Наталья Петрова.

Все плохое уже позади



скачать книгу бесплатно

– А детям читают книжки?

– Наверное, – пожал плечами Мэтт.

– Какие? – допытывалась Наташа.

– Нэтэли, я не знаю, – устало вздохнул он, – все свое время я провожу на работе, часто бываю в поездках. Я обыкновенный деловой человек, который занят зарабатыванием денег.

– Извини, – улыбнулась Наташа, – просто мне ужасно интересно, как живут американские семьи. Оказывается, проблемы такие же, как и в Советском Союзе. Взрослые работают, а малышей оставить не с кем.

– Да, – кивнул он, – проблемы у всех одинаковые и всегда трудно решаемые.

– Папа, я хочу есть, – к ним подбежал раскрасневшийся Майки, – а я пить, – на щеках Элизабет играл здоровый румянец.

– Куда пойдем, какие будут предложения? – спросил Мэтт Наташу.

– Я хочу пиццу! – выкрикнул Майки.

– А я нет, – заупрямилась Элизабет, – я хочу мороженое.

Наташа стояла и слушала препирательства детей. Мэтт многозначительно кашлянул. Поймав его взгляд, малыши смутились и замолчали.

– Давайте поинтересуемся у Нэтэли, чего хочет она. Мы же пригласили ее на прогулку, она гостья в нашем городе, поэтому главный выбор за ней, – предложил Мэтт малышне.

– Нэтэли, а куда хочешь пойти ты? – спросил ее Майки.

– Я еще думаю, – улыбнулась Наташа, – давайте для начала выйдем из парка.

– Пойдемте этой дорОгой, так короч…, – начал Мэтт, но она его перебила, – а знаешь, о чем я еще хотела спросить…. А вот этот архитектор Робин… нет… Роберт Мозес, он действительно восстановил весь Центральный парк? – Наташа взяла Мэтта под руку.

– Ну, да, – удивленно на нее посмотрев, произнес он.

Дети, услышав повторение истории про создание и восстановление парка, потеряли к беседе интерес и начали носиться друг за другом по аллее.

– Не надо короткой дорогой, пойдем обыкновенной, они устанут и проголодаются еще больше, – чуть тише сказала девушка, – пусть бегают, дети должны много двигаться. Иначе они станут толстыми и круглыми! Вот такими…

Наташа надула щеки, Мэтт улыбнулся.

– Представляешь, увлеченно продолжила она, – года через два-три, весело выкатываясь из дома, тебя будут встречать с работы два ребенка-шара. Ты будешь целовать их в круглые бока и закатывать обратно в дом по специально для них сделанным рельсам.

– Я это представил, – рассмеялся Мэтт.

– Ну, с Майки проблему можно будет решить, отдашь его в школу борцов сумо, а Элизабет? Мне в голову не пришло пока ни одной мысли, куда можно пристроить девочку-шар, не подскажешь?

Все еще смеясь, Мэтт покачал головой.

– Для начала ты не пристроишь дочку даже в обычную школу, она просто не захочет туда ходить, потому что все будут ее дразнить. Вспомни, наверняка у тебя в школе, а может в университете был несчастный объект для насмешек, толстый мальчик или толстая девочка, над которым все потешались? Ты хочешь, чтобы на его месте оказалась твоя единственная дочь?

Мэтт внимательно посмотрел на Наташу, – ты права!

– Я уже не говорю о том, что когда-нибудь девочка-шар превратится в девушку-шар и не сможет пойти на дискотеку.

Вот тогда она вспомнит тебя самым добрым словом, добрым, конечно в кавычках, – уточнила она и продолжила очень серьезно, – а если она еще и влюбится в первого красавца, который вообще не будет ее замечать, тогда ты точно будешь икать круглосуточно. А когда девушка-шар превратится в одинокую женщину-шар…

– Мисс профессор, мне очень понравилась ваша лекция, – захохотал Мэтт.


