Наталья Петрова.

Все плохое уже позади



скачать книгу бесплатно

– А у меня новая красивая кукла, ее зовут Бетти, – Элизабет усадила ее на колени Тефочки, – играй со мной.

Тефочка посмотрела на Эдварда и выразительно показала глазами на Наташу.

Эдвард потянулся в сторону и вытащил из-за дивана спрятанный пакет, – это тебе, – он вынул из пакета пушистого рыжего львенка и вручил девушке, та засмеялась, – ой, какой забавный, спасибо.

– Балбес, нашел, что подарить, – еле слышно пробормотала Тефочка, выразительно посмотрев на сына, и постучала себя пальцем по лбу.

– Это тоже тебе, – Эдвард достал из кармана маленькую коробочку с логотипом известной ювелирной фирмы на крышке и протянул Наташе.

– Что это? – спросила она.

– Открой и посмотри.

Тефочка с любопытством подошла поближе и вытянула голову. Наташа подняла крышку, на бархатной подушечке лежало колье. Замысловатого плетения цепочка концами крепилась к маленькой изящной буковке N.

– Ой, какая прелесть, это мне? – ахнула Наташа и восторженно погладила украшение пальчиком.

Эдвард кивнул, – подними волосы.

Наташа приподняла пряди волос, Эдвард аккуратно обвил цепочкой ее шею и, немного повозившись, застегнул хитрый крохотный замочек.

– Спасибо, колье мне очень понравилось, – повернулась к нему Наташа и тронула украшение рукой.

– Тебе спасибо, Нат. Не знаю, что бы я без тебя делал, – улыбнулся он в ответ.

Тефочка сделала шаг назад и погладила сына по спине.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, суббота 8 августа 1987 года


Наступил день приезда Патрика. Дом был украшен шарами и гирляндами. В гостиной накрыли сладкий стол. Пол, Тефочка, Майки, Лиза и Наташа, все нарядно одетые, стояли у входа в дом. Чуть поодаль от них стояли Барбара и Себастьян. Показалась машина Эдварда. Все замерли, Тефочка до хруста сжала пальцы.

Наташа обняла Майки и Лизу за плечи, – вы помните, как надо себя вести?

– Не переживай, мы справимся, – было видно, что Майки нисколько не волнуется. Лиза тоже держалась спокойно.

Машина остановилась, из нее вышел Эдвард, обошел кругом и открыл заднюю дверцу.

Из салона автомобиля выбрался мальчик, высокий для своих шести лет, но очень худенький. Наташе показалось, что он странно одет. Ботиночки были явно не летние, светлый костюм мятый, галстук не подходил к рубашке, которая совсем не подходила к костюму. Живые серые глаза настороженно оглядели всех встречающих. Мальчик моргнул и тряхнул головой. Волнистые темные волосы рассыпались по плечам. Наташа с Тефочкой изумленно переглянулись.

Майки и Лиза, как ни в чем не бывало, с улыбками подошли к мальчугану.

– Привет, я Майки, держи пять, – братья пожали друг другу руки.

– Привет, Патрик, я твоя сестра Элизабет, для родных и друзей просто Лиза, я нарисовала тебе открытку, добро пожаловать к нам, – Лиза осторожно прикоснулась губами к щеке Патрика и протянула ему рисунок.

Патрик тихо произнес слова приветствия и настороженно оглядел Пола, Тефочку и Наташу, которые следом за детьми подошли поздороваться с ним.

Было видно, что он очень волнуется.

Тефочка присела перед Патриком, – малыш, я твоя бабушка Дженнифер, помнишь меня?

Малыш смотрел ей прямо в глаза и молчал.

– Милый, мы все очень рады видеть тебя, – Тефочка поцеловала его и встала, пропуская Пола.

– Кто это? – спросил Пол, разглядывая Патрика, – мне сказали, что приедет мой малыш Патрик, а это не малыш, это настоящий великан, – он поцеловал мальчика и взъерошил ему волосы, – какой ты стал большой. Добро пожаловать, мы ждали тебя в гости.

