Наталья Краснова.

Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя



скачать книгу бесплатно

А вот одна моя тридцативосьмилетняя знакомая Аня в силу своей занятости нет-нет, да и да-да. Очень нахваливает такие легкие отношения. У Ани по молодости была крайне тяжелая история, в которой она, как обезумевшая улитка, тащила на себе весь дом. А сейчас дети выросли, уехали в другие города. Муж тоже вырос, правда, не уехал, а просто ушел в общеизвестном направлении, конкретнее – в той дирекции, которую ему указала Аня. И сейчас Аня наслаждается жизнью и иногда покупает себе немного секса.

Как в магазине. Аня каждую неделю приезжает в «АШАН», покупает себе продуктов на неделю и что?нибудь вкусненькое, если есть настроение. Я сейчас про тортики. А потом она едет в спа-салон для женщин и покупает себе что?нибудь вкусненькое. И сейчас я не про тортики.

Аня говорит, так дешевле. Дешевле купить кусок сочного торта, чем читать все эти рецепты, «как приготовить Наполеон», потом набрать кучу продуктов, угваздать всю кухню в муке и по итогу получить подгоревший кусок теста.

Дешевле пойти в магазин, купить торт. Съесть его. Если понравился – в следующий раз купить такой же. Если не понравился – не оправдываться перед этим куском торта, мол, прости, я больше тебя не хочу. Просто его больше не покупать. И все.

Да. Я сейчас говорю не только о тортах.

Эти мужские холостяцкие метафоры и рассуждения о том, что ради стакана молока нецелесообразно заводить корову, применимы и к мужчинам. Зачем покупать пекарню и учиться ею управлять, если можно каждое утро брать свежий тортик в магазине?

Возможность покупать секс очень упростила жизнь, сделав ее совершенно пресной (если слушать меня) и очень удобной (если слушать Аню).

Вообще мое общение с Аней сильно повлияло на мои моральные устои. За время разговоров с ней и споров о моральности покупки секса я прочитала множество публикаций на тему: «Почему женщины платят за секс». В сухом остатке вот что мы имеем.

ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНЫ ПЛАТЯТ ЗА СЕКС?

Неуверенность в своей привлекательности

Да. Иногда женщине надоедает во время секса втягивать живот или надевать перед сексом пушап, и она решает заплатить мужчине, чтобы он сделал вид, будто не замечает ее маленьких недостатков. Таких маленьких, что без пушапа как будто их и нет, этих недостатков.

Но, разговаривая с мужчинами на эту тему, я пришла к радостному выводу: большинство понятия не имеют, что у нас есть какие?то, лишь нам видимые, недостатки. И как только девушка понимает, что ее перхоть – это просто перхоть, а не повод во время секса надевать пакет себе на голову, вот тогда и начинается нормальный секс. Редкий мужчина остановится во время секса и скажет что?то типа:

– Наташ, слушай, я просто не могу продолжать трахаться, у тебя концы волос секутся, и сами волосы какие?то ломкие… у меня аж упал…

Ни разу не было! Хотя в моем воображении такие случаи были. И не раз.

Многие недостатки мужчины вообще, оказывается, не замечают. Я ни разу ни на одном мужском форуме не читала что?то типа: «и вот она раздевается, а у нее бедра не девяносто сантиметров, а девяносто восемь!!! Ребят, что мне делать? У меня психологическая травма!» Нет.

Не было такого. Большинство нормальных мужчин вообще не представляют, как выглядят эти пресловутые девяносто сантиметров. Они больше обеспокоены своими сантиметрами, им не до ваших.

Желание получить качественный секс

Вот это я могу понять. Вы платите мужчине деньги, чтобы он взамен предоставил качественный секс. Своему партнеру, парню, мужу очень сложно сказать: мне вот так больше нравится. Пару лет назад я пробовала сказать прямо, чего мне нужно в постели. После оброненной мною во время секса фразы «хочу, чтоб я сверху» мой мужчина очень обиделся, завернулся в одеялко и долго объяснял, что в паре он главный и не позволит им командовать.

