Наталья Криммер.

Будущее в прошедшем времени



скачать книгу бесплатно

15. Работа. Новые номера Бориса

Алина постепенно втягивалась в работу. С одной стороны, то, чем она занималась, ей нравилось, и было интересно, а с другой, плотная занятость оставляла немного времени для грустных мыслей.

Надо сказать, что повод для подобных мыслей у неё, конечно, был. Борис Юрьевич ухитрялся давать его, едва ли не каждый день. В любое время дня и ночи, он приходил к ней в квартиру, открывал дверь своим ключом и, если её не оказывалось дома, терпеливо ждал свою, как он говорил, заплутавшую любовь.

Сценарии этих встреч были всегда разными, с фантазией у Бориса было прекрасно и каждый раз Алину ожидало новое шоу. То Борис представал в образе любящего мужа, приготовившего ужин и смиренно ожидающего возвращения супруги с работы. То изображал страстного любовника, жаждущего наслаждений. То превращался в тирана, требовал безоговорочного повиновения, настаивал, чтобы она немедленно ушла с работы и уехала жить заграницу, где будет только их территория, и никто не будет знать, где они скрываются. В такие минуты, Борис даже забывал про свой бизнес, строил, какие-то эфемерные, несбыточные планы и главное сам верил во всё происходящее. В это время, Алине становилось его, даже, жаль, потому что впечатление нормального человека он не производил.

Но помимо жалости, она начала испытывать ещё и страх, потому что, не получая подтверждение того, что победа осталась за ним и неприступная крепость под названием Алина Муратова взята, Борис мрачнел и становился всё более неадекватен. А находиться постоянно в непосредственной близости с человеком, напоминающим умалишенного, не самое большое и небезопасное удовольствие.

Алина долго пыталась закончить эту историю по возможности, мирным путём. Объясняла, уговаривала, просила, плакала. Но, на Бориса ничего не действовало. Он, говорил, что убеждён, что в отношении Алины к нему ничего не изменилось. Да и измениться не может. Что она его любит. А то, что просит его уйти и оставить её в покое – обычная женская уловка, чтобы сильнее привязать его к себе, что он эти все штучки прекрасно понимает, не сердится и наберётся терпения, чтобы в конце концов, дождаться её благосклонности.

Так жить было невыносимо, но и никакого выхода из этого тупика, она найти не могла. Приходилось терпеть и с головой окунаться в работу.


Но на работе, правда, тоже не было всё безоблачно. Алину стала донимать дама, о которой её предупреждала Марина.

Дина, вернее Диана Анатольевна, ничего особенно плохого не делала, но Алина, почему-то постоянно чувствовала её, оценивающий взгляд и пристальное наблюдение. Особенно бухгалтера раздражало, довольно частое общение молодой сотрудницы с руководителем компании. Когда Алину вызывал Венцанов, Дина всегда оказывалась, где-то неподалёку. Алине даже казалось, что у неё имеется личная камера слежения, и направлена она исключительно на передвижения Алины Муратовой или на кабинет шефа. А может быть, и на то и на другое. Но, скорее всего, подобное самоуправство в своей компании, господин Венцанов не потерпел бы.

И вероятно, у Дины просто хорошо работала сеть осведомителей.

Бывает такая категория людей, которые умеют создать вокруг себя ауру приближенности к руководству и определённой значимости в компании. Часто это бывает далеко не так, но впечатление создаётся, и многие сотрудники предпочитают поддерживать с такой особой хорошие отношения, на всякий случай, с формулировкой «мне не трудно, а ей приятно», думая, «может, когда то и пригодиться». Видимо, такой эффект умела создавать и вышеупомянутая Дина.

Когда Алина только начинала свою профессиональную деятельность в агентстве, Дина пришла к ней знакомиться. Дама выждала время, которое новая сотрудница стажировалась у Марины Рафаэлевны и, как только, дочь шефа покинула стены родного предприятия, тут же заявилась к Алине, собираясь дать понять, вновь прибывшей, «кто в доме хозяин».

Дина прибыла знакомиться на следующий день после встречи, на которую Алина ездила вместе с Венцановым. Она появилась на пороге, не спросив разрешения, вплыла в кабинет, уселась на стул. По одному её виду можно было легко понять, что дама чувствует себя здесь более чем свободно.

– Алина Станиславовна, как же так получилось, Вы уже месяц работаете в компании, а не нашли время зайти ко мне представиться?

– Извините, – вежливо ответила Алина, – я не знала, что в компании такие правила. Меня познакомили со всеми, с кем я, так или иначе, связана по роду деятельности.