США, Нью-Йорк, квартира родителей Наташи, суббота 6 июня 1987 года


В субботу в полдень в нью-йоркской квартире Наташиных родителей раздался телефонный звонок.

Лариса с кем-то любезно поворковала с полминуты и поманила пальцами дочку, – это тебя… Мэтт, – прикрыв трубку рукой, прошептала она.

– Привет, – раздался в трубке знакомый голос, – вот решил позвонить и спросить, какие у тебя планы на сегодня?

– Привет, мы с мамой сегодня собирались… – начала она и осеклась, увидев, как Лариса сделала страшные глаза.

– У нас с тобой нет никаких планов, иди с ним на свидание, – зашипела мама и смешно замахала руками.

Наташа сдержала смех и, сделав вид, что немного поперхнулась, кашлянула, потом снова начала, – сначала мы с мамой собирались прогуляться, но их с папой пригласили в гости. Поэтому планов у меня никаких.

– Я хочу пригласить тебя пообедать, а потом можем сходить в кино или просто погулять, – предложил он.

– А Майки с Лизой будут? – поинтересовалась она.

– Нет, сегодня они отправились на прогулку с Полом и Дженни. Во сколько за тобой можно заехать?

Наташа уже открыла рот, чтобы что-то сказать, как вдруг почувствовала огромное волнение. Ее сердце забилось, а руки внезапно сделались ледяными. Она беспомощно посмотрела на маму, стоящую рядом, и беззвучно что-то прошептала.

– Чего? – не поняла та.

– Алло, Нэтэли, ты здесь? – раздался голос Мэтта.

Наташа уже взяла себя в руки и спокойно ответила, – да, я здесь, извини, просто прикидывала, через сколько закончу убирать квартиру.

– У вас нет домработницы? – удивился он.

– Зачем тратиться на прислугу, если есть взрослая дочь, к тому же бесплатная – ответила она, оба засмеялись.

– Так во сколько мне за тобой заехать? К пяти нормально? – снова спросил он.

– Давай, – согласилась она, – форма одежды?

– Самая демократичная, я, например, буду в джинсах, – ответил Мэтт, – до встречи, – в телефоне раздались короткие гудки.

Все еще держа трубку в руке, Наташа опустилась на диван.

– Ну? – Лариса присела в кресло напротив.

– По-моему, он пригласил меня на свидание, – выдохнула дочка и прижала ледяные руки к горящим щекам, – мы с ним будем вдвоем… без детей…

– И что здесь страшного? – спросила мама, аккуратно вынимая из руки дочери телефонную трубку, – молодой, красивый, свободный… прекрасная партия для будущего.

– Мам, он старый…

– Здрасьте, как это старый? Ему осенью исполнится тридцать три.

– Какой ужас, он вдвое старше меня, – продолжая прижимать ладони к лицу, Наташа уставилась в стену.

– Не вдвое, а всего на пятнадцать лет, к тому же он в такой замечательной форме, что любому двадцатилетнему фору даст, – не слушая дочь, твердила Лариса, поправляя на диване многочисленные декоративные подушки с шелковой вышивкой.

– Ладно, ладно, – снова пробурчала Наташа, – вот выйду за него замуж, станет он совсем старый и беззубый, будешь сама своему зятю манную кашу жевать, – и, получив подушкой по лбу, вдруг громко рассмеялась, – ой, ты бы себя видела, когда руками размахивала… как ветряная мельница… – Наташа начала конвульсивно дергать руками, передразнивая маму, и получила от нее подушкой по лбу еще раз.

– Лучше скажи, что наденешь, а потом я уложу тебе волосы, – отсмеявшись, предложила дочери Лариса.

– Я не знаю, что мне надеть, – сокрушенно посмотрела та на маму, – мне совсем нечего надеть, – с ужасом прошептала она.

– Вот эта песня нравится мне намного больше, это песня настоящей женщины, а не маленького ребенка, пойдем, перетрясем твой гардероб.

– Мэтт сказал, что будет в джинсах.

