Наталья Мазуркевич.

Эльфийский для профессионалов



скачать книгу бесплатно

– Обязательно, – пообещала я. – Все ознакомились с правилами проживания?

– Еще бы, – хмыкнула Вальри, но быстро прикусила язык.

Матильда наградила ее неодобрительным ответным хмыканьем.

– Ознакомились и расписались. Будешь проверять?

– Поверю на слово. В нашей комнате уборку сделали?

– Обижаешь, – леди Матильда кровожадно усмехнулась. – Образцовая комната. Хотя кто-то не хотел сдавать испорченный провиант.

Саена смущенно потупилась, а Вальри, оказавшаяся за спиной Матильды, пальцем указала на саму леди. Да уж, вряд ли у «теней» имелось много некондиционной пищи.

– Горелки, лампы, легко воспламеняющиеся зелья проверили?

– Изъяли три просроченные бутылочки духов.

– Какие там духи! – Матильда сморщила нос. – Одно название. Никогда не покупайте «Пчелиный рой»! Моя матушка однажды купила – так все лицо покрылось такими угрями…

– Благодарю за совет. Могу я забрать Саену на пару слов? По делам инспекции, разумеется?

– Идите, – благословила нас на трудовые подвиги Матильда.

Я поманила девушку внутрь: хотелось узнать о реальном положении дел, а не о докладе довольной собой леди, в первый раз оцененной по достоинству. Возможно, авансом. Но уж лучше так, чем жить в склепе на химической мануфактуре.

Коридор был пуст и чист, как будто с момента моего ухода здесь прошлась бригада гоблинов-уборщиков. Паркет сверкал, в некоторых местах еще ощущался запах лака. Уборка перешла в ремонт? Эту версию подтвердило и наличие в общежитии двух троллей, которые под руководством незнакомого эльфа держали увесистый комод. Сам начальник парочки колдовал над дырой в полу, которую этот самый комод, видимо, раньше и скрывал.

Я вздохнула. Вряд ли лорд Карэлис оценит наши старания, когда увидит смету на восстановление товарного вида корпуса.

– Саена, – тихо позвала я девушку, едва мы пересекли порог нашей комнаты. Ныне здесь располагалось царство света: окна были распахнуты настежь, даже занавески исчезли.

– Леди Тель-Грей? – тихо откликнулась девушка и подняла на меня нечеловечески большие глаза. Даже у эльфов они были меньше. – Чем я могу вам помочь?

– Куда делись шторы? – решила начать я с самого простого.

– Маэль отнесла их в стирку. Маэль – моя сестра, она тоже живет здесь, – пояснила девушка, уловив мое недоумение. – Мне сходить за ними? Они, правда, вряд ли высохли…

– Не нужно, завтра заберем, – остановила я девушку, уже шагнувшую к двери. – Пусть сохнут. Расскажи лучше… Вы с сестрой на меня сердитесь?

– Нет, что вы, – Саена от удивления даже ротик раскрыла. Мелькнули острые зубки. Неужели гоблины в роду имелись? Интересно выходит… Я думала, гоблины не слишком красивая раса, а глядя на Саену, о них и не вспоминаешь. – Мы вам очень рады. Леди Матильда нашла себе занятие.

– А вы давно знаете Матильду?

– Всю жизнь. Наша семья служит их роду и будет служить еще три поколения. Договор «Сар-Антар», – пояснила девушка.

Я промолчала.

Хватило такта не спрашивать, тяжело ли находиться практически в рабстве. И так ясно, что сладко жить при такой зависимости можно лишь в мечтах.

– Мы привыкли, – предвосхищая какие-либо вопросы, ответила девушка. – И леди Матильда не плохая, что бы вам ни казалось. Просто она не может сидеть без дела. Для нее это пытка. И она пытается занять себя хоть чем-нибудь. А здесь… к ней не все хорошо отнеслись. Полукровок не любят, – печально закончила она.

– Мне казалось, здесь все с нечистой кровью.

– Да, но кровь эльфа и человека легко совместима. А вот тролля… Но вы не думайте, от дедушки леди Матильда практически ничего не унаследовала. К тому же он был очень умный для своего народа. Иначе бы наш предок не пошел под его руку.

– Не сомневаюсь, – проговорила я, пока мне не стали излагать полное генеалогическое древо достойнейшей Матильды. – Что ж, если все обстоит именно так, то я спокойна.

– Спасибо вам, – улыбнулась девушка.

– За что?

– Теперь нас не будут игнорировать. С нами придется считаться.

