Наталья Медведская.

Незабудка



скачать книгу бесплатно

Прежнее общежитие выгорело почти полностью. К сожалению, не обошлось без жертв. В дальней комнате на третьем этаже не смогли выбраться и задохнулись в дыму две студентки.

В старом дореволюционной постройки здании около четырёх часов ночи загорелась проводка в районе прачечной. К пяти часам утра полыхало всё общежитие. Вахтер проснулась от топота ног бегущих людей в фойе, полном дыма. Огонь очень быстро распространялся по деревянным панелям коридора, высохшим за сто лет до состояния сухаря.


***


Сашка проснулся от боли в сердце. Выпил стакан воды. До подъёма оставался ещё час.

Приснится же такой кошмар. Таня находилась в горящем здании. Он был рядом, но ничего не мог сделать. Пытался докричаться до неё. Успокаивал, подсказывал, что делать. Дважды ему показалось: она услышала его. Он несколько раз проходил сквозь дверь и видел пылающий коридор, торопил её как мог. Огонь двигался в сторону их комнаты. Сашка чувствовал запах дыма и гари.

Когда осколки стекла порезали ей руки и лицо, ощутил её боль, как свою.

Рыжая девушка вытерла Тане лицо. Лукьянов увидел над бровью глубокую рану, сочащуюся кровью.

«Будет шрам», – подумал он и проснулся.

До сих пор ему чудился запах дыма. Он испытывал радость: его Василёк осталась жива.


***


Таня устало прислонилась к дереву, сидя на сумке с вещами.

Вряд ли кто поверит, но она проснулась от чувства, будто её будил Лукьянов. Он всё время говорил с нею. Объяснил, что коридор горит и по лестнице им не выбраться. Таня не паниковала в минуту опасности, но потом, спустя время, на неё наваливалась усталость и апатия. Во время пожара помогло ей собраться мистическое ощущение Сашкиной помощи. Уже на земле она уловила момент его ухода, и сердце сжалось от боли расставания.

«У меня едет крыша. Я чувствовала его рядом с собой, – думала Таня, устало закрывая глаза. – Сомнения…, сомнения, знать бы точно».


ГЛАВА 24


– Девочки, отметим новоселье.

Ира оглядела выделенную им комнату.

– Правда, у нас ничего нет, но хоть чаю попьем.

– Танюш, ты что-то бледная. Проветрись, а мы пока наведём порядок, – предложила Аня, тревожно посматривая на подругу.

– Да, что-то мне нехорошо. Пойду, прогуляюсь.

Таня надела куртку и сморщилась: одежда пропахла дымом.

– Васильева будет гулять, а мы вкалывать. Так не пойдет, – буркнула Карина.

– Ещё одно твое слово и ты вылетишь из этой комнаты! – пригрозила Ира, вываливая на кровать мятые вещи из сумок.

– На твоём месте я бы молчала. Как только где-нибудь освободится место, ты от нас уйдёшь, – пообещала ей Аня.


***


Таня купила пирожные к чаю и бездумно разглядывала витрину с тортами. Её мысли были далеко отсюда.

– Девушка, какой торт посоветуете купить? – услышала она голос позади себя.

Обернулась. Мужчина лет тридцати, улыбаясь, смотрел на нее.

Таня показала на пышный торт в середины витрины и непроизвольно облизнула губы.

– Вот этот, с тремя прослойками, с лёгким кремом.

Последний слой пропитан соком клубники.

– Спасибо за подсказку.

Покупатель направился к кассе.

Таня вышла из магазина и медленно побрела по улице.

«Мы предназначены друг для друга, – грустно размышляла она. – Где-то там, в тонких мирах, души ведут свою особую жизнь. Может, наступит день, когда мы дорастем до своих душ и сможем быть вместе физически».

– Девушка, подождите! – услышала она чей-то голос.

Обернувшись, увидела мужчину из кондитерской, которому давала совет в приобретении торта.

– Это вам.

Он протянул ей упакованный в красивую коробку торт.

