Наталья Косухина.

Институт рас. Некромантки предпочитают брюнетов



скачать книгу бесплатно

– Ирина, помоги разгрузить сумки! – крикнула мама, и мне ничего не оставалось, как подчиниться.

Нервничая и хмурясь, я перебирала на кухне овощи, когда ко мне присоединились родители.

– Ну, как прошли выходные, дочь? – присел папа на стул.

Настроение у обоих было прекрасное, и тем неприятнее было его портить.

– Подала документы? – поинтересовалась мама, заглядывая под крышку сковородки.

– Да, я рада сообщить, что поступила в институт.

Родители удивленно взглянули на меня.

– Что-то быстро, – приподняла брови мама, присаживаясь рядом с отцом. – И в какой институт, на кого?

– В Институт рас, на некроманта.

Несколько минут родители молчали.

– Что это за учебное заведение? – нахмурился отец.

– Ну, что-то вроде академии магии. Через четыре с половиной года, если я его закончу, буду магом-контрактником. – И, повернувшись к ним спиной, я начала накладывать еду себе в тарелку.

Через несколько минут тишины я услышала ожидаемое:

– А я тебе говорила, не нужно разрешать ей читать все эти книжки про магию, но ты меня не слушал. Сказки, сказки, а теперь ее наверняка прибрала к рукам какая-то секта.

– Это не секта, – возразила я. – Мне нечем вас убедить, но завтра я отправляюсь в институт.

– Никуда ты не поедешь! – воскликнула мама. – Я не отдам свою дочь сектантам!

Спор уже готов был перейти в скандал, когда посреди кухни появилось зеленое свечение и немного механический голос ректора сообщил родителям все то, что до него сообщила я. А также что магический договор расторгнуть невозможно.

Свечению они поверили больше. Прошла пара часов, прежде чем мама и папа смогли со мной связно общаться.

Весь оставшийся вечер родители ходили из угла в угол, но расспрашивать меня не пытались – магия запретила. В их понимании это выглядело так, я же знала, как на самом деле выглядел тот, кто с ними общался.

Утром пришла пора прощаться. Мама крепко меня обняла, в ее глазах стояли слезы.

Я утешающе заметила:

– В конце каждого года у меня будут каникулы и я буду приезжать в гости.

Она лишь кивнула. Даже я, не имея детей, понимала ее: отпускать дитё в неизвестность очень непросто.

– Ты обязательно сообщи нелюдям, которые будут тебя учить: если что-то случится с моим ребенком, я их Междумирье на клочки порву, как и того, кто тебя не уберег.

– О! – все, что смогла вымолвить я. – Постараюсь передать.

И мы с папой отправились, как мне было велено в инструкции, на городской автовокзал.

– Тебя кто-то будет встречать?

Я пожала плечами.

– Наверное, нет. Написали, что в девять подойдет транспорт.

Кивнув, папа замолчал, но я видела, как он нервничает.

– Что такое?

– Переживаю, что ты не вернешься к нам.

– Папа!

– Когда-то нам с мамой нагадала гадалка, что мы будем очень счастливы, но дочери с нами не будет.

Тут и мне вспомнилось предсказание, которое я получила на выпускном.

Оно врезалось в память и предвещало много странного.

– Что бы ни случилось, я обещаю, что буду навещать вас.

– О большем не прошу.

В этот момент недалеко от нас остановился автомобиль «москвич» очень старой модели, но выглядел при этом как новенький. И это их конспирация?

Мы с папой переглянулись.

– Что-то мне подсказывает, что это за тобой, – ошарашенно заметил он.

Сверившись с номером в письме, я поняла, что действительно за мной. К машине начали стекаться парни и девушки моего возраста, и я, еще раз обняв папу и взяв сумку с вещами, поспешила к автомобилю.

Водитель очень напоминал Кису Воробьянинова из «Двенадцати стульев» – пушистые усы, пиджак девятнадцатого века и круглые очки. Неудивительно, что его рассматривала вся улица.

– Студенты, побыстрее рассаживаемся и отправляемся. Мы и так выбились из графика.

Он еще и шепелявит!

– Мы что, поедем в этом? – указал на «москвич» парень, стоявший рядом со мной.

– Да.

– Все? – уточнила еще одна девушка.

– Естественно. А что вас не устраивает? Хотите своим ходом? – приподнял одну бровь водитель.

После нескольких секунд тишины парень, стоявший рядом со мной, открыл дверь, и мы один за другим начали влезать в салон. Я была третья, и меня как раз впечатало лицом в стекло, а плечом в бугая, который сидел рядом со мной.

