Наталья Барабаш.

Желтый мокасин для любовника. Веселые рассказы



скачать книгу бесплатно

© Наталья Барабаш, 2017


ISBN 978-5-4483-6385-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Неожиданные встречи

Чехов и таксист

Я плюхнулась на сиденье рядом с таксистом и блаженно выдохнула. Можно расслабиться. Отпуск начался. И дорога в аэропорт обычно – приятное его предвкушение. А тут еще фирма, в которой я обычно заказываю машины, подогнала не обычную раздолбайку, а приличный новенький Форд. «Наконец-то повезло!» – подумала я, пытаясь забыть те сто барьеров, которые выставила мне перед отъездом не желавшая отпускать меня родина.

…Первым у таксиста отказал прикуриватель – и я поначалу не придала значения чертыханью водилы:

– Блин, новая же машина! Два месяца назад купил! И уже посыпалась!

Через 10 минут полетело радио. Потом замолкла рация. Почти на выезде из города новенький Форд стал отрубаться на ходу, создавая иллюзию, что меня везут не по дороге, а по железной стиральной доске.

– Ничего, я до аэропорта дотяну! – с интонацией пилота подбитого истребителя причитал водитель. Но Форд чихнул, помотал башкой и встал намертво, как ослик в «Кавказской пленнице».

Время клонилось к ночи. Грустный водила вызвал по телефону подмогу и минут через 20 – я начала приплясывать от нетерпения – подъехало новое такси уже без выпендрежа: раздолбанное, с фонарем на крыше и веселым рыжим водителем, казалось, руль вот-вот хрустнет в его могучих руках с вытутаированной на пальцах пальмой.

– Пойдем, поговорим! – отозвал он в сторону моего водилу. Хлюпик с Форда зашел за машины и я услышала шум разборки. Делили меня – вернее, мои бабки за проезд. Наконец я была разделена по-честному. Рыжий здоровяк перетащил мои вещи в свою машину. Мы тронулись.

– Надо же! И не боитесь вот так ездить! – начал он.

– Как «так»?

– Ну сели к незнакомому в машину. Я про того дурня…

– Так он от фирмы!

– От фирмы?! Ха, он же на своей машине! Отстегивает просто 30 процентов от выручки. А что случись – ищи его! Никакого контроля! Нет, смешные у нас люди. Думают, если звонят в фирму, так от всего застраховались. А там вся фирма – диспетчер и водилы, которым он заказы передает. Недавно одного такого таксиста милиция пыталась найти – случайно знаю, тоже вызывали, что-то он с пассажиром учудил. Да куда там… Это вот я в штате. Тут хоть какой-то контроль. Хотя… Тоже такого рассказывают! Я вот пассажира всегда спрашиваю: как везти? Будем по шоссе в пробках толкаться или в объезд по тропкам? И многие говорят: ничего, потолкаемся! Зато на людях. А так водитель куда-нибудь завезет и… Сами понимаете.

– Что, что понимаю? – заволновалась я. – Я ничего такого не слышала. Езжу себе спокойно…

– Ну вы даете! Спокойно! Тут такое случается!

– Да что случается-то? – нервно переспросила я, с опаской наблюдая, как водитель без всякого моего согласия свернул с освещенной трассы в проулок.

– Да вот недавно.

Девушка одна в такси села. С сумочкой. (он скосил огненный глаз на мою «Макс Мару»). – А вышла уже безо всего.

– Голая? – мазохистки уточнила я.

– Ну в каком-то смысле. Без денег. А один мужик вообще две недели назад выехал в аэропорт. И пропал. До сих пор ищут…

– А машина?

– Что машина? Водитель чеченец, говорит – довез до места. И все ему верят. Понятно, почему, да?

– Мне другое непонятно – зачем водителям из фирмы пассажиров грабить? Чтобы потом всю жизнь от милиции скрываться? У них же – ничего – ценного – с собой – нет! – убедительно, почти как заговаривающий от энуреза Кашпировский, проговорила я, поглядывая на залихватские пальмы на пальцах водилы.