– Вы так жалобно смотрели на витрину, что мне захотелось сделать вам подарок.

Таня покачала головой.

– Не надо! Я не на сладости загляделась. Просто задумалась.

– Скажите, глядя мне в глаза. Я не хочу торт, – предложил незнакомец, улыбаясь.

Ей стало смешно.

– Хочется, но совсем немного.

– Тогда берите и ешьте на здоровье!

Мужчина протянул коробку.

– Дайте сделать доброе дело.

Таня взяла торт и почувствовала горячую признательность к незнакомому дарителю.

– Спасибо. Вы не представляете, как обрадуются девочки, они, как на подбор сладкоежки.

Он подмигнул девушке и пошёл по улице, насвистывая весёлую мелодию.

В общежитии её встретили радостными криками.

– Матушка наша, добытчица!

– Девочки, нужно чаще отпускать Василёк на прогулку, – решила Ира, накладывая себе на тарелку третий кусок торта.

– А ещё лучше раз в неделю одевать нищенкой и сажать на паперти. Пусть просит милостыню. Ей будут подавать. На лбу рана, на лице царапины, синяки нарисуем. – Деловито разглядывала Аня внешность подруги.

– Мечтайте, мечтайте, ты, Кучер, со своим голодным взглядом подойдёшь для попрошайничества больше, чем я, – не осталась Таня в долгу.

– Нет, она не подойдет. Ей не подадут. Глаза у Ирки злющие. Люди подумают, вдруг покусает, – пошутила Огонёк, убирая со стола посуду.

– Завтра Иру-большую выписывают из роддома. Не забыли? – напомнила всем Карина. Она старалась после выговора лишний раз не злить девочек, чувствуя свою вину. Была рада, что они все-таки приняли её в свою комнату.

Ира-большая взяла академический отпуск.


***


– Ой, какая хорошенькая малышка, – умилялась Аня, заглядывая в розовый конверт на руках молодой мамы.

– Да, симпатичная, – с сомнением проговорила Таня, разглядывая кроху с красным личиком.

– Через месяц она будет выглядеть по-другому. Поверьте мне, – поняв её состояние, пояснила Огонёк. – Малышка красавица.

Ира-большая передала дочь Игорю и теперь гордо смотрела на миниатюрный сверток в руках двухметрового папы.

Девушки вручили подарок и, наговорившись с молодой мамой, вернулись в общежитие.

– Мне кажется, я хочу замуж, – заявила Ира-маленькая.

– Остается пустяк – найти мужа, – улыбнулась Аня.

– У неё два кавалера. Пусть решит, кто ей нужен и выходит замуж. – Таня повернулась к подруге, с любопытством ожидая ответ.

Ира морочила голову сразу двум парням и ухитрилась не попасться целый год.

– Я подумаю, – блондинка посерьёзнела и озадачила подруг: – Так как они близнецы и нравятся мне оба, я предложу им вариант шведской семьи.

– У Иры два парня, у нас с тобой, Василёк, ни одного. Правда, после того, как она предложит им жить шведской семьей, боюсь, у неё тоже не будет ни одного.

– Шуток не понимаете!

– Не понимаем, как ты справляешься сразу с двумя, – засмеялась Огонёк. – Могла бы не жадничать и поделиться хотя бы с Таней.

– Нет уж, спасибо, мне не надо, – хмыкнула та.

– А я и не отдам ни одного, пока не разберусь сама: кто мне нравится сильнее! – возмутилась Кучер.

– Точно жидовка! – сделала заключение Аня.

Ира-маленькая выглядела растерянной – это было на неё не похоже. Проблема с парнями, видимо, серьезнее, чем казалось им.

А Таня не знала, что подруги переживали за неё. Они не понимали, почему все парни, с которыми она знакомилась, становились ей друзьями. Братья-близнецы со свадьбы превратились в кавалеров Иры. Юра с дискотеки регулярно прибегал жаловаться на свою подружку. Таня служила для парня жилеткой.