Я еще полчаса его поутешала, а потом уехала к себе домой. Возможно, он до сих пор так и лежит там, в Южном Бутово, завернутый в одеялко. Потому что он сам решает, во что заворачиваться и где лежать. Он главный.

Нежелание привязываться к партнеру

Да, обычно женщина, пережив сильное потрясение (жестокое расставание или даже смерть партнера), боится привязываться к новому источнику страданий. Поэтому ради секса готова покупать мужчину на одну ночь. А потом благополучно его забывать.

Кажется, в данном случае все идеально. Не тут?то было. Как рассказывала Аня, здесь тоже есть правило: нужно постоянно менять мальчиков. Иначе существует нехилый шанс прикипеть душой к какому?то конкретному проституту. «Был один, такой милый, красивый мальчик, кудри, как у Жигунова, я прям подсела на него. Никого больше не хотела, только его заказывала. А мне эти привязанности ни к чему. Пришлось сменить на другого», – и Аня одним махом закинулась кофе.

Психологические проблемы

Вот еще причина, почему женщина платит за секс. Меня больше всего забавляет этот пункт – «психологические проблемы». То есть все остальные вышеизложенные пункты не тревожат психологов? То есть «неуверенность в своей привлекательности», которая ведет за собой вызов проститута, – это нормально, это нисколечки не проблема? Если женщина настолько боится показать свой целлюлит, что платит мужчине за молчание, – это психологическая норма?

Где же женская изобретательность? Когда я боялась показать своему парню маленькую грудь, я все сексуальные игрища планировала так, чтобы оставаться частично в одежде. Это ж развивает фантазию. И мою. И моего парня. Потому что однажды зимой мы трахались в шубах. И чтобы понять, что он трахает именно меня, а не крупного енота, нужно было подключить всю фантазию, какая у него была. Это было странно. Но весело.

А сейчас проще: захотела не комплексовать – заплатила проституту.

В общем, мы с Аней очень много спорим на эту тему. Но чем дальше, тем больше меня забавляет идея покупать профессионального трахателя. Нет, я не считаю такое положение вещей унизительным или оскорбительным для женщины. Но только если женщина не врет себе и ей действительно на данном жизненном этапе нужен только секс.

Вам нужен секс. Вы платите за секс. Все.

Это нормально. Вы же платите деньги профессиональному парикмахеру или мастеру ногтевого сервиса, чтобы они сделали все на высочайшем уровне. Хотя и сами себя можете и подстричь, и ногти накрасить, но вам нужно получить высококвалифицированную услугу. С сексом так же. Вы можете потрахаться самостоятельно, а можете купить услугу профессионала.

«А если ногти и волосы – это нормально, то почему нам, женщинам, покупающим секс, должно быть стыдно?» – эту фразу Аня обычно говорит торжественно с интонацией «шах и мат, унылые домоседки!» в конце любого нашего спора. А я на правах унылой домоседки говорю: «Ты права». Потому что, боюсь, если с ней не согласишься, она и меня трахнет.

Поэтому, девчонки, если мужчина запугал вас фразами: «Я?то найду себе кого?нибудь, а ты так и останешься старой девой без секса», – сделайте вид, что испугались. Испугались за психологическое состояние вашего благоверного. Потому что нормальный мужчина вряд ли будет удерживать женщину шантажом и запугиваниями. А ненормальный нам не нужен.

КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ

Забыть своего первого мужчину – не такая уж и проблема. Но вы все равно всю жизнь будете его вспоминать. Когда поссоритесь с мужем, вы будете вспоминать мифического Мишу, который «между прочим, предлагал мне замуж, а я, дура, отказалась!».