– Ну, это вы зря! Взять всегда есть чего! – со знанием дела хмыкнул он, и за секунду сканировал меня наглым рыжим глазом.

– Вы вот в аэропорт едете. Значит, при деньгах…

– Но деньги-то все сейчас на карточках держат! – выдохнула я, прижимая к себе сумочку.

– Ну, тысячу-то евро наличными везете! – точно назвал он сумму, как будто пересчитал ее в моем кошельке. – Ювелирка – тут я прокляла себя за то, что надела дорогущие сережки и еще более дорогие часы – побоялась класть их в сумочку, дура!

– Опять же вещи – вон у вас чемодан 16 кило весит. 16 кило вещей – там есть что продать. Тысяч восемь евро на круг можно взять! – оценил он меня так, будто я уже была неподвижное тело.

Как ни странно, высокая оценка моей товарной стоимости даже взбодрила, но тут мы свернули совсем уж в темный проулок.

– Или вот еще, – не унимался этот садист. – Вы машину к дому вызвали. Телефон ваш у водителя имеется. Узнать, в какой именно квартире вы живете – пара пустяков. А раз в аэропорт едете – значит, квартирка пустая… Или кто дома остался?

– Остался, остался! – затараторила я. – И еще у меня собака большая. Дог… Очень злой…, – зачем-то оговорила я своего добрейшего пса.

– Вот, вы уже и про собаку предупредили. Нет, осторожнее надо! А то у нас недавно банду водителей раскрыли. Они вот так в дороге узнавали у пассажира все подробности: куда едет, надолго ли – мол, не надо ли обратно встретить, кого из близких куда отвезти. А иногда и спрашивать не надо, сразу целой семьей грузятся – на отдых все уезжают…

– Нет, мы по очереди! – опять соврала я.

– Короче, водители те квартирки примечали, а потом их грабили. Я в милиции сразу сказал: я тут не при делах. Ребят тех знаю, да. И пассажиров тех тоже возил. Но это – совпадение. А то чуть что – сразу Рыжий! – и водила как-то нехорошо хохотнул.

Я стала перебирать в памяти, скольким водителям я мило рассказывала в такси, куда и на сколько еду.

– Я гляжу – вы вообще дамочка смелая, – не унимался мой мучитель. – Сели на переднее сиденье…

– А на к-какое надо?

– Да нет, дело ваше. Но вот я приторможу в темном переулке, сумку у вас вырву и из машины на ходу вытолкну. Опасно. Особенно ночью…

И он резко сбросил скорость на повороте, так что взвизгнули тормоза.

Я уже собралась было закричать: «выпустите меня немедленно!», но что-то остановило.

«Для настоящего грабителя он слишком много болтает. Просто развлекается мужик,» – зло подумала я. И желание отомстить поднялось к горлу душной волной. Я вспомнила Чехова. Тот его рассказ про барина, который, перепугавшись ямщика, таких ему ужасов про себя наговорил, что тот посреди лесной дороги сбежал. И пошла в ответную атаку.

– Ну, вы тоже человек смелый! Такую опасную профессию себе выбрали! Водители-то по риску нападений – на первом месте. Ведь и грабят вашего брата, и убивают. Причем иногда и не скажешь по пассажиру, на что он способен. Даже женщины стали нападать! Вот так сядут на первое сиденье…

– Вы тоже слышали? – дрогнул голосом водила, и я поняла, что на верном

пути. – Про девушку?

– Про какую из них? Ту, что убивала водителей шелковым шнурком? – поинтересовалась я, поправляя тоненький шелковый поясок на платье.

– Или про ту, что приставляет к горлу заколку и забирает выручку? – и я поправила ужасную заколку в волосах, которая давно напоминала мне заточку. – Кстати, говорят, это может быть одна и та же дама, – добавила я, скромно потупив взор.

У водилы как-то странно дернулась щека.

– Не, я про этих не слышал! – протянул он и снова скосил на меня рыжий лошадиный глаз. – Я про ту, что села к нашему водителю две недели назад в Домодедово. Сказала – отвезите в Бирюлево. А утром нашли машину с мертвым таксистом.