И сказано это было так, что мне захотелось проверить, как быстро переходник унесет меня хоть куда-нибудь. Все же не на пустом месте у гоблинов возникла репутация злопамятных пакостников.


До самой ночи «избушка» не спала. Шатались стены, звенели окна, чей-то мрачный голос отчитывал мимо проходящий праздно шатающийся народ, но стоило луне показаться на горизонте, общежитие как вымерло. Перестали хлопать двери, погас лишний свет. Даже коридор погрузился в полумрак. Вернувшись с прогулки по этажам, Матильда с девочками разобрали кровати и мирно уснули, пожелав мне приятных сновидений.

Увы, последовать их примеру я не могла. Заточенный в кольце Аларис начал показывать характер, накаляя перстень и требуя внимания. А мне необходимо было время, чтобы вновь резануть палец, зная, что заживить порез сможет только настойка Саргоса. Это полезное зелье изобрел, как следовало из названия, в незапамятные времена некромант Саргос, которому надоело истекать кровью после своих ритуалов. Обычные целительские чары бессильны против ран, полученных в результате обряда жертвования. А таковых в некромантии – большинство. И если бы кто-нибудь поднял статистику, то увидел бы, что чаще всего во время ритуалов от потери крови умирала не жертва, а сам заклинатель, слегка переборщивший с порезом. Но такую статистику вели разве что гномы, подсчитывая число отбывших к духам магов и собирая налоги на захоронение тел. Отчего-то другие расы неохотно принимали на посмертный постой некромантов.

Бутылек с требуемым зельем с трудом отыскался в моей сумке повышенной вместимости, но выставить весь свой арсенал я не имела возможности. Какие уж тут духи, если большинство моих скляночек нельзя провозить через границу без специального снаряжения. И даже тот факт, что у меня оно имелось, едва ли станет смягчающим обстоятельством для злой эльфийской стражи. Разве что Алест заступится и признает контрабанду своей.

Несмотря на свою полезность, настойка Саргоса обладала и рядом негативных свойств. Она воняла как протухший кабачок, разъедала практически любой материал и стоила так дорого, что начинающие некроманты предпочитали пускать кровь себе буквально, нежели залезать в долги ради нее. Но Аларис настаивал именно на настойке, объясняя свой выбор тем, что отследить ее использование будет невозможно, в отличие от других исцеляющих приемов. А в незаметности мы нуждались, как в воздухе. По крайней мере, пока дух не объяснит, чего нам ожидать от его эльфийских потомков. Признательности или священного костра.

Проворачивать кровопускание в темноте было не самым умным решением, но выходить в лес, чтобы все эльфы сбежались на представление… Пришлось импровизировать. Свеча могла бы помешать здоровому сну соседок, осветительный шар навеки похоронил бы мои планы на конфиденциальность, а вот небольшие люминесцирующие палочки, с которыми всегда ходят в туннели, давали достаточно света, чтобы я не перепутала палец с шеей.

Больно. Сколько раз попадала детским облегченным молотком по пальцу, но с надрезом ритуальным ножиком это не сравнить. Как будто специально инвентарь для темных делали максимально неудобным. Чтобы дети лишний раз подумали, прежде чем вступать на темный путь. Ведь даже печенек у них не было: сплошные вилы, кровопускание и огромные счета за лечение. Нет, позволить себе темного мага в семье могли лишь богатейшие семьи – слишком дорогое удовольствие. Один инвентарь…

А кровь тем временем капала на блюдце, утащенное мною во время ужина на кухне. Кап-кап-кап… Дзынь! Кап-кап-кап… Дзынь! Со звоном, различаемым лишь заклинателем, рвались ограждающие чары. Первый контур, второй… А все же неплохой из меня вышел бы некромант, раз уж под руководством одного незабвенного темного мне удалось повторить ритуал уровня подмастерья. Так повторить, что даже магистр Реливиан за день до поездки поинтересовался, не отпустила ли я духа восвояси или оставила в банке вместе с перстнем?

– Как долго я этого ждал, – прошептал мне на ухо освобожденный дух.

Хотя он мог ничего не говорить: я слышала все его мысли, как и он – мои. С каждым днем наша связь становилась все глубже и устойчивее, и совсем скоро развоплотить неудобного свидетеля давно минувших дней сможет лишь моя кончина. И то меня не оставляло чувство, что дух выкрутится и в этом случае.

– Как долго об этом мечтал, – вздохнула я, откладывая нож из «Набора номер четыре для практикующих некромантов» и перехватывая бутылек с настойкой.