Вообще, страх одиночества (по мнению специалистов) – один из основных страхов любой нормальной бабы, который загоняет ее в отношения, а иногда и в загс. Да, просто мы очень боимся, что нам в старости никто стакан воды не поднесет. Но почему?то не боимся, что стакан воды нам не понадобится. А еще не боимся, что этот долбаный стакан воды не стоит пятидесяти лет унылой семейной жизни.

Может быть, я не захочу в старости воду? Может, я бокал шампанского захочу. И принесет мне его загорелый двадцатилетний парень в сомбреро (или не важно, в чем… может, вообще ни в чем). Да, принесет не потому, что «я обязан, ведь мы жили с этой старой каргой целых пятьдесят лет», а за деньги принесет. Но сути это не меняет.

Я просто хочу прожить эту жизнь счастливо. А не ради какого?то там финального стакана с водой.



ПАРЫ, КОТОРЫЕ «СРАЖАЮТСЯ ЗА СВОИ ОТНОШЕНИЯ», МЕНЯ ОТКРОВЕННО ВЕСЕЛЯТ. ПОТОМУ ЧТО ОБЫЧНО ОНИ СРАЖАЮТСЯ СО ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ.

#3. Мой
Бьет, значит любит

Бьет, значит любит. Нет. Бьет, значит, статья УК РФ.

Народное творчество

Я долго не хотела писать главу про этого бывшего, потому что из всей плеяды моих товарищей – это единственный тип, которого я побаиваюсь до сих пор. Потому что «если что не так», он приедет «разруливать ситуацию».

Вы сейчас спросите: Наташа, ты что, в девяностых с кем?то встречалась? Скажу так, друзья, я родилась во времена СССР, пережила перестройку и дефолт, деноминацию и крах «МММ», я жила во все эпохи, начиная с 1980 года. Конечно, я встречалась с парнем в лихие девяностые!

Он был такой же лихой, как и эти девяностые. С битой не ходил, но кастет и нож у него были всегда с собой. «На всякий случай,» – как он говорил. Что это за случай такой, я не уточняла, но он и меня научил быть готовой к нападению, естественно, на всякий случай.

До сих пор, заходя в темный подъезд, я сжимаю в правой руке связку ключей так, что самый большой ключ торчит сквозь мои сжатые в кулак пальцы, как коготь Росомахи. Поэтому, если кто?то из вас захочет разыграть меня, выскочив из?за угла, – не нужно.

Мой был бандитом. Не могу сказать, что прям бычарой, нет. Обычный такой, высокий симпатичный парень. Но с настолько тяжелым взглядом, что даже, когда он улыбался, страх все равно не отпускал тебя. Складывалось впечатление, что он тебя сейчас прибьет, но с улыбкой.

У него, конечно, было имя. Как у всех людей. Какое?то обычное. Но мы почему?то называли друг друга местоимениями «мой» и «моя». Когда я выходила во двор раньше, чем он, меня спрашивали обычно: «А где твой?» Когда приходил он, ему говорили: «Видел, че твоя сегодня сделала?» А делала я прям много чего.

Чтобы вы лучше представляли, какая мы были парочка, вспомните Джокера и Харли Квин: я творила какую?то невероятную неадекватность, а он меня вытаскивал из любой проблемы.

Однажды я выбила кирпичом лобовое стекло автомобиля у соседей по дачному участку. Сейчас мне стыдно. Но тогда нам было весело, мы гуляли ночью по дачам, и Мой что?то выкинул типа «слышь, а слабо добросить кирпич до вон той машины», а мне оказалось не слабо. А хозяину машины оказалось не слабо выбежать из дома. Мой что?то долго решал с ним, они спорили, потом он отдал свою золотую цепочку, и они относительно мирно разошлись.