Наташа улыбнулась Патрику, – привет, я Наташа, можно называть меня Нат, рада видеть тебя.

Любвеобильная мексиканка Барбара не смогла сдержать эмоций, она сграбастала Патрика своими ручищами и запричитала, – да ты мой сладкий, мой ненаглядный, мой котеночек, мой цыпленочек, помнишь, как я кормила тебя, маленького, а ты набирал полный рот каши и плевался в меня? Хулиганчик мой родной, помнишь свою Барби?

Патрик слегка растянул уголки губ в улыбке. Барабара прослезилась, – он помнит меня, мой птенчик.

Себастьян сдержанно поклонился Патрику, – сэр, добро пожаловать, я к вашим услугам.

– Пойдем, мы покажем тебе твою комнату, – Лиза и Майки взяли Патрика за руки, все вместе они вошли в дом.

Взрослые переглянулись и выдохнули. Первая нарушила молчание Тефочка, – вы видели его волосы? – громко зашептала она, – это ужас.

Эдвард развел руками, – я предложил ему заехать в салон и сделать стрижку, он отказался.

Все трое посмотрели на Наташу, – что делать?

– Пока не знаю, – пожала плечами та, – наверное, у него любимый герой носит такую же прическу. Попробуем переубедить. Придумаем что-нибудь, пойдемте лучше за стол.

За столом никто не приставал к Патрику и не задавал ему вопросов, все сидели и разговаривали друг с другом, вспоминая самые веселые случаи из жизни семьи. Патрик молча слушал и вяло ковырял вилкой в тарелке.

– Он совсем ничего не поел, – запричитала Барабара, когда дети вышли из-за стола и ушли в свои комнаты, чтобы переодеться для прогулки.

– Не переживай, маленькие монстры сделают свое дело, – успокоила ее Наташа, – он набегается с ними и скоро будет за один раз уплетать по три порции.


***


Наташа шла в свою комнату переодеваться, когда ее окликнула Карменсита и поманила рукой.

– Что случилось? – Наташа вошла в комнату Патрика и увидела Эдварда, который в задумчивости стоял около раскрытых чемоданов сына.

Наташа подошла поближе и уже раскрыла рот, чтобы спросить, в чем дело, но увидев содержимое, застыла.

Все вещи были скомканы и засунуты в чемоданы кое-как, вперемешку с игрушками и мятыми рисунками. В одном углу чемодана лежала пустая бутылка из-под газированной воды. Карменсита начала разбирать брюки и рубашки мальчика. За те пять минут, что она провозилась, не было найдено ни одной пары одинаковых носков и ни одной чистой и выглаженой вещи.

– Мардж никогда не была аккуратной и не умела вести хозяйство, но это уже слишком, – Эдвард был мрачнее тучи.

Наташа притронулась к его руке, – тебе надо взять Патрика и проехаться с ним по магазинам.

– Придется, другого варианта нет. Ты поедешь с нами?

– Может, лучше с Тефочкой?

– Нет, пусть Дженнифер с Полом останутся дома и покажут это безобразие адвокатам. Хочу, чтобы это зафиксировали, – кивнул он на чемоданы.

Наташа кивнула, – конечно, поеду.


США, Нью-Йорк, торговый центр, суббота 8 августа 1987 года


В торговом центре Наташа с Эдвардом быстро сориентировались по указателям и поднялись на этаж, где продавались товары для детей.

Наташа просматривала составленный по дороге список, – та-а-ак, белье, носки, плавки для бассейна, футболки, шорты, джинсы, рубашки, свитера, куртки, сандалии, кроссовки. Еще нужны кепки. И футболок с шортами надо взять побольше, это самая востребованная одежда.

– Почему у вашего сына нет никакой одежды? – поинтересовалась менеджер отдела детских вещей, пристально глядя на Эдварда.

– Э-э-э, – растерялся тот.

– Они с кузеном посмотрели передачу про голодающих детей и отнесли все свои вещи и игрушки на пункт сбора средств, – улыбнулась Наташа.

Менеджер с пониманием улыбнулась и прошла в другой конец огромного отдела.

– Уф, – тихо выдохнул Эдвард, – ты молодец, быстро сориентировалась.

