Наталья Павлищева.

10 мифов о князе Владимире



скачать книгу бесплатно

Кстати, это второй случай, когда девушку царских кровей, Багрянородную (это когда дитя рождено от папы-императора и непременно в императорской спальне), выдавали замуж за пределы империи. Императоры предпочитали держать сестер и дочерей в старых девах или отправлять их в монастыри, только бы не отдавать чужим мужчинам. Предыдущей считается супруга болгарского царя Петра Ирина, хотя Болгария тогда уже была одной из провинций Византии.

Анна сначала воспротивилась, но потом поняла, что или за Владимира, или в монастырь, поскольку ее брат император Василий Болгаробойца мог и вообще в девках оставить, выбрала Владимира, которому и посоветовала срочно креститься, чтобы прозреть.

Было немало спекуляций на тему тонкого отравления киевского князя, мол, эти византийцы… ну, не одни же Борджиа умели кантареной (ядом с точнейшим вплоть до минут действием) пользоваться, небось эта же Анна напоила будущего супруга какой-то гадостью, а потом обещала прозрение в случае купания в купели. Признаюсь честно – сама такими измышлениями баловалась. Логично же, правда?

Кстати, автор (или один из авторов) «Памяти и похвалы князю Владимиру Святославичу» Яков Мних сообщал, что князь Владимир Корсунь захватил на третий год после крещения.

Но сейчас о самом крещении, вернее, о перемене, произошедшей с князем.

Что, если все не так? Если рассказ о корсунском крещении метафора? История с пострадавшей дочерью правителя могла быть просто притянута для нагнетания обстановки. А слепота и прозрение духовные.

Был слеп душой князь, творил, не ведая что, потом крестился и прозрел. И не столь важно, где и когда именно он опустился в купель, важней, что состоялось его личное ПОКАЯНИЕ. С души короста спала, а не с глаз.

И пример он киевлянам и остальным русам подал именно в покаянии.

Вот за такой пример, а не за принудительное купание киевлян в Днепре, можно причислять к лику святых. В данном случае принцип «кто не со мной, тот против меня», якобы примененный князем в своем городе, оправдан. Делай, как я – посмотри на себя, на свою жизнь, в которой много всякого недостойного, и ужаснись, чтобы после ПОКАЯНИЯ выйти, не важно из купели или из Днепра, новым человеком. Чтобы спала короста с глаз.

О крещении Киева и остальной Руси позже.

Миф 2. Выбор веры, или как водопровод решил спор о вере

Это не ерничество, если поверить самому красочному мифу о крещении князя Владимира в Корсуни, то придется признать, что простые водопроводные трубы могут оказаться причиной крещения сначала князя, а потом и огромной Земли.

Вот здесь хочется восклицать «позвольте вам не поверить!» на каждом слове.


Рассказ о самом выборе чуть ниже, а пока ответьте на простой вопрос: какую веру выбрал Владимир Святославич для Руси?

Понятно, что христианство, но ведь оно к тому времени уже разделилось на восточное и западное, а меньше чем через сто лет это разделение было запротоколировано. То есть уже тогда христианство западное отличалось от восточного.

О сути этих отличий (не обрядовых, а основных) позже, а пока о названии.

Западная церковь уже называлась Римско-католической, ее прихожане соответственно католиками, а восточная константинопольская? Как назывались византийские христиане?

У них была «правильная» вера, а потому и название соответствующее – правоверные.

Князь Владимир не выбирал ПРАВОСЛАВИЕ. Он выбрал ПРАВОВЕРНОЕ христианство. Об этом ни намека в официальной версии истории о князе, мол, какая разница, как называться, главное – вера.

Название изменили только на втором Поместном соборе в 1663 году (!) по настоянию патриарха Никона (того самого, что спровоцировал церковный раскол и постановил креститься «щепотью», а не двуперстно), в церковных книгах было приказано изменить название ПРАВОВЕРНЫЕ христиане на ПРАВОСЛАВНЫЕ. И сделано это, дабы привлечь новую паству (интересно, какую именно?).

Так что никакое православие князь Владимир выбрать не мог.

Сказать сейчас, что Святой равноапостольный князь Владимир пожелал, чтобы русы стали правоверными, сродни крамоле, но это так!


Но ведь это бред в самой своей основе – ВЫБИРАТЬ ВЕРУ!

