Наталья Криммер.

Будущее в прошедшем времени



скачать книгу бесплатно

Алина обратила внимание, что Рафаэль Романович, мило принимая бурные проявления клиентской любви, сам остаётся абсолютно спокоен и даже, может быть, чуть-чуть отстранён.

– Вы что не рады, что мы так удачно защитили наш проект? – поинтересовалась Алина, когда они возвращались с конференции.

– Почему? Я рад, просто думаю уже о другом проекте, над которым работа только начинается. Знаете, как опытные тренеры говорят: своим спортсменам, выиграл соревнование, медаль получил, мгновением славы насладился, с пьедестала сошёл и всё начинается сначала. И начинается с чистого листа. Этот проект мы с Вами передаём людям, кто будет непосредственно, претворять в жизнь наши наработки и выпускать продукт. Мне, как руководителю, остаётся общий надзор, а вашему отделу нужно начинать работу над новым проектом. Ну что, сейчас можно часок отдохнуть и отправимся на банкет? Нас очень настойчиво приглашали.

– Очень настойчиво приглашали Вас, – улыбнулась Алина, – по-моему, дама – президент компании будет только рада, если меня там не будет.

– Что значит, не будет? – нахмурился Венцанов, – Алина Станиславовна, неформальное общение с клиентами – часть нашей работы. Вы почему-то не хотите туда идти?

– Нет, ничего. Всё нормально.

– Ну, хорошо. Через час здесь встречаемся и спускаемся в ресторан, – назначил «свидание» шеф, Алина послушно кивнула.


Алина зашла к себе в номер, ей ещё утром показалось, что она заболевает, а сейчас уже стало ясно, что, непрошеная хворь, мимо не прошла, а за день с комфортом утроилась в Алинином организме. Немилосердно болели горло и голова, по всей видимости, поднималась температура.

«Сейчас бы напиться жаропонижающих таблеток, благо они всегда есть с собой, – подумала Алина, – и завалиться спать до завтрашнего утра. Вылет не ранний, можно как-то успеть привести себя в чувство». Но такую роскошь она себе позволить не могла. Шеф ясно дал понять, что рабочий день не закончился. А значит, нужно принять таблетки, переодеться и отправляться дорабатывать отведённое время.

Алина вышла к месту встречи, Венцанов уже ждал.

– Добрый вечер, коллега, – приветствовал шеф, – отправляемся праздновать успешное начало нового большого проекта?

Алина кивнула, ответить уже почти не могла, за какой-то час горло отекло так, что говорить было уже трудно. Венцанов заметил, что с его сотрудницей что-то не так.

– Алина, Вы плохо себя чувствуете?

– Немного, – почти прошептала Алина, – горло болит.

– Да у Вас, по-моему, температура. Щёки прямо горят.

Алина приложила руки к щекам.

– Действительно, горячие. Я вроде таблетки выпила, думала, что температура снизится. Почему-то пока не снижается.

– Вот что, Алина, идите в номер, ложитесь. Я схожу ненадолго на этот банкет, постараюсь побыстрее освободиться, и к Вам зайду.

– Рафаэль Романович, Вы извините, что так получилось, – залепетала Алина, – как-то очень быстро меня скрутило.

– Алина, хватит разговаривать, быстро идите в номер и ложитесь.

Я смотрю, Вы еле на ногах стоите. А вообще, пойдёмте я Вас провожу.

Венцанов довёл её до номера, ещё раз велел немедленно лечь и обещал вечером зайти проведать.

Алина быстро переоделась и легла, натянув на себя одеяло, потому что вдруг начался сильный озноб. Долго не могла согреться, потом наконец, стало теплее.

«Может быть, таблетка начала действовать, и температура снижается?», – подумала Алина, и провалилась в сон.


Алина открыла глаза, рядом с кроватью в кресле сидел Венцанов. «Сон продолжается», – подумала она, и глаза снова закрыла. В этот момент она почувствовала у себя на лбу прохладную большую руку и вдохнула мимолётный приятный запах одеколона. Алина опять открыла глаза.

