Наталья Горская.

Бабье царство



скачать книгу бесплатно

Они так легко рассуждают об абортах, как будто сами их делали. Сами похожи на жертву аборта, как Остап Бендер выразился. Даже не знают, что во многих российских поликлиниках ещё с прошлого века нет ни только офтальмологов и пульмонологов, но и гинекологов там давно нет. Так что аборты делать некому. Население этого не замечает, потому что большинство женщин вообще не обращается к гинекологам. Они просто не ведут никакой половой жизни. Когда от мужчин остались одни алкоголики, женоненавистники и пугливые маменькины сынки, это не так уж трудно осуществимо. Проблема не в том, как сделать аборт, а как вообще забеременеть. Отловить хоть кого-то более-менее вменяемого. Есть выездные врачи, которые раз в квартал, а то и реже объезжают деревни и посёлки. Они в ужасе! Они находят женщин, которые даже не знают, кто такой гинеколог и зачем он нужен. Их мужья уверены, что гинеколог лечит венерические заболевания, поэтому могут поколотить жену, если узнают, что она ездила в женскую консультацию. Врачи объясняют им, что репродуктивная система женщины может пострадать не только у тех, кому есть с кем спать, но и в результате переохлаждения, например, или поднятия тяжестей. Им с трудом удалось уговорить на госпитализацию бабу из соседней деревни, которая в холодную погоду копала огород, опустила себе почку и промочила ноги, отчего началось воспаление придатков. Она отнекивалась, превозмогая ужасную боль, и уверяла, что вылечится самостоятельно с помощью но-шпы. Согласилась поехать в больницу, когда её стало рвать какой-то слизью. Если б это были какие-то дикари неотёсанные, а то ведь попадаются люди с образованием.

Народ настолько застрял в депрессии и потерял к себя всякий интерес, но иные по десять лет не делают даже флюорографию! И это на северо-западе России, где всегда актуальна проблема туберкулёза из-за сырого и холодного климата. Рядовой современный человек, который хотя бы по минимуму интересуется своим здоровьем, знает, что раз в год надо делать рентген грудной клетки, хотя бы раз в полгода менять зубную щётку и посещать стоматолога. Но в глубинке люди вообще к врачам не ходят. Их там нет. Там стоят разгромленные медучреждения с выбитыми окнами, даже в крупных посёлках и городишках. Огромные мощные здания ещё сталинской постройки, которые разломать не так-то легко. В одной такой больнице недавно фильм о войне снимали, потому что вид, словно Мамаево побоище прокатилась.

Ульяна по работе часто проходила медосмотр, и если раньше это было возможно в местной поликлинике, где имелись врачи всех специализаций, то теперь больше половины врачей отсутствуют. Молодые матери переживают: нависла угроза закрытия отделения педиатрии. И это не какая-то деревенская амбулатория или ФАП, а городская поликлиника! Даже в районном центре врачей приходится вылавливать по отдельности, а лучше сразу ехать в соседний район – там специально сделали платный медицинский центр для прохождения банальных медкомиссий, кому на права надо сдавать или для устройства на работу, для поступления в техникум.

Некоторые сразу платят установленную таксу и получают ворох необходимых справок и бумаг, чтобы по кабинетам не скакать.

На фоне этого какие-то идиоты начинают доказывать, что русские бабы буквально не вылезают с абортов. Они уверены, что у подлых женщин хобби такое: «залетать» от каждого встречного и прерывать беременность от нечего делать. Конечно, есть барышни, которые не хотят рожать «от этого козла», хотя зачем-то ложатся с ним снова и снова. Но таких оригиналок не рожать надо заставлять, а предлагать помощь психолога, чтобы выяснить, почему у них настолько поганое к себе отношение. Женщина, которая ведёт безалаберный образ жизни и спит исключительно с теми, кто ей не нравится, не сможет дать ребёнку необходимого тепла и уюта. Мало несчастных нежеланных детей с колоссальной программой самоуничтожения от таких проблемных родителей? Но борцам за рождаемость и такие сойдут. Их можно узнать по вечно кислой физиономии, которую они считают признаком интеллекта и духовности, на которой отпечаталась боль сразу за всё Отечество. Тусуются во многих передачах, особенно на тему многодетных алкоголиков и помощи сиротам, где не забывают сказать, какие все бабы падлюки, и трясут жиденькой бородёнкой, которую лучше сбрить при такой неважной растительности на щеках. Но надо как-то поддерживать имидж настоящего мужика. А имидж всегда нужен до зарезу только тем, в ком мало свойств носителя этого имиджа. Как ни странно, но среди них много жителей мегаполисов, которым вдруг приспичило косить под народ от сохи или из какой-нибудь слободы. У них это плохо получается, но они так самозабвенно увлечены игрой, что и не знаешь, чем из неё можно выдернуть. Мужика они себе представляют, как визгливого хама, который по жизни цапается с бабами, то и дело «ставит их на место», обвиняет во всех бедах и прикладывает крепким словцом, чтобы помнили, кто тут главный.

От них разит ненавистью к людям, но при этом они переживают за демографию. Может, в этом и ответ? Когда их видишь, сразу понятно, почему в стране падает рождаемость. От ненависти. От такой «любви» дети не родятся, в этом вся причина – люди не любят друг друга, как бы они это ни отрицали. Люди мешают друг другу в тесных жилищах, сражаются за тающие рабочие места, за очередь в кассу, за место в электричке. За место под солнцем. Они согласны, что надо рожать детей, чтобы заменять выбывающих в этой борьбе. И начинается борьба за повышение рождаемости. В сельском хозяйстве есть такое понятие, как «борьба за урожай». Но урожай нужен, чтобы его переработать и съесть. Дети – это не корнеплоды, которых надо побольше надёргать из матери-земли и свалить в кучу, чтобы потом сравнить, чья куча больше получилась. Дети – это люди. Пусть ещё маленькие, но люди, а не овощи. И детям лучше всего живётся, когда мать и отец рожают их в любви, растят вместе в пригодных для того условиях и любят друг друга. Нравится это кому или нет, но так устроен человеческий детёныш, что ему это очень важно, и ничего с этим не поделать. Когда родители вместе только пьют, собачатся, ненавидят и предают друг друга, вступают в брак «по залёту» или из-за квартиры – ребёнок всегда страдает или не рождается вовсе. Жених приведёт в коммуналку к родителям невесту – будут её там любить? Там много лет идёт война за каждый метр, а тут новый жилец, который может родить других жильцов. Нет, это не озвучивается, люди стараются выглядеть цивилизованными, но это витает в воздухе. Этим пропитан сам воздух. Спёртый воздух переполненных людом квартир, тесных как гробы.

Ульяна недавно ехала в автобусе с учёбы, рядом сидели две молоденькие мамы с маленькими детьми. Через проход от них сопел какой-то задрипанный пьяненький мужичонка – спитой задохлик в подтянутых до подмышек трениках, как на популярном постере из Интернета: «Не для вас, куриц, мать такого орла растила!». Вдруг это чучело одобрительно зачмокало мерзкими слюнявыми губами:

– Ай, молодцы, девки! Молодцы, что рожаете, не то, что остальные пронститутки. У тебя сын? Солдат, значит. Молодец! Будет кому Рассею-матушку от гада защитить! А у тебя это чего… Девка? Ну, ладно, тоже ничего… Будет кому ещё рожать, ежели чаво.

