Наталья Макарова.

Новая вселенная



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Девушка блаженно потянулась, лежа на диване, и, повернувшись на бок, положила голову на плечо молодому человеку.

– Никита, – обратилась она к нему, – можно я телевизор включу?

– Мне без разницы, – равнодушно отозвался он, – хочешь – включай.

Она изящно встала и нарочито медленно прошлась по комнате в поисках пульта от телевизора, стараясь привлечь его взгляд к своим соблазнительным изгибам. Её действия не возымели эффекта. Молодой человек был вполне пресыщен этой ночью, и утреннее продолжение его не интересовало.

Девушка встала прямо напротив телевизора, загородив экран, и нажала на кнопку включения. Из динамиков донесся знакомый каждому голос президента страны Ивана Андреевича Чернецкого. Очередной корреспондент брал у него очередное интервью на тему дальнейшего улучшения жизни общества.

– Лерка, отойди! – потребовал молодой человек. – Из-за тебя ничего не видно.

– Тебе же без разницы! – недовольно оглянулась девушка, но всё же отошла. – Что его слушать-то? Он каждый день по всем каналам выступает. Давай лучше музыку какую-нибудь найдем!

Она вытянула руку с пультом, готовясь переключить канал.

– Нет, подожди! – остановил он ее. – Кажется, что-то интересное.

Девушка недоуменно пожала плечами, и села на диван. Президент торжественно вещал с экрана:

– Каждый человек, живущий в нашем обществе, обязан приносить пользу. Каждый должен быть на своем месте и заниматься своим делом. Только тогда целый механизм будет работать хорошо, когда хорошо работает каждый его элемент в отдельности. Тунеядство будет полностью искоренено. До двадцати пяти лет каждый человек в нашей стране должен определиться с выбором профессии и впоследствии следовать выбранному пути. Всем злоупотребляющим алкоголем и наркотиками будет предоставлена возможность реабилитации, но, если она не поможет, такие люди будут изолированы от общества и подвержены эвтаназии. Мы больше не будем кормить и содержать преступников, безнадежных больных и бездельников. Наша страна очистится от ненужных ей элементов. Об этом должен помнить каждый, кто рискнет встать на путь криминала, алкоголизма, наркомании и тунеядства.

Президент также рассказал, что будут созданы специальные подразделения полиции, отряды так называемых хантеров, которые будут отслеживать и отлавливать подобные элементы и помещать их на реабилитацию в соответствующие заведения. В случае отсутствия положительного эффекта может быть принято решение о физическом уничтожении человека, являющегося бесполезным или представляющего угрозу для общества.

– Думаешь, он это серьезно? – настороженно спросила девушка.

Никита пожал плечами и привстал с кровати.

– Ну, насколько я помню, он всегда все говорит серьезно и всегда все выполняет. Потому и держится у власти столько времени.

– Но на этот раз все как-то слишком… жёстко. Неужели он действительно решится убивать людей?

– Поживем – посмотрим, – молодой человек рывком вскочил с кровати и начал одеваться. – Мама! Приготовь нам что-нибудь поесть!

Глава 2

Еще нестарая, но увядшая раньше времени женщина сидела на кухне, положив руки на стол.

Она услышала из комнаты требование сына, но не поспешила его выполнять, а лишь тяжело вздохнула.

Ее единственному сыну Никите было уже двадцать шесть лет, но последние пятнадцать она не замечала разницы в его поведении. С детства он был своенравным и непослушным. Все что его интересовало – это собственные потребности и удовольствия. Школу он закончил кое-как, дальше учиться не пошел. Несколько раз пытался устроиться на работу, но и в этом не преуспел. Мог без причины не выйти на рабочее место, проспать, опоздать, уйти раньше. Понятное дело, никто из потенциальных начальников не хотел держать в своем штате неудобного «специалиста».

По дому матери он тоже особенно не помогал, только если она долго и настойчиво о чем-то просила. Зато встречи с друзьями, вечеринки, походы в ночные клубы и прочие молодежные развлечения были неотъемлемой частью его жизни, и отказываться от всего этого он не собирался.

Отец ушел из семьи, когда Никита был еще маленьким, и с тех пор сыном не интересовался. Мать, забыв о личной жизни, всю себя посвятила ребенку, стараясь дать ему самое лучшее. Сын всегда был одет, обут, накормлен и, по-видимому, привык к такому положению вещей, считая его неизменной нормой. С возрастом росли лишь его потребности и запросы, но никак не серьезность и ответственность.

В десять лет мать слышала от него примерно следующее:

– Мам, дай поесть! Купи мне новую машинку! Дай денег на чипсы!

В пятнадцать это звучало так:

– Мам, дай поесть! Купи мне новые джинсы! Дай денег на дискотеку!

В двадцать просьбы были такими:

– Мам, дай поесть! Дай денег!

Надо ли говорить, что он неизменно получал все, что хотел. Однако, когда и после 20 лет ситуация нисколько не изменилась, мать задумалась о каких-то упущениях в своем воспитании. Да и сравнение с выросшими детьми знакомых было явно не в пользу Никиты. У кого-то ребенок закончил ВУЗ и нашел престижную работу. У кого-то обзавелся семьей и радовал своих родителей внуками. У кого-то просто работал и помогал родственникам. Она все чаще слышала от соседей: «Ну что, Татьяна, когда твой уже женится? Ну как, устроился на работу? Тебе хоть помогает?» А отвечать на подобные вопросы было нечего.

И тогда в их маленькую семью пришли скандалы. Мать, пытаясь наверстать упущенное, стала требовать устроиться на работу и полноценно ей помогать. Сын, привыкший жить по своим правилам, ни во что не ставил ее требования и продолжал заниматься интересным ему времяпрепровождением. Они постоянно ругались, она угрожала перестать давать ему деньги и даже вообще не кормить, но в конечном итоге материнское сердце не выдерживало. Никита, как всегда плотно поев и получив требуемую сумму денег, отправлялся на очередную вечеринку, а мать оставалась дома одна, кляня себя за мягкотелость и неумение настоять на своем.

Глава 3

С Лерой, соседской девушкой, Никита был знаком с детства. Сначала они вместе ходили в детский сад, общались, дружили. Потом вместе пошли в школу, бывали друг у друга в гостях, делали домашние задания, сбегали с уроков. Постепенно между ними появилось что-то большее, чем просто дружба. Лера везде и всюду рассказывала, что обязательно выйдет за него замуж, какой они построят дом и сколько у них будет детей. Никита же на эту тему особенно не распространялся. Поддавшись однажды всплеску подростковых гормонов, он по инерции продолжал с ней встречаться, так как других желающих занять ее место практически не было. Хотя внешне Никита был вполне интересным молодым человеком: высоким, светловолосым, сероглазым, со спортивной фигурой и вообще в хорошей физической форме. Первоначально девушки проявляли к нему интерес, но, пообщавшись с ним подольше, понимали, что за душой у него ни гроша, кроме маминой зарплаты, нет никаких конкретных целей, а все его планы на будущее заключаются в том, чтобы попасть на очередную вечеринку. На этом новое знакомство прекращалось.

И тогда на горизонте снова возникала Лера. Девушка она была непритязательная, все недостатки своего избранника знала и относилась к ним с оптимизмом, считая, что когда они по-настоящему будут вместе, все изменится в лучшую сторону. Вот только вместе быть никак не получалось. Отдельного жилья ни у кого из них не было. Лера была одной из троих детей своих родителей, а Никита жил с мамой в однокомнатной квартире. О съемной жилплощади речь не шла – ни один, ни другая не имели желания работать, а родственники не собирались спонсировать отдельное проживание молодых. Так они и продолжали встречаться то у него, то у нее, то у друзей, ожидая светлого будущего, должного появиться неизвестно откуда.

Родители Леры, хоть и знали Никиту очень давно, не были в восторге от выбора дочери. Она была достаточно миловидной шатенкой с длинными прямыми волосами, стройной, среднего роста – в общем, вполне могла найти себе кого-нибудь другого, более перспективного. Но ее никто, кроме Никиты, не интересовал. Между ними случались охлаждения, когда Никита в очередной раз обращал внимание на кого-то другого. Тогда Лера демонстративно заявляла, что прекрасно проживет и без него, закрывалась в комнате, плакала и никого не хотела видеть. Но как только новый роман ее парня заканчивался, так и не успев начаться, она снова бежала к нему. Так продолжалось уже десять лет.

Глава 4

Звонок в дверь прозвучал громко и неожиданно. Никита едва закончил одеваться, а Лера еще даже не начинала.

– Кого там несет с утра пораньше? – недовольно произнес молодой человек. – Да ты не торопись, мать откроет.

За дверью комнаты действительно послышались шаги матери, идущей открывать. На пороге стояли двое подтянутых парней в одинаковой черной форме неизвестного образца. Один из них предъявил удостоверение.

– Специальное подразделение полиции, президентский отряд, выявляем паразитирующие элементы, – представился он.

Второй изучал на своем планшете какой-то список.

– Татьяна Дорош? – спросил он, внимательно изучая открывшую ему женщину.

– Да, это я, – удивилась мать Никиты, – что вы хотите?

Прежде чем ответить полицейский еще раз пробежал взглядом по списку.

– От вас – ничего. Вы работаете, стаж у Вас большой. Значит, все в порядке. Дорош Никита – это ваш сын?

– Да.

– А вот с ним хотелось бы пообщаться. По имеющимся у нас данным, он уже длительное время является безработным. Хотелось бы узнать, почему.

Мать отошла от двери, пропуская неожиданных визитеров в дом.

– Сынок! – позвала она. – Подойди сюда.

Никита с недовольным видом вышел из комнаты. Вид людей в черном вызвал в нем не столько удивление, сколько смутное чувство страха и предчувствие чего то нехорошего.

– Это президентская полиция, – шепнула мать сыну.

Никита ещё не успел понять смысл ее слов, как его тут же огорошили вопросом:

– Почему не на работе, молодой человек?

– Так я … это … пока не работаю.

– Почему?

– Не нашел ещё.

– Как-то подозрительно долго ищете. Вы знаете, что согласно президентскому указу все граждане, имеющие физическую возможность, должны работать?

– Так этот указ объявили только сегодня утром!

– Этот указ объявили месяц назад. За новостями надо следить, молодой человек! То, что вы видели сегодня утром, – это повторение в записи. Причем, не первое.

– Ну … хорошо.

– Вам дается недельный срок на исправление ситуации. Через неделю мы снова придем к вам с проверкой, и вы к этому времени должны быть трудоустроены. В ином случае к Вам будут применены меры.

– Какие?

– Будете отправлены в трудовой лагерь.

Никита хотел спросить, что это такое, но в это время из-за двери комнаты выглянула Лера. Ее движение не ускользнуло от внимательных хантеров.

– Девушка, минуточку! – окликнул ее один из них. – Представьтесь, пожалуйста.

Лера, на ходу поправляя платье, вышла из комнаты.

– Валерия Зенькова, – негромко произнесла она.

Полицейский с планшетом снова уставился на свой список.

– То же самое, – заявил он, подняв голову,– почему не работаете?

– Э-э… я…

– И вам такое же предупреждение. За неделю должны устроиться. Иначе будет гораздо хуже.

– Хорошо, я поняла.

– Вот и отлично. До встречи через неделю. Надеюсь, она будет результативной.

Попрощавшись, представители власти ушли.

Глава 5

– Доигрался! – мать с силой захлопнула дверь и со скрежетом повернула в замке ключ. – Полиция уже за ним приходит. Ну и долго это еще будет продолжаться?

– Мам, да забей ты! Разберемся.

– Что значит, разберемся! Что значит, забей! Я тебя как взрослого человека спрашиваю, а ты…

Никита пренебрежительно махнул в ее сторону рукой и потянул Леру обратно в комнату. За стеной продолжилось слышаться недовольное ворчание матери.

– И что мы теперь будем делать? – испуганно спросила девушка.

– Ничего. Будем и дальше жить, как нам нравится.

– Как? Ты же слышал, что они сказали!

– Ну и что? Мало ли, что и кто кому говорит! Я в их жизнь не лезу. И им в мою лезть не позволю.

– Так это же распоряжение президента!

– Президент – всего лишь один из многих людей, и выбран такими же людьми, как он сам. И командовать мной он имеет не больше прав, чем все остальные.

Дверь комнаты распахнулась, и на пороге появилась мать, собиравшаяся вмешаться в разговор.

– Да оставь ты меня в покое, мама! – Никита с силой потащил дверь на себя и захлопнул ее прямо перед ней.

– Нет, игнорировать президента – это уже перебор с твоей стороны, – не соглашалась Лера.

– А с его не перебор?! – Никита почувствовал прилив возмущения. – А если завтра он, к примеру, решит, что в его стране могут жить люди только не ниже 170 см или только светловолосые? Тогда все срочно побежим на операции по увеличению роста и перекрашиваться? До какого еще абсурда могут довести его фантазии?

– Но он же старается, как лучше для всей страны!

– Я не ворую, не убиваю и поэтому не мешаю жизни и процветанию всей страны. А свою судьбу хочу строить так, как считаю нужным!

– Если бы ты действительно её хоть как-нибудь строил … – со вздохом произнесла Лера.

– Что? Тебе не нравится, как я живу? Тебе не нравиться, как мы живем? Тогда что ты здесь делаешь? Вон дверь, тебя никто не держит!

– Ну и пожалуйста! Очень надо! Тоже мне, завидный жених нашелся!

Лера демонстративно вышла из комнаты.

– До свидания, тетя Таня!– громко сказала она все еще стоявшей за дверью матери.

– Лерочка, куда же ты? – мама не знала, идти ли ей к сыну или пытаться удержать девушку.

Хлопнула входная дверь.

– Доигрался! – снова раздался окрик матери. – Теперь вообще один останешься! Никто за тебя не вступится, никто защищать не будет.

– Оставь меня в покое, мама! – Никита закрыл дверь комнаты и запер её изнутри.


Глава 6

Неделя пролетела незаметно. Первый день Никита просидел у себя в комнате, обижаясь на весь мир. На второй – помирился с матерью и заменил перегоревшую лампочку на кухне. На третий – встретился с друзьями и попил пива за их счет. На четвертый он уже жил своей обычной жизнью, а к концу недели вообще напрочь забыл о визите полицейских. Тем более неожиданным стал для него их повторный приход.

Он валялся на диване в наушниках у себя в комнате, когда мать открыла дверь и сделала приглашающий жест рукой.

– Ну что там еще, ма! – раздраженно крикнул сын, не снимая наушников.

Мать что-то ответила, но он не расслышал из-за звучащей в ушах громкой музыки.

– Ладно, иди, мам, потом! – Никита закрыл глаза, продолжая наслаждаться любимой композицией.

Но мать не только не ушла, а, наоборот, подошла к нему и потрясла его за плечо. Никита нехотя освободил одно ухо и собрался уже высказать все, что он думает о вторжении на свою территорию, но мать его опередила.

– К тебе снова полиция. Что на этот раз говорить будешь?

– Как п-полиция?.. – всю его самонадеянность как рукой сняло.

Он сорвал с себя наушники и вскочил с дивана.

– Мам, скажи, что меня нет!

– Поздно. Они уже ждут в коридоре. Да и врать я не собираюсь. Отвечай сам за свои дела!

– Мам, ну ты что! – сын заметался по комнате. – Они же меня заберут!

– Раньше об этом думать надо было. Теперь иди и разбирайся!

Она демонстративно распахнула дверь комнаты. Взору полицейских предстал испуганный взъерошенный парень, растеряно вертящий головой из стороны в сторону.

– З-здравствуйте, – заикаясь, выдавил из себя Никита.

– Здравствуйте, господин Дорош. По имеющейся у нас информации вы проигнорировали наше прошлое предупреждение и так и не устроились на работу. Просим Вас собраться и пойти с нами.

– Куда?

– Вы будете доставлены в трудовой лагерь, где и начнете приносить пользу обществу.

– Но я не хочу! У нас свободная страна.

– У нас свободная страна для тех, кто честно трудится и заслужил свободу. Пройдемте с нами, или нам придется применить силу.

– Что мне с собой взять?

– Ничего. Униформа вам будет предоставлена. Все прочее необходимое – тоже.

– Можно я хотя бы кроссовки надену? Не идти же мне в тапочках!

– Можно.

Никита кинулся к шкафу и принялся перерывать находящиеся там вещи, хотя прекрасно знал, где хранятся его кроссовки. Он старался потянуть время, лихорадочно соображая, что ему делать.

Мать, чувствуя нарастающее беспокойство за сына, осторожно поинтересовалась:

– А каковы будут условия его там пребывания? И когда он сможет вернуться домой?

– Условия пребывания достаточно жёсткие, – последовал ответ полицейского,– подъем в шесть утра. Потом зарядка, уборка спального места, личная гигиена. В восемь завтрак. Все строго по расписанию. В девять начинается рабочий день и продолжается до двадцати часов с перерывом на обед. Каждые три часа проверка.

– Бедный мой мальчик! – невольно вырвалось у Татьяны. Она уже пожалела, что впустила полицейских и не попыталась защитить сына.

– Если в течение месяца человек усердно работает и наблюдатели видят в нем перемены к лучшему, он может быть отпущен домой. Но без права на рецидив. То есть он тут же находит работу и полгода остается под наблюдением. Если за эти шесть месяцев у него не происходит никаких срывов, наблюдение снимается, и ему позволяется вести обычную жизнь. Если же на работе у него случаются нарекания или он вовсе теряет ее, его подвергают уничтожению как неспособного исправиться. То же самое происходит, если человек перестает работать и после истечения полугода.

– Но ведь работу можно потерять по независящим от нас причинам! – ужаснулась Татьяна.

– Разумеется, каждый случай рассматривается в отдельности, – невозмутимо закончил хантер.

Второй полицейский, подойдя ближе к женщине, шепнул ей доверительным тоном:

– Работать и приносить пользу обществу не так уж и сложно. Миллионы людей живут так всю жизнь, и вы сама в том числе, госпожа Дорош.

Мать посмотрела на него беспомощным взглядом. Никита, в третий раз перекладывая вещи в шкафу с места на место, наконец, составил себе приблизительный план действий.

Глава 7

Они жили на первом этаже. Это должно было сыграть ему на руку. А ведь приятель Петька предлагал ему пойти сегодня в клуб поиграть на бильярде и даже обещал за него заплатить. Но нет, Никита поленился и остался дома. Чёрт возьми, ну почему он не пошёл! И вот теперь ему приходилось выкручиваться из этих неприятностей.

– Побыстрее, молодой человек! – окликнул его один из хантеров.

– Я готов, – наигранно бодро ответил Никита и, захлопнув дверь шкафа, появился перед представителями закона в новых кроссовках.

– Пойдемте, – хантеры дружно повернулись в сторону входной двери.

– Ещё минуточку, пожалуйста… – Никита замялся.

– Что такое? – полицейские недовольно оглянулись на него.

– Можно мне… ну, это… облегчиться перед дорогой?

– Быстро! – скомандовал полицейский, явно теряя терпение.

Санузел не был виден из прихожей. Он находился за углом, где коридор заканчивался кухней. Никита не стал дожидаться, пока кто-нибудь из хантеров последует за ним. Он тут же исчез за стеной, но не отправился туда, куда обещал, а пошёл на кухню. Там он открыл окно, запрыгнул на подоконник и в считанные мгновения оказался на улице.

Полицейским также не понадобилось много времени, что бы понять, что произошло. Один из них выругался и побежал за Никитой, проделав тот же путь через окно, что и он.

Второй на секунду обернулся к ошарашенной Татьяне:

– За вашим домом будет установлено круглосуточное наблюдение. Если вы окажетесь замечены в пособничестве сыну, к вам так же будут применены меры.

С этими словами он исчез за входной дверью. Мать устало прислонилась к стене.

– Что же ты делаешь, сынок! – прозвучали ее слова, обращенные в никуда.

Глава 8

Оторваться от преследователей оказалось несложно – Никита знал окрестные дома и дворы как свои пять пальцев. Но вот куда теперь бежать? И что делать дальше? На эти вопросы ответа у него не было, как никогда не было планов на будущее.

Около часа он отсиживался на чердаке соседнего дома. Из чердачного окна он видел, как хантеры прочесывают близлежащие дворы, удаляясь все дальше от искомой цели. Домой возвращаться было нельзя, это казалось очевидным. Вывернув карманы, Никита обнаружил у себя лишь жалкую мелочь, прожить на которую хотя бы первое время даже нечего было и думать. Мобильного телефона тоже не было, он остался на зарядке в комнате. Никита вздохнул. Много чего привычного и любимого осталось в комнате, в квартире, в доме… Практически в другой жизни! И удобный диван, на котором он валялся вечерами, и компактный плеер с наушниками, на котором он слушал музыку, новый планшет, недавно подаренный мамой дорогому сыночку.

И мама … на ужин она собиралась сделать вкуснейшие домашние пельмени. Никита обычно съедал их по две тарелки со сметаной и зеленью. И сейчас бы он от них не отказался! Впрочем, к своему удивлению, он поймал себя на мысли, что думает не столько о пельменях, сколько о матери.

Мама … Человек, который всегда был рядом. Всегда всё понимал и прощал. Всегда во всем помогал и поддерживал. И вот теперь её нет. Не к кому обратиться, не с кем поговорить. Как она там без него? И самое страшное, как он теперь здесь без неё? От этих мыслей Никита почувствовал острую как никогда тоску и одиночество. Только сейчас ему стало понятно, что лишь она одна в его жизни – настоящая, родная и близкая… А все прочие: знакомые, приятели, друзья и даже Лера – что-то временное и проходящее.

И все же пришедшая мысль о Лере оживила его. Идти к матери и тем самым создавать ей новые проблемы он не имел права. Он и так уже создал их ей достаточно! Но Лера – другое дело. Она всегда хотела быть с ним. Вот пусть и докажет, что способна разделять с ним не только ночи и походы на вечеринки!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3