Наталья Петрова.

Все плохое уже позади



скачать книгу бесплатно

Толстые щеки гувернантки затряслись, – ну я… ну это…, – заблеяла она, растерянно оглядываясь по сторонам.

– А вот почему с нами не оказалось Берни… – Наташа посмотрела на охранников, – пусть мужчины расскажут сами.

– Сэр, разрешите, – кашлянул Дэн, – после завтрака, который нам подали в восемь утра, трое сотрудников охраны, включая Берни, крепко уснули. Я не мог их разбудить и вызвал скорую, их увезли в больницу, я звонил туда, с ними все в порядке, но они спят и сейчас. У меня подозрение, что нам в еду подсыпали снотворное.

Услышав это, Барбара возмущенно заверещала. Все стали ее успокаивать.

– Кто принес вам завтрак? – спросил шеф полиции.

– За ним, как всегда, сходил в кухню один из охранников, – объяснил Дэн, – остатки еды я тщательно упаковал в чистые пакеты и спрятал. Еду можно будет отдать на экспертизу. К счастью, я не успел позавтракать сам, ждал, когда меня сменит Берни. Когда прибежала Элизабет, я бросился на помощь.

– Сэр, вы позволите, – произнес молчавший до этого Себастьян, – сегодня ни с того, ни с сего миссис Ландрет объявила о том, что хочет поговорить со всеми о выполняемых обязанностях. Весь обслуживающий персонал она собрала в самой дальней комнате правого крыла дома. Я заявил ей, что подчиняюсь напрямую только вам, и на собрание не пошел. Я был в своей комнате, когда услышал крики, и хотел выйти, но дверь в мою комнату оказалась заперта, снаружи торчал ключ. Мне пришлось вылезать через окно. Простите меня, сэр, я очень перед вами виноват.

– Я тоже не пошла на это дурацкое собрание, – Барбара не подбирала красивых слов и называла вещи своими именами, – я работаю в вашей семье скоро как тридцать лет, и прекрасно знаю и выполняю свои обязанности. Указания всяких Ландрет мне не требуются. Когда я услышала, как кричит Лиза, я выскочила из кухни на террасу, позвала Альваро, и мы побежали к заливу. Побежали, конечно, громко сказано, у Альваро больная нога, а я толстая, простите нас, сэр, мы не смогли вовремя прийти на помощь Нэт и детям, – Барбара заплакала, Альваро обнял ее за плечи.

– А насчет еды я скажу так, – Барбара шмыгнула носом и продолжила, – я лично отвечаю за всю приготовленную еду, никого отравить я не могла. Своей помощнице Розите я верю, как себе, она со мной на кухне уже семь лет, и тоже не могла подсыпать снотворное. Да и зачем нам это делать? Это сделал человек, которому нужно было на время вывести из строя охрану.

– Это сделала русская, я уверена, она хотела обокрасть дом и похитить детей, – выкрикнула миссис Ландрет.

– Сиди тихо, или я тебя ударю, а у меня тяжелая рука, – разозлившись, пригрозила ей Барбара, – пускай меня заберут в полицию, но я тебе поломаю пару костей.

– Не волнуйся, дорогая, в полицию нас заберут вместе, – поцеловал жену Альваро, – еще пару костей сломаю ей я.

– Когда я услышала, как кричит Лиза, я сказала об этом вслух, – начала свой рассказ Карменсита, – мы все захотели узнать, в чем дело, но миссис Ландрет запретила нам покидать комнату.

Она сказала, что разберется сама. Мы не послушали ее и, когда она вышла из комнаты, выбежали следом.

Кармен нервно вздохнула.

– Лиза кричала, что какие-то бандиты убивают Нэтэли и Майки. Я захотела позвать мистера Себастьяна, но его дверь оказалась заперта, из замочной скважины торчал сломанный ключ. Я выбежала из дома и увидела лежащую на земле миссис Ландрет. Дэн крикнул мне, чтобы я помогла ей. Сначала я схватила плачущую Лизу и завела в дом. В это время Розита помогла встать миссис Ландрет. Простите, сэр, – робко кашлянула она, – еще я хочу добавить, что собрание, которое устроила миссис Ландрет, было абсолютно бессмысленным. Она просто перечисляла, что мы должны делать по дому, и не добавила ничего нового. Мы давно служим у вас и прекрасно знаем свои обязанности.