– Очнулась, наконец, – сказал Венцанов, – Алина, как Вы меня напугали.

– Это всё-таки Вы, а я думала, мне всё это снится.

– К сожалению, не снится.

– Почему, к сожалению? – глупо улыбнулась Алина, – я рада Вас видеть.

– Я тоже рад, что Вы, наконец, пришли в себя. Заболели Вы уж слишком стремительно. Лучше бы без этого обойтись.

– Ой, а сколько времени? – вдруг спохватилась Алина. – У нас же самолет.

– Самолёт улетел без нас, – засмеялся Венцанов, и, заметив Алинино беспокойство, сказал, – не волнуйтесь, я сдал билеты и, видимо, возьму на завтра. Посмотрим по Вашему состоянию.

– Да я, по-моему, уже нормально, – попыталась подняться Алина, но, потерпев фиаско, плюхнулась обратно на подушку, слабость была ужасная.

– Не вздумайте вставать, – строго сказал шеф, – Вам врач велела сегодня обязательно отлежаться. Я поэтому билеты сразу сдал. Ночью два раза скорую помощь вызывал. Первая бригада приехала – совсем молодые ребята – ничего сделать не могли, температура не спадала. Искололи только зря, а результата никакого. Они уехали, я смотрю, Вам только хуже становится, мечитесь, говорите что-то.

– Ужас, как неудобно, столько Вам неприятностей доставила, – заволновалась Алина.

– Бросьте, Алина, стало лучше – это самое главное. Ночью, когда первая бригада эскулапов недоделанных уехала, я подождал немного и вызвал ещё раз. Попросил, чтобы кого-то другого прислали. И тут повезло. Приехала женщина пожилая, явно опытная, она чуть ли не с порога меня спросила, смотрели ли Вам горло. Я сказал, что нет. Она высказалась, мягко скажу, нелицеприятно о своих молодых коллегах. Посмотрела горло, вытащила пробки и у Вас сразу стала опускаться температура. Сказала, что у Вас ангина и что давно не видела такого классического развития болезни – как по учебнику.

– Я этим с детства отличаюсь, – усмехнулась Алина, – у меня бабушка в медицинском институте преподавала, говорила, что когда я болею можно студентов приводить.

– Ну, без студентов мы как-нибудь обойдёмся, – заверил Венцанов.

– Я тоже думаю, обойдёмся, – кивнула Алина. И, снова, забеспокоилась. – Рафаэль Романович, Вы всю ночь со мной провозились, Вам, ведь отдохнуть нужно.

– Ничего страшного, я даже, поспал немножко тут у Вас, – махнул рукой на кресло, – вполне выспался. Но, привести себя в порядок, действительно нужно. Пойду, схожу к себе в номер, а Вы пока прополощите горло, там, у зеркала стоит очень хорошее полоскание, врач вчера порекомендовала, я сразу в аптеке заказал, мне привезли.

– Спасибо.

– Нечего благодарить, – распорядился Венцанов.

Алина благодарно улыбнулась, ей почему-то очень захотелось, чтобы Венцанов ещё раз положил ей руку на лоб, так было приятно вспоминать этот душистый нежный холодок. «Ничего себе желания, – мысленно накинулась на себя Алина, – ты ещё попроси его об этом». Она, конечно, не попросила, такие фамильярные просьбы были совсем не в её характере. Зато шеф без всяких просьб положил ей руку на лоб, Алина непроизвольно прикрыла глаза.

– Нужно температуру померить, – сказал Венцанов.

– Мне кажется, сейчас температура нормальная или, если повышена, то очень незначительно.

– Мне тоже кажется, что сейчас температура, нормальная, – ответил Венцанов, не убирая руку с Алининого лба, – но померить нужно.

– А у меня градусника же нет.

– Градусник у нас с Вами есть, – шеф протянул термометр, – у нас теперь всё необходимое есть. Надо, кстати, взять за правило такие необходимые мелочи возить с собой.