– Сама не знаю, как это у меня получилось, – прошептала Наташа, – действительно, со стороны все смотрится странно. Два хорошо одетых взрослых и ребенок в непонятном костюме и зимних ботинках, у которого даже нет белья. Тихо, продавщицы идут.

Бойкие продавщицы, обмерив Патрика с головы до ног, быстро притащили ворох нужных вещей.

Наташа показывала принесенные вещи Патрику, – тебе нравится? Ты будешь это носить?

Патрик равнодушно пожал плечами, – не надо мне ничего покупать, – он упорно не называл Эдварда папой.

– Почему, сынок? – удивился тот.

– Маме не понравится, – спокойно ответил малыш.

– Почему? – спросил Эдвард.

– Ей никогда не нравится, что покупают другие.

Эдвард молчал, не зная, что сказать, а Наташа весело произнесла, – а мы не другие, мы первые.

Патрик посмотрел в ее сторону, – как это?

– Ну, знаешь, так говорят, первые, вторые… одни, другие… Так вот, мы не другие. Папа – это папа, а я – твоя тетя. Мы первые, мы главнее других, понял?

По глазам Патрика было видно, что не понял, но он кивнул, а Наташа, присев перед ним на корточки и закрепляя застежки-липучки на его кроссовках, продолжила, – всю эту одежду надо обязательно купить, чтобы ты носил ее здесь.

– А почему я не могу ходить в своей одежде?

– Потому что там, где ты носил свою старую одежду, совершенно другой климат. Ты знаешь, что это такое?

Патрик покачал головой, – нет.

– Климат – это погода, ветер, солнце, природа, растения. Здесь климат не такой, как там, откуда ты приехал, значит, и одежда должна быть не такая, как там. Знаешь, в Америке есть разные штаты, и в них живут разные люди. Например, в Майами всегда жарко, там живут загорелые люди, потому что солнца много. Жители Майами ходят в легких просторных одеждах. А на Аляске всегда холодно и идет снег, люди там бледные, потому что солнца мало. Жители Аляски ходят в теплых шубах и меховых шапках. Если они поедут в гости друг к другу, то им придется купить новую одежду. Понятно?

Патрик кивнул увереннее.

– Ну, вот и славно, а теперь прикинь-ка вот эту курточку, – Наташа распрямилась и тихо выдохнула.

Продавщицы укладывали вещи в пакеты и не сводили глаз с Эдварда и Наташи.

– У вас очень милый малыш, – сказала одна из них Эдварду, а вторая добавила, – и очаровательная молодая жена.

– Спасибо, я знаю, – он лучезарно улыбнулся.

Наташа смутилась и стала поправлять Патрику волосы.

– Пойдем в кафе? – предложил Эдвард.

Нагруженные пакетами, они вошли в кафе и расположились за большим столом у фонтана.

– Что будешь, сынок? – поинтересовался Эдвард у Патрика, тот пожал плечами, – а ты? – Эдвард обратился к Наташе.

– Я буду мороженое, такое коричневое, очень вкусное, только не знаю, как оно называется, – Наташа облизнулась и потерла руки.

– Шоколадное, – подсказал ей Патрик.

– Точно. Оно называется шоколадное. А откуда ты знаешь? – подозрительно посмотрела она на него.

– Мне нравятся шоколадные торты и пирожные, а еще я люблю простой шоколад в плитках, особенно молочный, – разговорился Патрик.

Наташа кинула на Эдварда многозначительный взгляд.

– Тебе тоже шоколадное заказать? – спросил тот сына.

– Нет, я люблю клубничное.

– А это какое? – изобразила удивление Наташа.

– Клубничное – это розовое мороженое с клубникой, ягоды такие, – терпеливо объяснил ей Патрик.

– Ты хорошо разбираешься в мороженом, любишь его? – спросила Наташа.

– Очень, – признался Патрик.

– А еще что ты любишь?

– Играть в солдатики, – Патрик сосредоточился на мороженом.

– Какие солдатики у тебя есть?