– Сэр, позвольте мне, – снова взял слово Дэн, – когда я выбежал из домика для охраны, то увидел, как навстречу бежит Лиза и что-то кричит. Я помчался ей навстречу. В этот момент из дома выбежала миссис Ландрет и бросилась ко мне с криком, что что-то случилось, при этом она показывала рукой в другую сторону, потом и вовсе упала в обморок на землю. Теперь я понимаю, что все это она делала для того, чтобы отвлечь меня.

– Еще я хотела добавить, – продолжила Наташа, – что когда бандиты подошли к нам на пляже, из-за скалы появился старый катер без названия и номеров. Он грязно белый с синей полосой по борту и большими ржавыми пятнами по бокам и на носу. На корме у него висит оранжевый спасательный круг с надписью черным цветом, рядом с ним болтается какая-то грязная зеленая тряпка, возможно, рыболовная сеть. Кто управлял катером, я не разглядела. Скорее всего, на этом катере нас собирались увезти. Это все, что я хотела сказать, – закончила она.

Сначала воцарилась тишина, а потом все загалдели одновременно.

Барбара, Карменсита и Гвен открыто обвиняли миссис Ландрет и Джоан-Присциллу в том, что они спланировали похищение детей, те в ответ кричали, что будут подавать в суд за клевету.

Белая, как мел, Дженнифер безмолвно сидела в кресле. Пол уже пришел в себя и мрачно сдвинул на переносице брови. Мэтт переговаривался с адвокатом. Наташа сидела на диване, крепко обняв прижавшихся к ней Майки и Лизу. Адвокат, сидевший рядом, что-то ей говорил, но она не улавливала суть, ее снова начала бить дрожь.

– Тишина, – крикнул мистер Дэвис.

– Вы, – он посмотрел на миссис Ландрет, – и вы, – следующей была Джоан-Присцилла, – вы обе задержаны до особых разбирательств. Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права? Если вы не гражданин США, вы можете связаться с консулом своей страны, прежде чем отвечать на любые вопросы. Вы поняли, что я вам сказал?

Полицейские вывели женщин из комнаты.

Следом вышел обслуживающий персонал.

В комнате остались Пол, Мэтт, Дженнифер, адвокаты, шеф полиции с помощником и Себастьян. Наташа с детьми также сидели на диване.

– Сэр, – обратился шеф полиции к Мэтту, – к сожалению, я не могу оставить пока вашу семью в покое, необходимо уладить некоторые формальности с показаниями. Вы позволите нам еще остаться?

– Да, конечно. Себастьян, проводи, пожалуйста, мистера Дэвиса в кабинет рядом с библиотекой. Там вам будет удобно, – посмотрел Мэтт на полицейского, – и у меня к вам огромная просьба.

– Слушаю вас, мистер Престон, – откликнулся тот.

– Пожалуйста, не трогайте сейчас мисс Нэтэли, – Мэтт кивнул на мертвенно бледную, закрывшую глаза Наташу.

– Ей нужна медицинская помощь, девочка в шоке, – шеф отдал короткий приказ помощнику, тот быстро вышел из комнаты и вернулся с чемоданчиком.

– Мисс, как вы? – он присел перед ней на стул, – позвольте, вашу руку, – он проверил пульс и быстро померил ей давление, достал шприц и уверенно ввел его содержимое ей в предплечье, – выпейте еще вот это.

– Уведите детей, – распорядился мистер Дэвис.

– Майки, Лиза, – позвала детей всхлипывающая Тефочка, – быстро встаньте и идите в свои комнаты.

– Нет, – крикнул Майки, – мы не оставим Нати, – и обнял ее крепче. Лиза обхватила девушку с другой стороны.