– О, какой молодец, – воскликнула Лариса, – он еще и очень тактичный. Выбрал самую простую одежду. Прекрасно понимает, что джинсы есть у всех.


США, Нью-Йорк, суббота 6 июня 1987 года


Когда Наташа вышла на улицу, Мэтт уже ждал ее около машины.

– Привет, отлично выглядишь, – сделал он ей комплимент.

– Привет, спасибо.

Для начала оказалось, что Мэтт купил билеты на старый голливудский фильм «Три мушкетера» с Джином Келли в главной роли, и они с Наташей сразу же стали увлеченно обсуждать, какие старые фильмы смотрели и что им понравилось больше. Перед просмотром фильма они зашли в уютный итальянский ресторанчик, где оба, не сговариваясь, выбрали пиццу и салат из моцареллы с помидорами и базиликом. После кино немного погуляли по вечерним улицам Нью-Йорка, к десяти Мэтт подвез Наташу к подъезду.

– Тебя проводить до квартиры? – спросил он.

– Спасибо, не надо, в подъезде охрана и консьерж, – улыбнулась в ответ она.

«А что мне делать, если он захочет меня поцеловать?», вдруг подумала она, но он просто сказал, – спасибо за прекрасный вечер, с тобой было очень весело и интересно, – и протянул ей руку.

Наташа улыбнулась ему ямочками и ответила, – спасибо большое за приглашение в кино, с тобой тоже было очень классно, – и вложила пальцы в его ладонь.

Мэтт очень бережно прикоснулся к самым кончикам ее пальцев губами и поднял на нее глаза, – можно, я позвоню тебе завтра? – тихо спросил он.

– Можно, – разрешила она.


США, Нью-Йорк, воскресенье 7 июня 1987 года


На следующий день Мэтт с Наташей отправились к Статуе Свободы. Они поднялись на смотровую площадку и обозревали Нью-Йорк через окна в короне.

Когда оба устали и проголодались, Мэтт предложил зайти в ресторан. Зайдя в ресторан и увидев за одним столиком своих родителей и родителей Мэтта, Наташа очень удивилась.

– Сейчас все поймешь, пойдем к ним, – сказал Мэтт.

Он галантно отодвинул стул и помог ей присесть за стол, сам сел рядом.

Дженнифер нервно комкала в руках тонкий носовой платочек и переводила взгляд с одного на другого сидящих за столом.

Пол прокашлялся и начал, – Нэтэли, мы уже поговорили с твоими родителями, теперь хотим поговорить с тобой.

Наташа удивленно округлила глаза.

Между тем Пол продолжил, – за ту неделю, что вы провели с Майки и Элизабет, дети сильно изменились. Наши внуки перестали капризничать и ссориться. Они нормально общаются друг с другом, Майки стал читать сестре книжки, она в ответ рисовать ему картинки. А еще они с нетерпением ждут каждый следующий день, чтобы пойти с тобой гулять, – Пол перевел дух.

– Девочка, – воскликнула Дженнифер, – ты очень понравилась нашим внукам. До тебя они еще ни с кем себя так хорошо не вели. Мы не узнаем их. Поэтому мы хотели бы попросить тебя, – она снова обвела всех присутствующих взволнованным взглядом, – немного у нас погостить, – она молитвенно сложила на груди руки с наманикюренными коготками и выжидательно уставилась на Наташу.

– Только не подумайте, пожалуйста, что мы приглашаем вашу дочь в качестве няньки, – настала очередь Мэтта взять слово, – хотя, –вздохнул он, – со стороны все выглядит именно так… Мы просим вас понять нас правильно. Два года назад умерла мать Майки и Элизабет. С тех пор детей словно подменили, они постоянно ссорятся, устраивают истерики, сын стал отъявленным грубияном, а дочка, наоборот, ушла в какой-то свой мир. Они стали настолько неуправляемые, что сейчас мы серьезно рассматриваем вариант отправить Майки в закрытый интернат-лицей, только вот не знаю, поможет ли это. Когда мы с родителями на банкете увидели, как дети спокойно сидят и общаются друг с другом и другими людьми, мы очень удивились. Потом, когда Нэтэли приехала к нам в гости, и дети целый день играли с ней, мы были просто потрясены. Нэт, – обратился он к Наташе, – погости у нас немного, пожалуйста.

Пол и Дженнифер закивали в подтверждение его слов.

Наташа переглянулась с мамой и посмотрела на отца, – а это можно? – спросила она.

– Формально никаких запретов на проживание в иностранной семье нет, но ты же умный человек и понимаешь, что ситуация непростая, – ответил Геннадий.

– Мы не агенты ЦРУ и не вербовщики, – испуганно затрясла головой Дженнифер, – мы готовы прийти в советское постпредство и подписать любые бумаги о том, что мы обыкновенная семья. Майки и Элизабет очень грустят по своей маме. Нэтэли, ты единственная, кто нашел с ними общий язык.

Речи Пола, Дженнифер и Мэтта очень разжалобили Наташу, она посмотрела на свою маму. Судя по заблестевшим глазам Ларисы, та тоже была под впечатлением, обе уставились на Геннадия, и Наташа снова спросила, – пап, у нас из-за этого не будет неприятностей?

– Было бы, конечно, лучше, если бы вы встречались каждый день на нейтральной территории и просто ходили гулять, – твердо произнес тот.

– У нас большой уютный дом, огромный парк, свой собственный пляж, бассейн, у детей будет много места для игр. У нас высококлассный обслуживающий персонал, охрана, дворецкий, повар-волшебник. Нэтэли будут предоставлены отдельные апартаменты, – защебетала Дженнифер, – ей не надо будет заниматься уборкой и готовкой, за нее все сделают. А им с детьми надо будет только развлекаться. Пожалуйста, всего на недельку.

Она умолкла.

– Мы понимаем, что ваш ребенок приехал к вам погостить, и в ваши общие планы не входило отдать ее нянькой в незнакомый дом и чужую семью, но мы очень просим вас помочь нам, – промолвил Мэтт.

Лариса уставилась на мужа.

– Мы согласны.

– А где дети? – спросила Наташа.

– Мы попросили воспитательницу Элизабет миссис Томпсон в свой выходной побыть с ними. Сейчас они в кино, – он посмотрел на часы, – я должен буду забрать их через двадцать минут. Если к вечеру ты будешь готова, мы с ребятами можем заехать за тобой, – предложил он.

Наташа еще раз переглянулась с родителями и посмотрела на него – я буду готова к шести часам.


США, Нью-Йорк, квартира родителей Наташи, воскресенье 7 июня 1987 года


Уже второй час Наташа носилась по родительской квартире и собирала чемодан.

Лариса сидела в комнате дочери и наблюдала за тем, как проходят сборы.

– Не суетись, успокойся, – уговаривала она дочку, – возьми побольше обыкновенных вещей, вы же с детьми будете целыми днями гулять и играть, зачем ты укладываешь в чемодан вечерние платья?

– А вдруг он пригласит меня куда-нибудь? – с каждой минутой глаза дочки от ужаса становились все больше.

– Тогда возьми еще мою шубку и вязаные носки, – предложила Лариса.

– Зачем? – глаза Наташи действительно были полны страха.

– А вдруг он пригласит тебя на Северный полюс? – снова пошутила мама, но увидев глаза дочери, смягчилась, – тебя пригласили для того, чтобы ты побыла с детьми. А это, согласись, не то мероприятие, на которое полагается надевать праздничную одежду. Кроме того, Мэтт очень тактичный человек, он не потащит тебя ни с того ни с сего в какое-нибудь пафосное заведение.

Лариса встала с кресла, прошла к раскрытому чемодану, достала из него нарядные платья дочери и снова повесила их на плечики в шкаф.

– Даже если он и пригласит тебя куда-нибудь, поверь, это будет демократичное заведение. Возьми шорты, майки, купальники и сарафаны, в этом будешь играть с детьми дома, в тонких цветастых брючках и летних платьях будешь ходить с ними гулять в парк. И обязательно джинсы, пуловер и курточку, самая универсальная одежда и на вечер, и на прохладную погоду. В крайнем случае, мы тебе что-нибудь подвезем.

Наташа присела на кровать, – мам, мне так интересно поехать туда, но я так этого боюсь, – она посмотрела на Ларису.

– Почему? – удивилась та, – ты же была у них в гостях.

– Ну, в гости на пару часов и пожить – это разные вещи… у них огромный дом, полный прислуги, к столу приглашают по звонку, гулять по расписанию, отбой по распорядку, как в пионерском лагере… или в тюрьме…

– Ой, ну, не говори ерунду…

– Мам, я тут знаешь, о чем подумала? – Наташа плюхнулась на кровать и уставилась в потолок, – во всех книжках, которые я читала, с главным героем или героиней на новом месте происходили удивительные события, а вдруг и со мной тоже это случится, а? – посмотрела она на маму, – а вдруг я тоже попаду в захватывающее приключение?… это ведь так интересно…

– Пусть будни серые, зато спокойные, – мудро изрекла мама, – хорошо, если влюбитесь с Мэттом друг в друга и поженитесь, это будет самым прекрасным приключением…


***


Когда Наташа вышла из подъезда, к ней сразу подбежали Майки и Лиза. Перебивая друг друга, они засыпали девушку вопросами, при этом одновременно рассказывали фильм, который посмотрели, обещали ей хорошо себя вести, просили читать книжки и рисовать и многое другое.

Мэтт принял чемодан из рук Геннадия и улыбнулся Ларисе, – не волнуйтесь, в нашем доме ваша дочь будет в полной безопасности.

Наташа поцеловала родителей и села в машину.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, воскресенье 7 июня 1987 года


Где-то через час они подъехали к дому Престонов.

– Можно выходить? – спросила Мэтта Наташа и взялась правой рукой за ручку дверцы.

– Подожди, Нэтэли, – Мэтт накрыл ладонью ее левую руку, лежащую на кожаном подлокотнике, – никогда сама не открывай дверцу машины, – тихо сказал он, – это должен сделать для тебя водитель или твой спутник.

Наташа смутилась, опустила глаза и кивнула.

Мэтт вылез из машины, обошел вокруг и открыл дверь детям, Майки и Лиза выбрались из салона. Потом Мэтт открыл переднюю дверь, протянул руку и помог ей выйти Наташе. Довольные дети сразу же взяли ее с обеих сторон за руки. Мэтт подхватил чемодан.

Наташа уже видела дом, когда была у Лизы на дне рождения, но мельком, в прошлый раз она была только в гостиной и гостевой дамской комнате на первом этаже, поэтому сейчас заново все рассматривала.

Многочисленные большие зеркала, отражающие свет огромной хрустальной люстры, свисающей с высоченного потолка в холле, изящная и неброская лепнина на стенах и потолках, великолепные напольные вазы. Шелковые обои пастельных тонов, бронзовые канделябры с каскадами хрустальных подвесок, резная мебель из красного дерева, полы и широкая лестница из розового мрамора.

Что ей не понравилось, так это плотные занавески похоронного оттенка, которыми были наглухо зашторены высоченные, от пола до потолка, окна с полукруглым верхом. Еще в глаза бросались букеты из даже не сухих, а давно засохших цветов.

«Ну, со шторами все понятно. Это чтобы солнечный свет не портил дорогие картины и антикварную мебель. Только зачем этот гербарий в вазах… жаль… могло бы быть так красиво» – подумала Наташа – «и странно, интерьер совсем не вяжется с яркой и жизнерадостной Дженнифер».


***


– Давай, я сразу покажу тебе твою комнату, а потом уже весь дом, – Мэтт направился к лифту в холле.

– А на каком этаже моя комната? – удивилась она.

– На втором.

– А зачем нам лифт? Мы можем подняться сами, – с этими словами Наташа направилась к лестнице.

– Это комната Майки… это Лизы… моя чуть дальше… комнаты родителей в другом крыле, – вел Мэтт Наташу по коридору, – а это твоя, – он распахнул перед ней массивную деревянную дверь.

Наташа опасливо в нее заглянула.

– Ты, что, испугалась? – Мэтт засмеялся, – проходи, не бойся, приведений в нашем замке нет.

Наташа медленно вошла в комнату. Та была просторная и очень светлая. Интерьер комнаты был выдержан в бледно абрикосовых тонах. Высокие потолки, светлые шелковые обои с легким еле заметным рисунком, красивые шторы, нежнейшие легкие занавеси. Около стены стояла двуспальная кровать с высоким изголовьем, по бокам две тумбочки, в ногах изящная оттоманка.

Напротив был расположен туалетный столик с выдвижными ящичками и огромным зеркалом в причудливо вырезанной раме. Перед ним находился пуф в одном стиле с оттоманкой. В углу стояла тумба с телевизором. Сбоку от туалетного столика располагались диван, два кресла и низкий журнальный стол.

Пушистый ковер нежных пастельных тонов и невообразимых размеров полностью устилал пол спальни.

«Странно, а почему нет платяного шкафа?», подумала Наташа.

В комнате были два высоченных окна от пола до потолка, расположенная между ними стеклянная дверь вела на террасу, с которой открывался панорамный вид на парк, цветник и залив. Наташа вышла из комнаты и посмотрела по сторонам. Терраса была широкая с высокой балюстрадой, выступающий третий этаж нависал над ней, как крыша, и поддерживался широченными каменными колоннами. Терраса тянулась вдоль всего второго этажа, на нее выходили все двери спален домочадцев.

– Ой, какая красота, – восторженно выдохнула Наташа и зашла обратно в комнату.

– Располагайся, изнутри спальня закрывается на защелку, вот твой ключ. Если потеряешь, дубликаты есть у прислуги и охраны. Если честно, никто не запирает двери в свои комнаты, – Мэтт протянул ей ключ с брелоком в виде маленькой машинки.

– Тогда мне тоже ключей не надо, – она спрятала руки за спину, а про себя подумала, «а где, интересно, у них на втором этаже туалет».

Он улыбнулся, спрятал ключ в карман и, словно угадав ее мысли, сказал, – давай, покажу оставшиеся помещения.

Оказывается, в комнате были еще две двери, которые она сразу не заметила, потому что они были задекорированы так же, как и стены. За одной скрывалась уютная ванная комната, отделанная мрамором цвета слоновой кости, а за второй – удобная гардеробная с множеством шкафов и полок.

– Спустишься через пять минут вниз? – спросил ее Мэтт, выводя детей из комнаты, – представлю тебе основной обслуживающий персонал.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, понедельник 8 июня 1987 года


Наступил первый день.

Дети, которые накануне легли спать поздно, проснулись только в десять. Наташа, привыкшая вставать каждое утро в семь, изнывала от безделья в спальне и от нечего делать несколько часов разглядывала со второго этажа территорию. Около половины одиннадцатого ее пригласили на завтрак.

Во время завтрака в столовую вошла экономка. Еще вчера при знакомстве с обслуживающим персоналом дома Наташа сразу же обратила на нее внимание. Экономка была единственная, кто не только не улыбалась, но и откровенно сверлила Наташу настороженным злобным взглядом.

Экономку звали миссис Ландрет. Она была худая и какая-то угловатая, и без того некрасивое морщинистое лицо портил крупный нос. Уже второй день подряд миссис Ландрет была одета в темное платье серо-буро-малинового цвета, наглухо застегнутое на все пуговицы. В тон платью были плотные чулки и тупоносые туфли на низких квадратных каблуках. Наполовину седые волосы были гладко зачесаны назад и собраны в пучок. Не столько из-за своего внешнего вида, сколько из-за неприятного скрипучего голоса женщина напоминала допотопный ржавый механизм, и Наташа про себя окрестила ее «миссис Ландрет – Драндулет».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21