– И что случилось? По вашей версии? – с иронией истинного знатока поинтересовалась я.

– А кто знает? – настроение у моего веселого спутника резко падало. – Может, он к ней пристал, а она мужу пожаловалась…

– Смешной вы. Будто дамских романов начитались. Выручку она у него хотела забрать. Заранее с подельником договорилась. Так всегда делается. И заманила таксиста в темный проулок. Ну, в такой, какой мы сейчас проезжаем!

И я зловеще хохотнула. – Мне ребята – они из тюрьмы недавно вернулись – рассказывали: там много таких сидит, которые на водителей нападали. Уж больно дело выгодное. Трудно устоять… Кстати, выручка у вас большая? Вот вы сегодня сколько везете?

– А что я? – вдруг задергался водитель. – У меня сегодня – просто слезы!

– Ну, тысячи три – четыре-то из этих слез накапает. Для многих и это – деньги. А потом – может, им машина была нужна, С водителем. Знаете, бывает нужно банк ограбить, то, се… Ну а лишний свидетель – сами понимаете.

– Чего я понимаю? Не хочу я этот беспредел понимать…

– Ну, кто ж вас будет спрашивать – хотите, не хотите, – сказала я ледяным тоном. – Пистолет вам покажут – я как бы между прочим щелкнула замочком сумочки, – и поедете, как миленький! Кстати, вас еще не грабили?

– Да типун вам на язык! – зло сказал водитель и мы буквально вылетели на автостраду. До аэропорта докатили молча. Каждый невесело думал о своем. Я – о том, что каким бы болтуном-провокатором ни был этот водила, а прислушаться к нему стоит. Мы действительно расслабляемся в период отпусков. И иногда выдаем о себе лишнюю информацию.

А еще – хотела бы засвидетельствовать свое искреннее уважение Антон Палычу Чехову. Выручил. Говорят же – настоящие классики не стареют…

Майне фрау – фрау Шон

Петр Семенович нашел свое счастье в 70 лет. Счастье звали Елена. А если полностью – фрау Шон. Что по-немецки значит – прекрасная. Они познакомились на отдыхе в Греции. Елена уже 20 лет одна жила в Австрии. Москвич Петр года два как овдовел. Короче, встретились два одиночества, а отдых закончили уже нежной парой. Сыграли в Москве свадьбу и отправились жить к Елене в австрийский городок. Недели две теснились в ее маленькой съемной квартирке: одной-то ей места хватало. А теперь – семья! Ну и решили снять побольше. Вот только помогать в этом деле Петр никак не мог. Языка не знает. Ориентируется в чужой стране плохо. Гулять только с женой и выходит.

Хорошо, Елена – женщина энергичная. Быстро жилье нашла, вызвала грузовик, чтобы имущество перевезти. Сама поехала с вещами. А Петру Семеновичу велела садиться за руль их машины и ехать сзади: не возвращаться же потом за автомобилем!

И тут на одном из светофоров Петр Семенович замешкался, да грузовичок с Еленой-то и потерял. Рванул потом на перекрестке – а там три дороги в стороны расходятся. Как в сказке. А главное – жены с грузовичком нигде не наблюдается. Поехал Петр Сененович по главной дороге – нет грузовичка. Стал разворачиваться, куда-то свернул… Не нашел уже и перекрестка. Решил сам доехать до нового дома. И совсем заплутал. Остановился подумать. Тут-то до него весь кромешный ужас ситуации и дошел.

На новой квартире Петр Семенович был один раз и дорогу туда не запомнил.

Адрес новый он не знает. Старый адрес не помнит. Да и нет у него знакомых по старому адресу.

Телефон его остался в грузовичке в сумке с документами. И кошельком.

А номер телефона своей Елены Прекрасной он даже и не думал учить, раз в телефон его забил.

И – ни слова ни на каком языке.

Есть от чего с ума сойти.

Еще несколько часов отчаянно кружил Петр Семенович по городку, пытаясь найти хоть что-то знакомое. Ничего.