– Все хорошо, милые, – та погладила детей, – не бойтесь, со мной все в порядке.

– Мисс, вам плохо? Вам нужна помощь? Может, вызвать скорую? – спросил ее мистер Дэвис.

Дженнифер всхлипывала и что-то бессвязно бормотала.

– Я в полном порядке, – тихо ответила девушка, – в медицинской помощи не нуждаюсь. Ссадины на локтях и коленках заживут. Я готова отвечать на ваши вопросы, – она приобняла детей и похлопала их по плечам, – ступайте к себе.

И в первый раз за три недели Майки проявил полное непослушание, он посмотрел Наташе в глаза и твердо ответил, – мы с Лизой никуда не уйдем, мы останемся с тобой и будем отвечать на вопросы вместе.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, пятница 26 июня 1987 года


Наступил вечер, полицейские давно уехали, прислуга разошлась по комнатам. В доме, наконец, стало тихо.

Наташа все так же сидела на диване, обнимая Майки и Лизу, и рассказывала всю историю, начиная с момента появления в доме. Она подробно рассказала про уроки Джоан, про вечно спящую в кресле миссис Томпсон, про постоянные замечания миссис Ландрет, про найденные в комнате дорогие вещи, про подслушанный разговор и, наконец, про нападение бандитов.

Пол, Дженнифер и Мэтт сидели напротив и тихо слушали.

– Но почему вы не пришли к нам? – потрясенно спросила Тефочка, – почему нам ничего не рассказали?

– Во-первых, у нас не было никаких доказательств, – объяснила Наташа. – Миссис Ландрет и Джоан косо на меня смотрели, но это не аргумент. Дети их не любили, но это тоже не аргумент. Ну, подумаешь, Джоан дернула Лизу за волосы. Однажды я ее причесывала и тоже дернула. Майки мог сказать, что они делают ему замечания. Ему все делают замечания, потому что он часто плохо себя ведет. Весь обслуживающий персонал их ненавидел, но ничего более конкретного. А если бы я сказала, что Джоан смотрит на тебя влюбленными глазами, – Наташа посмотрела на Мэтта, – всех бы это только насмешило.

Мэтт грустно хмыкнул.

– А во-вторых, потому что вам некогда, – спокойно продолжила Наташа, – вы, – она посмотрела на Пола, – всегда закрыты от мира газетами, вы, – повернулась она к Дженни, – целыми днями пропадаете в салонах красоты, – а ты живешь на работе, – кивнула она Мэтту, – тебя дома вообще не бывает. Дети боятся к вам подойти, вы для них чужие люди.

– И когда мы просим вас почитать нам книжки, вы не читаете, – с обидой в голосе произнесла Лиза.

– И не играете с нами, – надувшись, пробубнил Майки, – а меня еще и ругаете все время.

– Милые мои, как же мы виноваты перед вами, простите нас, пожалуйста, – заплакала Дженни и стиснула Майки в объятиях.

– Я прочитаю тебе все книжки, которые у тебя есть, – пообещал Пол, целуя Лизу и украдкой вытирая глаза.

– Нати прочитала нам почти все книжки из библиотеки, – важно изрекла Лиза.

– Мы купим много новых книг, – растроганно пробормотал тот.

– Это завтра, а сегодня вам уже пора ложиться, – улыбнулась Наташа, – день выдался тяжелый, мы все устали.

Майки и Лиза не стали спорить, они подошли к Мэтту и Наташе, по очереди поцеловали их и пожелали спокойной ночи.

– Пойдемте наверх, мы вас уложим спать и расскажем сказки, – предложили малышам бабушка и дедушка.

– А вы умеете? – удивился Майки.

– Еще как! – вдохновенно произнесла Тефочка, – я прирожденная сказочница.

– Это точно, – буркнул под нос Пол, – я помню твою сказку, которую ты рассказала сорок лет назад, когда разбила нашу первую машину.

– Не напоминай мне о моем возрасте, – зашипела Тефочка и легонько ущипнула мужа.