Патрик немного задумался, а потом выдал – у меня разные солдатики: мушкетеры, аркебузиры, драгуны, рыцари, – и переключился на сладкое лакомство.

– Ого, да ты профессионал! – восхитился Эдвард, и они с Наташей снова переглянулись.

– Откуда ты узнал про мушкетеров и драгунов? – спросила она мальчика, – тебе про них рассказали в детском саду?

– Нет, – Патрик помотал головой, и длинные волосы упали ему на лицо, – я не хожу в детский сад.

Наташа заложила растрепанные пряди ему за ушки, – а кто тебе про них рассказал?

– Никто, я каждый день смотрю по телевизору передачи про военных, – объяснил ребенок, – я сказал маме, чтобы она купила мне всех этих солдатиков, – он засунул в рот полную ложку мороженого и продолжил рассказ, – мэ-мэ-мэ-мэ…

– Какая молодец твоя мама, – Наташа погладила Патрика по голове, – она тебе их купила.

– Нет, – он снова помотал головой, – она не купила мне солдатиков, она мне вообще ничего не покупает.

Эдвард нахмурился.

– А откуда они у тебя взялись? – мягко спросила Наташа у Патрика, снова поправляя ему волосы.

– Мне их подарил Сэм.

– Кто такой Сэм? – улыбнулась она.

– Мамин приятель, – как ни в чем не бывало, объяснил ребенок.

Эдвард с Наташей снова переглянулись.

– А еще он подарил мне книжку про мушкетеров, – добавил Патрик, – Сэм хороший, он мне нравился… – он вздохнул и снова зачерпнул мороженое.

– А… – начал Эдвард, но Патрик, проглотив лакомство, продолжил, – жалко, что мама его бросила. Однажды они сильно поругались, и мама сказала Сэму, что он козел. А Сэм сказал ей, чтобы она катилась ко всем чертям, и мы с ней переехали на другую квартиру.

Эдвард сжал челюсти.

– Это плохие слова, не надо их произносить, – тихо сказала Наташа Патрику.

– А почему эти слова говорили мама и Сэм? – удивился он.

– Ну, иногда взрослые говорят такие слова, – начала объяснять она, – но только, когда ругаются…

– Нет, – возразил ей ребенок, – мама все время говорит такие слова, даже когда не ругается. Она сказала про Сэма, что он…

– Ты носишь длинные волосы, чтобы быть похожим на мушкетера? – перебила его Наташа.

– Ну, да, – кивнул Патрик, – правда, рыцари мне нравятся больше, у меня уже есть шлем, я сам сделал его из бумаги, осталось сделать меч.

– А ты попроси зубную фею, чтобы она принесла тебе меч в подарок.

– Это как? – Патрик забыл про мороженое, его глаза заблестели.

– Есть такая фея, называется зубная, она приносит детям вместо выпавших зубов монетки. Но иногда она приносит не монетки, а подарки, просто так, за хорошее поведение, не обязательно за зуб, – таинственно понизила голос Наташа, наклонившись к Патрику. – Она уже несколько раз прилетала к Майки и к Лизе, и оставляла у них под подушками игрушки, которые они хотели получить. Они мне сами по секрету рассказали. А однажды у Майки выпал зуб, но в тот день он себя очень плохо вел, и фея оставила ему под подушкой вместо зуба всего лишь маленькую монетку. А может это и не зубная фея приносит подарки, а какая-то другая, я не знаю, к нам, взрослым, они не прилетают, – Наташа вздохнула и распрямилась, – спроси сам Майки и Лизу, когда приедем домой.

Патрик слушал Наташу, открыв рот.

– Вы доедайте, а я пока отнесу вещи в машину, сейчас вернусь, – Эдвард встал и, выразительно посмотрев на Наташу, беззвучно зашевелил губами. По движению его губ она поняла, что он зайдет в отдел игрушек, и кивнула.

Когда Эдвард вернулся, Наташа вытирала Патрику кончики волос, которые попали в подтаявшее мороженое. На столе лежал блокнотик с нарисованным рыцарем в полном обмундировании.

– У всех рыцарей и мушкетеров на картинках длинные волосы, – убеждал Наташу малыш.