Они не знали, что их Василёк живет тайной насыщенной жизнью, продолжая ночами видеть такие яркие сны, что реальность бледнела перед ними. Таня была счастлива с любимым ночью, и пока никто не смог заменить ей Сашку наяву.

После того, как солдат Ани женился, она совсем пала духом. Подруги с трудом вывели её из этого состояния. А вскоре заметили: Огонёк сильно изменилось. Стала гулять с парнями, прилагая все усилия, чтобы понравиться. Как только это происходило, девушка безжалостно бросала очередного поклонника. Она наказывала невиновных, пытаясь отомстить за своё поруганное чувство. Пробовали говорить с Аней, но подруга отмахивалась и приводила в пример поведение Иры маленькой.

«С мужчинами так и надо себя вести, лучшего они не заслуживают».

Стремительная перемена в поведении и характере прежде скромной и милой Анечки настораживала девушек.

Огонёк забыла, что Ира расставалась с парнями, не доводя до серьёзных отношений. Блондинка ухитрялась никому не сделать больно. Бывшие кавалеры всегда оставались её друзьями. На неё трудно было обижаться. А после её встречи с близнецами и вовсе общалась только с ними. Иногда Аня, наметив очередную жертву, испытывала к ней какие-то чувства. Девушки думали: на этот раз все будет по-другому.


***


Конец мая выдался жарким. Огонёк уговаривала Таню составить ей компанию для похода на пляж.

– Будь другом, Василёк, пошли. Если вода холодная, просто позагораем. Меня пригласил Олег, но он не пойдет без Петьки. Они везде появляются вместе.

Таня недовольно нахмурилась. Она успешно избегала этого парня и не желала давать ему и малейшего повода к ухаживанию.

– Пожалуйста, ради меня. Можешь с Петькой не общаться, только пошли. – Аня не призналась, что договорилась с Петром. Он приведет на пляж Олега, а она Васильеву.

Всё сразу пошло не так. Тане было смертельно скучно. Влюблённые взгляды парня, поглупевшего в её присутствии, раздражали. Он мучительно подыскивал темы для разговора. Его словно нечаянные прикосновения к её руке заставляли девушку морщиться. Она заметила: точно также от скуки зевает Олег, избегая любых прикосновений Ани.

Неужели все влюбленные глупы и не замечают, что нет ответного чувства? Может и она обманывала себя, а теперь лелеет свои неразделенные чувства к Сашке?

Петр и Аня пошли за пирожками и газировкой, устав от попыток добиться отклика в сердцах непробиваемых друзей.

Олег молча сидел рядом с Таней, дожидаясь, когда друг отойдёт подальше:

– Зря Петька уговорил меня пойти на пляж. Он тебе даже не нравится.

– Твой друг – хороший человек, но он выбрал не ту девушку. – Тане было неловко. Она пересыпала песок из одной руки в другую.

– Зачем тогда согласилась пойти на пляж? Он же ошалел от счастья, – разозлился Олег. – Тебе, что нравится издеваться?! Это мой друг. Думаешь, мне приятно наблюдать, как ты бегаешь от него.

– Я пошла ради подруги. Огонёк уговорила. Мне тоже не доставляет удовольствия смотреть на твои потуги избавиться от неё, – отчеканила в ответ обиженная Таня.

– Понятно, они сговорились, а мы повелись. Только зря: меня не интересует твоя подруга, а тебе не нужен мой друг. Что будем делать? – усмехнулся Олег.

– Пойти по домам. Я, наконец, смогу дочитать книгу.

Она высыпала из ладоней песок и кинула взор на реку.

Олег смотрел на неё, прищурив глаза.

– Мне, кстати, нравятся брюнетки.

Таня покосилась на его тёмные волосы.

– А мне светловолосые и синеглазые парни.

– Значит, моему рыжему другу ничего не светило, – сделал Олег вывод и стал собирать вещи.

Таня усмехнулась: «Однако, какого большого мнения он о себе».