– Рафаэль Романович, а у нас есть вода? – спросила Алина, – пить очень хочется.

– Есть, и сок, и морс, и вода. Вам сейчас нужно, как можно больше пить. Так что Вам налить?

– Лучше воду.

Венцанов протянул стакан.

– Не холодная. Сок и морс тоже не в холодильнике стоят. Побольше пейте, пожалуйста.

– Хорошо.

– Всё, Алина, отдыхайте. Я скоро приду, – и уже у дверей остановился, – так, а температура?

– Тридцать пять и девять, – отчиталась Алина, глядя на шкалу термометра.

– Пониженная, – заволновался Венцанов, – Вам нужно что-нибудь поесть.

– Ой, я есть не хочу, – заныла Алина.

– Ладно, разберёмся, – ответил шеф, – не скучайте, я скоро, – не спросив разрешения, взял Алинин ключ, правда, пояснил, – чтобы не пришлось, как вчера к сотрудникам отеля обращаться, – ну всё, отдыхайте, – и вышел из номера.


Почему-то было очень легко на душе, хотя чувствовала она себя не слишком хорошо: побаливало горло, давала себя знать «послетемпературная» слабость, немного кружилась голова, но настроение было каким-то светлым.

Алина ещё немного полежала, потом встала и отправилась в душ. Хотелось хоть немножко привести себя в порядок, чтобы порадовать шефа своим цветущим видом.

19. Возвращение

– Алин, ну как ты? – волновалась по телефону Ленка.

– Только что домой вернулась. Сейчас уже почти всё нормально. А там, я же заболела.

– Да, я знаю, Венцанов Ваське вчера звонил, сказал, что презентацию приняли прекрасно, что вы молодцы. А ещё сказал, что ты заболела, правда, просил на работе, особенно, на эту тему не распространяться.

– Ну, а Васька сразу раззвонил, – проворчала Алина.

– Ничего он не раззвонил, – заступилась за жениха Ленка, – подумаешь, мне сказал Ничего страшного. Мне то, ведь, можно.

– Тебе можно. Пошутила я, – засмеялась Алина.

– Венцанов Ваське сказал, что тебе было очень плохо. Я даже звонить не стала, подумала, чтобы не побеспокоить. Думаю, захочешь – сама позвонишь. А тебе не до меня видно было, даже не позвонила.

– Ленка, не обижайся. Я действительно там так круто заболела, как-то неожиданно и очень сильно.

– Это ты умеешь: с температурой, бредом и подобными удовольствиями! – подхватила Лена. – Помнишь, как ты в спортивном лагере заболела? Даже маму твою вызывали.

– Да, мама приехала и потрясла воображение нашего педагога своей неземной красотой и гламурным видом.

– Ага, Ванечка наш, тебе потом зачёты автоматом ставил. Всё мечтал, что ты, хоть когда-нибудь, маму приведёшь.

– Но, не сложилось. У меня мама и в школу то особенно не ходила. – Хихикнула Алина. – А уж в институт – с какой радости?

– Ты расскажи, как у Вас там всё прошло? А то эта вся история, с пропавшей презентацией, много шума в офисе наделала. И Венцанов видно волновался, раз сам поехал.

– Да я тоже волновалась, честно говоря, но прошло всё хорошо, довольно легко. Все предложения приняты полностью, без изменений и можно начинать работу над контрактом.

– Ну и хорошо. А то, когда вы уехали, Диана Анатольевна приходила к Василию, сокрушалась, как ты могла, поехать на эту встречу, без презентации. А он, говорит: «А с чего Вы взяли, что без презентации? С презентацией и со всеми необходимыми документами». Васька говорит, что она очень удивилась и вроде даже разозлилась. Не смогла скрыть, но старательно делала вид, что очень за вас рада.

– Да ну её, она, вообще, такая неприятная тётка.