– Я не спорю с тобой, просто я всегда думала, что у воинов должна быть короткая стрижка, так удобнее. За длинными волосами на войне некогда ухаживать, к тому же они мешают. Представь, что рыцарь в шлеме, в доспехах, с мечом и щитом верхом на боевом коне выехал на поле битвы, а у него под шлемом растрепались волосы и закрыли ему глаза, вот так, – Наташа растрепала Патрику волосы и придавила их своей ладонью, – рыцарю надо положить щит и меч, снять железные… как это называется, – она ткнула в рисунок.

– Рукавицы, – подсказал Патрик.

– … во-во, снять рукавицы, снять шлем, поправить волосы, снова надеть шлем, надеть рукавицы, взять щит и меч. За это время враги успеют его убить сто раз, – она пожала плечами, – впрочем, я девочка, и плохо разбираюсь в рыцарях.

Мальчик задумался.

– Но я точно знаю, что мушкетеры жили во Франции, когда в моде были парики, это такие накладные волосы, – продолжила Наташа, – и когда мушкетер хотел, чтобы художник нарисовал его портрет, он для красоты надевал парик и самую нарядную одежду. Тебя же наряжают красиво, перед тем, как сфотографировать?

Немного подумав, Патрик кивнул.

– Ну, вот, а на самом деле, может быть, у мушкетеров были стрижки. Пойдем в книжный магазин, купим какую-нибудь книжку про рыцарей или мушкетеров и почитаем, – предложила Наташа.

– Нет, сначала стричься, – твердо произнес Патрик.

Когда они вставали из-за стола, и Наташа взяла блокнотик с нарисованным рыцарем, Эдвард кивнул, – хороший рисунок, молодец.

– Это не я, это нарисовал Патрик, – ответила она.


***


Наташа с Эдвардом сидели в холле салона и ждали, когда постригут Патрика. А за десять минут до этого они, как два торнадо, ворвались в книжный магазин и смели с полок все книжки про рыцарей, мушкетеров и других солдат. Потом Эдвард спрятал покупки в багажник машины. Там уже лежали щиты, мечи и шлемы.

– Выдавать будем детям по одной книжке или по одной игрушке, – объяснила Наташа, – а еще лучше, чтобы фея приносила им подарки за хорошее поведение.

– Ну, ты даешь, – восхищенно произнес Эдвард, глядя на нее. – Как тебе удалось его разговорить?

– Случайно. На очереди новая задача, – Наташа посмотрела на него, – надо приучить Патрика называть тебя папой.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, суббота 8 августа 1987 года


Когда они вернулись домой, все их с нетерпением ждали.

Тефочка увидела короткую стрижку Патрика и в полном изумлении вытаращила глаза. Майки и Лиза на новую прическу младшего брата никак не отреагировали, они были приятно удивлены подарками, которые вручил им Патрик. Все трое наперегонки побежали в гостиную их вскрывать.

Как всегда, вечером вся семья собралась в малой гостиной, взрослые сидели на диване и в креслах, дети расположились на ковре. Сначала Майки и Лиза в красках рассказали брату про злую ведьму миссис Драндулет, Джоан и сражение с бандитами, Патрик сидел, не двигаясь, и с интересом их слушал. Потом старшие дети рассказали, как живут и чем занимаются целыми днями, показали ему блокноты с записями, рисунки и поделки. Больше всего Патрик заинтересовался, когда услышал про рисование и чтение книг. Потом все трое перешли на шепот. Наташа уловила отдельные слова их разговора «фея… подарки…» и улыбнулась. Пошептавшись, дети потребовали, чтобы Наташа спустилась к ним на ковер. Она кивнула и сползла с дивана.

Эдвард пробормотал – у тебя еще есть силы?

– Не отлынивай, давай к нам, – она сделала ему приглашающий жест, но дети возмутились, – ему нельзя, он взрослый.

– А я разве не взрослая? – удивленно спросила Наташа.

Малыши серьезно на нее посмотрели и посовещались, после чего Майки произнес, – ты не такая взрослая, как все остальные.