В следующий раз Огонёк долго упрашивала Татьяну сходить с ней в бар при ресторане. Сначала она предложила Ире, но та была занята.

– Кира, с которой я туда ходила, заболела, а одной идти не вариант. Аня подпилила ногти и стала наносить на них яркий лак. – Тань, выручи, будь другом.

От Ани стало часто попахивать спиртным. Ещё эта Кира, не самая лучшая для Огонька компания, всё время водила её по барам и ресторанам. Вдобавок Огонёк стала курить, у неё откуда-то появились деньги. Подруги разговаривали с ней, умоляли опомниться, стыдили. Она отмахивалась от их увещеваний.

– Я была хорошей, и что из этого вышло? Теперь буду плохой!

Достучаться до неё не получалось. Не хотелось верить, что они могут лишиться подруги.

– Давай сходим в кино, не хочется в ресторан, – Таня не теряла надежды отговорить её.

– Ты же никогда там не была, а уже заранее осуждаешь. Тебе не кажется, что ты поступаешь как ханжа?! – Аня вскочила на ноги. Слёзы заблестели на глазах, лицо обиженно скривилось.

– Ну, хорошо, – вздохнула Таня. – Только у нас мало денег. – И подумала, что не стоит лишний раз читать нравоучения, если и впрямь не была в ресторане и ничего не знала.

– Вот и умница! – Аня сразу повеселела. – Не будем откладывать – идём сегодня. Ира ушла на свидание с одним из близнецов. Карина с подружками на концерт. Не сидеть же тебе в комнате одной. – Огонёк развила бурную деятельность: открыла шкаф, вывалила одежду. – Посмотришь варьете. Послушаешь живую музыку, развеешься.

– Может все-таки завтра? – Таня растерянно глядела на бегающую по комнате подругу.

– Так, хватит на два коктейля и орешки. – Аня пересчитала деньги в кошельке. – Чего сидишь? Одевайся! Обещаю, тебе понравится, а то совсем закисла в общаге.

Огонёк критически осмотрела наряд Татьяны.

– У тебя ничего нет в вечернем варианте?

– Ты всю мою одежду знаешь наизусть. Это самое нарядное платье. Я хожу в нём в театр.

Таня бросила взор в зеркало: чёрное шелковое платье чуть выше колен хорошо сидело на ней. Она поправила на шее нитку искусственного жемчуга и осталась довольна собой.

– Не пойдет. В этом наряде ты похожа на благородную девицу из пансиона. Надень лучше белую юбку и серую блузку, сойдешь за скромницу. Пусть думают – у тебя такой имидж, – распорядилась Аня.

Она нарядилась в короткую кожаную юбку и тесную кофточку с большим вырезом на груди.

В полутёмном помещении бара Огонёк заняла столик ближе к перилам балкона, усадила подругу. Сама пошла к барной стойке, сделать заказ.

Здание ресторана выстроили в двух уровнях: на первом этаже расположили банкетный зал, на втором полукругом над рестораном, как ложи в театре, устроили бар с отдельным входом. Из бара хорошо просматривалось все помещение ресторана.

Аня принесла крохотное блюдечко чищеных грецких орехов и два коктейля.

– Пей медленно, растягивай до начала представления в варьете. – Огонек откинулась на стуле, положив ногу на ногу. Глаза её возбужденно блестели.

Таня закашлялась, глотнув непривычно крепкий для неё напиток. Осмотревшись, заметила: несколько столиков заняты такими же, как они, одинокими девушками. То к одному, то к другому столику одиночек подсаживались мужчины, и тотчас завязывалась оживленная беседа.