И поехал он сдаваться в полицию. Подходит к господину полицейскому. И говорит ему единственное, что может сказать по-немецки:

– Майне фрау – фрау Шон!

Полицейский улыбается. Хорошо, мол, повезло тебе, мужик. Чего хочешь-то?

– Майне фрау – фрау Шон! – уже нервничая, пылко повторяет Петр.

– Да отлично! Поздравляю! Не у всех фрау – шон. Бывают препротивные особы. Надо-то чего?

А сам вглядывается пытливо. Тогда Петр хватает его за рукав. Тычет в себя пальцем:

– Их… Это… Бин… Петр Кустов. Майне фрау – фрау Шон!

И показывает на улицу, театрально разводя руками.

Тут другие полицейские стали подтягиваться.

– Сумасшедший, что ли?

– Или жена от него сбежала? А нечего было в его возрасте на фрау шон жениться. Мог бы и попроще найти!

– А может, пьяный?

И спрашивают строго:

– Ваши документы?!

Слово «документы» Петр из старых советских фильмов вспомнил.

– Нихт. – разводит руками. – Они в сумке у меня. А сумка в грузовичке. На котором уехала МАЙНЕ ФРАУ – ФРАУ ШОН!

И видит, что от этих единственно знакомых слов полицейские как-то звереют.

Говорят:

– Пройдемте!

– Да вы что? – суетится Петр. – Я просто по-вашему не понимаю! Знаю только: «русиш швайн»! И «Гитлер капут»!

Ну, тут полицейские уже совсем рьяно бросились его на наркотики и алкоголь проверять. Но что-то стало для них проясняться, когда Петр в лицах изобразил, как фрау Шон на машине – жжжжж,, а он за ней – вжик-вжик, глядь – а ее ту-ту…

– Все-таки сбежала! – заулыбались полицейские. – Ну ты, мужик, не переживай! Не вернется – найди переводчика и пиши нам заявление! Да куда твоя фрау денется! Может, не такая уж она и шон, как ты думаешь.

И аккуратно его выпроводили.

А на улице, надо сказать, темнеет. Чужой город укладывается спать. А Петру, значит, совсем пропадать. Поехал он куда глаза глядят. Час катается, два… И вдруг – что это? Церковь на углу. Магазинчик напротив. Ворота знакомые. Да это же его новый дом!

Выскочил он из машины. Калитку рванул – закрыто. Тут у всех свои ключи.

И тогда он как закричит на весь этот сонный городок:

– Елена! Лена! Фрау Шон! Я вернулся!

Так что все соседи проснулись. Свет в окнах недовольно позажигали. А его заплаканная Елена Прекрасная уже несется из подъезда. Она ведь тоже до темноты по улицам ездила, теперь вот в полицию звонила.

А немецкий теперь Петр Семенович учит каждый день.

Искусство шпионажа

Звонит мне московская приятельница. Хвастается: представляешь, муж мне на день рожденья путевку в Германию купил, будем жить в лесу в отеле – старинном замке!

– Здорово! – говорю. – Приедешь – расскажешь.

Через неделю – звонок.

– Как съездили?

– Не спрашивай! Ужас! Кошмар! Он мне всю поездку испортил!

– Да как испортил? Чем?

– Книжкой! Будь она проклята!

– То есть?!

– Ну, ты же помнишь, как он на всех наших гулянках в какой-нибудь детектив утыкается – и все, нет человека. Особенно про шпионов любит – у сисадмина-то работа сидячая, скучная. Перед отъездом побежал в книжный, а новых детективов нет. Увидел на полке «Искусство шпионажа – тайная история спецтехники» – я уже название наизусть выучила! Подумал, что там истории шпионские. И купил. А это документальные воспоминания наших разведчиков.

Он уже когда ее в сумку запихивал, я сказала:

– Игорь, какое-то название странное. Увидят его немецкие пограничники – что про тебя подумают?

А он только хмыкнул. Мужики же все умные, а бабы дуры!