– Это не правило, а просто наличие воспитания или его отсутствие, – заявила гостья. – Знаете, это как здороваться, встречаясь с человеком, Вы же его приветствуете.

– В том случае, если я с ним знакома, – мило улыбнулась Алина.

– Для того, чтобы поздороваться с человеком, необязательно быть с ним знакомым, – парировала гостья, – это элементарная вежливость.

Алина промолчала, не вступать же в полемику по несуществующему спору.

– Алина Станиславовна, я, собственно, зашла не за этим, а просто хотела Вам сказать, что все финансовые документы и сметы, которые Вы будете готовить клиенту, всегда визирую я. Так что, будьте любезны, изначально всё передавать мне.

– Я прошу прощения, – сказала Алина, – мы с Вами не знакомы, а могу я узнать, какую должность Вы занимаете?

Дама презрительно скривилась:

– Я работаю в финансовом отделе.

– Ещё раз простите, а имя-отчество Ваше?

– Диана Анатольевна, – произнесла дама с таким значением, как будто была, по меньшей мере, английской королевой.

– Диана Анатольевна, я получила от Марины Рафаэлевны однозначные инструкции, что все свои наработки, я должна визировать у своего непосредственного начальника – Василия Тарасовича, а в том случае, если он по каким-то причинам не может эти документы посмотреть, то непосредственно – у Рафаэля Романовича. Никаких других распоряжений на этот счет у меня нет.

– Не с тем настроением начинаете работу в нашей компании. – Заявила гостья, вставая, и добавила, – но понимание приходит далеко не сразу. Иногда бывает уже поздно. Всего хорошего.


«И Вам не хворать», – Алине захотелось ответить в Ленкином стиле, но она, конечно, сдержалась, кивнула и сказала:

– Всего хорошего.

Дама уплыла, оставив неприятный осадок и аромат тяжёлых, приторных духов.


– Что это Фурия к тебе приходила? – поинтересовалась Лена, заходя в кабинет. – Вышла, у неё такое выражение лица, как будто лимон сжевала. Чем ты её так обозлила?

– Да ни чем, особенно. Просто она требовала, чтобы я все свои предложения, прежде чем отправить клиенту, у неё визировала.

– Вот наглая тётка, – оценила Ленка, – а ты, что?

– Да ничего, я ей просто сказала, что у меня непосредственное начальство есть.

– Да у неё мания величия, она, по-моему, считает, что все, включая Венцанова, обязаны перед ней отчитываться. Не знаю почему, но он к ней снисходительно относится и все вынуждены терпеть её выходки.

– Да, мне Марина говорила, чтобы я держалась от неё подальше.

– Это правильно, – поддержала Лена, – надо стараться мило улыбаться и делать по-своему.

– Если получится, – ответила Алина.

– Делать по-своему? – уточнила подруга.

– И мило улыбаться тоже, – засмеялась Алина.

16. Перед командировкой

Алина завершала работу над очередным проектом. Она трудилась в агентстве Венцанова не первый месяц и уже здорово разбиралась в деле, которым занималась. Компания, для которой готовился имиджевый проект, была фармацевтической и к концу работ Алине начало казаться, что она уже начала неплохо разбираться в рекламируемых препаратах. Вникла, для чего они предназначены, из каких действующих веществ состоят, а главное, как сделать так, чтобы страждущие излечения стройными рядами мчались в аптеки и покупали именно те лекарства, ради которых Алина и её коллеги затеяли весь этот трудоёмкий процесс.

Оставался последний рывок, через два дня Алина, вместе со своим непосредственным начальником Василием Тарасовичем должна была отправиться в командировку, принять участие в конференции и в рамках этого мероприятия защитить проект, передать его непосредственным исполнителям и приступить к новой работе. Но, о новой работе, Алина решила подумать через несколько дней, а на сегодня производственная деятельность была закончена, и можно было со спокойной душой отправиться домой, отдыхать. Алина выключила компьютер, закрыла кабинет и вышла на улицу.

«Есть надежда, что скоро придёт весна, – подумала Алина, – пусть холодно, пусть ещё лежит снег, пусть темно и слякотно, но всё равно, весна не за горами и это вселяет надежду. И вообще, в жизни всё не так плохо», – продолжала уговаривать себя Алина, а самое главное, что Борис уехал в командировку и эти дни его не будет в Москве. Потом на пару дней уедет она сама, и, следовательно, у неё в запасе несколько счастливых, свободных от его присутствия дней. И это было упоительное, ни с чем несравнимое ощущение.

17. Происшествие, или «Враги сожгли родную хату»

Утром Алина зашла в кабинет шефа, там уже сидел её непосредственный начальник Василий Малюков. По его лицу сразу становилось понятно, какой разговор только что состоялся у него с шефом. Мало Васе явно не показалось и, скорее всего, он уже мысленно готовился к увольнению, прощался с радужными перспективами и мечтами о карьерном росте. Поскольку Василий Тарасович был человеком эмоциональным, весь букет чувств, по поводу обрушившихся на него несчастий, мгновенно отразился на лице. Парень явно страдал и безумно жалел себя несчастного.

По лицу Венцанова прочитать что-то было невозможно, но, поймав его мимолётный взгляд, Алина вспомнила, как Ленка, устраивая её на работу, советовала не попадаться шефу под горячую руку. Судя по всему, сейчас избежать этого не удастся.

– Проходите, Алина Станиславовна, присаживайтесь.

Вежливое холодноватое приглашение не предвещало ничего хорошего. В этот момент, очень захотелось оказаться где-нибудь подальше от кабинета руководства, лучше даже в другом городе или на другой планете. Но отступать было не куда, Алина прошла в кабинет и села, на предложенный начальником стул.

– Василий Тарасович, Вы можете быть пока свободны. Я хочу услышать нюансы произошедшего инцидента из первоисточника. Позднее Вас приглашу, если мне нужны будут дополнительные разъяснения.

Василий встал и побрёл из кабинета, выходя, бросил на Алину печальный, полный трагизма взгляд.

Алина осталась с глазу на глаз с шефом и честно призналась себе, что это вынужденное уединение впервые не было ей приятно и не предвещало ничего хорошего.

– Алина Станиславовна, Василий Тарасович проинформировал меня о том, что из Вашего компьютера пропала презентация, которую Вы должны предоставить клиенту на завтрашней встрече. Событие из ряда вон выходящее. Объясните, как такое могло произойти?

– Я вчера, как обычно завершила работу, вышла из системы, проверила пароль. Всё, как положено по инструкции. Выключила компьютер, закрыла кабинет, сдала ключи, и ушла домой. А сегодня утром, как всегда пришла, включила компьютер, вошла под паролем, а документа там не оказалось. Я даже подумала, что произошёл какой-то сбой, пыталась найти документ через поисковик. Но ничего не нашла. Обратилась в нашу службу поддержки. Они искали по своим каналам и сказали мне, что такого документа нет в природе, а если он и был, то удалял его профессионал, потому что никаких следов нигде не оставил.

– Вы понимаете, чем чревата потеря этой информации?

– Да, – кивнула Алина.

– Полгода работы компании, огромный проект. Если даже часть этих наработок попадёт к нашим конкурентам, это будет, во-первых, королевский подарок, а, во-вторых, нам стоит подумать о своей проф. пригодности.

Он сказал «нам», но Алина прекрасно поняла, кому именно стоит подумать о своей профессиональной пригодности.

– Какие мысли на этот счёт? – поинтересовался Венцанов.

Алина молчала, – «что скажешь, ума не приложу? Но это не ответ и вряд ли он прольёт свет на происшедшее». – Она продолжала молчать, Рафаэль Романович ждал, потом спросил:

– У Вас компьютер в сети?

– Да, но доступ ограничен, и войти можно только под паролем, а пароль меняется каждую неделю. А круг людей у кого есть пароль, очень узкий.

Венцанов набрал номер внутреннего телефона, сказал:

– Список сотрудников, кто имеет доступ к компьютеру Муратовой. Хорошо и сам через десять минут, зайдите. – И снова обратился к Алине, – с этим вопросом сейчас буду разбираться. Кому-то кто не в списке, пароль не давали?

– Нет, – покачала головой Алина.

– Надеюсь, что так и есть, – произнёс шеф. – А на совещании у клиента, что делать будем?

– Ничего не будем, – ответила Алина, – будем презентовать проект, как планировали.

– Вы же сказали, что информация потеряна.

– Потеряна не информация, а презентация, которая находилась в моём офисном компьютере.

Венцанов посмотрел на Алину, она подняла глаза на шефа и вдруг улыбнулась.

– Рафаэль Романович, я должна Вам признаться, в совершении должностного преступления.

– Хорошее начало, – одобрил шеф, – и, что это значит?

– Дело в том, что когда Марина Рафаэлевна передавала мне дела, она сказала, что по правилам, установленным в компании, вся документация по проектам содержится только в офисном компьютере, работать с ней можно исключительно на рабочем месте, уносить её домой нельзя, и использование каких-либо флеш-накопителей тоже строжайше запрещено. Что на появление в сети любого постороннего объекта, сразу срабатывает система безопасности.

– Ну да, такие правила, – кивнул Венцанов.

– Есть единственная возможность, забрать материалы только, когда официально запланирована встреча, на которой они понадобятся, и взять их можно только на носителе, выданном нашей службой компьютерной поддержки, накануне мероприятия. Я должна была сделать это сегодня, а сделала вчера. Вчера зашла к ребятам, попросила флешку для презентации, решила – дадут хорошо, нет – тогда сегодня возьму. А они мне велели заполнить заявку и носитель дали. Рафаэль Романович, у меня есть эта презентация, – Алина показала Венцанову флешку, – ношу с собой не расстаюсь.

– Ну, Алина! Как же это так у Вас получилось?

– Сама не знаю, как почувствовала, что так нужно сделать.

– Интуиция?

– Может и так. И ребятам, спасибо, сами того не зная, помогли.

– Это всё, конечно, хорошо, хотя и заставляет задуматься о том, что наши правила относительно безопасности хранения и передачи материалов, несовершенны. Но есть ещё один момент, в этой презентации слишком много информации, которая не должна попадать к посторонним людям и, особенно, к нашим конкурентам. Конечно, вряд ли они смогут переработать эти предложения всего за два дня, но всё возможно. По готовой презентации, вполне можно сделать свой вариант.

– По готовой презентации можно, – согласилась Алина, – а по тому, что было у меня в компьютере, по-моему, нельзя.

– Как Вас понимать?

– Дело в том, что Вы, если помните, велели Марине передать мне все свои, как Вы сказали, премудрости, она и передала. Марина очень скрупулёзно относилась к вопросу безопасности информации и меня просила за этим очень внимательно следить. Одним словом, в момент завершения работы над проектом, в практически готовый вариант презентации вносится небольшое изменение, меняющее общую концепцию предложения. Там даже в формуле расчета эффективности есть ошибки. Они в первый момент не заметны постороннему человеку, но эффект сногсшибательный: всё с ног на голову переворачивается. Вот в таком искажённом виде презентацию получили наши конкуренты или недоброжелатели.

– Вот это да! – восхитился Венцанов, – вы с Маринкой просто разведчики и подрывники в одном флаконе.

– Это Марина такую систему разработала, я просто оказалась неплохой ученицей, и рада, что её не подвела, – улыбнулась и добавила, – и себя тоже. Но, честно Вам скажу, Марина, готовя меня к такой ситуации, надеялась, что подобные предосторожности никогда не пригодятся. А видите, пригодились.

– Молодец, «неплохая ученица», – и добавил, – порадовали Вы меня, Алина Станиславовна. Теперь нужно разобраться, кто у нас в офисе работает против нас. Но, думаю, это теперь дело техники – разберемся. Идите, готовьтесь к завтрашней встрече. Вылет у Вас ранний, не проспите. Раз уж наши уважаемые потенциальные клиенты задумали проводить свою конференцию вне Москвы, мы должны соответствовать, прибыть вовремя и во всеоружии.

– Не волнуйтесь, Рафаэль Романович, не просплю, – заверила Алина.

– Да, и успокойте, по возможности, Василия Тарасовича, а то он совсем сник. Только, пожалуйста, не вдавайтесь в подробности, ваших с Мариной премудростей.

– Ни в коем случае, – пообещала Алина, – это наша с Мариной Рафаэлевной «страшная тайна».

– Я и говорю – партизанки, – засмеялся шеф. Потом подумал, добавил, – а впрочем, лучше ничего ему не говорите, я позднее его вызову и сам поговорю.

В кабинет заглянул начальник службы безопасности.

– Проходите, Вадим Григорьевич, – пригласил Венцанов.

Алина поняла, что аудиенция закончена, простилась и вышла из кабинета.


В конце рабочего дня Алину снова вызвал Венцанов. «Может быть, удалось, что-то выяснить по поводу пропавшей презентации», – подумала она и побежала на зов шефа.

– Алина Станиславовна, хорошо, что Вы ещё не ушли, – сказал Венцанов.

– Собиралась уже, Вы меня практически в дверях поймали.

– Долго не задержу. Присядьте.

Алина присела на стул, сидя на котором утром, страдал Василий. Сейчас Василия не было, а у самой Алины было совсем не сумрачное настроение, которое накрыло её после странных событий.

– Алина Станиславовна, – начал шеф, – я хотел Вас проинформировать…

– Что-то удалось узнать по поводу пропавшей презентации? – не слишком учтиво перебила его Алина.

– А, это… Нет пока. Но, думаю, в ближайшее время всё выясним. Я, собственно, о другом. Вы должны были, лететь к клиентам, защищать проект с Василием Тарасовичем, но в связи с утренними событиями, я принял решение, что поеду сам, на случай, если возникнет какая-то внештатная ситуация.

– А Вы думаете, что из-за произошедших событий, что-то может пойти не так?

– Не думаю, скорее перестраховываюсь, но мне так будет спокойнее.

– Мне кажется, нам с Василием Тарасовичем, тоже, – улыбнулась Алина.

– Василий Тарасович, по-моему, очень обрадовался, что я поеду вместо него, – посмеивался Венцанов, – а уж, когда он услышал, что я оставляю его вместо себя, обрадовался ещё больше. И честно признался, что утром думал, что я уже готовлю приказ о его увольнении. Хороший парень, но слишком впечатлительный. Вашей подруге надо за него взяться и научить держать удар в любых обстоятельствах и не раскисать.

– Ленка научит, – пообещала Алина, – она может.

– Ну и прекрасно, очень важно создавая семью, точно знать, что на свою вторую половину можно во всём положиться, – задумчиво сказал Венцанов, – а нам с Вами, Алина Станиславовна, завтра тоже нужно постараться полагаться друг на друга.

– Я думаю, у нас должно получиться, – улыбнулась Алина.

– Обязательно получится, – заверил шеф, – тогда до завтра. Утром я заеду за Вами. Вам позвонит мой водитель, и вы договоритесь.

– Рафаэль Романович, не беспокойтесь, я прекрасно доеду на такси.

– Алина, не спорьте, – строго сказал шеф, – я, не менее прекрасно, за Вами заеду.

Алина не стала спорить, поблагодарила, и распрощалась со своим работодателем до завтрашнего утра.

18. Презентация. Конференция. Непрошенная хворь

– Странный они всё-таки выбрали формат для презентации нового бренда и рекламной компании, – удивлялся Венцанов, – собрали представителей всех подразделений, народу нагнали сто человек, а вообще обычно решения по таким вопросам принимает руководитель и два-три сотрудника – консультанта. А тут просто съезд партии какой-то устроили.

– Ну, они же не только по этому поводу, собирались, ещё ряд вопросов решали, – заступилась за клиентов Алина, – а потом всем хочется показать, как демократично в компании принимаются решения.

– Голосование устроили, – ворчал шеф, – я понимаю, если бы у них были представлены предложения от нескольких агентств и был бы конкурс, тогда можно понять. А тут мы одни, что голосовать то, собственно? И даже специальную комнату отвели, где нам результаты их голосования ждать. Обратили внимание, как комната называется?

– Нет, не посмотрела.

– «Зал ожидания» – как на вокзале.

– Ну, не сердитесь, Рафаэль Романович. Вам кофе налить?

– Налейте, – буркнул шеф.

– Не надо было Вам ехать, – заметила Алина, – нам с Василием было бы легче такой нестандартный способ принятия клиентского решения пережить, потерпели бы, ничего страшного.

– Да и мне ничего страшного, – откликнулся Венцанов, – это я так брюзжу.

– Но то, что Вы лично приехали, по-моему, произвело на президента компании неизгладимое впечатление, она сияла, как будто, в лотерею выиграла.

– Рубль, – кивнул шеф и развил тему, – знаете, в Советском союзе, можно было в лотерею рубль выиграть.

– Про Советский союз, особенно, не знаю. Зато, точно знаю, что с Вашим приездом, наша славная дама – президент точно представила, что выиграла не рубль, а миллион. Это мы с Васькой по рублю бы сошли.

– Не слишком ли высоко Вы меня цените? – засмеялся шеф.

– Не слишком, в самый раз, – заверила Алина.

В «Зал ожидания» заглянула девушка – организатор конференции и сообщила:

– Решение принято, проходите, пожалуйста.


Решение было действительно принято и принято почти со стопроцентным результатом, практически все разработки и предложения компании Рафаэля Венцанова были приняты «на ура». Президент компании – клиента восхищалась, представленным проектом, бурно высказывала свои надежды на предстоящую, наверняка, плодотворную работу, всячески «браталась» с Венцановым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6