Наталья Калинина.

Может, это любовь?



скачать книгу бесплатно

Таня отложила брошюру с очередным любовным романом в сторону, и пошла открывать дверь. На пороге стоял Михаил Данилов – солидный мужчина с непослушными вихрами на голове, сын одной из приятельниц её мамы. Он, как всегда, был одет с иголочки, и пахло от него, как всегда, дорогущим одеколоном. Она улыбнулась ему, как старому знакомому, и своим мелодичным голосом произнесла:

– А мы Вас ждали только завтра. Родителей сейчас дома нет, но Вы проходите, – она глянула на часы, – скоро придут. После того случая они теперь ходят в магазин и гулять только вместе. – Несколько месяцев назад её отец, Дмитрий Константинович, пошел в магазин, и по дороге ему сделалось плохо с сердцем. Люди проходили мимо лежащего на земле человека, но вместо помощи осуждающе смотрели на алкоголика, пока кто-то не вызвал «скорую помощь».

Таня впустила гостя в квартиру, подождала пока тот снимет обувь, и провела в гостиную. Она всегда обращалась к Михаилу на «Вы». Может быть, потому что он был намного старше (ему уже 38) или от того, что он глава крупной компании. Она и сама толком не знала. Просто ей так было удобно.

После второго перенесённого инфаркта Таниным отцом месяц назад, врачи выписали новое импортное лекарство, которое можно было достать с большим трудом. А мать Михаила, Анастасия Афанасьевна, – приятельница её матери – влиятельная особа, не первый раз выручала их семью. Михаил сам лично заезжал дважды в месяц и привозил драгоценные коробочки с лекарством, продлевающие жизнь Татьяниному отцу.

Миша снова вспомнил тот день, когда впервые увидел девушку. Она была похожа на подростка: хрупкая, миниатюрная, скромная. В топе, но не слишком открытом, в обтягивающих джинсах, но они лишь подчёркивали её прекрасную фигуру, макияжа на лице минимум, и несколько украшений – цепочка, серьги-висюльки, колыхающиеся при каждом движении её головы, и притягивающие взгляд, браслет на руке. В ней таилась какая-то загадка. В тот день Таня впервые переступила порог его дома и пробыла там не более двух минут – забрала лекарство, улыбнулась, поблагодарила их с мамой за помощь и скрылась, как видение. Михаил решил, что она ещё слишком молода, что бы понимать какое впечатление оставляет после себя. Но с того дня предпочёл доставлять лекарство Барсуковым сам. Вот как сегодня – привез новые упаковки жизненно необходимых лекарств Таниному отцу.

Михаил жаждал увидеть девушку снова, но каждый раз его ожидания не оправдывались – он не заставал Таню дома. Надежда Сергеевна Барсукова, очень приветливая хозяйка, в благодарность за хлопоты, за личное участие и сострадание неоднократно приглашала его выпить чашечку чая или поужинать. Михаилу с каждым разом всё сложнее и сложнее стало искать причину отказа, да и как-то неудобно всё время отказывать хозяйке – она ведь от чистой и доброй души приглашала. Ему ничего не оставалось, как принять приглашение. Из простого чаепития посиделки стали перерастать в частые засиживания у гостеприимных хозяев. Мише несколько раз удавалось встретиться с дочерью хозяев, но только мельком в дверях: он приходил – она уже уходила, он уходил – она приходила навестить своих пожилых родителей.

Михаил очень аккуратно и ненавязчиво поинтересовался у Надежды Сергеевны об их дочери. Таня – единственный поздний ребёнок Барсуковых. Она для них была смыслом жизни. Выяснилось, что Танечке 23, она закончила одновременно два института, работает, живет отдельно и частенько забегает проведать родителей. Его порадовал тот факт, что девушка ни с кем не встречается. С того самого времени Михаил стал чаще и чаще бывать в гостях у Барсуковых. Родители Тани были рады такому гостю.

Сегодня Михаил не ожидал застать девушку одну. Он смотрел на то, как она быстро убрала разложенные журналы, газеты и ещё какие-то бумаги с дивана и пригласила его присесть. Девушка всё делала без лишней суеты, в то же время достаточно расторопно. Потом она включила приятную музыку.

– Танюш, надеюсь, я тебе не помешал?

– Нет, я читала, – при каждом движении её головы серьги в ушах колыхались и притягивали к себе.

– Любишь читать?

– Да, отвлекает от повседневности.

Взгляд Михаила опять привлекли болтающиеся в ушах серьги, длинные почти до плеч. Он пригляделся к ним и понял, что серьги дорогие, так же как и цепочка с браслетом. Михаил никак не мог найти определение – ни скромными, ни шикарными их назвать было нельзя, так же как её одежду спортивного стиля (топ и спортивные брюки) – золотая середина.

Девушка улыбнулась.

– Родители очень рады Вашим приходам. У отца даже самочувствие улучшилось, – в это время снова звякнул дверной колокольчик. – А вот и они сами.

Михаил вышел следом за девушкой в коридор. Поздоровавшись с хозяевами, он помог отнести девушке битком набитые продуктами сумки на кухню. Надежда Сергеевна осталась колдовать на кухне, а Дмитрий Константинович с гостем ушли в комнату. Таня куда-то исчезла, всего на пару минут, а потом появилась уже в юбке и топе.

– Тань, ты побежала уже? Подожди, сейчас мать ужин приготовит, – засуетился Танин отец. Миша следом вышел в коридор, с ужасом понимая, что их встреча с девушкой подошла к концу.

– Пап, я могу приготовить себе сама. И мне ещё нужно собраться.

– Успеешь. У тебя завтра целый день на сборы. Ты хоть на улице бывай больше. А то работа, дом и мы. Сходи хоть с Ленкой, прогуляйтесь до кафе, – предложил отец, вспомнив про подружку дочери, с которой они давно не встречались.

– Пап, давай не будем спорить. Я тебя люблю, – она поцеловала отца в щеку и взяла ключи с тумбочки.

– Вот ничего девчонка ни ест, ни пьёт, воздухом не дышит! – в сердцах махнул рукой Дмитрий Константинович и расстроенный направился в комнату.

– Может быть, сходим в ресторан? – неожиданно предложил Михаил. Таня уже собиралась отказаться, когда встретилась с умоляющим взглядом матери, вышедшей из кухни провожать дочь.

– Вот, правильно, сходите лучше в ресторан, чем вам с нами со стариками сидеть, – тут же вставил Дмитрий Константинович, вернувшись в прихожую.

– Правда, Танюш, ты ведь давно уже ни с кем никуда не ходила. Развеешься, – продолжила уговоры Надежда Сергеевна. Таня колебалась несколько минут. Ну, что ей стоит сходить с Михаилом в ресторан? Тем более его семья так много сделала для них. Он уже состоявшийся мужчина – серьёзный, ответственный. Бояться не чего. Тем более её мать просто боготворит его. Можно им с отцом сделать приятно – они всё – таки переживают за неё.

Она посмотрела на свою одежду. И встретившись с терпеливо ждущим взглядом Миши, произнесла без особой радости в голосе:

– Вам придётся подождать несколько минут. Мне нужно переодеться.

Таня вытащила из шкафа своё любимое платье на бретельках – натуральный шёлк золотистого цвета, струящийся по её фигуре. Девушка прошла по коридору, неся в руках такого же золотистого цвета босоножки на высоком каблуке и клач. Михаилу показалось, что перед ним нимфа из сказочного мира. Он залюбовался девичьими изгибами, когда Татьяна наклонилась застегнуть босоножки.

– Ну, вот я готова. Можем идти, – девушка поправила свои пышные волосы, раскидав их по плечам, и остановилась в ожидании действий провожатого. Брови мужчины на секунду вскинулись вверх, не веря, что Таня собралась так быстро. Михаил взял её за руку, как будто боялся, что девушка исчезнет.

В ресторане их обслуживали как VIP-персон. Таня заказала блюдо с понравившимся ей названием. Михаил отметил про себя, что у неё есть свой особый вкус ко всему. Они разговаривали обо всём. Девушка вела себя спокойно: ни закомплексованно, ни нервно, не кокетничала, не флиртовала, не старалась ему понравиться. Она чувствовала себя как рыба в воде. На любой вопрос у неё имелось своё мнение, иногда остроумное замечание, ирония или тонкий юмор. Но держала мужчину на расстоянии, не позволяя ни себе, ни ему перейти границу дозволенного.

Уже за полночь Михаил отвёз девушку по указанному адресу.

– Ты здесь живёшь? – спросил он, разглядывая пятиэтажку с редкими светившимися окнами.

– До завтрашнего дня. Одной скучно. Я переезжаю к родителям, а квартиру буду сдавать, – она подошла к подъезду, доставая ключи из сумочки. – Спасибо за прекрасный вечер, Михаил. Родители были правы – я развеялась и отдохнула. Спокойной ночи.

– Это тебе спасибо за вечер. Спокойной ночи, – Миша сделал шаг к Тане, намереваясь поцеловать её хотя бы в щеку, но она резко развернулась, легко вспорхнула по ступенькам вверх, открыла замок входной двери и скрылась в темноте подъезда.


Прошло полтора месяца, прежде чем Михаил сделал решительный шаг в их отношениях. Он надеялся, что печаль таившаяся в карих глазах Тани со временем исчезнет. Время шло, но ничего не менялось – Таня по прежнему относилась к нему как к другу семьи. У них не было доверительных отношений, каких ему хотелось бы. Таня никогда ни о чём не жаловалась, ни о чём не просила, не рассказывала о своих чувствах или переживаниях. Иногда создавалось впечатление, что она где-то далеко витает в облаках и то, что происходит в реальности её мало интересует. С другой стороны, она всегда была в курсе происходящих событий и светской хроники.

Они ужинали у него дома. Михаил добавил вина себе в бокал и предложил Тане, но она отказалась. Таня не забивала свою голову мыслями типа: он уже зрелый мужчина не имеет своей крыши над головой и живёт вместе с матерью. Сейчас люди живут так, как хотят. Кому как удобно.

– Вы сегодня никуда не пойдете? – поинтересовалась Анастасия Афанасьевна у сына.

– Нет, мы с Танюшей уже пресытились зрелищами и хотим побыть наедине, – Михаил, конечно, лукавил. Они в последнее время редко посещали людные места.

После ужина Михаил пригласил свою гостью прогуляться в ближайший парк. Их четырехэтажный дом на две семьи был расположен в самой фешенебельной части города на горе, возле реки. Место шикарное. А рядом старый парк, где раскидистые дубы, клёны, берёзы прятали под своими кронами влюблённые парочки.

Они шли молча, держась за руку. Михаил сплёл свои пальцы с пальцами Тани.

– Танюшка, как ты смотришь на то что бы остаться у меня на ночь?

Таня не отобрала своей руки, ни завизжала от восторга или, наоборот, от страха, не завздыхала. Как будто не расслышала вопроса. Миша хотел уже уточнить: слышала ли она, о чём он её спросил?

– Думаю, что эта идея не приведёт в восторг твою мать, – ровным голосом ответила она. – Как я уже заметила, она не очень-то рада тому, что мы с тобой встречаемся. Поэтому считаю, что нам не стоит продолжать встречаться.

Последняя фраза для него прозвучала как приговор. Надеялся совсем на другой ответ.

– А если не брать в расчёт мою мать? Есть ещё что-то? Например, наша с тобой разница в возрасте? – его этот вопрос волновал не менее их совместного будущего.

– Нет, Миш, меня разница не пугает. Но твоя мать спокойной жизни нам не даст.

Михаил остановился, останавливая за руку девушку. Откуда у нее такая уверенность?

– Я уже взрослый мужчина и мне решать с кем встречаться, или не встречаться. Ты не ответила на мой вопрос: ты останешься?

– Нет. Остаться на ночь – подразумевает под собой переход на близкие отношения, а я к тебе не испытываю чувств,– холодно ответила она. – Извини.

– Ты уверена в том, что ко мне ничего не испытываешь? – он был раздосадован, но постарался скрыть это в голосе.

– Да, – она печально наклонила голову на сторону. Её серьги заиграли в ушах, приковывая к себе взгляд мужчины. Он и раньше видел, что девушка не испытывает к нему того что чувствует к ней. Он уже давно сгорал внутри от страсти и любви к ней, но боялся показать свои чувства. Боялся, что своей любовью может ранить девушку.

Не сговариваясь, они, молча, двинулись в обратный путь.

Квартира, где жил Михаил по меркам Тани была шикарной – двухуровневая, большой площади и соответственно обставлена дорогой модной мебелью. Комната мужчины находилась на втором этаже, куда он и пригласил девушку. Его скромный уголок был и спальней и рабочим кабинетом – обычным жильём холостяка, но каким-то ухоженным. Тане нравилось бывать здесь, рассматривать картины, старинные предметы. Михаил немного коллекционировал и для своего хобби отделил довольно большую площадь, сделав мини-музей.

Время было позднее, Таня засобиралась домой. Миша должен был сделать решительный шаг, чтобы перевести их отношения с ней на новую ступень.

Он принёс чай на подносе и выпеченные его матерью булочки. Таня стояла у окна и рассматривала, как за окном играет листва. Она не слышала, как мужчина к ней приблизился и встал рядом.

– Хочешь чаю?

Таня вздрогнула. Михаил тут же положил свои руки ей на плечи и сжал их.

– Извини, не хотел тебя напугать, – Михаил прижал к себе девушку и поцеловал в шею, в плечо. Его поцелуи были горячими, но нежными. Таня поёжилась, наклонив голову в сторону, пытаясь прогнать губы мужчины.

– Миш, мы уже обсудили с тобой этот вопрос, – ровно и спокойно заметила она.

– Ты о чае? – его жаркие руки спустились ей на талию. Таня раньше не замечала, что у него такие большие ладони и длинные пальцы.

– Не притворяйся, что не понимаешь о чём речь.

Михаил разочарованно убрал руки. Девушка медленно развернулась и встретилась с взглядом мужчины. Таня поняла, что ей пора уходить. Уходить навсегда. Иначе они расстанутся врагами. Миша прочитал это решение в её карих глазах, но не мог допустить их расставания. Таня сделала шаг по направлению к двери. Мужчина только этого и ждал. Это был обманный маневр. Как только девушка расслабилась, Михаил как коршун бросился на добычу: его губы впились в её. Таня отшатнулась от его напора – такого страстного, от всегда спокойного, уравновешенного, серьёзного, солидного мужчины, она не ожидала. Михаил мёртвой хваткой одной рукой прижал девушку к себе, другой поддерживал её голову. Его губы стали ещё более настойчивыми, властными, язык проник в рот девушки. Таня почувствовала дрожь в коленках, а потом во всем теле. Она никогда не предполагала, что Миша может быть таким сильным. Жадным. Таня ждала, что он вот-вот бросит её на кровать и возьмёт силой. Возьмёт то, что считает нужным: ведь не зря же он всё это время водил её по ресторанам, в театр, в филармонию, на концерты, выставки и прочее. Теперь пришла её очередь платить. Но Михаил продолжал целовать её уже более нежно. Он ослабил хватку, поняв, что девушка от него не сбежит. Он старался её соблазнить, распалить, растопить лёд. И ему это удалось. Он почувствовал, как защита пала перед его напором, и Татьяна стала отвечать на его поцелуи. Он обнял её.

– Я не могу тебя отпустить. Не могу тебя отдать другому. Я хочу чтобы ты была моей. Только моей. Слышишь? Девочка моя, я люблю тебя.

Таня в ответ прижалась к нему, обвив руками его талию, и судорожно вздохнула. Миша снова и снова целовал её, а потом, подняв на руки, отнёс на кровать.

Через час Таня села на кровать, еле высвободившись из плена сильных и тяжелых рук мужчины. Он крепко спал и она решила его не будить. Девушка оделась, вспоминая, безумные ласки, сводящие с ума, и поняла, что, наконец-то, её разбудили ото сна, в котором она пребывала все последние пять лет. Она как снежная королева попала в плен к пламени. Может быть, Михаил прав и она поторопилась с выводами? Таня наклонилась к нему и поцеловала в щеку. Мужчина открыл глаза.

– Танюшка, ты куда? – заметив, что девушка полностью одета, мужчина схватил её за руку.

– Мне нужно домой. Спи. Я доберусь сама на такси.

– Может, останешься? – Миша сев на кровать, тут же стал одеваться.

– Нет. Родители волнуются.

– Я им позвоню, – предложил он. Ему так не хотелось её отпускать!

– Не надо. Лучше я поеду.

Михаил вызвал такси и проводил её до самой машины.


Ещё пару месяцев назад Таня считала, что для близких отношений между мужчиной и женщиной должна быть страсть, безумная любовь или ещё что-то такое, что захватывает дух. Но теперь поняла, что ошибалась. Михаил не был красив. У него уже наметился животик от долгого сидения за рабочим столом и телосложение явно не было спортивным. Но это не имело значения. Михаил для неё был не только любовником, но и другом. Его уравновешенность, спокойствие в решении любых вопросах создавало какую-то защитную стену для неё. Они не ссорились по мелочам, все спорные вопросы решали спокойно, как будто что-то обсуждали, картину на выставке или новый прикид артистов. Находили приемлемое для них решение.

Хотя внешнее спокойствие Михаила создавало иллюзию, что он во всех делах «тёпленький», это было ошибочное впечатление. Особенно это относилось к постели. Там он был пылкий, страстный любовник. Просто тигр.

– Тань, может, ты переедешь ко мне? Мне не нравятся твои ночные поездки на такси, – ему было не понятно её бегство домой в любое время суток. Девушка так ни разу и не осталась у него ночевать.

– Миш, я же звоню тебе, как приезжаю, – они лежали обнаженные на его кровати, переплетясь ногами. Михаил водил пальцами по бархатной коже возлюбленной. В тот момент, когда он наклонился поцеловать её грудь, Таня заметила, как приоткрытая дверь стала открываться ещё шире. Михаил заслонил своей вихрастой шевелюрой обзор и отвлёк её поцелуем в губы. Таня снова посмотрела на дверь, но та оставалась в прежнем положении. Девушка решила, что ей померещилось.

Анастасия Афанасьевна застав сына с Барсуковой обнажённых в постели, чуть не свалилась без чувств. Она быстро вернула дверь в прежнее положение и собралась уйти, как вопрос сына остановил её.

– Тогда мы могли бы поженится?

Прежде чем она услышала ответ на его вопрос, ей показалось, что прошла вечность.

– Миша, мы ещё мало знаем друг о друге. И потом я никудышная хозяйка и не умею так вкусно готовить как твоя мама. Ты тут же разведёшься со мной, – со смешком отозвалась Таня.

– Я не мальчик, что бы из-за этого разводиться. Полгода – достаточно, чтобы оформить официальные отношения, – твердо настаивал он.

– Я подумаю.

Миша уже знал: «Я подумаю» означает, что Таня будет искать мягкий отказ от его предложения, и настаивать изменить её решение будет очень сложно.

– Давай снимем квартиру и будем жить гражданским браком? – возможно, ей неприятно, что когда-то до неё он здесь с кем-то встречался. Хотя такого никогда не было. Миша не хотел так просто сдаваться. Их встречи его не устраивали – он хотел большего, а не только походы в ресторан или вечерние и ночные прогулки под луной. И потом это её постоянное бегство из его постели…

– Мои родители не понимают, что значит гражданский брак. Сожительство есть сожительство. Они это не одобрят.

Михаил понимал, что дело здесь совсем не в родителях.

– Тань, мне мало наших вечеров. Я хочу с тобой жить под одной…, – Таня не дала договорить Мише, нежно улыбнувшись, и ласково поцеловав его в губы. Только она умела так мягко заставить его замолчать.

Анастасии Афанасьевна на негнущихся ногах спустилась вниз, выпила корвалол и прилегла на диван. В её голове не укладывалось, что отношения её сына с Барсуковой зашли так далеко. Ей и раньше не нравилась эта пигалица Барсукова – она слишком молода для Михаила. Но всё же надеялась, что он одумается. Повстречаются и разойдутся. Найдет себе достойную пару. А с этой что взять? Неужели он не понимает, что она им вертит, как хочет. Поди и денежки из него вымарщивает. Она не должна допустить свадьбы!

Через неделю вернулся из армии младший брат Миши – Вадим. Разница в возрасте с братом была большой – 14 лет. Но Вадим как две капли похож на старшего брата. У Анастасии Афанасьевны созрел план, как расстроить отношения между Барсуковой и Михаилом. Как раз подвернулся удачный момент: Миша уехал в командировку, а Таня забыла ключи от машины у него в комнате. Девушка сначала предварительно позвонила и предупредила что зайдёт. Вадим был дома. Но Анастасия Афанасьевна до приезда Тани не успела поговорить по душам с младшим сыном. Вадим открыл дверь и остолбенел. Перед ним стояла «дива с обложки журнала». Девушка, улыбнувшись ему, поднялась в комнату к Михаилу. Вадим последовал за ней. Анастасия Афанасьевна поняла, что никакого разговора с сыном и не потребуется – всё получилось как нельзя лучше. Вадим по характеру был более порывист, напорист и бывало даже грубоват, когда добивался своей цели.

– Так вот значит, какую красавицу отхватил мой старший братишка. И прячет. Не показывает. – Каким тоном это было произнесено, Тане не понравилось.

– А Вы значит его младший брат – Вадим? – спросила она, ища ключи. Хотя ответ был очевиден – внешне братья были похожи как две капли воды.

– И давно ты с ним встречаешься? – все так же язвительно поинтересовался парень, разваливаясь на диване, небрежно кинув ноги на журнальный стол, и нагло рассматривая девушку.

– Давно, – Таня нашла, наконец, ключи и направилась к выходу, но Вадим как ракета подскочил с дивана и преградил ей дорогу.

– Может, зайдёшь ко мне, посидим, отметим знакомство и моё возвращение из армии? – игриво предложил он. Но в его глазах девушка прочитала зависть и вожделение.

– Михаил вернётся и мы обязательно отметим,– попыталась она сгладить ситуацию, чтобы ещё больше не разозлить младшего брата.

– И что ты в нём нашла? Увалень, в отцы тебе годиться. А я ещё молодой и у меня много сил.

– Сил? Для чего? – Тане не понравился поворот разговора, она списала это на то, что Вадим вернулся из армии и был обделён женским вниманием, а гормоны играют вот он и набрасывается на первую встречную.

– Ты разве не догадываешься?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2