Приезжаем в отель. Лес, замок, прямо рядом с нашей комнатой – старинный каминный зал. Горничная нас в номер заводит – красота. А только горничная эта – из Украины. Муж давай у нее выспрашивать:

– А что у вас тут рядом интересное есть? А то я новый фотоаппарат привез, хочу пофотографировать.

– Ничего особо интересного, – говорит. – Кругом лес. Недалеко только завод стоит. Секретный. На него никого не пускают. А так – в город надо ехать.

– Нет, мы лучше тут с фотоапппаратом побродим! – говорит муж. И книжку «Искусство шпионажа» на тумбочку выкладывает. Горничная название видит – и глаза на лоб. А этот дурак пятнами покрывается и быстро – раз! – переворачивает книжку названием вниз.

Ну, горничная тут же – шасть за дверь.

– Донесение на тебя пошла писать! – говорю.

Утром собирают нас внизу в холле на экскурсию. Гид начинает про их местных королей рассказывать, какие у них нравы. Один за обедом родню потравил, другой убийц подослал. Ну, обычная дворцовая жизнь. А мой-то книжку в самолете уже читать начал. И решил блеснуть:

– Да, – говорит, – вот с одним нашим разведчиком тоже был случай. Отправили его с заданием отравить одного из предателей, раскрывших нашу сеть…

Экскурсовод примолк. Группа тоже замолчала. Я своего за рукав дергаю. Куда там!

На каждую историю гида он вставляет: – А вот у нас в разведке…

Короче, к концу экскурсии мы прогуливались в одиночестве.

Вернулись в номер. Горничная заходит:

– Что, – говорит со значением, – прошлись по округе? Пофотографировали? И на тумбочку смотрит, где прежде книжка лежала.

Муж опять пятнами покрывается и говорит:

– Не успели еще. Завтра пойдем. А где этот ваш секретный завод, говорите? Вправо или влево? Ну чтобы случайно туда не попасть?

– Я ничего про секретный завод не знаю! – отчеканивает горничная. И за дверь опять выскакивает.

– Ты что, идиот? – спрашиваю мужа. – Нарочно все это ляпаешь? Хочешь, чтобы нас из-за твоей дурацкой книжки здесь арестовали? Выкинь ее немедленно!

Однако легко сказать: выкини! А куда? В урну – найдут…

– Может, в лесу закопаем? – спрашивает муж.

Я представила, как кто-нибудь наталкивается на нас, закапывающих в немецком лесу «Искусство шпионажа»…

– Я придумал! – наконец говорит муж.

– Что?

– Не скажу! Потом узнаешь!

Просыпаюсь ночью – его рядом нет. А только какой-то противный запах из-под двери струится. Открываю – в коридоре вонь страшная. И мой сидит на корточках перед камином, зажигалкой чиркает.

Ну, тут завыло все, заорало – сигнализация сработала. Швейцар прибегает:

– Что это вы тут делаете?

– Да вот, хотел камин разжечь… – говорит муж, а сам держит в руках книжку «Искусство шпионажа» с обгоревшим уголком.

– Летом камин жечь нельзя! – говорит швейцар. – Заслонки все закрыты. Вы же могли устроить пожар!

И руку за вонючей книжкой тянет – чтобы выбросить.

– Нет! – кричит муж и прижимает обгорелую книгу к груди. – Не отдам! Это дорогая для меня вещь!

И на глазах изумленного швейцара убегает с ней в комнату.

– Чуть не засыпались! – мне говорит. – Кто ж знал, что у них заслонки закрывают!

Назавтра выходим в холл – муж решил выкинуть эту чертову книгу на экскурсии в людном месте. А у выхода швейцар с нашей горничной стоят. Она нас увидела и – вот гадина! – говорит:

– Нашли секретный завод? Если нет, спросите вот у него. Он там охранником работал!

И по-немецки ему переводит: вот, мол, русские секретным заводом интересуются…

– Надо же, – задумчиво говорит швейцар. – А вчера какие-то бумаги хотели в камине сжечь…

Слава Богу, тут экскурсионный автобус подъехал. Мы в него запрыгиваем… И минут через пять весь автобус крутит носами: так горелым подванивает из нашего пакета.