Не лошадь и даже не жену, а ВЕРУ.

Почему никто не задумывается над немыслимой крамолой этого действа?!

Веру НЕЛЬЗЯ выбирать. В ней можно родиться, впитать с молоком матери, с первым вдохом и первыми словами. В любой религии человек имя получает как свидетельство того, что он уже есть на свете, каким бы ни был при этом обряд крещения, что он принят в вере.

К вере можно прийти.

Но, согласно рассказу летописи, Святой князь выбирал. Перебирал, словно на рынке, прикидывая: вот эта, пожалуй, в плечах тесна будет, а эта ниже пояса неудобна…

Кощунство?

Рассказ о выборе князем веры кощунство куда большее. Это вовсе не предмет торга и прикидок, но именно так повествуют многочисленные авторы многочисленных «Житий», летописей и «Похвалы…».


Разослал приглашения в разные стороны, чтобы прислали представителей и устроили презентацию каждый своей веры.

Почему не философский диспут о сути веры и символах? Нет, князь (или сами представители?) предпочел обсуждать внешние атрибуты, обрядовость и то самую простецкую. Летописец пытается убедить нас, что, выбирая новую ВЕРУ для своего народа, князь Владимир обсуждал с посланниками отказ от питья, свинины, возможность иметь семьдесят прекрасных гурий, обрезание… что угодно, но только не саму веру, не суть религии, не ее главные символы.

Вспомните о менталитете, который был иным, чем наш сегодняшний. За много лет воинствующего атеизма нас отучили трепетно относиться к вере вообще, мы отмечаем Новый год по всем возможным календарям, гадаем на всех возможных сайтах, изучаем буддизм и плюем через левое плечо, чтоб не сглазить, гуляем Масленицу и красим яйца на Пасху. Наши предки верили искренне, как верили их предки предыдущие тысячелетия.

Тысячелетнюю веру в Христа в России за семьдесят лет сумели основательно раскачать, но уничтожить совсем не смогли. И это в век информационных технологий, а что же тогда, когда в дальние лесные веси новости-то доходили с опозданием на пару лет?

Как мог князь всерьез рассчитывать, что сделанный им рыночный выбор основ самой жизни будет принят народом?

Или он знал что-то такое, чего не знаем мы, или вся история с выбором простая выдумка.

Это что за выбор?

Зачем унижать князя, посланников и сам народ, утверждая, что ислам не подошел из-за свинины и пития? Каким надо было быть идиотом князю, чтобы определять веру для своего народа по такому принципу!

У иудеев не понравилось отсутствие своей земли… А римским послам припомнили неудачу Адальберта.

На проповедь католического представителя князь Владимир якобы ответил, мол, наши деды не приняли вашей религии, потому и нам не следует.

Историки, не сомневаясь, утверждают, что это упоминание о неудачном визите в Киев Адальберта. Напомню: в 959 году к императору Священной Римской империи Оттону I прибыла делегация от «королевы ругов Хельги» с просьбой прислать проповедника для разъяснения истинной веры. Оттон не преминул воспользоваться лестным предложением русов и отправил в Киев Адальберта, спешно назначенного русским епископом. Оказалось, рано поделили шкуру неубитого русского медведя, плохо приняли Адальберта в Киеве, едва ноги унес. Но уж, по крайней мере, ситуацию он знал. Так вот, в хронике «Продолжателя Регинона» составителем оной являлся тот самый Адальбертик, которого турнули из Киева, есть текст про княгиню Ольгу. Этой хронике с переводом на русский почему-то не повезло, не вписывается в общую тенденцию, историки ее не замечают. Но неудачный визит Адальберта в Киев (его попросту выставил вон князь Святослав, пообещав при следующей попытке отправить обратно по частям или голышом по морозу) никто не отрицает.

То есть попытка «разъяснить истинную веру» пришельцами с запада действительно была, и ее действительно не приняли. Но не княгиня Ольга, ведь Адальберт христианин, с ним можно было поспорить, его можно было не понять, но не пинать же под зад ногой? Выставил вон бедолагу отец Владимира князь Святослав.