В такой ситуации сложно было даже вздохнуть, не говоря о том, чтобы почесаться. Когда я в школе сторонилась людей, то еще не понимала, что такое, когда тебе лезут в душу. Сейчас на нее еще и давили.

– Долго ехать? – прохрипела я, когда мотор заурчал.

– Часа два!

Два часа зажатой людьми в замкнутом пространстве. Кое-кто начал обсуждать нашу ситуацию и глупо подхихикивать.

Раньше я не знала, что такое ужас, зато теперь у меня было время проникнуться.

Глава 3. Новая жизнь

Ирина Вознесенская

Институт радушно встретил меня и других студентов, которые спешили в альма-матер, ведь завтра первый день занятий. Представители различных рас проходили мимо, не обращая на меня внимания. И только новичков сразу было видно: мы брели, рассматривая всех.

Все же то, что со мной случилось, – это невероятно.

Поднявшись по ступеням, я вошла в главный зал института и заметила Добракович, которая собирала около себя первокурсников. Эх, а так хотелось побыстрее попасть к себе в комнату. Спортивная сумка, которая непонятно как поместилась в багажник «москвича», оттягивала руку, и я давила в себе порыв забросить ее куда подальше. А ведь еще предстояло по карте добираться до своей комнаты.

Я уныло побрела вперед, стараясь пристроиться в самом конце.

– Первокурсники, сейчас вы должны пойти за мной. Вас ждет посвящение в магию и зачисление в институт.

Мне непроизвольно сразу вспомнились помпоны.

Добракович подошла к самой дальней двери зала, как ранее Тиг, начертала в воздухе знак, который засветился желтым цветом, и дверь отворилась в желтое марево.

– За мной.

Двигаясь в очереди к порталу, я отмечала и своих соотечественников с Земли. Шутники больше не выглядели такими оптимистами, скорее были взволнованы и не уверены в себе.

Пройдя через дверь, мы оказались в большом светлом зале со множеством скамеек со спинками, а впереди, на возвышении, стояли два длинных стола, перед которыми находилось настоящее произведение искусства – стеклянный цветок, самый прекрасный из всех, какие я только видела. Несмотря на то, что его внешний вид был мне незнаком, при взгляде на него я чувствовала тепло и спокойствие, словно цветок был частью меня.

– Сейчас все по очереди подходим и прикасаемся к артефакту силы, – произнесла Добракович. – Необходимо положить на него руки и не отнимать до тех пор, пока артефакт не погаснет. Ну, кто первый?

Все молчали и не двигались. Неожиданно для самой себя я вышла вперед и, несмело ступая, направилась к артефакту. Расположив руки как было сказано, я практически сразу почувствовала тепло, а потом цветок загорелся зеленым светом. Мне было сложно понять, то ли это магия артефакта, то ли моя.

Прошло несколько секунд, и все погасло.

Дальше дело пошло веселее. Остальные студенты последовали моему примеру, а я, пользуясь случаем, подошла поближе к Добракович, раздумывая, можно ли обратиться к ней с просьбой.

– Вы что-то хотели, Ирина? – поинтересовалась секретарь, делая пометки на пергаменте.

– Скажите, а можно и мне научиться открывать порталы?

– Конечно. В свое время вам все расскажут на лекциях.

– А сейчас вы не могли бы показать рисунок моей комнаты? Она так высоко, что я не уверена, дотащу ли свои вещи, – жалостливо попросила я.

Добракович улыбнулась.

– Мне не жалко, но я не знаю, хватит ли у вас сил и концентрации открыть портал. Смотрите, тут главное запомнить рисунок. – И, нарисовав в воздухе закорюку, секретарь начала объяснять: – У мест, которые находятся рядом, основа похожа, но попасть в личные комнаты или частные владения нельзя, если хозяин не добавил вас в магическую защиту. Теперь рисунок вашей комнаты.

Добракович перевернула мою карту и взмахнула рукой – перед ней появилось перо.

– Ух… И я так смогу? – восторженно выдохнула я.

– Конечно, если будете хорошо учиться, – заметила секретарь. Нарисовав нужный мне рисунок на обороте карты, протянула ее мне со словами: – Не забудьте сконцентрироваться и использовать силы, которые таятся внутри вас.

– Спасибо, – поблагодарила я и мыслями унеслась в новое для меня занятие.

Интересно, а так можно открыть любую дверь?

– Кстати, вы можете идти, – порадовала меня Добракович. – Занятия начинаются завтра в девять утра, не опаздывайте. Вот ваше расписание и все, что нужно знать студенту. Советую ознакомиться с правилами института.

Она снова взмахнула рукой, и в воздухе появился пергамент. Секретарь передала его мне и повернулась к другому студенту. Я же, подойдя к двери, через которую мы входили в зал, открыла ее и осторожно выглянула. Никакого сияния, только коридор и снующие студенты.

Выйдя, я осмотрелась и отправилась искать себе дверь, желательно не запертую. Пройдя несколько метров, я обратила внимание на одну из них.

На ней был изображен какой-то горшок, который заставил меня задуматься:

«Если это химический сосуд, то, возможно, за дверью находится лаборатория, и, открыв дверь, я могу кому-то помешать. А вдруг сюда входить вообще нельзя?.. Но если это ночной горшок… Тогда эта дверь то, что мне нужно».

– Что ты так задумчиво уставилась на туалет?

Повернувшись, я увидела Милану, которая с улыбкой за мной наблюдала.

– Да вот думаю, можно ли воспользоваться дверью как порталом?

– Можно использовать любую, которая открыта. Но сумеешь ли ты его создать?

Перехватив тяжелую сумку другой рукой, я ответила:

– Вот сейчас и посмотрим.

Закрыв глаза, я попробовала сконцентрироваться и нарисовать рисунок своей комнаты. Ничего… Потом еще раз – и снова ничего.

– Сконцентрировалась? – послышался голос Миланы.

– Вроде да.

– Пожелала попасть в свою комнату?

– Не то слово!

– Эх, я же сказала, что это не так просто. Важна правильная мотивация.

Мотивация – это один из важнейших факторов и в том мире, в котором я родилась. Вновь прикрыв глаза, я представила расстояние до комнаты, вспомнила про свою сумку, и во мне родилось желание облегчить свою участь. Пока я мысленно чертила узор, дверь открылась…

– Ух ты! Получилось! – воскликнула моя знакомая.

А потом кто-то вышел из туалета и врезал мне дверью по лбу, рисунок пропал.

– Первокурсница открывает порталы? – раздался удивленный голос моего декана.

Потирая ушибленный лоб и глядя на распахнутую безрукавку и бугрящиеся под белой рубашкой мышцы, я почувствовала, что краснею.

– И самое интересное, что первокурсница – блондинка и на моем факультете. Занятно… Хорошо, что хоть в этом году будет, с чем работать.

– Добрый день, профессор, – пропищала Милана, стоявшая рядом со мной.

Однако декан, ничего не ответив, пошел прочь.

– Почему ты мне не сказала, что это мужской туалет? – зашипела я на Милану.

– Ты же хотела открыть портал. Так какая разница? – инфантильно ответила она.

Заскрипев зубами, я вспомнила свои ощущения, мотивацию и попробовала вновь. Теперь рисунок загорелся с первого раза. Я потянула ручку двери – и перед нами раскинулось желтое марево.

– Пошли? – спросила я у Миланы.

– Ты меня приглашаешь?

– Конечно. Чувствую, ты о многом можешь мне рассказать.

Мы очутились в гостиной, куда меня приводил Тиг.

– Ты уверена, что нам сюда? – спросила моя гостья.

– Ну да.

– Это же гостиная мальчиков.

Я недоуменно посмотрела на Милану:

– С чего ты взяла?

– На двери туалета изображен эльфийский лист.

Все-таки листики.

– И что?

– У девушек всегда изображены лианы друидов.

М-да… Теперь-то мне точно все понятно.

Решив с листьями разобраться позже, я вошла в свою комнату и, бросив наконец сумку на пол, устало опустилась на диван.

– Присаживайся, – пригласила я гостью.

– А где твои документы? – удивилась она, опускаясь рядом.

– Рефлекторно убрала в сумку. А что, там что-то интересное?

– Правила института и расписание, – сообщила Милана, когда одна из змеек на ее голове зашипела на меня.

Хозяйка, щелкнув по ней, заставила спрятаться.

– А ты… То есть они… – я старалась быть тактичной и не знала, как спросить.

– Я нага, – поняла мои метания гостья.

– Наги – это?.. – поинтересовалась я, напрягшись.

– Раса змей, но не стоит пугаться. Мы не ядовиты, а такие змейки на голове бывают только у женщин. И превращаем мы в камень только за смертельное оскорбление.

– Действительно, – пробормотала я, – совсем не стоит пугаться.

– Поверь, есть и более опасные расы, например ведьмаки и ведьмы. Сила их слова ужасающая и может сравниться лишь с непростым характером и мстительностью. К тому же они довольно высокомерны.

– Их можно как-то отличить от человека?

– Да, по глазам. Во время колдовства их заволакивает черная дымка.

– А те, у кого растения торчат из волос, это кто?