– А что у вас там в сумке? – спрашивает гид.

– Так.. – говорю. – Рыбка копчененькая. В дороге перекусить…

– А может, вы вот прямо сейчас и перекусите? – спрашивает он с надеждой.

– Да знаете, – говорю. – Аппетита как-то пока нет.

Короче, прямо на автовокзале я эту гадость в урну выкинула.

И все оставшиеся три дня мы тряслись, что ее там найдут и начнут хозяев искать. Ну или что горничная со швейцаром нас заложат. На паспортном контроле просто извелись. Не поверишь – никогда я на родину так не рвалась!

– Ну и что ты мужу в итоге сказала?

– Чтобы не выпендривался, программист хренов! Весь мир уже давно книжки бесплатно качает и читает в электронном виде. А этот: «Мне нравится запах бумаги…»

Ничего, этот запах бумаги он надолго запомнит!

О причудах разума

Таня прилетела домой с трехдневного совещания неживая. Доклады, встречи, переговоры. И параллельно сразу несколько контрактов с трудом пробиваются к финишу. Устала. Поцеловала сынишку, чмокнула в щеку мужа, и оставила их в гостиной наедине с компьютерами. А сама ушла спать.

Потушила свет, закрыла глаза. И когда ватная дрема уже приняла ее в свое облако, вдруг слышит: что-то металлическое шлепнулось на пол и звонко покатилось. Зажгла свет. Посмотрела на пол. Пусто.

– Завтра найду! – решила сонно и выключила лампу. Через минуту снова – какая-то дрянь падает, весело крутится на месте и затихает, как свернувшаяся на ночь собака.

Включила свет. На полу пусто. А главное – нечему тут у нее в спальне падать. И неоткуда. Кровать, тумбочка, стул с одеждой. Все. Таня приподнялась, на всякий случай подняла джинсы со стула. Заглянула под кровать. Пусто. Чертыхнулась, выключила свет.

Звяк, звяк, звяк! Сразу три металлических диска приземлились где-то рядом. Таня вскочила, быстро зажгла свет, пока они еще не затихли, уставилась на пол. Девственная чистота. Она рывком открыла тумбочку. Убрала одежду со стула. Никаких следов. Выключила свет.

Звяк-звяк.

– Шкаф! – ддбросилась к стене Таня в каком-то полубреду. И рванула встроенную дверку. Добропорядочная одежда испуганно затаилась на вешалках. Шкаф обиженно подставил незащищенное нутро: ну, чему тут у меня падать и звенеть, а?

Таня села на кровать и поняла. Она тихо сошла с ума. Переработала. И теперь у нее глюки. Настоящие. Что-то такое она про это читала.

Свет она больше не выключала. Просто легла на кровать. Было тихо.

– А может, уже все кончилось? – малодушно подумала. Плотно-плотно закрыла глаза. И сразу – звяк! Летающая тарелочка. Открыла глаза – пусто…

– Саша! – заорала Таня мужу. – Срочно беги сюда!

И было в ее голосе что-то такое, что мгновенно оторвало его от компьютера.

– Дорогой! – торжественно сказала Таня. – Только не пугайся. Но кажется, я сошла с ума. У меня слуховые галлюцинации. Я слышу, как все время что-то металлическое падает и катится по полу. Ты это слышишь?

– Нет! – ошарашенно сказал муж.

– Ну вот. А я слышу.

– Прямо сейчас?

– Нет, сейчас нет. Как только выключу свет.

– Ну давай попробуем! – сказал муж и щелкнул тумблером. Тишина сжалась и напряглась. И вдруг в этой тишине – звяк, звяк!

– Ну вот, опять, – обреченно сказала Таня голосом умирающей.

– Ну да. Что-то брякает! – обычно, совершенно непотустронне ответил муж. И зажег свет.

Звяк, звяк! – раздался знакомый звук. Муж по-охотничьи замер, потом сделал резкий бросок и упал на Танькины джинсы. Потряс их над кроватью. Из кармана выпал мобильный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное