Наталья Костина.

Больше, чем одиночество



скачать книгу бесплатно

Я ехала на свое первое за много лет свидание, зачем-то вспоминая нашу садовую эпопею, – не потому ли, что за окном тянулись унылые, почти деревенские пейзажи: корявые, растерявшие листву деревья, огороды с торчащими кочерыжками от срезанной капусты, окруженные жуткими бетонными оградами, которые владельцы гордо именуют еврозаборами… Я старалась просто смотреть в окно и ни о чем не думать – при одной мысли о том, что сейчас я увижу ЕГО, сердце у меня начинало колотиться так, что сбивалось дыхание. Еще я порадовалась, что еду на общественном транспорте, – водитель из меня никакущий, а разбить машину, купленную на деньги мужа, отправляясь на свидание с другим…

Я приехала раньше, чем требовалось, почти на двадцать минут. На улице было ветрено, а шапку я надевать не стала, чтобы не смять уложенные феном волосы, поэтому завернула в какой-то магазинчик скоротать время. Рассеянно рассматривая дешевые безделушки, я в последний момент все пыталась решить терзающий меня вопрос: осмелюсь ли я выйти отсюда через двадцать… нет, уже пятнадцать минут? Или лучше переждать, отсидеться, тем более что продавщица проявляет к моей персоне настойчивый интерес? Купить незатейливое, совершенно ненужное колечко, да хоть вот это… и вернуться домой. Может, с меня уже довольно того, что я пережила за эти два месяца ночных посиделок у компьютера? Пощекотать себе нервы, представить, что было бы, если… и возвратиться в свое стоячее, спокойное болото! Минуты бежали, я не могла принять решение, но украдкой бросала взгляды на пятачок у памятника, где мы договорились встретиться.

Он появился за пять минут до оговоренного часа, и сердце у меня так сильно стукнуло, что на миг потемнело в глазах. Даже продавщица заметила, как я переменилась в лице, и сочувственно спросила:

– Вам нехорошо?

– Ничего…

– Сегодня магнитная буря. Кстати, у нас есть нефритовые браслеты, которые помогают снимать метеозависимость. А также маски, омолаживающие кожу лица…

Чтобы не разочаровывать девушку, я быстро купила совершенно ненужный мне браслетик и сунула его в сумочку… ничего, отдам сыну, а он презентует какой-нибудь девице. Юра, или человек, которого я так называла, стоял, нетерпеливо переминаясь на скользком мраморном подиуме памятника, и приглядывался к проходящим женщинам. Я внезапно вспомнила, как вчера меня вдруг обуяло игривое настроение и я, когда мы уже договорились о времени и месте, написала:

«кстати, мое фото в анкете – пятилетней давности. тебя это не смущает?»

«ну, я не думаю, что ты сильно изменилась за это время»

«если честно, то изменилась. я поправилась почти на двадцать килограммов. но если ты передумаешь, я не обижусь»

«я не из тех, кто меняет свои решения. для меня важен человек, а не килограммы»

Улучив момент, когда он повернулся спиной, – мне не хотелось, чтобы он видел, что я выхожу из магазина, – я неспешным шагом направилась к нему. В конце концов, я взрослая, умная и порядочная женщина, – уговаривала я себя, – и смогу взять ситуацию в свои руки в любой момент.

Если он мне не понравится, станет говорить пошлости или вести себя развязно, я просто уйду. Посчитав на этом свое виртуальное приключение законченным. И даже извлеку из всего этого уроки.

– Юра? – полувопросительно спросила я, и он обернулся.

Увидел меня, и лицо его просияло:

– Наташа? Ты?

– Я…

Мы стояли и глазели друг на друга.

– Я хотел купить тебе цветы, но потом подумал…

Правильно решил. Куда я пойду с его цветами? Домой? Он знает, что я замужем.

– А как же… – его взгляд все блуждал по моей фигуре. – Ты вчера сказала, что поправилась на двадцать килограммов.

– Я пошутила.

– Мне нравится, когда у людей есть чувство юмора.

Улыбка у него была замечательная.

– Я тоже терпеть не могу тех, кто не понимает шуток.

– Знаешь, мне кажется, что мы с тобой знакомы не два месяца, а сто лет. Как будто я знал тебя раньше, а потом почему-то потерял… Давай-ка я возьму тебя под руку… не возражаешь?

Снег сначала падал редкими рыхлыми хлопьями, потом стал более густым и мелким. Ветер бросал его пригоршнями нам в лица, и улица, по которой мы шли, стала едва видна из-за ажурной завесы метели.

– А давай спрячемся? – внезапно сказал мой спутник и, как волшебник, раскрыл над нашими головами зонт.