– На самом деле, разозлилась она ещё больше, когда вы не вернулись на следующий день, и все в офисе засуетились, – хихикнула Ленка. – Но Васька сказал, что у тебя отгул, а планы шефа никто обсуждать, неполномочен. Тебе может привезти что-то: лекарства, фрукты или ещё что?

– Да нет, Ленка, спасибо, у меня всё есть. Мы сегодня, когда из аэропорта ехали всё купили. Да я надеюсь, что сегодня отлежусь, а завтра на работу выйду. А ты, если хочешь, просто так вечером приезжай.

– Попозже созвонимся, решим.


Ленка появилась вечером, примчалась с явным намерением, спасти заболевшую подругу. Привезла в огромном количестве всего полезного, необходимого для лечения простудного заболевания: мёд, молоко, лимоны и даже малиновое варенье.

– Варенье, правда, не домашнее, сварить не успела, – хихикнула Ленка, водружая на стол, здоровенную банку, – но должно быть хорошее. Мы с Васькой такое покупали, правда абрикосовое, вкусное, но фирма та же, значит, и малиновое должно быть приличное.

– Ленка, зачем столько? – упрекала подругу Алина, – я же одна, мне столько не съесть. И чувствую себя уже почти нормально.

– Раз ещё почти, а не совсем нормально, значит, нужны лекарства. Хочешь, пригласи кого-нибудь, – и со значением добавила, – полечиться.

– Да ну тебя, Ленка, всё ты про одно.

– Я про здоровье. А ты, что подумала? – Лена скромно опустила глазки, потом посмотрела на Алину и вдруг спросила, – а, что всё-таки за история с пропавшей презентацией приключилась? Как Вы из положения то вышли? Мне Васька толком ничего не сказал. Такой конспиратор стал.

– Да из положения никак выходить было не нужно. У меня была копия презентации, я накануне забрала. А документ из компьютера действительно пропал. Но это, ни на что не повлияло.

– То-то Венцанов сегодня на совещании долго пел тебе дифирамбы, в подробности не вдавался, просто сказал, что ты спасла репутацию компании. И, что ты большая молодец. После таких «песен», конечно, завистников у тебя прибавится. Но это издержки производства. А ещё, – вспомнила Лена, – шеф сказал, что он пришёл к выводу, что правила по безопасности хранения документов, нужно менять и это тоже он понял, благодаря тебе. Да, Алинка, даже я не ожидала, что ты так быстро сделаешь такую головокружительную карьеру.

– Значит, я тебя не подвела, – улыбнулась Алина, – можешь мной гордиться.

– Я и горжусь, – подтвердила Ленка, – ты у меня молодец. – И без паузы спросила. – А, как Венцанов?

Алине почему-то не понадобилось разъяснения, что Ленка имеет в виду, под этим «как».

– Знаешь, Лен, он такой мужик хороший, настоящий и профессионал экстра-класса. Работать с ним одно удовольствие. А когда я заболела, он меня просто спас. Скорую два раза вызывал, всю ночь около меня дежурил, лекарств понакупил, кормил-поил, переживал. Сердечный очень человек. Мне даже неудобно, что столько времени на меня потратил.

– Тебе вечно всё неудобно, – проворчала Лена, – он должен охранять, холить и лелеять, такого ценного сотрудника. Есть ещё вариант, такое может быть, если этот самый сотрудник ему небезразличен и вызывает какие-то личные чувства. Ой, Алинка, чует моё сердце, что такое запросто может быть.


«Почему этого не может быть», – Алина ответить не успела, она услышала, что поворачивается ключ в замке. Ленка этот характерный звук не услышала, и продолжила беспечно развивать тему возможного Венцановского неравнодушия к её подруге. Алина вся сжалась и поднесла палец к губам, в комнату вошёл Борис.


– О, вы вместе, – Борис одарил подруг обворожительной улыбкой, – всем привет!

– Привет, – ответила Лена.

Алина промолчала, как не хотелось, снова окунаться в эту мучительную, давно надоевшую, тягомотину.