– Друиды – дети леса. У них бледно-зеленая кожа и вредный характер, хотя и не у всех. В них много магии жизни, и они часто бывают лекарями и врачевателями. В своем мире живут в лесах, которые занимают более половины их планеты.

– А с клыками – это вампиры?

– Да. Они приходят из самого жаркого мира, где всегда светит солнце. Их отличают красные глаза и клыки. Кровь могут пить у любого живого существа. Быстры, могут оборачиваться в летучую мышь, но их тяга к крови является и их слабостью.

– Мне как-то не по себе, – передернула я плечами.

– Тебе-то переживать не стоит: они плохо переносят кровь землян. Говорят, у вас в ней много холестерина и этих… концергенов.

– Канцерогенов?

– Точно. Им долгое время потом бывает плохо.

– Я видела еще людей с чешуей.

– О! Это высшие русалы и русалки. Самая компанейская раса. Открыты, дружелюбны, но обид не прощают, очень злопамятны. Впрочем, и конфликты у них бывают редко, в отличие от ведьмаков и орков.

– Орков?

– Это большие детины с красной кожей. В их мире много скал и камней, а еще тупого народа. Сюда поступают лучшие, и все равно они удивят тебя тугодумием.

– Ты очень строга, – недоверчиво заметила я.

– Вот увидишь.

– А наш ректор, он эльф?

– Да. Эльфы – дети воздуха, полей и свободы. Они умны, хитры, но правдивы, и справедливость у них на первом месте. А еще они хорошие психологи.

– Кто же у нас остался?

– Оборотни и демоны. Первые – это основательные, верные и правильные во всех смыслах существа. Они ценят честь и чистоту помыслов. Демоны же, наоборот, прямолинейные, жесткие искусители. Чтобы с ними общаться, нужен подход. Правда, если сумеешь заслужить их доверие, то отношение к тебе вряд ли когда-либо изменится. У тебя появится самый верный друг и помощник.

– У каждого есть… – начала я, и Милана закончила:

– …Свои достоинства и недостатки.

А я заерзала.

– Тебе нравится учиться? Легко привыкла?

– Нет, было сложно: наги – клановые существа. Институт же – это другой мир, другие правила. Здесь все отлажено, чтобы мы быстрее адаптировались. Я, например, начала изучать язык, только в институте. А чтобы было легче, мне давали специальную настойку.

– Я ничего такого не пила. Меня сюда принесло через арку телепорта.

– Ну, этот способ еще более распространенный. Когда ты проходишь через арку, тебе прививается язык мира, в который ты попадаешь. Иначе никак.

– Удобно.

– Зато много других трудностей, – вздохнула Милана. – Нагрузка здесь большая, магию осваивать трудно.

– А расскажи мне про моего декана? Как он понял, что я с его факультета?

– Все деканы знают, кто откуда. Наверное, с помощью магии как-то определяют, на каком факультете обучается студент. А вообще, профессор Дазар – один из четырех старших преподавателей и демон.

Ага, значит демоны с рожками.

– Возглавляет один из двух боевых факультетов.

– Некромантия – боевой? – удивилась я.

– Конечно. А ты думаешь, кто должен зачищать кладбища и города от зомби и бороться с некронечистью?

Мамочки, заберите меня обратно.

– А твой декан – красавец мужчина, на него многие девушки в институте заглядываются, но он холодный, как ледышка. Хотя пару раз оттаивал – для одной эльфийки и одной вампирши.

– То есть здесь роман между преподавателем и студентом?.. – начала с намеком я.

– Ну, конечно, близкие отношения не поощряются, но если по обоюдному согласию, то это твое личное дело. А правду здесь узнают без проблем.

– Хм…

– Вот твой декан и крутил роман со студентками, но отношения долго не продлились. Была еще пара романов в городе… Однако сейчас он свободен, – хитро посмотрела на меня Милана.

– Не-не, я не претендую. – Я очень хорошо помнила предсказание гадалки, которое уже начало сбываться. – Мне нужен черноволосый мужчина. А как учебный процесс?

– Нормально. Учимся мы шесть дней в неделю. Один выходной. Все необходимые вещи у тебя на кровати.

На кровати действительно лежали вещи. В первую очередь меня заинтересовала форма. Подойдя, я развернула ее. Коричневые брюки и такого же цвета кофта с треугольным вырезом и рукавами-фонариками, которые к локтю сужались и плотно облегали руку. Фонарики и вырез кофты были отделаны мягкой кожей, из такого же материала имелся поясок, охватывающий тело прямо под грудью.

На Милане, кстати, была такая же форма, только красного цвета. Однако нага обладала более пышными формами, чем я, и на ней все смотрелось очень уместно. Я же в этом наряде буду выглядеть провокационно. Впрочем, откуда мне знать, что здесь провокационно?

– А эту форму все носят?

– Да, это обязательное правило. Исключение, и то небольшое, могут сделать только для членов футбольных команд.

– Они любимчики?

– В какой-то степени да, – усмехнулась Милана.

Было видно, она от них в восторге.

– А что это за тетрадка?

Рядом с одеждой лежала видавшая виды кожаная зеленая тетрадь с монограммой «Институт рас». Страницы в ней были пустые.

– Это для лекций.

– Одна тетрадь?! – поразилась я.

– Ты должна капнуть на нее каплю крови и закрепить тем самым за собой. А потом, открыв, достаточно лишь назвать предмет и на страницах появятся буквы твоих записанных лекций. Так же и с книгой.

Посмотрев левее, я увидела книгу, внешне похожую на тетрадь, только потолще. Вот бы нам такое в школу! А то носила сумку, по тяжести сравнимую с мешком картошки.

– А гулять можно выходить?

– Это привилегия, которая недоступна для первокурсников. Отпускают только со второго курса, до этого, говорят, опасно. Из развлечений только стихийный футбол, на который ходим болеть, и свидания.

– Последнее не для меня, – вздохнула я. – Не получаются у меня с парнями отношения.

– Может, ты просто выбирала их не в том мире? – усмехнулась Милана.

Я выбирала? Вопрос в другом: кто выберет меня?

Через час Милана ушла, а я занялась тетрадкой и изучением правил, которые мне дала Добракович. Пора приобщаться к студенческой жизни.

Глава 4. Слухи и сплетни

Ирина Вознесенская

Перед тем как лечь спать, я постаралась придать уют комнате, которая на ближайшие четыре с половиной года заменит мне дом, разложила все вещи по местам и подготовила сумку на завтра, чтобы отправиться на лекции во всеоружии.

От института я получила волшебные чернила, различные канцелярские приснадлежности и много других вещей для учебы. Ко всему прилагались листочки с пояснениями. А на тетрадке и учебнике, после того как я капнула на них кровью, красовался тот же рисунок, что и на двери, только с моими фамилией и именем.

И, конечно, я осмотрела немного пугающее меня место с листиками на двери. Внутри все было непередаваемо: овальная сидушка вроде стульчака унитаза, внутри – черное отверстие, и все это висело в воздухе.

Мне несколько раз пришлось повторить про себя, что я в магическом Междумирье и туалет, который я вижу, работает как надо. Добили меня сложенные стопочкой мягкие зеленые листики, напоминающие туалетную бумагу.

Спала я плохо: слишком много впечатлений, слишком много мыслей и желаний. Но, несмотря на сон урывками, встала отдохнувшей и полной сил.

Уже зная, что комнаты студенты убирают сами, я застелила постель, надела форму, которая оказалась довольно удобной, и, схватив сумку, поторопилась на завтрак.

То, что я вышла заранее, было, безусловно, верным решением, ибо, пока спустилась по лестнице, пока по карте нашла столовую, прошло немало времени.

Торопясь по коридорам, я уже без недоумения рассматривала студентов, знала, какие расы передо мной, кто из проходящих мимо – преподаватели, кто – рабочий персонал. Догадалась и о том, кто к какому факультету принадлежит.

В красной форме – студенты факультета общей магии. Мы, некроманты, носили коричневые цвета, лекари – зеленые, а вот стихийники были облачены в синюю форму. Готова поспорить, факультет стихийной магии являлся самым престижным в институте. Правда, декан у них…

На пороге столовой я немного помедлила. Меня поразило огромное помещение, с окном практически во всю стену и большим количеством столов со скамьями, стоящих в три ряда. У противоположной от входа стены находилась раздача.

Столовая была заполнена наполовину, и такое скопление людей сильно меня смущало: я первый раз видела их всех, поэтому снова взыграла моя натура.

Пока я шла к раздаче, краем глаза заметила Милану, которая мне махнула. Кивнув, я взяла круглый поднос и тарелку, по виду и объему больше похожую на миску сенбернара. В нее большим черпаком налили жидкость, цветом и запахом напоминающую кисель, в которой плавали кусочки чего-то. Потом из окна раздачи вытянулась костлявая рука и поставила на поднос стакан с зеленой жижей.

– Следующий.

«Пожалуйста, пусть на кухне будут работать не зомби, только не они».

Эта мысль не покидала меня до тех пор, пока я не опустилась на скамью рядом с Миланой.

– Ты не знаешь, из чего это готовят? – был мой первый вопрос.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24