Такое поведение бывает, когда человек, вырвавшись из?под родительской опеки и первых серьезных отношений, пытается найти границы дозволенного. Мне было интересно все, в том числе, где та грань, за которой я буду получать по шее от окружающих. Я эту грань находила и могла долго двигаться по ней, как эквилибрист по канату: туда-сюда. Думаю, если бы за мной не стоял Мой парень, меня бы, безусловно, били. Но рядом был он, поэтому я творила, что хотела. Например, всегда говорила правду. Люди не любят, когда им говорят правду. Я это знала. Но меня не заботил тот факт, что я могу обидеть или задеть человека. Меня заботило только то, успеет ли Мой прийти ко мне на помощь. А он успевал всегда.

Это были те самые легендарные времена (школоте не понять), когда во дворах все решалось грубой силой, а за каждое сказанное слово нужно было отвечать. Слово не воробей, оно вылетает, потом долго кружит над беседующими, потом гадит на всех подряд, а потом этого воробья ловят и запихивают обратно в глотку шутнику. Со мной такие штуки не срабатывали. Потому что, как только ловили воробья, я пряталась за спину Моего.

В общем, мы с Моим были счастливы: у меня был мой гангстер, а у него была его сумасшедшая хулиганка, которую приходилось постоянно защищать. Тогда я не понимала, зачем ему нужны эти проблемы? Почему он еще не бросил меня и не нашел нормальную девочку?

Но с нормальными ему было скучно. Он им был не нужен. Они не попадали в переделки, из которых он мог бы их мастерски спасти. А я влипала в истории ежедневно. Мне тогда казалось, я не смогу без него прожить и дня. А по факту оказывалось, это он не может. Ведь свое геройство ему было необходимо доказывать. Чтобы казаться героем, недостаточно быть добрым, сильным и справедливым. Нужно еще, чтобы кто?то рядом постоянно попадал в беду, нужна жертва. Я была идеальной жертвой.

Я была как Джейн, а он – как Тарзан: в этих каменных джунглях Челябинска он спасал меня ото всех животных.

Я была как Белоснежка, а он – как принц: я однажды подавилась яблоком, а он стукнул мне по хребтине так, что у меня лопатка, кажется, провалилась куда?то под диафрагму.

Я была как потерянный Мамонтенок, а он – как льдина, которая привезла меня на себе «к единственной маме на свете», когда я сильно перебрала на вечеринке.

В общем, я опять ударилась в романтику и нафантазировала, какая мы идеальная пара. Никто из нашего окружения не сомневался, что мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день (а вот это могло произойти с ненулевой вероятностью в скором будущем).

Проблемы начались позже, когда я стала вести себя более адекватно и прекратила ввязываться в серьезные проблемы. Мой перестал чувствовать себя нужным, ему нечего было больше решать. Поэтому он ничего лучше не придумал и начал создавать эти самые проблемы мне. Возможно, ему просто требовалось на ком?то срываться, а внешних объектов не было. И он переключился на объекты внутренние. На меня.

Вообще, молодым и наивным девочкам на будущее: если ваш парень лихо и бодро поколачивает окружающих, будьте готовы, что в любой момент он так же легко может стукнуть вас.

Поэтому один раз «в целях профилактики» был выдран клок моих волос (нечаянно, естественно) «за короткую юбку». И один раз вывихнут мизинец за то, что ему не понравилось, как я улыбалась какому?то парню на остановке. Естественно, я ему простила, ведь он не специально вывихивал мне это чертов мизинец. Он просто от ревности сжал мне руку, не рассчитал. Но он потом так долго извинялся и возил меня в больницу, что я его простила. Да что там! Подруги так восторженно обсуждали эту новость, что мне казалось – вот она, настоящая любовь, когда от ревности мой парень может меня убить.

А потом к легкому физическому насилию подключилось насилие эмоциональное. Мне не разрешено было гулять без него. Мне вообще многое было запрещено. Я переживала. Ведь мы как Джокер и Харли Квин, думала я. Он должен унижать не меня, он должен унижать окружающих. По сути, мы уже не были парочкой Харли Квин и Джокер, а больше напоминали пару Лолита и Александр Цекало: постоянные подколы и упреки, иногда в ход шла физическая сила.

Я решила выйти из этих тянущих меня на эмоциональное дно отношений. Так обычно в покере осторожные игроки выходят из игры, когда сильное везенье сменяется тотальной непрухой. В общем, я скинула карты и сказала Моему честно, мол, любовь прошла, смысла дальше продолжать встречаться нет, расходимся. Неделю он не верил этому и просто каждый день делал вид, что я умалишенная, раз такое предлагаю. Диалоги строились по типу псих и психиатр:

– Ты очень хороший. Но нам нужно расстаться!

– Нам? Или тебе?

– Мне… И тебе тоже… ты же это тоже мы…

– Наташ, бред не неси. У тебя че, кто?то появился?

– Нет.

– Ну, вот когда кто?то появится, тогда я тебя отпущу. Я же должен тебя передать в надежные руки.

– Я тебе что, щенок что ли, чтобы меня передавать в чьи?то надежные руки?

– Разговор окончен, слышала? Когда появится новый парень, я уйду!

Я каждый раз медленно впадала в истерику. Как ему было объяснить, что, пока рядом со мной маячит его туловище, облаченное с головы до ног в «Адидас», ко мне во дворе даже время спросить никто не подойдет.

У меня мелькала мысль завести себе фейкового бойфренда, который скажет: «Отпусти Наташу, мы с Наташей хотим быть вместе, вот мои руки, смотрите, какие они очень сильно надежные»… Но мне было страшно. Не за себя. А за жизнь этого смелого вымышленного парня.

Через неделю я просто не открыла Моему дверь. Он орал под окном. К страху добавилось чувство стыда. Потому что он в одночасье перестал звать меня «Моя» и начал звать меня совершенно другими словами. Наутро соседи смотрели на меня очень осуждающе. В этот же вечер все повторилось: ор под окном и угрозы.

Я накинула какое?то пальто, выбежала во двор и сказала: «Хватит! Я не хочу таких больных отношений, у меня есть другой». И он меня ударил по лицу.

Он меня ударил по лицу. Не избил. Не пинал ногами. Это был один-единственный удар. Я, конечно, для красного словца могла бы раздуть историю, чтобы даже Андрей Малахов воскликнул: «К чертям Шурыгину! Наталья, срочно приезжайте к нам в студию! Самолет вас ждет у подъезда!» Я могла бы придумать, что Мой меня избивал и что он просто зверь. И каждая читательница сразу прониклась бы чувством жалости ко мне. Но он ударил меня всего один раз. Возможно, это была пощечина или хук справа, я не разбираюсь в терминологии бокса. Просто когда семидесятикилограммовый парень отвешивает пощечину сорокакилограммовой девочке – это всегда больше, чем пощечина.

Мою голову по центробежной развернуло вправо так, что я на секунду увидела собственную попу. Кстати, неплохая попа, если откровенно, уж лучше бы он по ней ударил. Я медленно повернула голову обратно и посмотрела ему в глаза. Он молча развернулся и быстрым шагом ушел. И все.

Не было никаких «слезы хлынули градом», не было «он упал на колени и просил прощения», никаких «я прикоснулась рукой к лицу, все лицо горело» – никаких этих киношных телодвижений не было. Был просто удар и все. И звон в правом ухе.

Слух вернулся на следующее утро. Мой не вернулся больше никогда. Сначала мне было некогда горевать: я делала компрессы для уха, пила что?то от головной боли и капала что?то от отита. После дня мучений поволокла свое туловище к ЛОРу. Там узнала, что у меня сильный ушиб, и неделю я провалялась на больничном. Было больно. Но не потому, что с парнем рассталась. А потому, что ухо ныло не переставая. И я тоже ныла.

После этой истории, когда какая?нибудь ванильная барышня пишет печальный пост в инстаграме: «Мне так больно, он разбил мне сердце», я каждый раз думаю: девочка моя, а ухо ни разу не разбивали? Просто вот это действительно больно.

Когда у тебя разбито ухо и когда у тебя «разбито сердце» – это два разных глагола «разбито».

Про разбитое ухо, в отличие от разбитого сердца, нет красивых печальных стихов, нет красивых картинок, вообще ничего нет.

Если у тебя разбито сердце, ты можешь сделать фотосессию, где вся в пледе сидишь на подоконнике, за окном дождь, в руках кружка какао, а в глазах печаль. Если у тебя разбито ухо, то единственное фото, которое ты можешь сделать, – это рентгеновский снимок.

Потом ухо прошло, и я затосковала по Моему. Мои дворовые подруги тоже изрядно переживали за меня, одна из них выдала невероятно мудрую фразу: «Бьет, значит любит. Натуся, он боялся тебя потерять, поэтому ударил. Думаю, ты упустила свою настоящую любовь…» Я всерьез переживала и думала: надо его вернуть. Но он пропал. Сотовых телефонов тогда не было, а домашний оказался отключен. Кто?то рассказывал, что он уехал к родственникам в Екатеринбург.

* * *

Мой появился, когда я уже училась на пятом курсе университета. Он встретил меня у подъезда. Сильно похудевший. На мой вопрос, где он пропадал, сказал, что в тюрьме. Возможно, в Екатеринбурге. Возможно, там у него и есть родственники. Меня это почему?то не удивило.

ЕГО ПРОБЛЕМА

Его проблемой была излишняя агрессивность, помноженная на стереотип, существующий в головах простых русских людей: «Бьет, значит любит».

МОЯ ПРОБЛЕМА

Неудивительно, что мы с ним были вместе, ведь этот стереотип существовал и у меня в сознании. Чем сильнее он прижимал меня к стене, чем грубее хватал за запястья, тем больше я была уверена, что вот это и есть настоящая любовь.

Если действительно побои – показатель степени любви, почему еще в загсах регистраторши своим дельфинячьим голосом не добавляют в конце речи: «А теперь в знак любви и верности, молодые, отмудохайте друг друга!»

Бьет, значит любит. Если это правда, почему после легендарного боя Мейвезера против Макгрегора никто не воскликнул: «Как он его отметелил! Сто процентов, это любовь! Наверное, скоро у них свадьба!»

Возможно, потому что формулировка «бьет, значит любит» не закончена. «Бьет, значит любит… бить» – вот фраза целиком.

Сразу вспоминаю письмо возмущенной подписчицы:

«Наталья, если вам не нравится, когда вас бьют, это ваше личное мнение! Держите его при себе! Позвольте другим женщинам быть счастливыми в браке! Разрушать счастливую семью только лишь на основании того, что муж иногда ударит, – это нонсенс и бред!»

Катюша, 32 года

Мне тогда на секунду показалось, что пишет не сама Катя, а муж, который с одного удара уложил ее отдыхать, а сам сел за компьютер. Но, еще немного пообщавшись с невероятно общительной и такой же непроходимой Катюшей, я выяснила, что в данном случае речь идет не о домашнем насилии, а о сексуальных особенностях этой пары.

Сразу оговорюсь: если вы со своим партнером фанаты БДСМ – это не домашнее насилие, это особенности вашей сексуальной жизни. В эту тему у меня есть другое письмо с вопросом, который мне задала молодая женщина:

«Наталья, подскажите, пожалуйста, как понять, где заканчивается БДСМ и начинается домашнее насилие? Просто иногда игра заходит слишком далеко, и недавно оказалось, что у меня трещина в ребре. В общем, бросать мужа я не намерена, просто хочу знать: все, что мы делаем, – это БДСМ или уже подсудное дело?»

Наташа, 24 года

Наташа, я не специалист в БДСМ, но даже я знаю, что существуют стоп-слова. Когда вы произносите стоп-слово, игра заканчивается. Если игра на вашем стоп-слове не заканчивается, то по факту вас просто насилуют и избивают.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4