Сразу стало так уютно, как будто город с чужими людьми, взглядами, разговорами, машинами и сырым ветром отодвинулся… и осталась только невероятная близость двоих, идущих рука об руку под одним зонтом. Я не помню, о чем мы говорили, пока гуляли, и вообще, говорили ли мы? Мне кажется, мы просто молча шли – неизвестно куда, – да какое это, собственно, имело значение? Нам обоим было хорошо. А потом он заметил:

– Слушай, ну ты же совсем замерзла!

Действительно, я не хотела сегодня надевать шубу, а явилась в коротенькой курточке, которая, как я знала, мне шла и молодила меня. И новые узкие джинсы были мне к лицу, и ботинки на каблуке…

– Сними перчатки… у тебя совсем ледяные пальчики!

Он дышал на мои руки, почти касаясь их губами, а я ощущала то, чего не испытывала много лет, – такую острую радость, что она захлестывала меня, накрывала с головой…

– У тебя нет обручального кольца. Ты его не носишь?

– Я вышла замуж много лет назад. И теперь оно стало мне мало…

Я не стала добавлять, что так же, как кольцо, мой брак… скукожился, стал чем-то неудобным… тесным… старым… немодным… заброшенным… и теперь он пылится на антресолях, в куче другого бесполезного домашнего хлама.

– А давай поедем ко мне? Выпьем кофе, ты согреешься…

Я действительно отогрелась у него. И не только телом. У меня начала оттаивать душа. И Юра поил меня кофе и коньяком и кормил мандаринами, пахнущими Новым годом и праздником. Да это и был наш с ним праздник – наш личный, принадлежащий только нам двоим, а не всем тем, которые сейчас идут сквозь завесу снега по мокрым улицам или сидят перед телевизорами, не зная, что можно сделать другого человека счастливым просто так. Не в праздник. Не в юбилей. А в обычный, ничем не примечательный день. Даже то, как он старательно очищал кожуру, а затем осторожно, дольку за долькой предлагал их мне, словно ребенку, бесконечно трогало меня. А потом он очень нежно коснулся поцелуем моих губ, пахнущих мандаринами. Я уже забыла, что поцелуи могут приносить такое блаженство, такое чувственное наслаждение… С Сашкой мы не целовались ТАК уже много лет. Наверное, он считает, что ЭТО мне уже не нужно… Невольно я все время сравнивала своего мужа и этого, почти незнакомого мне мужчину. Хотя почему – незнакомого? Сейчас мне казалось, что я тоже знаю его много лет… не два месяца по переписке. Мы уже виделись… встречались… мы знаем друг друга давно… очень давно…

А потом… потом время повернуло вспять или исчезло, так же как и пространство. Существовали только я и он… и ничего вокруг. И я напрочь забыла, что я замужем, что действительно собиралась только выпить кофе и ничего больше. Мне было хорошо с этим человеком. Я не знаю, каким секретом он обладал, как смог заставить меня, напряженную как струна, расслабиться… позволить делать с собой все что угодно. И он не торопил меня, нет – он действовал очень умно, позволяя мне самой раскрыться и дойти до такой степени чувственного накала, что теперь уже я подстегивала события и искушала его! И мне было абсолютно все равно, что сейчас он думает обо мне. Такого экстаза, как с этим мужчиной, которого я впервые увидела всего лишь несколько часов назад, я не испытывала не то что давно – наверное, никогда. И он говорил, говорил мне все те слова, по которым я истосковалась, которых была лишена долгие годы своего замужества. Что я красива, что у меня нежная кожа и маленькие ушки, изящные пальцы и длинные ноги… он называл меня кошкой, птичкой, рыбкой… Близость с ним казалась каким-то священным действом, торжеством и нисколько не была похожа на то унылое и поспешное совокупление, с которым я смирилась в последние годы. Он не торопился отпускать меня, поглаживая мою спину, ероша волосы, покусывая пальцы… Я, отвыкшая от всего этого, смеялась, отбрыкивалась и вела себя почти как девчонка, а он не уставал восхищаться мною. То, что женщины любят ушами, – чистая правда. Мои уши впитывали его слова, словно панацею от морщин, от плохого настроения и даже от слякоти, ожидавшей на улице. Это было сказочное свидание, но… все постепенно возвращалось на круги своя. И вот внутри меня снова затикали часы. Счетчик начал отсчет минут, оставшихся до расставания.

– Тебе пора домой?

– Да… уже поздно…

– Можешь не объяснять, я все понимаю… Я давно сказал тебе – я не из тех, кто разрушает. Не бойся, я не причину тебе никаких неудобств. Какая же ты красивая! Ты – моя королева… Мы еще увидимся?

– Наверное…

– Тебе надо привести себя в порядок… немножко. – Он снова улыбнулся.

В ванной я посмотрелась в зеркало – и не узнала себя. Женщине, отражавшейся в стекле, от силы можно было дать тридцать. У нее были взлохмаченные волосы подростка и широко распахнутые, сияющие глаза. Я чувствовала себя молодой, влюбленной, желанной, невесомой… а не той почти старухой, в которую меня превратила пресная, размеренная семейная жизнь.

Была уже практически ночь, когда такси высадило меня у калитки. За полчаса, проведенные в машине, я успокоилась и даже дала оценку своему поведению. Раскаивалась ли я? Было ли мне стыдно? Безусловно. Но я была СЧАСТЛИВА. И ни о чем не жалела.

Линия 3

– Наташ, кофе пить будешь?

– Что?..

Я предложила ей кофе, потому как неудобно угощать Юльку и игнорировать присутствующую здесь же сотрудницу, хотя мы с ней никогда не были особенно близки. Наши столы рядом, но… какие у нас могут быть точки соприкосновения? Род занятий у нас один, но Наталья – дамочка обеспеченная. От случая к случаю она наезжает на работу на собственной машине, а иногда муженек ее забирает на другой – тоже будь здоров штукенция, размером с этакий сарай. Порой я думаю: почему те, кто урвал от жизни кусок пожирнее, заводят такие огромные колымаги? Машина, несомненно, – штука статусная, но, может быть, она еще и своего рода компенсация? За затюканное детство, ничем не примечательную внешность… даже за малый рост! Сколько раз я замечала, как из огромных внедорожников вылезали этакие плюгавые недомерки… Однако Натальи это не касается. Мужик у нее вполне ничего, кондиционный. Кроме того, у нашей дамочки и особняк собственный имеется: как-то начальник посылал зама за какими-то бумажками, которые эта домовладелица утащила с собой да и заболела. Обычно такие накладки заканчиваются как минимум выволочкой, а тут ничего, обошлось… должно быть, зам впечатлился загородными радостями нашей мадам. И жалованье эта Наталья, как большинство из нас, не считает – достаточно взглянуть, как небрежно она бросает на подоконник очередную дорогущую кожаную сумку, – я лично позволяю себе только дерматин. А у нее к каждой паре обуви сумка, перчатки, шарфик – все в тон. Небось, что зарабатывает, тратит только на свои причуды. Как говорится, средний класс, буржуазия… И чего она здесь забыла? Любит бухгалтерию безумно, страстно, исступленно, как Волочкова – балет, и жить без нее не может? На ее месте я сидела бы дома, а не чужие деньги считала… хотя некоторые сидеть дома вовсе и не жаждут.

– Девчонки, конфеты!

Юлька с шиком выложила на стол коробку дорогущих швейцарских конфет. Однако я тут же показала силу характера:

– Ой, нет… Чего-то меня в последнее время даже от воды из крана прет, а тут еще твои сладости!

– А я съем штучку…

Я с завистью посмотрела на стройную сотрудницу: Наталья старше нас с Юляхой лет на пять как минимум, но фигурка у нее – просто блеск. А в последнее время она вроде еще и похудела?

– Наташ, – дипломатично подкатила я, – не просветишь нас, какой диеты держишься? Или таблетки пьешь?

– А что, заметно?

– Более чем! – желая разговорить эту богатенькую молчунью, заверила я, а моя закадычная подруженька, которая всегда была озадачена проблемой лишнего веса, тут же встрепенулась:

– Я вот в последнее время на апельсинах сижу и на чае с имбирем, но… чего-то не помогает!

– Потому не помогает, что ты шоколад тоннами трескаешь! – поддела я.

– У меня работа тяжелая, умственная, – огрызнулась наша гостья. – Мозг работает в усиленном режиме! И требует сладкого. Иначе я такого наворочу! А в апельсинах что? Одна вода и витамин С. А от имбиря этого вообще аппетит зверский…

Совершенно неожиданно (хотя почему неожиданно? Таких спецов, как Юлька, по всему городу один-два) она была приглашена к нам на фирму для аудиторской проверки. Сегодня процедура заканчивалась и Юля заявилась к нам в комнату – выпить кофейку и почесать языком со мной. Конечно, мы могли бы спуститься в кафе на углу, а не торчать в не слишком уютном офисе, но сегодня там закрыто – ночью ветром в окно швырнуло огромный сук старого дерева и пробило стекла насквозь. Однако, несмотря на ветер, дождь и отсутствие излюбленного места для посиделок, наши бухгалтерские девки разбежались кто зачем. Да оно и понятно: кругом уже начались предновогодние распродажи и бешеные скидки на всякое никому не нужное барахло, которое в другое время никакой дурак не купил бы, – но в преддверии новогодних праздников можно сбыть с рук любую украшенную блестками и дождиком рухлядь. Так что в комнате остались только мы с Юляхой да эта неразговорчивая Наталья, которой залежалая дешевка и даром была не нужна.

