Наталья Лазарева.

Нелегалка-2. 2014—2015—2016



скачать книгу бесплатно

© Наталья Лазарева, 2017

© Мария Бангерт, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-5464-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

НЕЛЕГАЛКА-2


2014—2015—2016


Глава 1. Рецидивистка

Ирка позвонила неожиданно: «Ты дома? Хочу забежать на минутку». Она просидела за чашкой зелёного чая пять минут и умчалась по каким-то своим делам. Я убрала посуду и стала приводить в порядок козетку, поправляя подушки. Под одной из подушек лежал двадцатник.

Я тупо пялилась на деньги, автоматом протянула руку к телефону, набрала номер подруги: «Ты деньги забыла!» Она прокурлыкала: «Зачем тебе брать ещё один кредит, чтобы уехать на Сицилию? Делай визу, покупай билет и уезжай!» – «Но, я понятия не имею, когда смогу отдать…» – «Отдашь, когда сможешь. Я – не банк, процентов не попрошу!»

С Иркой мы знакомы лет пятнадцать. Весь этот год мы созванивались и болтали о всякой всячине, и я всё чаще задумывалась, что неплохо было бы повторить сицилианский транзит пятилетней давности.

В июле я устроилась на работу, в августе уволилась.

Работа была для идиотов. То есть для дураков, готовых пахать за бесплатно. Причём, на собеседовании и до официального трудоустройства всё выглядело иначе, чем потом.

Для начала, обещанная в 22 тысячи зарплата оказалась вдвое ниже. 22 – это если работать без выходных. По 12 часов. И 12 часов – фикция. На самом деле – 13. Час вычитали за обед и два перерыва по 15 минут, которых не было. На обед я ходила домой – специально устроилась в такой магазин, чтобы в соседнем здании. Но через пару дней мне запретили выходить, сказали – ешь в подсобке. Среди коробок, между холодильником и шкафчиками был метр квадратный, предназначенный для отдыха.

Продолжение – ещё веселей. Устраивалась продавцом. На второй день поставили за кассу. На третий оказалось, что надо ещё работать за уборщицу. Мыть полы и стеллажи, сваливая, а потом расставляя по полкам сотни шампуней, кремов, лаков и тому подобной дребедени. И следить за покупателями, потому что охраны нет. Сидеть нельзя, да и не на чем.

Через 10 смен я подала на увольнение. Пытались заставить отрабатывать 2 недели, отказалась.

Заработать на отъезд не удалось. Решила взять кредит, о чём и сообщила Ирке в разговоре накануне.

На другой день после её визита пошла делать шенген.

Получив визу, смоталась открыть её в Хамину, мой любимый финский городок, до сих пор во многом выглядящий как русский.

На следующий день купила билет до Праги. Я уже дважды отдыхала в уютном пенсионе «Диамант», расположенном на живописной горной улочке Tyrsova 4, прямо над историческим центром Карловых Вар. Хозяйка, Лариса, на мою просьбу пожить у неё проездом, пока не куплю билет в Италию, сказала: «Давай! Как определишься с датой, напиши!»

Через три дня, в пятницу, 12 сентября, села на вечерний автобус, направляющийся в Ригу.

Народа ехало немного, всем досталось по 2 места, так что более-менее нормально поспала.

Утром подъехал из Лиепае Имантс, муж старинной подруги, не пожелавшей сменить Санкт-Петербург на Латвию. Имантс навещает семью в России, дети и внуки ездят к нему в гости.



Мы погуляли по старому городу, поднялись на собор.

В соборе была интересная выставка местных ткачей. Одна работа мне очень понравилась. На круглом столе словно рваная тряпка лежала, а подойдёшь поближе – картина.

Пока ждала автобус из Лиепае, сдала багаж, поела в кафе, потом направилась в Стокманн. Мне был нужен туалет. На вокзале туалет маленький и платный, дискомфорта и так хватало, так что стокманский бесплатный, большой и чистый был лучшим вариантом.

Из Риги в Прагу автобус шёл не вечером, как раньше, а в час дня. И тоже более чем наполовину пустой.

В 10 утра в воскресенье я была в Праге, через полчаса пересела на автобус в Карловы Вары.

Сейчас путешествовать удобно, Евросоюз практически полностью перешёл на единую валюту, деньги менять не надо. Правда, страны ещё принимают и свои деньги, но как раньше, не надо искать обменник, чтобы купить воды или мороженого. Евры везде в ходу.

За автобусной станцией в Варах обнаружилась аномалия – расцвёл каштан. Высокое дерево скинуло все листья и расцвело на фоне бурой листвы других каштанов, грустящих об уходящем лете.

Приехала к Ларисе в полдень, позвонила в дверь отеля, она вышла и сделала круглые глаза: «Ты?! Откуда?» Я слегка обалдела, потому что писала, в какой день приеду. Оказалась, она в эти дни вконтакт не выходила. Я смутилась: «Лариса, если у тебя номеров нет, найду другую гостиницу», но она засмеялась: «Всё в порядке, просто неожиданно».

Я надеялась в Варах купить билет на автобус до Рима. Но билетов на автобусы не было, все раскуплены на две недели вперёд. На самолёт тоже остались дорогие и ещё дороже, был только один меньше 200 евро, на четверг. Его и пришлось приобрести.

Лариса уговаривала, чтобы я взяла билет на автобус, на конец сентября. Мол, отдохну, высплюсь, погуляю в горах, поезжу с экскурсиями. Но я не могла себе позволить так долго оставаться в Чехии, я готова была выйти на работу в первый же день по прибытии на Сицилию, а на Сицилию я торопилась.

В воскресенье, понедельник, вторник и среду погода держалась отличная. В отеле было 12 постояльцев. По утрам я, как всегда у Ларисы, спускалась в столовую и развлекала гостей вырезанием картинок из бумаги, тут же проводя мастер-классы для желающих попробовать сделать собственную картину. Мои силуэтные шедевры уже не один год украшают стены отеля, душу художника это греет.



Я везде вожу с собой ножнички и папку с бумагой. Если надо наладить контакт с народом, вырезаю картинки. Людям это нравится. Заодно расспрашиваю, нет ли поблизости или среди знакомых сиюминутных зрителей, мастера по вырезанию картин из бумаги. Информацию о силуэтистах, для личной коллекции, собираю много лет. Мне годится всё: фотографии, работы, книги, открытки, журнальные статьи. Показываю свою книгу (её я тоже всегда беру с собой). То есть – книгу «Силуэт. Уроки мастерства».



Как писатель никому не представляюсь. Если бы я была звездой книжных полок, людям бы льстило, наверное, пообщаться со знаменитостью. Но, так как я – рядовой член Союза профессиональных литераторов, о своей деятельности на этой стезе помалкиваю. Давно заметила, что люди пугаются и становятся напряжёнными, если знают, что рядом находится какой-то сочинитель. Хотя, есть ещё одна категория граждан, которые услышав, что я пишу, начинают требовать, чтобы писала о них мемуары, которые меня непременно прославят, или влезала в какие-то войны с домуправлениями, или вступала в партии по борьбе с социальной несправедливостью. Так что писательство – палка о двух концах. И лучше, если о нём знает как можно меньше посторонних.

Каждый вечер гости что-то отмечали, мы засиживались заполночь, с песнями и возлияниями. Днём гуляла по городу, фоткала, шастала по магазинам, купалась в бассейне.

Лариса попросила меня сделать новые украшения к Рождеству, потому что те, которые я вырезала, украшая «Диамант» осенью 2012 года, местами порвались. Навырезала, дополнительно оставив балеринок в разноцветных бумажных юбочках, которых развесила в столовой.

Во второй вечер одна из постоялиц затеяла отвальную. Мы сидели вчетвером. Выпив за хорошую дорогу, включили караоке. Отъезжающая и ещё одна женщина сообщили, что они – певицы. Первая раньше преподавала, и после выхода на пенсию поёт в хоре. Вторая – профессиональная певица. Песни выбирали разные, но 100 очков никто не получал. Певицы едва набирали 80. Я сказала, что сейчас тоже спою, потому что в 7 классе ходила в хор. Меня подняли на смех.

Я выбрала в списке «Моя бабушка курит трубку» и нажала на кнопку. Певицы выбор игнорировали. Они болтали, вспоминая молодость, микрофон лежал далеко на столе. Я не стала подниматься, прибавила голоса и с чувством исполнила любимую песню моего среднего внука. Экран выдал 94 очка. Спасибо, Гарик! Всегда считала, что в песнях главное – чувство. Певицы переглянулись и заявили, что концерт окончен.

За чаем пенсионерка спросила, куда я направляюсь после Чехии. Выслушав ответ, сказала, что её сестра тоже работала на Сицилии. Там у неё случился какой-то инцидент с украинской бадантой (сиделкой). Та пошла и донесла на русскую в полицию. Русскую арестовали, месяц держали в тюрьме, потом депортировали. Женщина осталась довольна тюрьмой, отношением служителей закона, депортацией, и оказавшись в России, сменила паспорт, и снова уехала на Сицилию.

Так что, мне посоветовали: с украинками не общаться! Я промолчала, потому что ехала как раз к украинкам.

Мне казалось, что в городе уже всё знаю. За два раза, что гостила в «Диаманте» («Не мечтая о Карловых Варах» и «Нежное золото Карлсбада»), были осмотрены все достопримечательности. Но в этот приезд меня ждал приятный сюрприз – в центре Карлсбада, над колоннадой с крытыми источниками, открылась галерея с панорамным обзором. Её реставрировали 17 лет. Я сразу же туда пошла. Сначала фотографировала себя сама. Через несколько минут молодой смотритель, наблюдавший, как я прыгаю между фотоаппаратом и местом, в котором замираю в выбранной позе, подошёл и, смеясь, предложил: «Давайте, я Вас сфотографирую!» Я с радостью согласилась.



Перед отъездом мы с Ларисой, уже по традиции, отправились развлечься в ресторан с живой музыкой. Пошли втроём, с ещё одной постоялицей из России. Заказали вино, танцевали, болтали обо всём на свете. Меня пригласил на танец бравый пожарный из Германии. Файерману было под 60. Мы общались на смеси чешского и немецкого, отлично друг друга понимая. Первое, что предложил Курт – это выпить водки. Я засмеялась: «Почему водки?» – «Ты – русская. Все русские пьют водку!» – «Я пью пиво! Немецкое пиво!» Курт заказал пиво.

Когда ресторан закрылся, Лариса шепнула: «Если зайдёте в отель, я ничего не видела!» Я хмыкнула и повела Курта гулять. Пожарный задыхался, взбираясь на высокие лестницы и кружа по крутым улочкам. Он потел и пыхтел, но не сдавался. Я подбивала его перелезть через забор на колоннаду, но он, как воспитанный в законопослушании фриц, отказался. Я не стала скрывать разочарования, и безжалостно потащила его на смотровую площадку над городом. Через два часа, возле калитки «Диаманта» пожелала ему спокойной ночи. Кажется, Курт был рад.

Девчонки сидели в столовой. Они разочарованно посмотрели на моё явление без сопровождающего и откупорили новую бутылку.

В четверг утром Лариса проводила меня на автобус. Я направлялась на остров-вулкан, совершенно сознательно идя на повторное нарушение закона. Рецидивистка. Даже не смешно.


Глава 2. casa vacanze Irene giardini Naxos


Самолёт летел из Праги с пересадкой в Милане, и вечером в Катании меня встретили Ира с мужем.

Ира – с Украины, из Киева. Она нашла мужа на сайте знакомств. Это уже третий её брак. Сын от первого брака учится в вузе и живёт в Украине. Дочку от второго брака Ира взяла с собой, её новый муж принял ребёнка. Он не хочет своих детей, что Иру радует.

У её мужа две квартиры. Одна в Катании, большая. Там они живут с отцом мужа. К ним приходит русская уборщица – замужней синьоре не положено заниматься домашними делами. Готовит еду её муж, или они ходят по ресторанам.

Вторая квартира сдаётся туристам. Бронируют апартаменты, в-основном, европейцы. Наши туристы предпочитают отдыхать в больших отелях. А я, была бы такая возможность, к пятизвёздочным монстрам на пушечный выстрел не подходила.

Я спросила у Иры, как они находят постояльцев. Она ответила, что через тот же интернет. Её муж потрудился над сайтом – www. casavacanzairene.onweb.it, и ещё довольные путешественники после отдыха рассказывают друзьям о райском уголке – casa vacanze Irene giardini Naxos – в курортном городе на берегу моря, Джардини Наксос, на via Naxos, прямо напротив пляжа. Вышел со двора, перешёл дорогу – и море. Именно сюда меня отдыхать Ира звала несколько раз, но у меня то одна катастрофа, то другая, так и не выбралась, хотя честно собиралась дважды.

Со мной Ира тоже познакомилась в интернете. Она написала мне в одноклассниках, что прочла «Нелегалку», ей очень понравилось. Началась переписка.

Она такая своеобразная женщина. Целыми днями торчит в глобальной сети, собирает деньги для защитников Украины. Даёт уроки английского итальянским детям, и каждую неделю отсылает на страдающую родину деньги, тайком от мужа. Тему войны мы с ней договорились не обсуждать, чтобы не ссориться.

Хотя, бурная деятельность украинской знакомой меня восхищает. Ира с командой собирает вещи для нуждающихся, постоянно отправляет посылки. К каникулам найдены семьи, готовые принять украинских детей – чьи родители погибли на этой дурацкой войне. Одного мальчика Ира с мужем берут к себе. И ещё украинские волонтёры на Сицилии готовят документы на усыновление украинских сирот. Здесь это уже не редкость. Я сказала Ире, что они занимаются украинизацией Сицилии. Шутка была принята.

Ира полиглот. Знает украинский, русский, немецкий, английский, итальянский, а сейчас учит французский, потому что готовится путешествовать по Франции. Её дочь Тая велоче парлает на итальяно, в школе изучает английский и французский, ну и мама дома её натаскивает. Ира говорит, что хочет, чтобы Тая в будущем работала в сфере туризма, поэтому языки знать обязательно.

В Джардини Ира с мужем не только сдают квартиру, но и разработали для туристов несколько экскурсионных программ.

Когда мы гуляли по Джардини, Ира показывала на горы и говорила: «Вот там, за горами, городок в котором снимался фильм «Крёстный отец». Карлеоне находится под Палермо, но Мотта Камастра настолько эксклюзивна в своём роде, что фильм снимали на её улицах и площадях.

За горами с другой стороны – Савока и Форца Д Агро, где также шли съёмки, и эти городишки, а по сути – деревушки стали местом паломничества туристов всего мира. Хочешь – съездим, нельзя быть на Сицилии и не посмотреть на пейзажи, выбранные Копполой!»

В маршруты для съёмщиков апартаментов включены различные достопримечательности. Про Мотту я узнала много интересного.

Этот город основали сарацины более тысячи лет назад, его название означает «Место встречи путешественников».

Старинные здания располагаются на высоте почти 500 м над уровнем моря, Мотта Камастру часто называют второй Таорминой.

Покровителем города является St. Michael Архангел, в честь него проходят праздники каждый третий понедельник августа, на следующий день после праздника Мадонны. Сочетание этих торжеств и рабочего периода, на неделю привлекает в Мотта Камастру огромное количество людей, как жителей Сицилии, так и туристов. В дни религиозных праздников прямо на улицах проводятся многочисленные шоу, игры и представления, участники которых развлекают публику, одевшись в национальные костюмы.

Я смотрела на горы и думала, что когда-нибудь обязательно туда съезжу. Но – потом. Так Ире и ответила.

Когда выезжала из Питера, Ира обещала, что меня встретят и отвезут в Калатабьяно. Но в аэропорту она сказала: «У меня день рождения. Мы поедем на море. Поехали с нами? В Калатабьяно отвезём тебя в воскресенье вечером». Я позвонила Ольге, чтобы узнать, могу ли задержаться на несколько дней. Ольга дала добро, и мы поехали на день в Катанию, а потом на два – купаться.

Тая плавала как русалка. У неё очки для ныряния. Я привезла с собой маску и трубку. Мы ныряли и уплывали на глубину, доставали разные камушки, любовались на рыб. Тая была в восторге, потому что Ира не умеет плавать, она плещется у берега, и дочку от себя никогда не отпускала. Но со мной разрешила, и мы выползали из воды на четвереньках, так уставали.



Все три дня мы с Таей вырезали снежинки, украсили её комнату балеринками в юбочках, я рассказывала свои сказки, она говорила со мной больше по-итальянски. Не потому, что плохо говорит по-русски, а потому что решила меня учить. Я не отказывалась, но иногда злилась: «Я тебя не понимаю! Скажи это по-русски!». Она смеялась и говорила на итальянском: «Нет-нет-нет!», дополняя язык показом действий, как в игре в крокодила. Я научила её играть к карты, в переводного дурака и в «Веришь – не веришь». Обе игры ей очень понравились, и мы часами азартно резались на щелбаны.

В воскресенье обедали в горах, в ресторане «Кукареку» (по-нашему). Там обычная деревушка, но хозяева ресторана содержат своё хозяйство, закупают свежую рыбу и морепродукты, и народ специально ездит туда, чтобы пообедать.

Вечером меня отвезли в Калатабьяно.

Я забыла, какой именно дом на площади принадлежит Ольге, и смотрела на два, стоящих рядом. Я была у неё один раз, пять лет назад. Флами набрал номер Ольги. Она спросила: «Вы где?» – «У церкви». Она отключилась. Через несколько минут я определилась с домом, мы подъехали поближе, я вышла из машины. Ольга быстро шла от церкви. Увидев меня, закричала сердито: «Наташа?! Ну, и что ты здесь стоишь? Я должна тебя бегать искать?! Чего уставилась?! Не узнаёшь?! Бери чемоданы, дуй на третий этаж!»

Я её узнала, но только по голосу. За эти годы Ольга изменилась, стала выглядеть намного лучше. Ира и Флами поражённо на меня смотрели: «Ты уверена, что хочешь остаться? Может, поживёшь у нас в Джардинах, а мы поищем тебе работу по знакомым?» Я засмеялась: «Вас напугало, что Ольга кричит? У неё характер такой, и голос громкий. Всё нормально».

Тая расстроилась: «Наташа, останься!» Я расцеловала всех: «Спасибо! Всё нормально, точно, не переживайте. Тая, запомни карточный счёт 2:9 в твою пользу. Когда приеду в гости, переиграю тебя!»

У Ольги в доме были несколько женщин из Питера. Новая партия нелегалок. Сейчас она меня, что называется, подобрала, обогрела. В этот раз я рванула на Сицилию наобум святых. Две знакомых с прошлой волны нелегальщины, по скайпу уговаривавшие: «Приезжай, найдём где жить, работу подберём!», едва я тронулась в путь, самоликвидировались из схемы общения одна за другой. Первая не вышла на связь уже в Чехии. Вторая горестно посетовала: «Ох, надо было тебе до весны подождать, сейчас с работами очень плохо!» и отключила скайп. Оставаться у Иры, которую я знала всего три дня, было неприлично. Я позвонила Ольге. Она устроила мне маленький допрос, но вспомнив, что пять лет назад я выходила на работу к синьорам от неё, приказала: «Жду!»


Глава 3. Ожидание 1. Калатабьяно


Две женщины накануне прилетели из Питера, прибыли через фирму, в кредит. Одна приехала из Катании, она уже 4 года на Сицилии, осталась без работы, поболталась-поболталась, да и попросила о помощи Ольгу.

Соискательниц быстро распихали по синьорам. Правда, Лена, та, что из Катании, была в ожидании места уже неделю. Но и её на второй день после моего приезда определили.

В Калатабьяно я провела 5 дней. Облазила окрестности, дважды с разных сторон поднималась на гору к замку. Этот замок арабско-норманского периода – один из самых оригинальных и живописных на всем восточном побережье Сицилии.

Один раз предприняла восхождение по довольно опасной древней дороге, к развалинам и заброшенной церкви.



Второй – на подъёмнике, непосредственно в замок, где были открыты несколько выставок. Когда заходила в подъёмник, девушка, продающая билеты, дала мне журнал, рассказывающий о крепости. Когда спустилась вниз, уже в сумерках (виды не менее красивые, благодаря тысячам огней внизу), девушка не приняла путеводитель обратно, сказала: «Это Вам – подарок!» Я обрадовалась.

Погода была совершенно летняя, по вечерам улицы старого города превращались в сказочные декорации. Часы на башне церкви привычно отбивали каждые пятнадцать минут. Над крышами разносился гул колоколов.

Вечерний городок напоминал сказки тысячи и одной ночи – бархатный воздух, по которому разлита тёплая нега, матовые огни и никаких мух и комаров.

На улицах тут и там встречались русские. Мы болтали, делились новостями, обменивались телефонами.

Вечером пятого дня меня определили в Джардини Наксос к старушке в госпиталь.

Ольга предупредила, что не знает этих синьоров, у них никто ещё не работал, поэтому ничего сказать не может. Я должна смотреть сама.


Глава 4. Вариант 1. Дают – бери, бьют – беги


В госпиталь меня вёз молодой красавчик Джанлука. Поинтересовался, какое у меня образование, откуда я. Выразил своё восхищение Санкт-Петербургом.

Его старушка-мама (здесь женщины обычно рожают поздно, по сравнению с нашими) заболела внезапно, что-то с желудком.

Госпиталь находился на горном склоне и относился к Таормине. То есть, к району Таормины. Многоэтажное здание, лифты, туалеты, кафе и автоматы с напитками и снеками во всех коридорах. Вход внутрь свободный. В каждом отделении – своё справочное. Мама (два её сына велели называть её именно так) была на онкологии.

Перед справкой – зал ожидания, с диванами. И библиотека, тоже уставленная диванами, в которую ожидающие свободно заходят и читают, что хотят: журналы, книги, библии, детскую литературу.

Из окон я сфотографировала несколько видов, потом стало не до развлечений.

Старушка лежала в двухместной палате, на автоматизированной кровати. Из неё торчали два катетера, прозрачные шланги из которых уходили в сумки, а сумки эти надо было носить, куда бы мама ни направлялась. Сама она выглядела плохо, и была ужасно нервной, кричала, стонала, визжала, материлась, проклиная всех святых, без остановки. Вторая женщина, Нина, похожая на скелет, передвигалась в обнимку с капельницей на колёсиках. Нина постоянно просила маму замолчать, но мама, явно с головой не дружила. Просто поразительно, как эта, с виду благообразная старушка превращалась в чудовище, едва продирала глаза от коротких снов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2