Наталья Филимонова.

Каникулы Теши Закроватного. Теша в поисках клада



скачать книгу бесплатно

© Филимонова Н. С., текст, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Глава первая
Марафонец

День традиционно начался со стука в дверь и протяжного крика: «Поооодъёооооом!! Вы там оглохли все?!» Вожатый Константин Алексеевич, он же Котенька, был безжалостен, как всегда.

Шестой отряд недовольно ворочался на кроватях. Вставать не хотелось никому.

– Ещё чуть-чуть! – душераздирающе зевнул Арам Домбаян.

Денис Квасников, а попросту – Дёма, натянул на голову одеяло. Серёжа Сёмочкин забурчал во сне и перевернулся на другой бок.

Миша лежал на своей кровати и смотрел в потолок. Подъём всё равно неизбежен, а сопротивляться неизбежному глупо, считал он. Единственное, что его действительно удручало, – это предстоящая после линейки пробежка вокруг территории лагеря, обещанная физруком ещё вчера. Бегун из Миши был так себе. Весьма и весьма так себе.

Не то чтобы в шестом отряде «Искателей» все были сонями и лентяями, вовсе нет. Просто так уж сложилось, что в эту смену в лагере «Солнышко» именно на долю шестого отряда выпало так много странных происшествий и приключений, что поспать было совершенно некогда. Вот и сегодня ребята всю ночь бродили по лагерю, а потом неожиданно познакомились с его старым хранителем – бывшим банником[1]1
  Банник в славянской мифологии сродни домовому, только живёт, как нетрудно догадаться, в бане. Иногда может озорничать.


[Закрыть]
Семёном, который звал себя теперь лагерным. Лагерный – совсем как домовой, только живёт в детском лагере и «присматривает» разом за десятком жилых корпусов, а ещё за столовой и пляжем.



– Живо вставайте! – разъярился наконец вожатый. – Я… я сейчас Ксюшу позову… Нет! Клавдию Аркадьевну!

Угроза была страшной. Старший воспитатель, худрук лагеря и вожатая младшего, седьмого, отряда Клавдия Аркадьевна Трамболюк по прозвищу Тромбон не гнушалась называть «цыплятками» и кормить с ложечки взрослых девятилетних людей. Видеть её в собственной палате ранним утром было бы уж слишком.

Миша решительно откинул одеяло и сел. Начиналась его вторая неделя в лагере.

* * *

– С сегодняшнего дня мы начинаем подготовку к одному из главных событий смены – родительскому дню! – Директриса Зоя Валерьевна Ногаева, или Нагайна, как называли её почти все (разумеется, исключительно за глаза!), была на построении, как обычно, подтянута, свежа и сурова. – Вы должны показать родителям, как выросли и загорели, чему научились.

Ввиду того что некоторые пока не научились ничему, в Красном уголке снова стоят наказанными господа Грохотовы из шестого отряда. Имейте в виду, эта ваза была мне дорога. Правда, простоят они там недолго, поскольку в отряде «Искателей» кандидатур на это почётное место много. Сегодня необходимо наказать также господ Славина и Домбаяна и юных леди Гасанову и Величко. Возможно, после того как шестой отряд образумится, он сможет также начать подготовку к родительскому дню. Клавдия Аркадьевна уже приготовила для вас программу…

– А тебя-то за что? – шепнул Миша стоящему рядом Араму.

Сам он, как и все остальные наказанные, убегал в тихий час из корпуса и был пойман директрисой с поличным. Неразлучные приятели Дима Доброхотов и Митя Гроссман, которых Зоя Валерьевна прозвала «Грохотовы», ещё и разбили старинную вазу в кабинете директрисы. Как они туда попали и что рассчитывали найти, Миша предпочёл не спрашивать.

– За свободомыслие, – с невинным видом ответил Арам, – и смелость в экспериментах.

Как Миша узнал по дороге в столовую, у будущего великого учёного Арама закончились взятые с собой из дома книги. А когда юному гению нечего почитать, это настоящая катастрофа. Некоторое время Арам слонялся из комнаты в комнату, ища себе занятие, а затем решил провести научный эксперимент. Из кандидатов в подопытные в корпусе были только ребята из отряда, вожатые и его собственная черепаха по кличке Че. Поскольку ставить опыты на животных Арам считал негуманным, в качестве подопытных он выбрал девочек.

В чём именно заключался эксперимент, Арам так и не признался, туманно сообщив, что он пытался измерить «скорость мыслительных реакций и формирования условных рефлексов в условиях стрессовой ситуации». Впрочем, завершить опыт и сделать из него какие-либо выводы ему всё равно помешали, поскольку Эля совершенно антинаучно позвала на помощь вожатых.

* * *

С пробежкой не задалось с самого начала. Физрук Михаил Евгеньевич бодро бежал первым, время от времени отходя в сторону, чтобы не упустить из виду отстающих. Рядом с ним бежала не ведающая ни страха, ни усталости Антонина Гаврина – Тоха из младшего отряда. Её кое-как обрезанные рыжие волосы постоянно падали на лоб, и Тоха недовольно их отбрасывала. Изредка её удавалось обогнать одному из Грохотовых.



Следом длинной цепочкой растянулись шестой и седьмой отряды – с первого по третий классы. Где-то в середине трусил Мишин извечный враг – Дёма Квасников. Он иногда оглядывался назад, чтобы скорчить Мише презрительную рожицу или бросить в него мелкий камушек. Камушки, впрочем, до Миши всё равно не долетали: между ним и Дёмой оказался весь младший седьмой отряд.

Миша бежал одним из последних, часто останавливаясь, чтобы отдышаться, и периодически переходя на шаг. В школе физкультура никогда не была Мишиным любимым предметом. Рядом с ним бежали только худенький и мелкорослый Арам Домбаян, рыхлый и полный Серёжа Сёмочкин да ещё самый маленький мальчик из седьмого отряда, впрочем, периодически обгонявший всех троих старших ребят.

«Если меня обгонит Сёмочкин, это будет уж слишком», – думал Миша.

– Не отставай, тёзка! – Физрук материализовался откуда-то прямо рядом с Мишей. – Лучшему бегуну сегодня полагается награда!

– Я стараюсь! – пропыхтел Миша, мрачно решив про себя, что физрук над ним просто издевается. Тот, впрочем, уже снова убежал далеко вперёд.

Возле стены корпуса шестого отряда Арам внезапно замер – да так неожиданно, что бежавшие сразу за ним Миша и Серёжа буквально врезались в него.

– Ай! Ты чего? – Серёжа, едва не упав, зацепился за ветку росшего рядом куста.

– С ума сошёл? – поддержал его Миша. – Финиш скоро, и так последние, а ты ещё тормозишь!

– Тихо! – Арам поднял руку в успокаивающем жесте. – Есть идея!

– Да некогда твои идеи обсуждать! – возмутился Миша.

– Ну, как хочешь… раз так, оставайся последним. А я считаю, что физподготовка всегда проигрывает интеллекту, – с этими словами Арам резко свернул с беговой дорожки и направился к своему корпусу.



– Стой… ты чего задумал? – Миша, собиравшийся уже махнуть на Арама рукой, начал о чём-то догадываться. Они с Серёжей переглянулись и, не сговариваясь, кинулись догонять Арама. Остальные ребята, успевшие убежать довольно далёко вперёд, не обращали на них внимания. Впрочем, был среди них один – тот, кто редко упускал случай насолить Мише и очень радовался тому, что тот отстаёт…

– Вы понимаете, – рассуждал Арам, неторопливо бредя к корпусу, – финиш у нас где? За главным корпусом. То есть на противоположном конце лагеря. Если верить Евклиду[2]2
  Арам очень любит читать учебники для старших классов. Школьную программу по всем предметам он освоил ещё в прошлом году. Кстати, Евклид – это древнегреческий учёный, который заложил основы математики.


[Закрыть]
, кратчайший путь между двумя точками – прямая. А беговая дорожка идёт по дуге, в обход лагеря. Значит, чтобы не оказаться последними, нам нужно всего лишь срезать путь. Правда, тут есть небольшая проблема: если мы просто в открытую побежим через лагерь, нас обязательно заметят все. Но! Если появиться перед самым финишем – из главного корпуса… из стены главного корпуса! Если нас кто-то и увидит, то глазам своим всё равно не поверит… Понимаете?

Миша уже всё понял. Как и Серёжа, разумеется. Им всего-навсего был нужен тот, кто умеет ходить сквозь стены.

* * *

В самых обыкновенных квартирах самых обыкновенных современных многоэтажных домов обитают необыкновенные существа – квартирные. Они присматривают за тем, чтобы был в доме уют, а в семье – мир и лад. Могут иногда и безобразничать, конечно, – если хозяева-люди им не очень-то нравятся. А видеть домовых, квартирных и прочих необычных существ – например русалок или того же банника-лагерного – могут только те, кто способен в них поверить. Чаще всего это дети. Лишь иногда – редко-редко – встречаются и среди взрослых настоящие романтики, готовые поверить в сказку.

Есть у квартирных ещё одна особенность – все они запросто могут ходить сквозь любые стены. А если взять квартирного за руку, то можно пройти сквозь стену вместе с ним.

Так сложилось, что Миша Славин, уезжая в летний лагерь, нечаянно взял с собой своего квартирного – юного Терентия Закроватного. Теша Закроватный был существом застенчивым и очень упитанным. Ещё его отличали мягкий пушистый мех светло-сиреневого цвета, длинный хвост и большие уши. Словом, самый обыкновенный квартирный.

Тот факт, что под кроватью у Миши обитает странное мохнатое светло-сиреневое существо, не мог долго оставаться тайной для других ребят из отряда. Ведь здесь, в отличие от родной квартиры, полным-полно тех, кто умеет видеть чудеса, – детей! Так что теперь о существовании квартирных было известно всему шестому отряду.

* * *

– Ну, я не знаю, – возмущённо бубнил Теша, недовольно подёргивая хвостом, – это опять из дому выходить мне, чего удумали. Никакого покою с вами!



Теша Закроватный был большим домоседом и терпеть не мог открытых пространств. Собственно, до этой поездки в лагерь он вообще ни разу не покидал родную квартиру.

– Я тебе последнюю шоколадку отдам! – сулил Серёжа Сёмочкин, чей рюкзак всегда был набит сладостями.

– Нету у тебя уже шоколадок, – просветил Теша. – Я точно знаю, сам последнюю того… ну, не важно…

Возмутиться Тешиным поведением Серёжа не успел, поскольку в этот момент дверь комнаты снова открылась.

– Ну и чё вы тут собрались, лузеры?

Денис Квасников единственный из всех заметил, как трое ребят свернули с дорожки. Приходить к финишу последним – с «лузерами» – ему совсем не хотелось. Но ведь они точно что-то задумали! После недолгих раздумий Дёма незаметно отстал от остальных и проскользнул в корпус своего отряда.

Арам оглянулся на Дёму и недовольно нахмурился.

– Ладно. Времени нет спорить. Бегом! Теша! – С этими словами он схватил упирающегося Тешу за пухлую лапку и побежал прямо в стену. Миша едва успел ухватиться за другую руку Арама, в него самого вцепился Серёжа Сёмочкин, а спустя секунду они все вместе вывалились на траву по другую сторону стены. Миша оглянулся: Дёма, вращая глазами, крепко держал в руках кончик Тешиного хвоста. «Ох, и достанется ему потом от Теши», – злорадно подумал Миша, отлично знавший, как трепетно относятся квартирные к своим хвостам, и как они способны испортить жизнь человеку, вызвавшему чем-то их недовольство. Впрочем, сейчас Теше, кажется, было не до хвоста: от неожиданности он и в самом деле кинулся бежать, да с такой скоростью, что ребята едва поспевали за ним.



– Я вам на всю ночь кошмаров нашлю! Всем! И комаров! И этих… клопов постельных! – обещал Теша на бегу. Миша надеялся, что квартирный к вечеру успеет забыть свои угрозы.

– В общем, главное – сразу замешаться в середину. Если будем в первых рядах – нас заметят, а нам этого не надо, – на бегу наставлял друзей Арам. Миша молчал, пытаясь сберечь дыхание. Серёжа только пыхтел – кажется, он уже не мог говорить. Что до Дёмы, тот как-то очень довольно ухмылялся.

Путь до главного корпуса прошёл без приключений: никто не обратил внимания на компанию, перебегающую от одного здания к другому.

Не останавливаясь, ребята вбежали в главный корпус сквозь стену, намереваясь промчаться сквозь здание и выйти с другой стороны. Правда, в коридоре им всё-таки пришлось остановиться: Арам буквально налетел на техничку, которая мыла полы.

– Ой, батюшки! – Глаза у технички сделались невероятно круглыми. Тешу она, конечно, видеть не могла. Зато прямо на её глазах четверо мальчиков выскочили из стены! – Батюшки-светы!

Техничка, держась за швабру, медленно осела на мокрый пол, продолжая подслеповато моргать.

– Извините! – попытался исправить положение Миша.

– Да чё там! – вклинился Дёма.

– Не обращайте внимания! – посоветовал Арам. – Понимаете, это всё от жары. Повышенное давление! Но нам пора! Извините!

С этими словами он потащил остальных дальше.

– Батюшки-светы, – снова пролепетала дрожащими губами техничка, когда четверо мальчишек исчезли в противоположной стене. Потом она подняла руку, чтобы перекреститься, передумала и вытерла лоб краем халата.

– Пора в отпуск! – сказала она куда-то в глубину коридора. – Пора!

* * *

– Пора! – Теша, которого ребята отправили в разведку, вернулся с вестями. Физрук наконец-то отстал, чтобы подбодрить бежавших последними.

Ребята ухватились за Тешу и дружно вывалились из стены – прямо перед изумлённой Тохой.

– Жульничаете! – хихикнула Тоха, не останавливаясь.

– Немного, – подмигнул ей Арам и задержался, чтобы, следуя своему плану, смешаться с бегущими в середине. Вместе с ним в колонне бегущих исчез Сёмочкин.

Однако Дёма, похоже, не собирался отставать. С довольным видом он вдруг пустился во всю прыть… и обогнал Тоху. Красная ленточка, обозначавшая финиш, была всего в паре метров перед ним.

Этого Миша допустить не мог. Если бы победительницей забега стала Тоха, это было бы справедливо. Но Дёма, как и он сам, смошенничал. Тоха, пробежавшая оба круга от начала до конца, конечно, уже устала… Сейчас Миша понимал только одно: ненавистный Дёма бежит впереди всех и вот-вот окажется победителем…

Отчаянным усилием Миша рванул вперёд и в несколько прыжков догнал Дёму перед самым финишем. Ещё мгновение – и Миша, обогнав соперника всего на пару секунд, сорвал финишную ленточку.

– Ну даёшь, тёзка! – восхищался им спустя несколько минут физрук Михаил Евгеньевич, выстроив всех бегунов в шеренгу. – Я-то думал, ты вообще бегать не умеешь, а ты, выходит, силы копил… настоящий марафонец! Вот Гаврина у нас спринтер – первая с самого начала, а к финишу – уста-ала, отста-ала, – растягивая слова, он похлопал Тоху по плечу, как бы утешая. – Но ведь молодец девчонка! Хотя есть, есть чему поучиться у наших пацанов…

Пока физрук торжественно пожимал руку Мише и вручал ему призовую шоколадку, Тоха стояла мрачнее тучи. Она-то, как и сам Миша, отлично знала, кто на самом деле был победителем.

Мише было очень плохо. Он отлично понимал, что виноват перед Тохой. Но ведь если бы не он, то Дёма! И всё равно он почему-то чувствовал себя предателем.

Тоха уходила к своему корпусу, даже не взглянув на Мишу.

– Тох! Тоха! – Миша попытался догнать её. – Тоха, пожалуйста! Ну возьми эту шоколадку! Ты… ты же заслужила её!

На секунду Тоха остановилась и обернулась, кинув на Мишу презрительный взгляд.

– Теше отдай… он заработал.

Гордо тряхнув стрижеными волосами, Тоха отвернулась и пошла дальше.



– Зря ты это, – шепнул, пробегая мимо, Арам. Следом за ним торопливо шёл Серёжа Сёмочкин. Вскоре они оба догнали Тоху и дальше шли уже вместе, о чём-то негромко разговаривая.

– Смотри не обляпайся шоколадкой-то… марафонец! – Дёма, проходя мимо, не упустил случая дать Мише подзатыльник.

Миша плёлся к корпусу в одиночестве, совсем не чувствуя себя победителем.

На одной из лавочек у дорожки сидели директриса Нагайна и техничка, причём Нагайна обнимала собеседницу за плечи.

– Это всё нервы, Ирина Львовна, – успокаивающим тоном говорила она, – жара, давление… потом, наверное, вы устаёте…

«С Арамом она бы точно договорилась», – подумал Миша про директрису. Техничка Ирина Львовна проводила его диким взглядом.

На следующей лавочке сидела не менее странная парочка: грустная почему-то вожатая шестого отряда Ксюша и покровительственно обнимающая её за плечи Катя Величко – первая красавица всё того же шестого отряда.

– Вы, Ксюша, совершенно не умеете с мужчинами обращаться, – наставительно говорила Катя.

«Везде какие-то нервные женщины, – с неудовольствием думал Миша, – всех кто-то утешает. Только я никому не нужен. Хотя мне вообще-то и самому никто не нужен. В конце концов, я мужчина. А шоколадку Теше отдам. Правда же – заслужил! Вот настоящий друг! Не то что эти все…»

Глава вторая
Да ну их, этих русалок!

– Квасников! Десять минут истекли, сейчас же на берег! – вожатая Ксюша, сердито жестикулируя, стояла по пояс в воде. Дёма Квасников, никак не реагируя, продолжал плыть куда-то в сторону буйков. Все остальные ребята из шестого отряда уже с сожалением выбирались из воды – включая даже Диму и Митю Грохотовых, которых Ксюше пришлось выгонять на берег едва ли не пинками. Впрочем, Грохотовы немало помогли Ксюше: обнаружив здоровенного краба, гревшего бока на большом валуне, они принялись пугать им девчонок: те, визжа, выбегали на берег со скоростью пушечных ядер.



Миша брёл к берегу по колено в воде. Вода сверкала и переливалась на солнце, и сквозь неё было видно каждую песчинку на дне. Иногда мимо, едва не задевая ноги, проплывали косячок мелких рыбок или полупрозрачная белёсая медуза. Время от времени встречались небольшие кустики или длинные плети водорослей, необыкновенно ярко-зелёных на фоне жёлтого песка. А когда ни водорослей, ни рыб не было, солнце просвечивало воду насквозь, и песок выглядел в его свете таким ярким, что казалось, будто идёшь по расплавленному золоту. Иллюзия исчезала, когда Миша глядел на свои ноги: в воде они смотрелись короткими и синеватыми. Миша не торопился: Ксюша всё равно была слишком занята Дёмой.

– Квасников!

На Дёму Квасникова авторитет вожатой не действовал никак. Ксюшу он не считал за взрослую и полагал, что слушаться её может только «малышня». Сам он был не только самым старшим, но и самым крупным в отряде, и с большим удовольствием задирал тех, кто был слабее и не мог дать отпора. Конечно, излюбленной мишенью Дёмы всегда был Миша Славин, который учился с ним в одной школе.

Ксюша беспомощно оглянулась на берег, где лежал в шезлонге, накрыв лицо футболкой, Константин Алексеевич. Некоторое время назад он едва не утонул, и с тех пор наотрез отказывался лезть в воду, заявив, что кто-то должен присматривать за детьми с берега. Впрочем, нельзя сказать, чтобы он присматривал так уж внимательно. Со стороны можно было бы подумать, что Константин Алексеевич попросту спит.

– Смотри, руки вытянул… к лесу куда-то! – Митя Гроссман, только что отпустивший на волю многострадального краба, подтолкнул в бок своего приятеля Диму Доброхотова.

– Так это ж мертвец… на сокровища указывает! – ухмыльнулся Доброхотов. – Из «Острова сокровищ»!

В следующие несколько минут ребята бурно обсуждали, куда в последнее время подевался Пью – одноглазая чайка, часто попрошайничавшая на пляже, и зарыт ли на самом деле в лесу клад. О существовании клада всем поведала всезнайка Вика Незнамова. Однако у неё была репутация человека, рассказы которого следует делить как минимум на два. Не то чтобы Вика была врушкой, просто считала, что всякую историю нужно рассказывать так, «как интереснее».

Тем временем в море разворачивалась драма. Денис Квасников, доплыв до буйков, повернул и поплыл наконец обратно – в направлении берега, далеко обогнув пытавшуюся догнать его вплавь вожатую Ксюшу. Кричать ему Ксюша давно перестала, поняв, что это бесполезно. В какой-то момент она почти догнала Дёму… но тут ей показалось, словно нога за что-то зацепилась в воде. И как-то уж слишком много вокруг оказалось морской пены. Попытавшись высвободить ногу, вожатая ударила по воде, но руку вдруг свело судорогой. Ксюша начала биться. Кричать она не могла, поскольку её голову будто что-то тянуло под воду – девушка боялась захлебнуться, наглотавшись воды.

Дёма тем временем уже неторопливо выходил на берег, не оглядываясь на вожатую.

– Да это же… – Миша, случайно взглянув в сторону моря, мгновенно понял, что происходит, – и куда лучше, чем сама Ксюша. Ведь, в отличие от вожатой, он мог видеть русалок. А с этой даже был немного знаком.



Русалка Аглая вовсе не была плохой. Скорее, очень легкомысленной. Просто русалкам бывает скучно в море. Они могут спасти вас, если вы тонете, а могут и, наоборот, утащить под воду. Просто так, от нечего делать, или если вы им чем-то не понравились. А может, и наоборот, – потому что понравились. Например, несколько дней назад Аглая спасла тонувших Мишу и Константина Алексеевича. Тогда-то и оказалось, что суровый на вид и вечно сердитый Котенька на самом деле – безнадёжный романтик и мечтатель. Потому что он, хоть и был взрослым, смог увидеть русалку. А увидев, немедленно в неё влюбился. Он даже писал ей стихи, передавая записочки через Мишу. Впрочем, Аглая только смеялась над юным воздыхателем.



А теперь Аглая – в шутку или всерьёз – топила Ксюшу. На пляже, кроме ребят из шестого отряда и их вожатых, не было почти никого. Только поодаль загорало какое-то семейство – видимо, из близлежащего посёлка. Пузатый отец читал книгу, мамаша лежала, накрыв лицо кепкой, и только время от времени выглядывала из-под неё, чтобы убедиться, что с её детьми всё в порядке. Дети – мальчик и девочка лет трёх-четырёх – строили из песка замок. Вряд ли этим людям пришло бы в голову, что на пляже при детском летнем лагере можно утонуть – глубина здесь невеликая. Даже если бы кто-то из них заметил Ксюшу, скорее всего, решил бы, что она просто дурачится.

Миша растерялся, не зная, как поступить, – ведь он был не слишком хорошим пловцом, да и Аглая вряд ли его послушается.

– Костя! – отчаянно завопил он, от ужаса забыв даже назвать сурового вожатого по отчеству. – Костя, Ксюша тонет! Аглая!

Костя вскочил с шезлонга, на ходу срывая с головы футболку, и пару секунд озирался с безумным видом. Потом, увидев, что происходит в море, он мгновенно проснулся и побежал к воде, как всегда высоко поднимая колени и прижимая локти к туловищу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3