Осчастливил прямо-таки всех своим одобрением! Потом в такой раж вошёл, что принялся и других лиц женского пола допрашивать, у кого есть дети и сколько. Зардевшуюся от такого приватного вопроса школьницу беспощадно отчитал:

– Дуры инфантилийные! Ходют, жопой вертют, а о деле не думают. Где дети твои, пачаму не рожашь? Наверно, трахаешься лет с десяти – знаю я вас, поколение пепся! А чего ж не родила до сих пор? Больная, что ль, какая? Москвичка вон одна родила в пятом классе и ничего, а тебе особое приглашение надо?

Некоторые отмахивались от него, другие прилежно отвечали, как урок в школе: «У меня – два сына! Было… Они уж спились, зато успели трёх внуков сварганить». Мужик снисходительно ставил им «зачёт», а Ульяна подумала, что с женщиной надо сделать, чтобы она с такой готовностью отчитывалась о своей самой сокровенной сфере жизни? И перед кем? Перед отжимком каким-то. Ещё она подумала, что скажет ему, когда он к ней подвалит. А ведь он подвалит! Уже во вкус вошёл стараниями этих колымаг. Вскоре задохлик действительно смело плюхнулся на сиденье рядом с ней:

– Ну, а у тебя дети есть? Сколько? Или внуки ужо? Ты им накажи, чтобы дурью не маялись, рожали поболе гандонов мелких, а то эти пронститутки обнаглели, твари безмозглые, ни фига о стране не думают! Солдат надо поболе, мужуков – нас вот, то есть. Чтобы было кому, панимашь, Родину, мать её, от гада защищать, ежели чаво…

– Нет у меня никого, – ответила Ульяна хмуро, сделав вид, что зачиталась справочником ветеринара по крупному рогатому скоту.

– К-как так?!

– Ваше-то какое дело? – ответила она равнодушно.

– Кто-то же должон вас, дур, учить патриотизьму! Иначе из-за таких вся Рассея-матушка обезлюдит! Пачаму не родила новых соплежуев, я спрашиваю?!

– Не знаю, – пожала плечами Ульяна. – Не замужем я.

– Ах, тебе ещё и мужа подавай, цаца! Лёгкой жизни захотела? С мужем любая дура напаскудит, а сама не пробовала, чтобы мужуков от важных дел не отвлекать…

– Нет, – засмеялась она, не выдержав степени его глупости, и щёлкнула пальцем по обложке справочника. – Сама по себе особь женского пола не рожает, это Вам любой ветеринар скажет.

– Ах ты!.. Вот теперь из-за таких Рассея на грани вымирания…

– Слышь ты, придурок, ты уже достал тут всех, – дёрнула мужичонку за шкирку здоровенная баба, сидящая сзади. – Ты сам кто такой, чтобы тебе отчёт давали, кто и сколько родил? Чего ты ему втолковываешь, откуда дети берутся, если он кроме устройства стакана больше не знает ничего? А эти-то курицы мокрые чуть ли ни в письменном виде объяснительную несут, сколько и кого у них между ног вылезло. Ещё б доклад оформили, кто конкретно их брюхатил, тьфу! Потому и от мужиков фигня осталось, что вместо баб услужливые подстилки, готовые каждому постороннему себя на оценку выставить.

– Так должон же кто-то учить вас патриотизьму! Чтобы было кому Родину от гада защищать, ежели чаво! – обиженно заверещал плешивый любитель детишек, но баба оказалась мощнее его не только по комплекции, но и по силе глотки:

– Ты что, сам жить умеешь, чтоб других этому учить? По твоему использованному облику не скажешь. За своими сперматозоидами лучше следил бы, чтоб какая дура не понесла, а то «красавцев» таких уже ставить некуда. С какой стати любви к Родине нас будет учить какой-то рыгающий пивной бочонок на кривых ножках? Занимайтесь, сударь, своими сугубо мужескими делами – пьянками и гулянками, а с прочей ерундой мы сами как-нибудь справимся. А то повылазили из притонов и кабаков, о рождаемости загалдели со своими козлиными мордами. Лезут туда, в чём ни черта не смыслят! Письку свою сунули, вынули, и дальше блудить побежали, а потом бабам доказывают, как тем повезло детей плодить от таких полудурков. Ты-то сам сколько жён бросил, пока пьянствовал, сморчок безродный, сколько детей лично сам вырастил? Или только сынков-собутыльников себе настрогал, чтобы было кому за водкой бегать и бутылки сдавать, да? Сколько своих дружков споил под крики «про патриотизьму»? Пьяницы проклятые – вы и есть главные враги России! Страну и баб пропили, население выкосили в пьянках, а теперь ищут какого-то «гада», на которого можно было бы разом всю вину свалить. Овец безотказных слишком много вместо женщин – вот в чём ваше счастье: они-то и вводят вас в заблуждение, что вы из себя что-то представляете. Ишь, повадились лезть в каждую матку с претензиями, словно это какая-то лампа Аладдина, которая им по желанию и солдат народит, и новых собутыльников, и шалав помоложе! А то чагой-то выпить и перепихнуться не с кем стало, да? Сами себя вырастили бы и в люди вывели, а то собственную морду побрить не можете без травматизма, зато людей ею пугаете, да ещё и учите, кого в солдаты отдать, а кто «тоже ничего». Какая нормальная женщина захочет повышать рождаемость с таким мурлом, чтобы её дети с рождения вашу пьяную мерзость видели? Только если собутыльница какая-нибудь.

Мужичонка от пережитого шока выскочил из автобуса на ближайшей остановке, продолжая бормотать о «патриотизьме», то и дело упоминая того «гада», от которого следует защищать Рассею-матушку. Ежели чаво.

Они откровенно ненавидят женщин как явление, не умеют общаться с детьми, с мужчинами могут только пить, но при этом требуют, чтобы первые побольше производили на свет вторых от третьих. И не понимают, почему от такой «любви» не родятся дети. Те самые, которых они называют «соплежуями» и «мелкими». Они их тоже не любят, но требуют, чтобы их рожали побольше. Зачем им те, кого они ненавидят? Природа не терпит таких противоречий: она даёт человеку только то, что он страстно желает и любит.

А вообще, эти разговоры о повышении рождаемости, в которые теперь беззастенчиво ввязываются даже такие невежественные женофобы и самодуры, напоминали Ульяне сезон отпусков, если таковые в деревне есть, когда женщины на лето разбирали в частные хозяйства совхозных цыплят, поросят и телят на откорм. За добротно откормленного бройлера, а уж тем более за «нагулявшего бока» порося иногда платили хорошие деньги. А по осени начальник фермы ходил по улицам и зычным голосом напоминал:

– Девочки, сдаём мясо государству! Сдаём птичек, хрюшек, тёлочек, кто сколько вырастил – государству новое мясо нужно.

* * *

Человек не животное, как бы он ни стремился к этому состоянию, как бы ни опускал себя до этого. Он никогда не сможет жить только инстинктами, особенно в вопросах размножения. И не навязывайте вы алкоголикам семейные ценности – это просто опасно. Они ведь могут на них клюнуть. Недаром теперь на телевидении полюбили забавляться историями, как некую Марусю по пьянке кто-то обрюхатил за отсутствием других развлечений на досуге. Маруся едет на ток-шоу поведать о своём горе, чтоб помогли вычислить супостата. У половины деревни берут анализ ДНК, чтобы установить, чья работа. На таких передачах всегда присутствует элита в лице бывших балерин, которые не знают, куда себя употребить на пенсии, Прохор Шаляпин с очередной женой, обязательно кто-нибудь из духовенства, юная москвичка Валя Исаева, родившая в одиннадцать лет – нынче этого достаточно, чтобы отбоя не было от приглашений на телевидение. Естественно, борцы за повышение рождаемости тоже тут как тут. Они ставят зачёт Марусе, что хоть кого-то родила, в нашем полку прибыло, слава те. Результаты теста мурыжат до конца, чтоб зрители не соскочили. Отцом оказывается какой-то опухший дядька, которому долго всем миром объясняют, что такое ДНК и с чем её едят. В смысле, закусывают.

Выясняется, у Маруси ещё трое детей, распиханы по разным бабкам, мамкам, тёткам, интернатам. Отцов не знает – на фига оно ей. Щедрое телевидение берётся установить отцов всех детей этой несчастной пропитухи, которую пользуют все, кому не лень, а она рожает, словно это её вообще не касается. Отцом одного ребёнка оказывается азербайджанец, который ради Маруси бросил жену и пятерых детей на родной стороне, живёт у неё в сарае, как бы на всякий случай. В студию за ним приехали старшие дети, которые уже сами стали родителями, но мужик наотрез отказывается ехать домой. В студии долго выясняют, что же с ним такое выделывала эта расплывшаяся пьющая торба, чем так прельстила. Оказалось, оральным сексом – в родном Азербайджане с этим напряжёнка. До внуков дожил, и не познал такого счастья. Отцом другого дитяти оказался… родной брат Маруси, который очень гордится, что у него ещё есть дети «от шести разных куриц». Ну, вот сестре заделал, чтоб далеко не ходить. Да и в телестудии уже водит глазами в поиске нового мяса для соития, так что гламурная публика испуганно отодвигается от него подальше. Марусю спрашивать бесполезно, как это было: она ничего не помнит. Она по жизни такая, потому и рожает много: не помнит, что у неё уже есть дети. А от брата родила, потому что больше не от кого: кругом пьянь одна, а этот хотя бы раз в неделю трезвый. Можно сказать, почти трезвенник. Никто даже не заикается, что инцест свидетельствует о серьёзных психических отклонениях и генетических нарушениях у этих полуживотных. Борцы за рождаемость сражаются с любыми нападками на Марусю – зато родила! От кого, зачем, куда, где жить, как растить – не важно. Не до реверансов. Страна вымирает.

Этот зоосад заполонил сейчас практически всё. Некоторые каналы честно пробуют отойти от него, но пока плохо получается: по-прежнему выруливают на чьи-то грязные трусы. Если всё настолько плохо, если в стране столько несчастных людей, которые не умеют ужиться с другими несчастными, а семьи создают только в результате порвавшегося презерватива, то образованным и культурным слоям общества надо бы учить население нормальным отношениям. Но формат скандала требует ещё больше усугублять ситуацию, затягивать узел конфликта, для чего на телевидение вытаскивают с помойки неуживчивых незрелых уродцев, которые уверены, что семейная жизнь – это война, где свекрови могут только скубаться с невестками, а те терпят, потому что квартиру надо отжать «у старой дуры». Потому что денег ни у кого нет, только эти халупы, полученные старшим поколением при Советах за полвека каторги на вредном производстве. И вот мамы соревнуются с жёнами за своих облезлых сынков, каких и врагу в койку не пожелаешь. Сынки держатся отрешённо и даже гордятся, что им эта семейная жизнь даром не нужна, потому что институт брака себя исчерпал, если кто не знает. Брак создан для адекватных зрелых людей, которые дорожат отношениями, а недоделанные доказывают, что отношения нужны только их второй половине, а они сами в них угодили случайно или уступили из великодушия к жалкой влюблённой дуре или ради ребёночка – с благородными это сплошь и рядом случается. Не для себя же живут, а для красивого поступка. Теперь сорят претензиями, что девушка, выходя замуж, должна уметь готовить, содержать дом в чистоте, хотеть детей и уважать родню мужа. В ответ «девушки» доказывают, что мужчина должен уметь и знать ещё больше, а иначе он нафиг не нужен. Это называется социопатия – неспособность жить и ладить с людьми, когда кажется, что все мешают, всем «чего-то надо». Такие не понимают, что отношения – это постоянная работа над собой, которую они вести не способны, потому что считают себя слишком совершенными. Они не понимают, что одной рукой узелок не завяжешь: нужна вторая. И наличие этого второго человека им кажется унизительным: ну вот, прогибайся теперь под эту или этого! Одна сторона уверена, что другая просто обязана прогибаться под неё и всячески заискивать, в глаза заглядывать и отслеживать перепады в настроении: это же ей надо! Мужчины гнутся с трудом, но и среди женщин таких дурочек, к сожалению поклонников семейного садизма, почти не осталось. Вымерли или кто-то подобную дурь выбил своим наплевательским отношением.

Ведь люди не жалуются, что надо поливать цветы, чтобы они цвели, находят время и средства, чтобы ухаживать за ними. В этом и заключается жизнь, а огрызаться с дивана, чтобы никто не беспокоил – это позиция трупа. Никому ничего не должен, ну так никому и не нужен. Другие люди мечтают об отношениях, ищут их, кропотливо и бережно создают, а такие – тяготятся. Им все мешают, их никто не достоин – от них этим буквально воняет, хотя они сами уверены, что источают более приятные ароматы, а окружающие в их лице видят что-то очень благородное, которое снизошло до простых смертных. Колючие одиночки, неуживчивые матери, обидчивые отцы, высокомерные невестки и неприспособленные к жизни зятья выдумали под себя миф «кругом – сволочи, а я один среди них правильный, за что мне полагается награда». А их вместо награды обозвали «козлом» или «овцой», да ещё без квартиры и алиментов оставили! Нешта так можно со сверхчеловеком-то! Глупые выскочки, не более того. Сидят и выясняют, кто кому чего больше должен, что с ними пару раз переспать согласились. Тёща кричит, что зять обязан зарабатывать, а с её дочки достаточно, что она просто красивая. Пока во всяком случае. Потому что от такой «любви» женщина стремительно дурнеет. Ещё и свекровь лезет: «Ты кто такая, чтобы от моего сыночка помощи требовать?! Сама всё, тётенька, сама! Это не нам, а тебе повезло, что с нами пересеклась. Замужем побывала и ладушки – радуйся, что вообще туда взяли. Ишь чего удумала: с мужика требовать! А ты-то ему на что, ежели об тебя уже и ноги не вытереть?». Маму можно понять: она одна свою дитятку вырастила, как и положено истинной героине – кто бы сомневался. Прям, интересно глянуть, что там от папы осталось, если вообще жив ещё.

Не надо быть психологом или ясновидящим, чтобы понять: у таких никогда не будет хороших отношений. Они их боятся! Они тяготятся любыми отношениями, не говоря о таком неподъёмном для них чувстве, как любовь. Ведь любовь – не вздохи при луне, а ответственность за свой выбор, что ты выбрал именно этого человека со всеми его закидонами и глюками, да как бы ни пришлось пожалеть. Хочется идеального истукана, а приходится жить с живым человеком – вот что бесит жителя пластикового века.

Они могут конфликтовать годами с кем угодно, потому что ничего другого не умеют. Они не понимают, что близкие – это не проблема, от которой надо отбиваться всеми лапками, а возможность любить и общаться. Что ты не просто кому-то обязан и что-то должен, а ты – живой, ты нужен! Да, надо вставать утром и готовить завтрак детям, идти на работу, чтобы было на что готовить ужин. Тогда как кому-то не для кого работать и готовить, а кто-то вообще не хочет просыпаться, потому что ему не для кого жить, не о ком заботиться. Но ты пока можешь быть полезным для своих близких и любимых, а когда им хорошо, то хорошо и те… И вот тут выясняется, что их не радует, когда близким хорошо, – их это бесит! И просто распирает от счастья, когда близким плохо. Это видно сразу, как они буквально светятся, когда узнают в студии, что у жены нет денег на ипотеку, а недавний сожитель угодил в мужья к какой-то наркоманке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14