носить все оставшиеся вещи в холл первого этажа и грузить в лифт.

Пол на время превратился в лифтера. Он спускался на лифте на цокольный этаж, где его с тележкой уже ждали Себастьян и Мэтт. Мужчины разгружали лифт, устанавливали коробки на тележку и завозили в комнату со стеллажами, Пол в пустом лифте снова поднимался на первый этаж, где своей очереди уже ждали новые тюки.

Гвен, Карменсита, Анна и Лючия разрезали картонные коробки, доставали из коробок банки и переносили их на стеллажи, Барабара и Бажени расставляли банки на полках по их принадлежности, Наташа и Юля клеили на банки этикетки с наименованием содержимого на английском языке, Альваро складывал разрезанный картон, Дженнифер с огромным интересом за всем наблюдала, Майки, Лиза и Патрик бегали с этажа на этаж и путались под ногами.

Когда перед домом осталось всего несколько коробок с подарками для обслуживающего персонала, а полки на цокольном этаже были заставлены банками с компотами, вареньями и соленьями, вся семья собралась в подвале оценить масштабы проделанной работы.

– Mashrooms… opyata… gruzdi… lisichki… – бормотала Тефочка, медленно бредя вдоль полки с грибами, и качала головой, – stewed fruit… cherries чьерешния… cherries въишния… это разные компоты? – посмотрела она на Наташу, та кивнула, –мы без тебя никогда в этом не разберемся.

– Не надо разбираться, надо это все срочно употребить, – ответила Наташа.

– Коша, банки не выбрасывайте, мы все заберем с собой, ты знаешь, банки, крышки и сахар в Москве дефицит, – спохватилась Бажени.

– Не переживай, ба, что-нибудь придумаем, – Наташа обняла бабушку за плечи, – спасибо, мои родные, прямо домом запахло, это самый лучший подарок.

– Ты обещала напечь нам блинчиков, – к Бажени подошел Майки, – можно варенье взять? Я хочу айвовое, – он ткнул пальцем в банки.

– Конечно, напеку, мой золотой, – бабушка уловила слово «блинчики» и погладила малыша по голове, – Наташ, а что он еще сказал?

Наташа перевела.

– Переведи всем, что можно брать все, что они хотят, – засмеялась бабушка, – это все теперь принадлежит им.

Окрыленные Майки, Лиза и Патрик выбрали каждый по банке разного варенья, Мэтт, уже знакомый с разносолами бабушек, схватил маленькую баночку с маринованными белыми грибами и трехлитровую банку с домашним вином из черной смородины, Пол выбрал неострый салат из баклажанов со сладким перцем, а Тефочка заинтересовалась компотом из черешни. Семья поднялась на первый этаж.

– Бабушка, Юльче, всех приглашают к столу по случаю вашего приезда, – перевела Наташа обращение Мэтта, Пола и Тефочки.

– Коша, я стесняюсь, вдруг вилку не ту возьму или чавкну, – забеспокоилась та, – может не надо за стол? Я тихонечко с Варей в кухне поем.

– Садись рядом с Майки и чавкай, сколько хочешь, за его воплями и чавканьем твоего никто не расслышит, – засмеялась та, – не переживай, пойдем.

К столу не стали переодеваться, сели, как были, в майках и шортах.


***


За ужином все весело переговаривались.

– А когда вы с папой поженитесь, кем ты будешь для нас, мамой или мачехой? – вдруг спросила Наташу Лиза.

Майки и Патрик сразу же подняли головы над тарелками и тоже с интересом уставились на нее.

– Ну, если по правилам, то я буду являться для вас мачехой, – начала объяснять детям та.

– Ты станешь плохой и злой? – настороженно спросила девочка.

– Почему я должна стать плохой и злой? – удивилась Наташа.

– Все тетеньки до свадьбы добрые и хорошие, а после свадьбы они становятся плохими и злыми мачехами и перестают любить маленьких детей, – рассудительно изрекла малышка.

– Откуда ты это взяла? – спросил дочку Мэтт.

– Мне девочки в школе рассказали, – объяснила она.

Все за столом молчали, взрослые смотрели на Наташу.

– А почему вы решили, что мачеха должна быть обязательно плохой? – спросила она детей.

– Мачехи всегда плохие, – вздохнул Майки.

– У Золушки была злая мачеха, – напомнила всем Лиза и тут же уточнила, – у двух Золушек, у которой карета была из тыквы, и у которой было три орешка.

– И у Белоснежки, – добавил Патрик.

– И у царевны, которая жила в лесу у семи богатырей, – вспомнил сказку Пушкина Майки.

– И у девочки, которую мачеха выгнала зимой в лес за подснежниками, – взмахнула ресницами Лиза.

– И у Элизы и ее братьев, которые превратились в диких лебедей, – чуть не плача, добавил Патрик.

– Ага, и в немецкой сказке про госпожу Метелицу мачеха тоже была злая, – вдруг ни с того ни с сего добавила Юлька и растянула губы в улыбке.

– Тебе, что, околоплодные воды в голову ударили? – уставилась на нее Наташа.

– Ой, Натыч, прости, я что-то не то сказала, – извинилась подруга.

– А что это за сказка? – сразу заинтересовалась малышня, – Нати, ты нам такую не рассказывала.

– Вам ее тетя Джули расскажет, – пообещала им Наташа, – ей надо больше играть с маленькими детьми, тренироваться, так сказать, перед появлением своего ребенка. Сегодня дайте ей с дороги отдохнуть, а завтра с самого утра начните приставать, я вам разрешаю.

– Натыч, ты бессердечная, – прошептала Юлька, – совсем не бережешь лучшую подругу, к тому же глубоко беременную.

– Это тебе за госпожу Метелицу, с завтрашнего дня будешь забавлять детей, глубоко беременная Забава Путятишна, – сдерживая смех, ответила ей Наташа.

Обе покатились со смеху.

Взрослые и дети с интересом смотрели на них.

– А почему вы решили, что все мачехи на свете плохие? – отсмеявшись, спросила у детей Наташа, – есть истории и про хороших мачех.

– Какие истории? – на нее тут же уставились три пары детских глаз.

– Я в детстве читала книжку про девочку Динку. У нее были папа, мама и сестры. Однажды она познакомилась с мальчиком по имени Ленька, он был сиротой. Дети крепко подружились, и семья Динки взяла Леньку к себе жить. Мама Динки стала для него мачехой, а папа – отчимом, – решила реабилитироваться в глазах подруги Юля.

Дети сразу же перевели глаза на Наташу, требуя подтверждения.

Та кивнула.

– Нати, а еще? – сразу же спросил любопытный Майки.

– Во время Великой Отечественной войны было убито очень много людей, их дети остались сиротами, их забирали в приемные семьи. Есть книжка про девочку Валентинку, которая осталась без родителей, попала в приемную семью. В семье ее очень любили, и со временем она стала называть женщину мамой, – ответила она.

– А еще? – дети забыли про еду и внимательно слушали Наташу. Взрослые тоже сидели молча.

– А еще есть старый фильм, называется «Евдокия». В фильме рассказывается про мужа и жену, у которых не было своих детей, все шестеро детей в их семье были приемными, и называли их папой и мамой, – добавила Наташа.

– Ой, я не могу, – Юлька глупо захихикала, – я помню этот фильм, я ему не мать, я ему ехидна…

– Юль, ты лучше ешь, – Наташа стала накладывать подруге на тарелку еду, – и молчи.

Девчонки снова захохотали, Наташа перевела весь разговор Бажени, та закивала головой, – когда моя мама умерла, мне было всего одиннадцать лет, у меня было две мачехи, одна была хорошая, вторая плохая, она и выгнала нас с братом из дому. Расскажи им еще про Ваню.

Наташа продолжила, – у Бажени и ее мужа, моего прадедушки Александра, тоже был приемный сын. Бабушка и дедушка нашли его грудного на крыльце. Они назвали малыша Иваном, вырастили, воспитали. И он всегда называл Бажени мамой. Так что, как видите, в жизни есть очень много хороших людей, мужчин и женщин. Дело не в том, как человек называется, мачеха или мама, дело в том, какие он совершает поступки и как относится к людям.

– А ты будешь к нам хорошо относиться? – настороженно спросили дети.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11