– В самом деле, Наташа, откройте нам тайну, как худеете? – тоном светской львицы интересуется моя подруга.

Когда Юлька захочет, она сумеет расположить к себе всякого.

– Ну… не знаю… как-то само собой…

Вот темнила! Как будто взаймы у нее просят! Сидит напротив, качает ножкой… Ботильоны – просто отпад… и где такие оторвала? И джинсики у нее узенькие, хорошо такие носить тем, у кого попка маленькая и ножки стройные, а не такие булки и окорока, как у нас с подруженькой…

– Я теперь утром только кофе пью, – Наталья машет рукой с симпатичным зелененьким браслетом, и я тут же подмечаю, что вещичка хоть и дешевая, но стильная. Вот имеют люди вкус, и любая фигня на них смотрится! На нас с Юлькой вечно наверчено по килограмму золота, но рядом с этой лощеной буржуйкой мы выглядим как оценщицы в ломбарде… ну, хоть зубы не золотые – и то хорошо! Юлька утверждает, что для женщины дорогие украшения – статусная вещь, как для мужика – машина, а я считаю, что лучше мордашка ухоженная, как у этой Наташки, и стрижка стильная, и маникюр-педикюр в любое время года, а не когда уже срочно в босоножки влезать.

– …а в обед я стараюсь только овощи тушеные, без хлеба. Ужинаю, правда, хорошо – ну надо же хоть раз в день себя побаловать?

Юлька внимает, широко распахнув подведенные глаза – сегодня они у нее изумрудные, – и одновременно поглощает одну конфету за другой.

– Надо, надо дать себе, любимой, пошалить, – замечает она. – Браслетик у тебя, Наташ, какой симпатичный – из Эмиратов небось привезла?

– Нет, тут в одной лавочке купила, – Наталья почему-то краснеет.

Юлька – просто гений общения, – завистливо думаю я. Со мной эта фифа никогда так непринужденно не болтает. А с нашей Юлечкой уже на «ты», и рядышком уселись…

– Эх, хорошо б сейчас махнуть в теплые страны… не люблю я, девки, ни осень, ни зиму наши, пропади они совсем! В Европе сейчас и теплее, да и грязищи такой свинской нет. Я вот в Венеции в прошлом году была – сказочный город! Купила себе колечко на этом их острове… где стекло всякое…

– Мурано?..

– Ага, Мурано, точно! Такое колечко стильное, кучу бабок за него отвалила. А потом как-то зашла в магазинчик у нас прямо на районе, при «Сельпо» – глядь, а там такие же лежат! По двадцать гривен… Я и спроси – откуда сие произведение искусства? А продавалка мне и говорит: «Из Венеции… прямая поставка!» Обидно даже стало…

Помню я и это колечко, и то, как Юлька расстроилась, когда грохнула его случайно в троллейбусе о железный поручень.

– Ну, я и прикупила себе парочку… на всякий случай.

Купить-то купила, но с тех пор я на нашей моднице стеклянных колец не наблюдала. Одно дело хвастать колечком из самой Венеции – дескать, и мы не лыком шиты и отпуск не абы где на даче с огородом и туалетом типа сортир проводим, а все больше по Европам разъезжаем. Только колечко за двадцать гривен – дешевле стирального порошка, за которым пришла в обшарпанный районный хозмаг, – это уже совсем другой коленкор. Украшения эти валяются небось у Юльки в кухонном ящике, и она не слишком расстроится, если они вообще оттуда исчезнут. Потому как это не память о Венеции, а только о мыльном порошке…

– А я не могу, чтоб с утра не напереться бутербродами. У меня голова ничего не варит на голодный желудок… – жалуется она, допивая свою огромную кружку кофе и со страшной силой опустошая конфетную коробку. Кофе с конфетами она может употреблять в произвольное время дня и даже ночи и в любом количестве.

– У тебя работа очень сложная, – замечает Наталья. – Я бы так никогда не смогла! Ответственность – это раз, да и мозги надо все время упражнять. Я тут зарплату считаю, и то боюсь ошибиться, а аудит это вообще высший пилотаж…

– А, ничего особенного! – Юлька надувается от гордости и делает небрежный жест ручкой, но я вижу, что танцы с бубном вокруг аудиторских талантов ее весьма греют. – Девочки, может, после службы по винишку, а? – предлагает она. – Конец месяца, да и Новый год скоро… надо бы расслабиться!

Что надо расслабиться, так это точно. Терпеть не могу ноябрь и все сопутствующее: грязь, холод, утром идешь на работу – еще темно, возвращаешься – уже темно…

– Я угощаю! – настаивает Юлька. – Посидим, про тряпочки поболтаем!

Ну, меня лично про тряпочки под винишко уговаривать не надо – я всегда «за».

– Ну… не знаю, – сомневается Наталья. – Как муж…

– А что муж? – интересуется Юлька, делая озабоченное лицо. – Деспот? Самодур?

– Нет, – Наталья улыбается, и я с завистью замечаю, что она весьма хорошенькая, несмотря на свои сорок пять, и улыбка ее молодит.

– Тогда пошли! – еще раз приглашает Юлька. – Посидим, музычку послушаем… может, снимем кого. Тебе не предлагаю – ты замужем, – а мы с Зойкой свободные как птички… правда, Зой?

Да уж… птички мы еще те, но что свободные – это факт.

– А то забьемся по своим конуркам и сидим в инете… мне, например, сайты знакомств уже по ночам сниться стали, – фыркает наша продвинутая аудиторша и тут же озвучивает тему: – Как почитаешь – все принцы! А встретишься – сивый мерин… а принца еще в детстве по дороге потерял! Нет, ну правда? Этим анкеткам – грош цена. Читаешь: «Материально обеспечен» – значит, десятки стреляет от зарплаты до зарплаты у всех и каждого. Или: «Живу в своей квартире» – ой, какой гордый! Видели мы эти квартиры… коммуналка зачуханная, обои с плесенью, ремонта с девятьсот тринадцатого года не было, или однокомнатная клетушка на выселках, шестнадцать метров вместе с туалетом и кухней… а то и вообще в нагрузку с мамочкой, которая тебя заранее не любит, потому что ты в сорок лет не целка и борщ варишь ну совсем не как она! На этих сайтах еще никто никогда никого нормального не находил, это я вам точно говорю. И вообще, глупо думать, что люди размещают там свои объявления для того, чтобы жениться или выйти замуж. «Хочу найти вторую половинку», – ядовито сюсюкает она. – Как же! У него этих понадкусанных половинок полгорода уже! В лучшем случае мужики хотят просто потрахаться от скуки…

– Ты так думаешь? – спрашивает Наталья, ошарашенно глядя на мою безбашенную подружку.

– Конечно! – подтверждает Юлька и брякает кружку с кофе о стол так, что у того чуть ножки не отламываются. – А зачем бы еще? Ну, импотентам или бабам там всяким фригидным поговорить иногда хочется… – добавляет она. – Был у меня один такой… до сих пор иногда общаемся. Он всем по очереди мозг выносит. Говорит: познакомь меня со своими подругами, выберу себе одну-единственную… И зачем она ему? Фрейда вместе в постели читать? А на вид – ну красавец, Ален Делон отдыхает. Сорока еще нет, а вот так мужика покрутило! Я сама как-то пыталась его расшевелить… даже виагру купила. Так он ее и пить не стал – ему ЭТО, оказывается, уже неинтересно! Он свое оттрахал и теперь родственную душу ищет! Хотела ему Зойку подсунуть, для смеха, а потом побоялась, что она меня убьет… Ой, ну и вид у тебя, Натаха, – хохочет она, – что значит – замужняя! Семья, супруг приличный, хозяйство… Ты небось даже в социальные сети еще не попала! А мы с Зойкой влипли уже… как мухи.

– Нет, ну почему, – похоже, Юлька все же задела собеседницу. – Я хожу…

– В «Одноклассники», да? – ехидно осведомляется наша разбитная аудиторша. – Лютики-цветочки, кошечки-грибочки. Ставьте «класс», кто не против нас!

У кого-то в сумке вдруг начинает играть телефон, Наталья вскакивает, выхватывает трубку и тихонько выскальзывает в коридор. Я шиплю:

– Юль, ну ты вообще… зачем обижать хорошего человека?

– Ну, не подумала… – пожимает плечами Юлька. – Я от своего аудита скоро совсем шифером двинусь. Я от него становлюсь вроде как не баба, а арифмометр с сиськами. Вот психану и рвану на недельку проветриться, к солнышку. Давай со мной, а? Вместе веселее и дешевле…

– Кто ж меня отпустит, – вздыхаю я. – Это ты у нас незаменимая, а я – так… винтик в машине…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7