***


Когда все вышли из гостиной, Мэтт присел рядом с Наташей на диван, – как ты, детка? – взял он ее за руку.

– Не знаю, у меня шок, до сих пор не могу прийти в себя, – призналась она.

– Давай, я налью тебе виски, это поможет расслабиться, – предложил Мэтт.

Наташа кивнула, и тут ее желудок предательски заурчал.

– Ой, какой ужас, – прижала она руки к животу и улыбнулась, – мне крайне неловко, но, может быть, ты предложишь мне вместо виски кусок хлеба с колбасой? – она облизнулась, снова послышалось голодное урчанье.

– О, боже мой, детка, эти мерзавцы морили тебя голодом, – Мэтт крепко обнял Наташу и прижал к себе. – А ты не уехала и не бросила моих детей. Как же я тебе благодарен и как я виноват перед тобой.

Желудок, настроившись на бутерброд с колбасой, снова возмущенно о себе напомнил. Наташа с Мэттом рассмеялись и пошли в кухню. Наташа хромала.

– Что с тобой? – спросил Мэтт.

– Слегка подвернула ногу, но это пустяки, – досадно поморщилась она, – покорми меня скорее.

– Сейчас, – он приподнял ее за талию, посадил на стол и засуетился, хлопая дверцами шкафов и холодильников.

– Тебе помочь? – спросила она, сидя на столе и болтая ногами.

– Нет, спасибо, я сам справлюсь. Когда мы с братом были маленькие, я готовил сэндвичи и ему, и себе, поэтому у меня натренированная рука. К тому же мне приятно за тобой ухаживать, – ответил он, выгружая из холодильника всякие упаковки, свертки и тарелки.

Наташа с интересом наблюдала, как Мэтт ловко засунул два куска хлеба в тостер, откуда они, подрумяненные, вскоре выпрыгнули обратно. Один кусок он намазал неострой горчицей с семенами, сверху положил большой тонкий кусок нежнейшей свинины, листья зеленого салата и тонкие кольца помидора, потом намазал второй тост сырным сливочным соусом, и накрыл им все сверху. Наташа на мгновение отвлеклась, перед глазами снова пронеслись события прошедшего дня. Она вздрогнула.

– Что с тобой? – Мэтт встревоженно взглянул ей в лицо.

Она прижалась к его груди, – мне так страшно, – всхлипнула она, ее плечи задрожали.

– Все хорошо, детка, не надо плакать, все плохое уже позади, – сказал он, обнимая и гладя ее по плечам.

– Не буду, – согласилась она и шмыгнула носом, – ты обещал меня покормить.

– Жуй, – он подал ей огромный бутерброд.

– В рот не поместится, – она скептически оглядела его многослойное творение.

– Поместится, смотри, – он откусил первым.

– Эй, так нечестно, это мой сэндвич, – возмутилась она и быстро откусила от бутерброда, – м-м-м, какая вкуснотища, – закатила она глаза, – а попить?

– Да, да, – засуетился Мэтт и схватил штопор.

– Какое вкусное, – восхищенно произнесла Наташа, сделав большой глоток легкого белого вина.

Нежная сочная свинина таяла во рту, салатные листья хрустели, а горчица придавала еде пикантный привкус. Она снова откусила от бутерброда и, сделав еще глоток вина, от наслаждения закрыла глаза.

Мэтт любовался, как она ест. Когда бутерброд был съеден, а вино выпито, он спросил, – еще?

– Нет, спасибо, теперь мне хорошо, – протянула она слегка захмелевшим голосом, – а как вспомню, что было несколько часов назад, мне опять становится страшно, – она посмотрела на Мэтта, – а знаешь, когда мне было страшнее всего?

– Когда? – он ласково погладил ее по голове.