Аня немного нервно оглядывалась, будто ожидая чего-то. За соседним столиком сидели две хорошо одетые красивые девушки. Обе почему-то косились в их сторону. К соседкам подошли мужчины в отлично сшитых дорогих костюмах. Заказали девушкам коктейли и стали негромко беседовать. Один из мужчин с интересом рассматривал Таню. Она ощутила неловкость. К их столику тоже приблизились два незнакомца. Огонёк разрешила присоединиться к ним. Подруга оживилась, изображая веселье, стала неестественно смеяться. Таня недоуменно косилась на неё, не принимая в беседе участия. Она досадовала всё больше, потому что, наконец, сообразила, зачем представительницы слабого пола являлись в этот бар. Всё могло окончиться просто посиделками без всякого продолжения. А если было обоюдное желание, то с продолжением где-нибудь в другом месте. Огонёк могла бы объяснить честно. Она не понимала, зачем Аня привела её сюда и негодовала.

«Не собираюсь терпеть общение неизвестно с кем и зачем. Неужели она думала: мне это понравится?» – Таня брезгливо посмотрела на незнакомых подвыпивших парней за их столиком.

В зале ресторана послышался визг и крики.

– Представление начинается, подойдём ближе к перилам, – предложила Аня, вставая со стула.

«Может, хоть это не разочарует», – рассудила Таня.

Они подошли вплотную к ограждению.

Но варьете разочаровало. Да ещё как! Эстрады в зале не было. Девушки танцевали канкан посреди зала, а вокруг пустого пятачка стояли столики посетителей ресторана. Танцовщицы высоко поднимали ноги, прямо перед жующей публикой.

«Вряд ли многим нравится, что у них над тарелками трясут грудью, и оголяют зад в панталонах», – скривилась Таня. Выглядело это действо пародией на западное варьете. Она не выдержала, наклонилась к Ане, получилось неожиданно громко:

– С меня хватит, более отвратительного зрелища я не видела. Ухожу домой.

Подруга попыталась удержать её, но потом, обидевшись, зло сказала:

– Хочешь, уходи, а я остаюсь!

Татьяна выбралась из толпы и покинула бар.

Прекрасный вечер опустился на город, сладко пахло цветущей акацией. Она зябко передернула плечами: после душной атмосферы ресторана на улице оказалось прохладно.

Аня вернулась только под утро – на занятия не пошла. Таня догадывалась, как она провела прошедшую ночь и брезгливо отвернулась: говорить с ней не хотелось, смотреть тоже. Но она взрослый человек, сама должна решать – как ей жить.

Таня не знала, что это утро стало переломным для подруги, её брезгливый взгляд поразил Аню в самое сердце. Огонёк поняла, что теряет не только подруг, но и уважение к себе. Больше она никуда не ходила, постепенно оттаивая душой, возвращалась к себе самой.

Иру-большую навещали по очереди, помогали с малышом. Как-то она попросила Таню прийти вместе с Ирой-маленькой. Подруги явились через три дня, поиграли с крохой, погладили белье.

– О чём ты хотела с нами поговорить?

– О нашей Камканипопило. Самое достойное восхищение вызывает человек, сумевший подняться после падения. А самый большой дар – великодушие. Это сказала не я, а Будда, так что хватит гнобить Аньку, давайте будем великодушны и восхитимся ею. Подруге нужна наша поддержка, или мы с вами ничего не стоим! А раз так, то мы фуфло!

Спустя месяц Огонёк стала прежней: милой, доброй девушкой. Несколько месяцев спустя в пылу откровенности она призналась, что тогда они её спасли.


ГЛАВА 25


Весь последний год стипендия выплачивалась не вовремя, цены в магазинах скакали как сумасшедшие. Антон Сергеевич уволился из строительного управления и организовал бригаду шабашников. Строили, что придется, за те деньги, что могли им заплатить. Нужно было выживать, растить сына и учить дочь. Анна Ивановна не работала. Маленький Ваня часто болел и не ходил в садик. Она ушла с работы в аптеке и сидела с сыном дома. Таня, приезжая домой, видела растерянные лица родителей. Никто не понимал, что происходит с их страной.

«Молодым всё-таки легче принять любые перемены», – думала она, видя сбитых с толку родных.

Всё менялось так быстро, что люди перестали соображать, к какой развязке движется страна.

Трудности молодежь никогда не пугали, и если людей в возрасте перестройка буквально сбила с ног, то молодым дала второе дыхание.

Студенты в свободное время торговали на рынке, работали грузчиками, кое-кто нашёл приработок в швейных цехах, открывшихся вдруг на бывших фабриках. Работали везде, где придется.


***


После занятий подруги готовили ужин. Ира-маленькая вдруг заявила:

– Не знаю, что делать? Уже год гуляю с братьями, а выбрать кого-то одного не могу. Они совершенно одинаковые, я перестала их различать. Как мне выбирать в такой ситуации?

– Кучер, но у них, же разный цвет волос, – удивилась Таня.

Ира проворчала:

– Уже год, как одинаковый. – И отвечая на немой вопрос подруг, добавила: – После того, как они постриглись под ёжик, их не различить.

Близнецы, наряженные в халаты и шапочки с красными крестами, с сумкой еды, проводив её до общежития, спустя четыре дня пришли в гости. Развлечь парней и пообщаться с ними вызвалась Ира-маленькая. С тех пор она и общалась с ними.

– Я хочу замуж. Оба брата сделали мне предложения, но как я выберу одного! – взвыла сиреной Ира-маленькая, горестно заломив руки.

– Никогда бы не подумала, что ты в двадцать три года соберешься замуж, – изумилась Василёк.

– А я собралась! – воскликнула блондинка, с вызовом глядя на подруг.

– Будет честнее, если ты повинишься, что морочила голову обоим. Пусть предстанут перед твоими очами вместе, и ты сможешь выбрать одного, – посоветовала Аня. – Другого выхода не вижу.

– А если потеряю обоих? – Ира взяла салфетку и вытерла заплаканное лицо. – Я люблю его… их… и не переживу если они меня не простят.

Она схватила стакан с водой, поданный Таней, трясущимися руками и подозрительно посмотрела на нее.

– Ты что смеешься?

– Ира, извини, но я не могу поверить, что парни так уж похожи!

Она не удержалась и засмеялась в голос.

Стакан ударился в стену, не разбившись, вода вылилась на кровать Ани.

– Эй, полегче, чудила! – вскрикнула Огонёк. Взяла полотенце и стала промокать воду на покрывале.

– Вы не верите мне! У них один и тот же голос, манеры. Они даже целуются одинаково, – озадачила Ира подруг. – Хватит! Пора ставить точку в этом деле. Сегодня же разберусь с ними.

Кучер стала решительно одеваться. Она с таким остервенением расчесывала свою белокурую гриву, что девушки подумали: «Ещё чуть-чуть и останется лысой».

Вечером блондинка пришла сердитая, что-то бормоча, разделась. Она не подошла к холодильнику, не съела по обычаю пять штук бутербродов. Просто легла в кровать.

Все поняли: У Иры серьёзные проблемы.

– Прости, я не хотела смеяться над твоей бедой, – начала покаянную речь Таня, присев к ней на краешек кровати.

– Я на тебя не обижаюсь, – ответила Ира, повернувшись к ней.

– На кого тогда обижаешься? – недоумевала Аня, приподнимаясь со своей кровати.

– Он почти год обманывал меня, выдавая себя за брата!

Кучер села в кровати и возмущённо замахала руками.

– Что-нибудь понимаешь? – спросила Таня у Огонька.

– Неужели я говорю непонятно?! – мгновенно вскипела Ира. – На свидания со мной ходил только один брат Виктор, а выдавал себя ещё и за Станислава.

– Ясно, почему ты не могла различить братьев. Ты всё время видела только одного, – сообразила, наконец, Таня.

– Вот именно, я как дура переживала, кого выбрать. Ночи не спала, а он только один и был – Виктор.

– Ну и хорошо. Твои муки закончились. Как он принял твоё признание, что хочешь выбрать одного из братьев? – поинтересовалась Таня.

– Сказал: «Слава богу, надоело притворяться. Стас уже восемь месяцев живет на севере».

Ира обхватила колени руками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21