– Ну, говорите, я слушаю, – она тоже перешла на шепот.

– Как ты думаешь, если Патрик нарисует фее картинку, она принесет ему в подарок меч? – спросила Лиза Наташу.

– Ну, может быть не сразу, но я думаю, что обязательно принесет, – серьезно ответила та.

– А почему не сразу? – спросил Патрик.

– Она же не знает, что ты приехал, – объяснила она, – когда она будет облетать свои владения, то увидит, что в доме появился новый мальчик, понаблюдает за тобой, посмотрит, что ты делаешь и как себя ведешь, поймет, что тебе нравится, что не нравится, а дальше все уже будет зависеть от тебя.

Патрик ловил каждое ее слово.

– А когда фея будет облетать свои владения? – тихо спросил он.

– Этого никто не знает, – развела руками Наташа.

– А еще фея не любит, чтобы мы делали ей что-то наспех,– рассказала Лиза, – однажды мы с Майки захотели получить игрушки побыстрее и нарисовали фее какие-то непонятные каляки-маляки, так вот она их не взяла, и подарки нам не принесла. И в письме нам так и написала, да, Майки? – тот кивнул.

Наташа и дети, сблизив головы, долго сидели посреди ковра и о чем-то еле слышно переговаривались.

Взрослые с умилением наблюдали за ними.

Когда пришла пора укладывать детей спать, все взрослые, включая Себастьяна, Барбару и Карменситу, проводили малышей до комнат и пожелали им всем спокойной ночи. Никто не обратил внимания, что Наташи рядом нет.

Выжатый как лимон Эдвард уже направлялся к себе и мечтал только о постели, когда его остановил Себастьян. У него был очень встревоженный вид.

– Сэр, – тихо сказал он, – там внизу мисс Нэтэли, мы не знаем, что с ней делать.

Усталость как рукой сняло. Испуганный Эдвард в несколько прыжков сбежал с лестницы на первый этаж и быстрыми шагами вошел в гостиную.

Посреди комнаты стояли Барбара с Карменситой и жалостливым взглядом смотрели на диван. На нем в обнимку с детской книжкой, смешно подложив ладошку под щеку и улыбаясь во сне, крепко спала Наташа.

– Уф, как же вы меня напугали, – выдохнул Эдвард, – я думал, с ней что-нибудь случилось.

– Мы не можем ее разбудить, – тихо сказал подошедший Себастьян.

– Конечно, девочка так намаялась, – запричитала Барбара, – попробуйте сами справиться с этими монстрами.

– Тише, Барби, – Эдвард тронул Наташу за плечо, – малышка, вставай, – он спустил ее ноги с дивана, присел рядом, вынул из рук книгу и попробовал оторвать ее плечи от подушки.

Наташа вздрогнула, резко села и, не открывая глаз, сонно пробормотала, – фея обязательно к тебе прилетит, – после чего привалилась к плечу Эдварда.

– Наверное, через неделю я и сам буду такой, – пробурчал он под нос и легко вскинул ее на руки, – только вот кто меня потащит в спальню?

Он поднялся на второй этаж и дошел до Наташиной комнаты, Карменсита распахнула перед ним дверь и, подойдя к кровати, откинула покрывало.

Эдвард осторожно опустил Наташу на простыни и бережно прикрыл одеялом. Она, так и не проснувшись, улыбалась во сне.

– Ну почему ты такая маленькая? – глядя на нее, тихо произнес он.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, воскресенье 9 августа 1987 года


Следующее утро началось как обычно. В семь Наташа разбудила Майки, Лизу и Патрика. Малыши послушно отправились на зарядку. Около бассейна их уже ждали Пол и Тефочка.

– А где наш главный гусь? – поинтересовалась у них Наташа, – он же в это время обычно бегает.

– Судя по храпу из его комнаты, спит, – засмеялся Пол.

– Это не дело, – покачала она головой, – мы договорились быть одной командой. Мои верные рыцари, – царственным голосом обратилась она к Майки и Патрику, – ступайте в дом, разбудите нашего главного, хм, рыцаря и приведите сюда. А мы пока начнем разминку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21