– Когда бандиты сказали, что я их избила. А я их действительно избила. Я, правда, не соображала тогда, что делала, я просто дралась. Я помню, что одного ударила ногой в лицо и почувствовала, как под пяткой хрустнул его нос. А второго я ударила по вытянутой руке и, наверное, сломала ему запястье. Потом, когда я схватила биту, я от страха уже ничего не понимала, только наносила удары. И я испугалась, что из потерпевшей превращусь в обвиняемую, мне дадут пожизненный срок и посадят в американскую тюрьму, и я больше никогда не увижу своих родителей и бабушек с дедушкой, – из ее глаз потекли огромные слезы.

– Нати, не плачь, – Мэтт снова обнял ее, – я никогда бы не дал посадить тебя в тюрьму. На твою защиту я бросил бы все адвокатские конторы Нью-Йорка.

– Правда? – подняла она на него заплаканное лицо.

– Правда, – он вытер ей слезы, – не плачь, детка.

– С тобой так хорошо, – она снова прижалась к его груди и закрыла глаза, – и совсем не страшно, и спать захотелось, вот если бы еще и нога перестала болеть… – пробормотала она, зевнув.

– Какая нога? Что у тебя с ногой? – забеспокоился Мэтт.

– А, нормально все, – беспечно махнула рукой Наташа.

– Покажи, где болит, – потребовал он.

– Щиколотка, – она показала на правую ногу, лодыжка, действительно была опухшей, – и бедро болит немно… – она слегка приподняла край сарафана и запнулась на полуслове.

– Подожди, ну ка, покажи, – он отвел ее руку и бесцеремонно задрал ей юбку, оба от ужаса окаменели. Правое бедро превратилось в сплошной кровавый синяк.

– Тебя ударили? – ошеломленно выдавил Мэтт.

– Да, один ударил меня битой, я не успела увернуться, – прохрипела Наташа. Сейчас, увидев синяк, она вдруг почувствовала, как сильно болит нога.

Мэтт уже нажимал кнопки телефона, – алло, скорая, срочный вызов, записывайте адрес.


США, Нью-Йорк, особняк Престонов, суббота 27 июня 1987 года


Слегка захмелевшая от вина Наташа сидела в кухне на столе и смотрела, как прибежали Пол с Тефочкой, оба в пижамах и халатах. Потом примчались Себастьян, Дэн и Карменсита, потом Альваро и Барбара, потом все остальные. Они подходили к Наташе и произносили какие-то ободряющие слова. Та старательно всем улыбалась и весело подмигивала. Тефочка, увидев ее ногу, зажала рот кулачком и заплакала.

Мэтт снял Наташу со стола, на руках перенес в гостиную и осторожно положил на диван. Приехала скорая, в дом вошли врачи и вкатили каталку. Они быстро осмотрели Наташу и сделали ей сразу несколько уколов. Мэтт переложил девушку на каталку и укрыл пледом.

Лекарство незаметно подействовало, боль и страх куда-то исчезли. Наташа лежала на каталке под капельницей и равнодушно наблюдала, как вокруг суетятся люди в белых одеждах. Самым забавным было полное отсутствие каких-либо звуков.

Мэтт всматривался в ее лицо. Он вдруг увидел, как она похудела и как заметны темные круги под глазами. Теперь, осознав всю серьезность, он с испугом думал, как могла она столько времени терпеть происки врагов. Он представил себе Наташу и своих детей, маленьких, встревоженных, не находящих поддержки ни у кого из взрослых членов семьи, и ему стало не по себе.

Увидев склонившегося над ней Мэтта, Наташа постаралась улыбнуться как можно шире и придать улыбке максимум бодрости, не зная, что со стороны ее улыбка больше похожа на болезненную гримасу.

Тефочка, увидев выражение ее лица, заплакала громче. Она гладила Наташу по руке и причитала, – моя милая, моя девочка, держись, все будет хорошо, мы позаботимся о тебе, прости нас, пожалуйста, Нати.

Наташа посмотрела на плачущую Дженнифер как во сне и, еле ворочая непослушным языком, произнесла то, что никогда не сказала бы в здравом уме, – Дженни, мне очень нравится ваш дом, он похож на дворец из сказки. Но без солнечного света и живых цветов это не дворец, а какое-то темное царство злой ведьмы миссис Драндулет.

С этими словами она отключилась.

Каталку с Наташей погрузили в автомобиль скорой помощи, через несколько секунд он с ревущей сиреной скрылся за поворотом. Следом за скорой помощью на своей машине рванул Мэтт.

Тефочка шмыгнула носом, вытерла заплаканные глаза и вошла в дом. Она остановилась посреди холла и внимательно огляделась вокруг. Никто из обслуживающего персонала не спал, все в ожидании столпились около лестницы. Барбара не удержалась и всхлипнула.

– Никаких слез, – решительным голосом сказала Дженнифер, – сейчас всем спать, а завтра с раннего утра принимаемся за работу. Расслабляться некогда, за короткое время мы должны превратить темное царство злой ведьмы в самый красивый сказочный дворец.


США, Нью-Йорк, Пресвитерианский госпиталь, воскресенье 28 июня 1987 года


Осунувшийся Мэтт сутки не вылезал из больницы, пока его знакомый доктор Райан насильно его не выгнал.

– Езжай домой, выспись, переоденься и побрейся, приедешь через два-три дня, а пока не путайся здесь под ногами, – раздраженно скомандовал он Мэтту.

Через два дня он позвонил и сказал, что можно приехать.

– Проходи, присаживайся, – сказал Райан, пропуская Мэтта в свой кабинет, и вошел следом.

Мэтт сел в кресло, не спуская встревоженных глаз с друга. Тот сел напротив, его лицо выражало беспокойство.

– Что ты хочешь от меня услышать? – усталым голосом спросил он, снял очки и потер переносицу.

– Я хочу услышать, что все в порядке или… ты собирался сказать что-нибудь другое… – пересохшими губами прошелестел Мэтт.

– Нет, не все в порядке, две операции за ночь, пациентка в крайне тяжелом состоянии, – отрешенно ответил Райан.

Мэтт побледнел и выдохнул, – Нати?

– Какая Нати, при чем здесь Нати? – Райан непонимающе уставился на Мэтта и тут же воскликнул.

– О, мой бог! Дружище, прости меня, дурака, у меня выдалось сумасшедшее дежурство, я на ногах больше суток, сам не понимаю, что несу. За свою малышку не беспокойся, она в полном порядке. Как только ее привезли, мы сразу провели обследование, вот результаты. Все внутренние органы целы и здоровы, сердце, почки, печень, все работает. На правом бедре имеется большая гематома от удара, надо растирать ногу мазями и делать компрессы. Твоя девочка слегка вывихнула лодыжку, какое-то время похромает. Но переломов и внутренних повреждений нет. Нужны массажи. Та-а-ак, что еще… давление в норме… хронических заболеваний нет… аллергии нет… наследственных заболеваний тоже нет. Единственная болезнь, которую перенесла в глубоком детстве, это… ветрянка. Кожные покровы чистые. Зубы, волосы, ногти в порядке. Сама в хорошей спортивной форме. Психически здорова. Из-за обезболивающих препаратов в настоящее время наблюдается слегка замедленная реакция, но это скоро пройдет. Практически можно отправлять в космос.

Мэтт облегченно выдохнул и откинулся в кресле, – уф, я чуть с ума не сошел, – признался он, – дежурная сестра позавчера сказала, что вроде все нормально, но сейчас, когда ты сказал, что пациентка в тяжелом состоянии, я подумал, что наступило ухудшение, и не на шутку испугался.

– Мне б такое тяжелое состояние, – пробурчал Райан, – твоя малышка проспала двое суток подряд, когда просыпалась, то с большим аппетитом ела. Вчера потребовала, чтобы ее выписали. Я продержал ее еще денек, а сегодня позвонил тебе. Кто она? – кинул он на Мэтта любопытный взгляд. – Твоя девушка? Не слишком молода? Ей еще нет восемнадцати.

Мэтт покачал головой, – никаких видов, она спасла моих детей, пострадала в моем доме, я несу за нее ответственность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21