Зубами вытянула пробку и щедро плеснула на порез. Больно! Как же больно! Но приходилось терпеть: настойка Саргоса уничтожала не только видимые следы, но сжигала и остаточные чары от ритуала. В ином случае от каждого ритуала, требовавшего кровопускания, у темного оставались бы шрамы. А мы себе подобного позволить никак не могли: гномы бы не поняли, да и стража начала бы придираться.

– Добро пожаловать домой, – прошелестел освобожденный дух.

Кольцо накалилось, вновь вмещая сущность своего пленника, и остыло, покрывшись изморозью.

Поежившись от пронесшегося по спине холодка, я поспешила обтереть перстень платком и, стараясь не наследить, вышла в коридор. Блюдце требовалось отмыть и вернуть на место, а платок – сжечь, чтобы никто не смог обратить мою кровь против меня.

Глава 2
Эльфы в естественной среде

Если кто-нибудь когда-нибудь скажет вам, что нет терпения безграничнее, чем у эльфа, – смело верьте этому утверждению. Даже я не ожидала, что эльф может выдержать столько.

На месте своего нынешнего начальника, лорда Каэля, я бы выставила этого просителя-требователя на второй минуте. Гному же ясно, что ничего существенней собственных измышлений у него в запасе не имеется, да и сами измышления – не высшего качества. И даже не второго сорта, чего уж греха таить. Любой порядочный юрист не стал бы связываться с подобным, а жулик – и вовсе сбежал бы от клиента при первой же возможности.

Но лорд Каэль терпеливо слушал все завывания толстенького лысенького полукровки, пытавшегося ввезти в Аори парики из «натуральных волос русалок», как он утверждал. Претензия торговца была проста и тривиальна: товар изъяли на границе. Причину стража пояснила там же: добычу любых частей организма русалки уже три года как признали актом браконьерства во всем цивилизованном мире. Только у северных племен гоблинов, которые до сих пор не могли выбрать вождя, конвенция о защите полуразумных существ не была ратифицирована. И именно на гоблинское подданство уповал полукровка, пытаясь провезти запрещенный товар через территории Аори. Якобы для личных целей.

Увы, растительности на голове торговца действительно не имелось, и оспорить необходимость в парике мы не могли. Что касается поправки «о личных вещах», которую торговец пытался использовать, чтобы провезти двадцать три парика…

– Милорд, не могли бы вы уделить мне пару минут? – прервала я угрозы торговца, обещавшего подать жалобу на лорда и его ведомство лично Владыке, а если потребуется – и в сам Верховный Суд Цивилизованных Рас, чтобы «все знали, как ушастые не уважают закон».

Торговец, перебитый на полуслове, недовольно замолчал. Эльф обратил на меня усталый взор. Еще бы ему не устать: слушать тирады уже третий час кряду! Я бы так не смогла. Меня сюда в конце третьего часа загнали, когда за Ларосом прислали от Владыки.

– Антарина, вы хотели добавить что-либо по существу или непонятен перевод вашего задания? – Эльф покосился на лист в моих руках, где ровным почерком помощника лорда было выведено: «Делай вид, что внимательно слушаешь и записываешь».

Вопреки совету, я действительно фиксировала весь тот словесный бред, который диктовал торговец. На новом листе, чтобы было где расписаться жалобщику. Специально для суда, на который он так уповал, отстаивая свои права.

– Господин Сарт, не могли бы вы расписаться в протоколе? – обратилась я к противному полукровке. – Можете ознакомиться. Заверяю вас, что у меня есть опыт в составлении подобных бумаг. Могу предъявить рекомендации с последнего места работы, диплом об окончании курсов протоколистов…

– Я вам верю, – неприязненно заверил меня торговец, почуяв подвох. Но протянутые бумаги взял. Благо с момента моего присутствия беседа велась на таан-реннском, и проблем с ведением протокола встречи у меня не было. – Все верно, – после продолжительной паузы пробормотал мужчина.

– В таком случае вот здесь подпись и дату, – подсказала я, указывая, где именно требовалась завитушка. – Сделать вам копию к первому слушанию суда?

– Какого суда? – напрягся гоблин, будто не он уповал на судейскую милость.

– Высшего, в который вы хотели отправить свою претензию.

– Я бы предпочел обойтись без судебного вмешательства, – пошел на попятную торговец. – Не хотелось бы отнимать ваше время…

Я едва не улыбнулась: последние три часа он только и делал, что отнимал наше время.

– Что вы, мы всегда рады разобраться в проблемах наших гостей, – расплылся в кровожадной усмешке начальник.

И кивнул мне, позволяя и дальше проявлять инициативу, отчего я враз погрустнела. Неужели обычная проверка на внимательность? А я уже обрадовалась…

– Именно, господин Сарт. Мы всегда рады помочь гостям Великого Леса. Поэтому прямо сейчас мы лично поможем вам получить назад свои парики. Но вы же понимаете, вернуть их вам, оперируя поправкой о личных вещах, мы не вправе, пока эти вещи упакованы как товар. Но вы не беспокойтесь, сегодня утром я видела у помощника милорда необходимый инструментарий. Мы в два счета вскроем упаковки, и вы сможете забрать свои вещи немедленно. Только унесите их побыстрее: русалочьи волосы так быстро портятся… Позвольте выразить вам свое сочувствие и надежду на скорое избавление от недуга, заставляющего вас идти на такие жертвы.

Лицо торговца перекосило. То ли он оценил мою смекалку, то ли вспомнил, как пахнут порченые волосы русалки… А ведь он их, судя по цвету лица, нюхал. И немудрено: в свежем или правильно законсервированном виде волосы русалки могли транспортироваться хоть на край света, но довезти их, ничего не нарушив… Не было на моей памяти таких удачливых торговцев. А уж добровольно пойти на вскрытие целой партии, зная, что никто не станет церемониться или помогать избавиться от зловонной ноши…

Торговец побагровел.

– Я этого так не оставлю! – грозно крикнул он и, отбросив старательно заполненные мною листы, выскочил из кабинета.

Я скептически усмехнулась: пусть возвращается. Протокол он подписал, партию товара уже описали и заверили, отказ забрать «личные вещи» сейчас оформим. А дальше – бесхозное имущество переходит короне. Жаль, что не царской.

– А с вами приятно иметь дело, – заключил лорд Каэль, поднимаясь, чтобы проводить меня. – Пожалуй, теперь мне ясно, что в вас нашел Эльран и отчего Алестаниэль перестал походить на прежнего себя. Вы достойный противник, леди.

– Вы рассматриваете меня в таком качестве? – настороженно переспросила я, пропуская мимо ушей сомнительные комплименты.

– Допускаю вероятность, – ушел от прямого ответа эльф. – Не хотелось бы иметь с вами дело через пару лет, особенно если придется работать по разные стороны баррикад.

Я покладисто кивнула, прикусывая язык, чтобы не ляпнуть что-нибудь несоответствующее моменту. Меня, можно сказать, признали. И, возможно, если мне повезет, допустят до чего-нибудь поинтереснее сшивания отчетов трехлетней давности.

Я ведь не лукавила, говоря об опыте работы с документами. Опыта делопроизводства у меня было куда больше, чем опыта изящной словесности, да и здесь последнему было не суждено появиться. При виде моих человеческих ушей воспитанные эльфы переходили на таан-реннский, а невоспитанным было все равно, понимаю я их или недоуменно всматриваюсь в собеседника, силясь по лицу прочесть его желание.

Смилостивившись, эльф отпустил меня.

– За проявленную наблюдательность и инициативность отпускаю вас отдыхать.

– Благодарю, милорд.

Книксен исполнила привычно. За те три дня, что я постигала азы перекладывания бесполезных бумажек и беготни за служебными записками, книксены заняли ведущее место среди используемых мною навыков и умений. Даже кланялась я реже, чем приседала и разглядывала пол. Или подол юбки, поскольку носить брюки мне запретили в первый же день, едва на пороге приемной появилась моя персона. Мастер Ларос специально прогнал восвояси и приказал не возвращаться, пока не переоденусь.

Мне лишь одно послабление сделали – жесткий корсет платью не требовался. Но и здесь соображения были скорее прагматичными, чем уступительными: вряд ли я смогла бы шнырять по коридорам с той же скоростью и подавать на подпись бумаги, если бы любой наклон заставлял складываться книжечкой.

– Лорд Каэль… – Я остановилась на пороге. Нерешительно помяла ремешок сумки, перекинутый через плечо, и все же спросила: – Это была проверка?

– Что именно?

Лорд вскинул брови, изображая недоумение.

– Этот жалобщик. Он три часа с вами о чем-то говорил. А я, простите за дерзость, сомневаюсь, что вы с таким опытом работы не могли вычленить в его истории несостыковки и поставить на место. Вы хотели посмотреть, как быстро я справлюсь и стану ли вообще вмешиваться? Ведь вы не мой лорд, и эта страна мне чужая, а по гномьим традициям – и вовсе враждебная… Вы хотели проверить, поставлю ли я работу выше личной неприязни и предрассудков?

Повисла пауза. Мне даже стало не по себе от окружающей тишины, но подавать виду я не стала: еще гномы засмеют, если узнают. Да и самой спокойнее, когда лицо неподвижно и истинных чувств не выражает. Все же мои слова – это наглость, непростительная дерзость, допускать которую…

– Хорошая девочка, – усмехнулся эльф. Сделав несколько стремительных шагов, он, не спрашивая позволения, ухватил меня за подбородок, заставляя поднять глаза. – Симпатичная мордашка, и кое-что в головке имеется. Что ж, так даже интереснее, моя дорогая. А я, признаться, не хотел тебя брать. Но уступать Арвейну – не по мне. Какая досада!..

Лорд Каэль мечтательно закатил глаза, а я недовольно убрала его руку подальше от своего лица. Гном бы на моем месте за подобную вольность кирку на ногу нахалу уронил, но… я на практике. И травмировать начальство, увы, запрещено. А избавляться от тех, кто выше тебя, можно только с гарантией. Чтобы отомстить не смогли.

– То есть вы взяли меня на практику для того, чтобы насолить другому эльфу? – спокойно осведомилась я, напоминая себе, что месть – холодное блюдо.

– И не прогадал, – и не подумал отрицать лорд.

С одной стороны, его откровенность заставила камень с моей души рухнуть. С другой – крайне унизительно узнать, что столько заявок на мою персону – простое соперничество среди условно бессмертных, и моя скромная особа сама по себе ничем не заслужила подобного внимания. И с третьей – подозрительность вила кольца на моем облегчении, напоминая, что лорд Каэль соврет – недорого возьмет. Для него в порядке вещей молотом вхолостую стучать, чтоб враги потеряли бдительность.

– Очень за вас рада.

Обида все же прорвалась в голос, поскольку эльф посерьезнел и вновь позволил себе лишнее. Наклонился ко мне и спокойно проговорил, глядя прямо в глаза:

– Девочка, если бы ты была недостойна – убирала бы с остальными мусор. Запомни, никто не в силах заставить эльфийского лорда делать то, что ему не по душе. А я прожил достаточно, чтобы больше не тратить свое время на пустоголовых болванов. И сколь мне ни приятно щелкнуть по носу давнего друга и соперника, я бы не стал захламлять свою приемную очередным болванчиком. Там и так мебели в избытке. Поэтому утерла слезки, нащупала свой молоток, о котором я столько слышал, и вышла отсюда с улыбкой. Не хватало еще, чтобы Эльран тебя такой увидел. Вперед. – И меня самым непочтительным образом развернули лицом к двери и подтолкнули в спину. – Не опаздывай завтра. И плотно не ешь.

В коридоре я оказалась совершенно неожиданно для себя: ноги сами вынесли и из кабинета, и из пустой приемной. Остановилась, осмысливая сказанное, и глубоко вдохнула, чувствуя себя едва ли не хуже, чем до отповеди эльфа. Расклеилась, обиделась, позволила чувствам отразиться в голосе… стыдоба.

То, что эльфы славятся эмпатией и скрыть от них свои эмоции практически невозможно, не облегчило моих мучений. Напротив, понимание, что тебя читают так легко, добавляло тоски в и без того испорченное настроение. Даже сданный «экзамен» не принес радости.

Не разбирая дороги, я прошла по коридорам, вовремя уклоняясь от встречных эльфов и останавливаясь на лестничных клетках, чтобы бросить быстрый взгляд в окно. Хотелось, чтобы капал дождь, но, как назло, светило яркое солнце и лету радовалось все живое. Кроме меня. Мне хотелось зимы и снега. И чтобы вокруг никого не было.

Ноги вынесли меня в сад, а после – на незнакомую лужайку, от которой расходились еще две аллеи. Я свернула налево и, не глядя под ноги, пошла вперед. Времени на прогулки хватало: полтора часа минуло с обеда. И если я не хочу поучаствовать в уборке общежития, организованной Матильдой, то лучше в «избушке» не появляться. Как и не попадаться на глаза магистру Рейсталю.

Алест, забредавший в комнату Маркуса под покровом ночи, валился от усталости на первый же стул. А на справедливое любопытство гневно фыркал и ничего не пояснял: не нравилась его высочеству поручаемая его светлейшей персоне работа. Впрочем, она никому не нравилась. Даже Маркусу, который свое непосредственное начальство до сих пор в глаза не видел, общаясь больше с секретарями и горничными в поместье. По этой же причине – из-за пребывания друга на территории лорда Лаврана – я не могла зайти к нему и поболтать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7