Борис, конечно, увидел, что своим появлением, испортил Алине настроение, но предпочёл этого не заметить и обратился к Елене.

– Леночка, рад тебя видеть, так давно не встречались. Как твои дела?

– Всё хорошо, – ответила Лена.

– Чай, кофе, что-то могу тебе предложить? – Борис вдруг начал выполнять функции хозяина дома.


Алина наблюдала за Борисом, думала, – «не надоело же исполнять роль в этом бесконечном никому не нужном спектакле». Исполняемая пьеса, вполне могла бы быть комедией или даже водевилем, если бы иногда не появлялись трагедийные фрагменты. К несчастью они последнее время появлялись всё чаще.

Лена тоже с интересом смотрела на Бориса. Во-первых, она давно не видела его таким. Потому что, с того момента, когда Алина с ним стали жить вместе, Боря как-то в одночасье перестал быть радушным и приветливым поклонником подруги и превратился в нелюдимого и не слишком приветливого хозяина дома, где в силу обстоятельств бывала подруга жены. И вдруг, такая разительная перемена. А во-вторых, он так свободно и раскованно вёл себя сейчас в квартире Алины, что у Лены складывалось впечатление, что так себя может вести только человек, который чувствует поддержку самой хозяйки. Может быть, она сама не признаваясь себе, а скорее даже не отдавая отчет, поощряет такое поведение. Может, любит, и поэтому, простила. Может, надеется, что что-то можно изменить. Так думала Лена.

На самом деле Алина не простила и уже не любила. Сейчас она даже не могла понять, как совсем недавно, могла думать, что любит этого чужого и даже не симпатичного ей человека.

А «несимпатичный человек» разливался соловьём перед её подругой. И самое странное было то, что Ленка вполне благосклонно внимала его трелям. Если бы Алина могла заглянуть, и узнать, какие мысли на этот счёт, посещают её подругу, она бы ужаснулась.

Устав от расшаркиваний Бориса и молчаливого удивления Ленки, Алина тихо выскользнула из комнаты: сходила на кухню, поставила в холодильник, принесённые подругой, молоко и варенье, посмотрела в окно, ничего интересного не увидела и отправилась в обратный путь. В коридоре задержалась у зеркала, оценила свой во всех отношениях бледный вид, причесалась, ещё постояла, но не найдя, чем себя занять, ушла в спальню. Присела на кровать, привалилась к подушке, подумала: «сейчас всех провожу и прилягу, сил совершенно нет, хочется лечь и расслабиться».

Выполнить задуманное, Алина не успела, потому что задремала. Открыла глаза, только когда услышала, что в комнату кто-то зашёл.

– Совсем плохо тебе? – с участием спросил Борис.

– Слабость, – пожаловалась Алина. Демонстрировать ему – эту самую «слабость» не хотелось, но и изображать что-то не было сил. – А где Лена?

– Домой уехала. Мы заглянули, ты спишь, ну она и уехала. Я сказал ей, что с тобой останусь и, чтобы она не волновалась.

– И что, я долго спала?

– Да нет, не больше часа.

– Даже не заметила, как уснула, – и повторила, – слабость…

– Ну, конечно, так сильно переболеть, – посочувствовал Борис, – сейчас станет тебе получше, и нужно поехать на недельку отдохнуть. Хочешь, поезжай ко мне в Сочи, там тебя встретят, отдохнёшь, погуляешь, а я дела закончу и прилечу к тебе через несколько дней.

Спорить, и отказываться не было сил, Алина только покачала головой и сказала:

– Спасибо.

– Ну, отдыхай, – разрешил добрейший Борис Юрьевич, и сообщил, – я там тюльпанчики тебе принёс, в вазу поставил и вот ещё что, – положил на столик коробочку, пояснил, – так безделица, завтра посмотришь.

– Борь, не нужно всё это, – начала, было, Алина.

Но Борис перебил, наклонился, поцеловал её и виновато сказал:

– Ну всё, мне нужно ехать. Отдыхай. Не грусти. Завтра приеду или позвоню, посмотрю, как получится. Не вставай, я дверь сам закрою, – и, как бы, невзначай напомнил, – у меня ключи есть.


К сожалению больше таким спокойным и даже умиротворённым Алина своего бывшего любовника не видела. Со временем, в поведении Бориса начали происходить разительные перемены, он перестал уговаривать и стал угрожать. Пьеса становилась по-настоящему трагедией. И постепенно Алина поняла, что настанет момент, и угрозы перестанут быть голословными, Борис перейдёт к действиям, о которых неоднократно говорил.

Но, всё это произошло потом. А сейчас, когда Борис ушёл, она поняла, какое это счастье, после утомительной поездки, болезни, суматохи вокруг украденной презентации, очередного визита Бориса, остаться, наконец, одной – расслабиться и спокойно заснуть.

20. Доброе утро

Утром Алину разбудил телефонный звонок. Взглянув, на дисплей, она мгновенно вскочила и даже попыталась поправить всклокоченные после сна волосы, как будто, позвонивший абонент, мог её увидеть.

– Алина, доброе утро, я Вас не разбудил?

– Доброе утро, Рафаэль Романович, не разбудили, – и зачем-то соврала, – я на работу собиралась. – Запоздало посмотрела на часы и поняла, что, если она и собиралась отправиться в офис, то к началу рабочего дня она уже чудовищно опоздала.

Но, Венцанов, или не заметил, или специально пропустил мимо ушей, её не слишком правдивое заявление.

– А Вы уверены, что достаточно окрепли, чтобы выходить на работу?

– Мне кажется, я себя уже более или менее нормально чувствую, – старательно бодро ответила Алина.

Но неуверенность в ответе была и Венцанов сказал:

– Алин, а мне кажется, что совершенно незачем форсировать события и раньше времени выходить на работу. Никакой необходимости в этом нет. Отлежитесь, долечитесь и, если будете хорошо себя чувствовать, с понедельника выйдете на работу, тем более до конца рабочей недели один день остался.

– Хорошо, – согласилась Алина и вдруг честно призналась, – на самом деле, я себя и правда, не очень хорошо чувствую.

– Ну, вот видите. Алина, а может Вам что-то нужно, в магазин или в аптеку? Я могу Сергея прислать, он с Вами съездит, куда нужно или сам, всё что нужно привезёт.

– Нет, спасибо, – отказалась Алина, – Лена вчера была, натащила всего. У меня всё необходимое есть. Не беспокойтесь, пожалуйста.

– Постараюсь не беспокоиться, – усмехнулся шеф, – выздоравливайте. Всего хорошего.

Внимание и забота Венцанова были приятны. «Он всё-таки очень хороший человек», – подумала Алина и улыбнулась своим мыслям.


Следующей, позвонила Ленка.

– Лен, что же ты вчера меня бросила? Не ожидала от тебя, – сразу накинулась на подругу Алина.

– У тебя там такой нежный «навещальщик» вчера был, мне показалось, что я лишняя.

– Лен, ты что говоришь? – разозлилась Алина, – я не ожидала, что ты поведёшься на Борькины уловки.

– Мне показалось, что он вполне искренен. Да и ты его довольно благосклонно принимала. Я подумала, может, вы помирились, а ты просто не успела мне сказать.

– Лен, не благосклонно, а безразлично. У меня просто не было ни сил, ни желания с ним ругаться.

– Ну извини, я что-то нюх потеряла… Борис так мне пел: как он перед тобой виноват, как тебя любит, как хочет, чтобы ты к нему вернулась. Я и растаяла. Он попросил меня уйти. Сказал, что хочет с тобой поговорить. Поговорил?

– Он каждый день говорит, – вздохнула Алина, – он может сколько угодно говорить, я просто слушать этот бред больше не могу. И честно тебе скажу, не хочу.

– Ну, извини, – ещё раз попросила прощения Лена. И перевела разговор на другую тему, спросила, – ты, как себя чувствуешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6