Кстати, о самой княгине Ольге в «Продолжателе Регинона» написано, что «послы Елены (христианское имя Ольги, данное ей при крещении), королевы ругов, которая при Романе Императоре Константинопольском в Константинополе крещена, фиктивно, как потом выяснилось, пришли к королю и просили епископов и священников для своего народа». Фиктивно, кстати, здесь относится к приглашению (есть, правда, те, кто слово «фиктивно» с удовольствием относят к самому крещению русской княгини. Как сказать, может, и эта версия имеет право на существование?). То есть Ольга давным-давно была крещена и ничего выбирать по определению уже не могла.

Однако Святослав пошел в своих предков – Игоря Рюриковича и Олега Вещего (пусть не деда для Святослава, но отцовского воспитателя, по сути, приемного отца Игоря), он с проповедниками не церемонился, мог и покруче, чем с Адальбертом поступить. И не только с представителем Рима, но и с константинопольскими тоже. Потому говорить о ссылке в ответе Владимира на неприятие предками именно римско-католического христианства неверно. Никто из его предков от такового не отказывался – княгиня Ольга просто не успела, сын выставил проповедника раньше, чем тот успел развернуть свою деятельность, а князья Олег, Игорь и Святослав не признавали не только римских проповедников, но и вообще христианских.

И все-таки, возможно, в этих словах летописи есть рациональное зерно.

Летописи дают два варианта обоснований и произошедших событий.

Первый – тот самый, ставший официальным – посланники, побывавшие в Царьграде (?), пришли в восторг от службы в храме.

Этот вариант мог бы сойти тогда, когда в дальних весях понятия не имели о том, что творится дальше соседнего болота или на другом берегу реки. Но сейчас из-за неуклюжего объяснения возникает множество вопросов.

Во-первых, имея бабку-христианку, как можно было вообще не интересоваться службой? Конечно, служба в небольшой церкви Киева, где христиане вовсе не были верующим большинством, это не служба в Константинопольской Софии в присутствии императоров Византии.

Но ведь ежегодно десятки купцов и их сопровождающих бывали в Константинополе по делам, они, несомненно, бывали в храмах, видели службу. В Киеве не возбранялось молиться разным богам, если это не мешало остальным. Немало купцов, побывавших в Византии и в Болгарии, уже крестились, были крещены и некоторые варяги, и единомышленники княгини Ольги… Неужели они не рассказывали князю о красоте богослужений? И у княгини Ольги была икона, написанная самим Лукой, перед которой княгиня молилась и которую кому-то (кому?) завещала.

Не обращал внимания, поскольку был ярым язычником?

Да, наверное, но почему не расспросил сначала в Киеве тех, кому можно доверять, почему отправил в служебную командировку в Константинополь? Понятно, что во все века служебная командировка к теплому морю да еще и в бархатный сезон приветствовалась самими командированными. Чего бы за княжий счет не посмотреть мир, да и себя показать не грех.

Откуда возникла убежденность, что послов отправляли именно в Константинополь?

Вероятней всего, сами слова, приведенные в летописи, принадлежат не князю Владимиру (ну, не стоял же подле него секретарь с диктофоном, в самом деле?), а летописцу. Но суть, наверное, передают правильно.

И вот тут серьезное замечание.


В главе про княгиню Ольгу на ее визите в Константинополь и крещении там я остановлюсь подробней, а пока лишь скупые факты.

Константин Багрянородный, описывая официальный визит княгини в книге «Об управлении империей», написанной для собственного сына Романа, делал это в качестве примера того, как надо обходиться с разными там язычниками, которые возомнили себя равными византийским императорам. Обидно? Но это так.

В каком качестве ездила княгиня Ольга в Константинополь и зачем? Считается, чтобы креститься (ближе ничего не нашлось, чем тащиться по крайне тяжелому пути через пороги?) и сосватать младшего сына князя Игоря Рюриковича своего пасынка Улеба (Глеба). Согласно летописям и мифам, Улеб был моложе Святослава, ну, хотя бы на пару лет. Но если это 955 год и Святославу едва исполнилось тринадцать, то сколько же Улебу – одиннадцать? Самое время тащить мальчишку в Константинополь ради женитьбы!

Оставим в покое Улеба (он так и не женился, кстати, видно, после византийских царевен другие царевны недостаточно царевными казались), вернемся к крещению Ольги.

Описание самого крещения – блеск! Только вот совершенно бессмысленный и разбиваемый первым же сопоставлением фактов. О нем читайте в главе про княгиню Ольгу, повторяться не буду.

Для нас главное, что сама княгиня Ольга ехала к императору, чувствуя себя правительницей огромной Земли, почти императрицей. А вот император Константин принимал ее всего лишь как посла, и не самого важного – долго держал в ладье, не позволяя даже сойти на берег (выражение «стоять в Суду» оттуда пошло, Судом русы называли бухту Золотой Рог), потом пару месяцев мариновал в ожидании приема во дворце, а потом принимал так, как обычно принимал послов – не пригласил сесть и разговаривал весьма официально.

Второй прием по просьбе княгини состоялся через месяц и во внутренних покоях дворца. Видно, тогда она и заикнулась о женитьбе, но получила от ворот поворот, недаром же Константин Багрянородный прокомментировал событие (не упоминая его самого), что не следует родниться с язычниками даже по их просьбе.

И вот описывая эти два приема и беседу практически дословно, он называл княгиню Ольгу послом князя Святослава Игоревича и ни словом не упомянул не только ее крещение, но и ее христианское имя Елена.

Почему византийский император, лично крестивший княгиню русов, ни словом, ни буквой не упоминает ее новое имя, называя старым – Ольгой? Не потому ли, что попросту не знал такого имени?

Забывчивостью император Константин не страдал, напротив, он приводил в своей книге множество фактов в том числе и о Руси, не путаясь в них.

Не крестил он княгиню Ольгу? Тогда кто крестил?

Вот в этом весь фокус, который серьезно меняет всю ситуацию.

Неудачной вышла поездочка, как бы ни старались и летописец, и нынешние бумагомаратели доказывать обратное. Не принял Константинополь Ольгу как равную.

Что делает настоящая женщина, если ей выказывают вот такое небрежение? Правильно, дергает плечиком со словами: «Не очень-то и хотелось!»

У княгини это выразилось в отправлении послов к другому римскому императору, на сей раз западному – Оттону.

Знаете, где упоминается христианское имя Ольги? Откуда оно вообще стало известно?

В хронике «Продолжателя Регинона», написанной католиком для католиков. Это католики знали «Елену, королеву ругов». Так где и кем была крещена наша «православная» святая? Почему византийцы ничего не знали о ее христианском имени, а католики знали?

Почему в Константинополе ее называют Ольгой, а при дворе короля Оттона Еленой?

Но главное – ПОЧЕМУ этого категорически не желают замечать не только летописцы и священники, но и историки со степенями и званиями?

Отсюда логичный вывод: если уж имя она получила от Римско-католической церкви, то и крещена была в католичестве. Пусть столь жесткого разделения тогда еще не существовало, но основательное уже было. Через сто лет при князе Ярославе Владимировиче Мудром церкви разделятся официально и будут тысячу не только плевать в сторону соперника, но и по-настоящему сражаться. В 1204 году во время четвертого Крестового похода рыцари (все сплошь святые и с крестами) не просто разорят, но осквернят христианский же Константинополь, после чего он уже никогда не сможет подняться на прежнюю высоту. Даже турки еще через двести пятьдесят лет не смогут нанести городу больший урон.


Итак, княгиня Ольга вопреки мифу была крещена вовсе не византийским императором и не в Константинополе, мало того, возможно, крещена и вовсе католиками!

Ну и трансформация у княгини!

Была воинствующей язычницей, одно описание в летописи ее мести за гибель князя Игоря Рюриковича с реками крови и горящим Искоростенем чего стоит! Буквально зверюга на престоле, залившая кровью Древлянскую Землю.

Потом стала «Еленой, королевой ругов», то есть католичкой.

А потом стала православной святой.

Говорят, ее останки может увидеть только истинно верующий. Очень удобная позиция в стиле платья голого короля (сказка ложь, да с ней намек…). Если вы не видите эти останки и они не греют вам душу, значит, вы недостаточно верите, пеняйте на себя. И так до тех пор, пока не найдется ребенок, который воскликнет: «А король-то голый!»

Как долго княгиня пребывала в католичестве? Мы не знаем и едва ли узнаем.


Но бог с ней, с православной святой католичкой, кто крестил Русь-то? Неужто тоже посланники Рима?

Нет, можно сказать твердо, что Русь крещена (о самом крещении после, а пока этот факт примем на веру) именно по византийскому обряду, то есть указующим перстом из Константинополя.

И все-таки даже тут вопросы…

На каком языке велись и ведутся службы в русских храмах? На церковнославянском, на каком же еще? И с первых дней велись на нем. А почему не по-гречески? Где взяли столько священников, знавших древнерусский, и где взяли столько текстов (ни сканеров, ни принтеров не было же)?

А ответ простой – в Болгарии.

Да, в той самой Болгарии, которую незадолго до этого (полтора десятка лет для истории не срок) князь Святослав по сговору с Византией разгромил. Болгаробойцей вполне могли бы назвать не только византийского императора Василия, но и киевского князя Святослава Игоревича, одна казнь 10 000 жителей Преслава чего стоит.

После князя Святослава Преслав на ноги так и не встал, Болгарское царство еще сопротивлялось, но вскоре вошло в состав Восточной Римской империи, то бишь Византии.

Сама Болгария была крещена царем Борисом за 130 лет до Руси, в 864 году. Крещена принудительно по требованию Византии.

Здесь стоит сделать небольшой экскурс в историю, причем не нашу, а болгарскую.

Царь Борис I для Болгарии личность сродни князю Владимиру Святославичу для Руси – не менее значимая и не менее трагичная. Борис стал ханом (царем прозвался позже) в трудное для страны время. Был откровенным западником, дружил с королем Людовиком Немецким, которому обещал крестить страну по западному образцу. Есть данные, что сам он уже был крещен, как и многие болгарские правители до него. Это неудивительно, в Хазарии, например, вообще властная верхушка исповедовала иудаизм при мусульманском населении.

Был неудачлив в походах, чаще проигрывал, чем выигрывал, мало того, терял завоеванные до него земли, а его сестра попала в плен к византийцам. Правда, в плену чувствовала себя неплохо, крестилась и позже повлияла на брата в этом плане.

Разве могли допустить в Константинополе, чтобы соседняя Болгария уплыла из рук на запад? Ни-ни! Византийская армия опередила франкских проповедников. Добили Бориса неурожай и голод в стране. Решив, что христианство восточного толка все же лучше полного ничего, он согласился крестить своих придворных (обо всем народе речь явно пока не шла) по воле Византии. Существует красочная версия, что крестил Бориса со товарищи Кирилл, тот самый, который кириллицу придумал. Не важно, что Кирилл тогда еще был Константином (он стал Кириллом за полтора месяца до смерти, приняв постриг).

Не важно, главное – крестились, а чтобы товарищи из Константинополя не сомневались, Борис отдал младшего сына Симеона на воспитание византийскому императору (фактически в заложники).

Через четыре года, выполнив свою программу-минимум, царь (уже царь) Борис снял корону (или что там у него на голове было), отрекся от престола в пользу старшего сына Владимира Расате и ушел в монастырь. Но Владимир оказался законспирированным язычником и попытался вернуть все на круги своя, то есть вернуться сам и вернуть страну в язычество. Что оставалось делать отцу?

Вернулся и… чем не принесение в жертву сына, да только Господь не заменил Владимира Расате на агнца… Борис ослепил упорствующего в язычестве Владимира! Выколов глаза старшему из сыновей, бывший царь передал трон младшему сыну Симеону, спешно вызванному из Константинополя. Утерев пот после трудов праведных (чем не подвиг «во имя»?), вернулся в монастырь.

На каком-то из православных сайтов встречала совершенно благолепный рассказ о благородстве царя Бориса, о том, что он сместил старшего сына с престола, поскольку понимал, что младший будет для Болгарии лучше… А как же с ослеплением Владимира Расате? К чему эта страусиная позиция, боязнь признать, что далеко не всегда наши христианские правители поступали по-христиански?

Представьте, в каком состоянии (практически гражданской войны) получил страну Симеон. Но при нем Болгария пережила Ренессанс своего могущества, Симеон хорошо знал слабые места и тайные пружины своих константинопольских воспитателей и этим пользовался. Византия платила Болгарии дань, хотя сейчас в это верится с трудом.

Именно при Борисе, а затем Симеоне расцвела культура и была привита новая письменность. Одним из очень важных для нас моментов было согласие константинопольского патриарха на проведение в Болгарии службы на болгарском языке (как опасно воспитывать у себя деток соседских правителей, они ведь не только языку учатся, но и много чего на свои юношеские усики наматывают). Староболгарский язык идентичен, если не сказать совпадает с церковнославянским. Вернее, болгары и русы тогда говорили на очень похожих языках, разделения еще не произошло.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное