Наталья Азимова.

Затаившееся во времени. В двух временах. Том 1



скачать книгу бесплатно

– Судно, что везло тело принцессы, было уничтожено эсмелеями…

Рифусу и этого было достаточно. Он слегка махнул рукой, чтобы Фладен не продолжал, а затем медленно двинулся вперед по подвесному коридору. Фладен какое-то время грустно смотрел ему вслед, а затем направился в обратную сторону, не желая больше видеть состояние Рифуса.

Бывший король шел вперед, не торопясь, аккуратно ступая на деревянную основу подвесного моста, затем спустился вниз по веревочной лестнице и развернулся. Он неспешно вступил в ряды тренирующихся стражей и стал обходить их, пока не возник перед Элестером Телестри. Тот замер, так и оставив в руке жезл Фредрика, которым он только что показывал удар.

– Вы не уделите мне время? – твердым голосом поинтересовался Рифус. Элестер глянул на замерших стражей. Они не шелохнулись, ожидая приказов. Тогда Телестри громко произнес, обращаясь к ним:

– Тренируйте магический оборот в течение двух часов.

Они приложили руки к груди и склонили головы.

– Да, командир! – отозвались эльфы в один голос. Рифус глянул на них лишь мельком. И обратил внимание, что в основном там были песчаные и лишь немножко северных. Должно быть, воинам близнецов Элестер доверял больше. Рифусу это не понравилось.

Для разговора Телестри предложил Эверли пройти в подвесной зал. Тот самый, что был на платформе.


– Вас удивляет, что среди новых стражей столько песчаных эльфов? – спросил Элестер, едва они оказались наедине в подвесном зале.

Рифус скрестил руки на груди и согласился:

– Да, очень. В долине много сильных воинов-астанцев. Почему вы считаете их менее достойными пополнить ряды стражей?

Элестер сверкнул глазами. В последние дни он был особенно тверд и уверен в своих действиях и не терпел, когда ему указывали. Он сказал, казалось бы, спокойно, как учитель обычно говорит ученику:

– У вас свои воины, у меня свои. Я управляю стражами не один и не два года. У меня богатый опыт, и мне лучше знать, кто подходит для этой роли, а кто нет. Так что, при всем уважении, не вмешивайтесь.

– И все же. – Рифус вовсе не собирался так просто закрывать эту тему. – Песчаные эльфы – другой народ, они не привыкли воевать в холодных краях.

– Они привыкнут, – заверил его Элестер.

– Поэтому вы тренируете их дни и ночи напролет. Какой воин выдержит такую нагрузку?

Элестера начинал раздражать этот разговор, но он сумел побороть поток возмущения и сдержанно произнести:

– Я учил многих стражей, и никто не погиб во время обучения. Зато все они выросли достаточно сильными воинами. И все равно врата пали. Значит, я был недостаточно строг. Мы были плохо подготовлены, и чтобы загнать обратно то зло, которое мы выпустили, нужно быть подготовленными лучше. И мы будем.

– Это если они не умрут во время обучения. Ведь вы не с детства их учите. Они не привыкли расходовать столько магии за раз.

– Не вмешивайтесь.

Рифус какое-то время глядел на него и пытался понять, тот ли Элестер стоял перед ним.

Эверли никак не мог найти сходство с тем первым эльфом графства. Этот – еще более жесткий, категоричный и холодный. Его лицо было изрезано морщинами, бледное и такое же холодное, видно, как и его сердце. Черные волосы кое-где поседели. Для эльфов это было нехарактерно. Только очень серьезное переживание или болезнь могли сделать с эльфом такое. Так состарить его. Рифус знал, в чем дело, и, наверное, ему было даже жаль старого воина, переставшего любить жизнь.

– Скажите, а почему вы не хотите брать юных учеников? Пускай людей, которым не нужно очень много лет, чтобы вырасти. Но дети быстрее и лучше усвоят боевое искусство, как, например, усвоил в свое время Фредрик…

Элестер тяжело втянул в себя воздух, затем кивнул.

– У меня нет времени ждать, пока они вырастут.

– Иногда разумнее подождать, тогда результат…

– Нет, – грубо прервал его Элестер, и его глаза залились синим огнем. – И отправить их на гибель?!

Рифус бешено покачал головой и, указав на тренирующихся эльфов, воскликнул не менее твердо:

– А их? Этих эльфов можно посылать на смерть?! Я не прошу посылать на смерть детей. Я предлагаю обучать воинов с детства и отправлять в бой, когда они возмужают. Вы все равно не можете сражаться сейчас и с взрослыми эльфами. Они погибнут! Чтобы идти против Фавластаса, нужно готовиться много-много лет и только тогда выступать! Этого времени хватит, чтобы вырастить целое войско стражей. У которых опыт обращения с жезлом и магией будет в крови.

– Я не буду воспитывать новых учеников.

Рифус замер, ожидая объяснений. Какое-то время они прожигали друг друга взглядами, а потом Элестер все же объяснил:

– Скажи, Рифус, тяжело тебе было терять сестру?

– Вы отлично знаете, что да. Я изо всех сил старался уберечь ее от этого мирового безумия. Кроме нее у меня никого больше не было.

– А у меня был сын. Мой ученик. Фредрик. Я учил его с ранних лет. Все его детство только и думал о том, как бы сделать из него того самого воина, у которого магия и обращение с жезлом было бы в крови. Мне это удалось, но я забыл, что он был всего лишь ребенком тогда. Я был настолько тверд с ним, что он ненавидел меня и боялся. А потом осмелел и перестал бояться, но неприязнь никуда не ушла. Да, он вырос хорошим воином, но даже не предполагал, как был дорог мне. Может, он и уважал меня потом, но только за те умения и знания, что я ему дал. А затем я стал для него лишь подчиненным. Уверен, он и другом меня своим не считал. К тому же то, что он стал таким сильным, не полностью моя заслуга. Я лишь подтолкнул его, дал ему направление, но Фредрик добился всего сам. И, конечно же, его врожденная огромная сила. Я не смогу и не стану больше учить детей. Не смогу быть таким же жестким с ними, каким был с Фредриком. Потому что он постоянно будет у меня перед глазами, я постоянно буду ненавидеть себя. Я и так ненавижу себя. Я не хочу больше ни к кому привязываться. И потом, если воспитывать мягче, это гибель для детей-стражей. Они не смогут выжить.

Он в который раз покачал головой:

– Пойми. Маленькие ученики для учителя как дети, а мне больше дети не нужны.

Рифус понимал, о чем говорил старый эльф, и молча выслушал его, а затем тихо спросил:

– Почему вы не сказали мне, что Лундес погибла? Если понимаете, как это важно.

– Я собирался. Просто искал подходящий момент.

– Только что сообщили, что судно, которое везло тело моей сестры, утонуло в море.

Больше он ничего не сказал, просто покинул платформу и растворился в ночной темноте.

Элестер туго перевязал волосы и настроился на работу. В его руках стали переливаться светлые потоки. Потом он прикрыл глаза и начал усиливать магию, мысленно сосредоточившись только на силе. Он все искал способ расширить возможности белой магии. Теперь, когда его больше не отвлекали, он мог посвятить этому оставшиеся два часа, а затем проверить, чего добились его воины. Окунувшись ненадолго в горькие воспоминания, он поспешил отогнать их и стал тренироваться с еще большим усердием. Теперь он только воин. Никаких привязанностей.


Рифус спустился с лестницы и сразу же отправился в свои «покои». Они располагались в бамбуковом домике, чуть в стороне от основного поселения долины. Это было его условие. Он любил тишину, но даже сквозь густые деревья были видны магические вспышки тренирующихся стражей. Рифус подошел к своей сумке. Снаружи послышались шаги. Рифус явно кого-то ждал, потому что замер в ожидании стука. Сначала кто-то взобрался на лестницу, затем трижды постучали, и эльф распахнул дверь, глянув на своего верного командира Зианда.

– Тучи сгущаются, недалеко до сезонных ливней. – Зианд взглядом указал на небо, и Рифус тоже поднял взгляд, затем вернулся к сумке и достал оттуда лук, потом взял колчан со стрелами и ножны с кинжалом. Зианд молча ожидал, пока его бывший король закончит. Тот перекинул колчан со стрелами через голову и резким движением руки вогнал кинжал в ножны, сказав:

– Ливни не помеха. Теперь ничто не помеха, не так ли, мой друг?

Зианд несколько опешил: для него было непривычно общаться с Рифусом на равных. По законам Зианд был ниже рангом и не мог говорить даже с бывшим королем на «ты». А поскольку Рифус очень хорошо знал законы, он тут же уловил смятение собеседника и заявил:

– Перед тобой стоит мертвец…

– Передо мной стоит мой король. – Он преклонил голову и добавил: – Сир.

– Наши законы, дорогой друг, те, в которые мы так верили, похоронили меня заживо. И выбравшись, я вдруг решил, что больше не хочу им следовать. Пока мы в этом лагере, мы лишь теряем время. Моя сестра погибла, а я не намерен просто скорбеть, стоя возле перил, и любоваться, как другие пытаются что-то сделать. Элестер готовит новых стражей, Фладен забрал себе всех тех, кто остался от моих подданных. Для них я лишь тень, не король.

Рифус задумчиво посмотрел на свой лук. Как давно его пальцы не пускали в небо стрелу. Очень давно. Будто в прошлой жизни.

Зианд не знал, как реагировать на резкую перемену, произошедшую с Рифусом. К тому же законы законами, но своего истинного короля астанцы не забыли. Притворство во имя законов – возможно.

– Не все ваши подданные верны Фладену. Если вы уйдете, мой отряд лучников последует за вами. Только прикажите. Куда бы вы ни пошли.

Рифус улыбнулся и тихо сообщил:

– Я знал, что могу тебе верить, поэтому позвал сюда. Я покидаю долину. С Фавластасом у меня личные счеты. Он отнял у меня Астанию, превратил мою сестру в свою марионетку и погубил тем самым большую часть наших. В стороне я не останусь. Если законы исключают меня из моего народа, то я исключаю законы из своей судьбы. Я отправлюсь к врагу, в его города. Мне нужен лишь небольшой отряд. Ты готов следовать за мной…

– Да, сир, – поспешил ответить Зианд, но Рифус закончил свой вопрос:

– …как друг? Ты готов следовать за мной как друг, равный мне? И все те воины, что последуют за мной, будут на равных. Законы мы забываем сразу же, как пройдем сквозь скалу и вступим во владения Фавластаса.

– Дайте мне несколько минут, я соберу лучников. Мы возьмем оружие и…

– Только самое необходимое.

Зианд кивнул и поспешил удалиться. Рифус замер на пороге и слегка облокотился на косяк двери. Он обдумывал, с чего следовало начать, и первым делом решил узнать, кто сидел на троне в Зеленом дворце его предков.


Элестер сидел на диване среди мягких подушек, глаза его были закрыты. Между пальцами переливалась магия, она то становилась ярче, то гасла, то сгущалась и выглядела словно невесомая белая жидкость. Веки Элестера слегка дрогнули: он был слишком напряжен. Старания, старания и вновь старания. Вечная работа и никакого отдыха – в этом, как считал Элестер, крылся путь к триумфу, к победе, к справедливости. При этом старый эльф слышал все, что происходило вокруг. Поэтому тихие, практически беззвучные шаги верного стража Кадана он услышал еще тогда, когда тот только взбирался по лестнице.

Страж остановился в шаге от него и осторожно поинтересовался:

– Вы уверены, что хватит времени и сил?

Не открывая глаз и продолжая гонять пальцами магию, Элестер ответил:

– Если развивать магию постепенно и увеличивать часы пользования по чуть-чуть, то организм привыкает, и даже несколько суток вполне возможно работать без передышки.

– В правилах указано, что так поступать опасно, а следовательно, запрещено, – напомнил Кадан.

Элестер слегка улыбнулся и на этот раз приоткрыл глаза, глянув на освещаемые факелами контуры его стража.

– Куда нас привели правила, Кадан? – спросил он, продолжая держать улыбку на губах, только при подобном тоне и выражении глаз улыбка стала издевательской.

Кадан промолчал.

– Правильно молчишь. В никуда. Правила привели нас в никуда. Может, это и хорошо. – Теперь от этой улыбки Кадану стало как-то неуютно. Элестер же растворил магию и медленно скрестил руки на груди. – Хорошо, что мы можем действовать иначе.

– Но ведь правила были созданы ангелом, – недоумевал Кадан. – Наши отцы и матери, наши предки – первые стражи поклялись следовать им. А мы просто обойдем их?

И вновь Элестер улыбнулся, пояснив:

– Нет. Мы их не нарушим, мы их усовершенствуем…

Кадан перенес вес тела на другую ногу и спросил:

– А Адент?

Элестер рукой указал на жезл, тихо напомнив:

– Жезл верховного стража вновь вернулся ко мне, как и было до рождения Фредрика. Адент следит за нами и знает о моих планах. Если жезл после смерти Лундес переместился ко мне и до сих пор в моих руках, значит, я по-прежнему достоин небесного доверия.

Элестер вовсе не собирался говорить, что лично контактировал с Адентом, и хоть это и было месяц назад, но старый эльф помнил слова ангела. Тот сказал, что хочет увидеть верховного стража в действии. Лундес мертва, но это не означало, что Адент не ждал действий от само собой победившего Элестера. Телестри понимал это. Он хотел доделать незаконченное дело, запереть Фавластаса за врата, вернуть спокойствие, ведь, в конце концов, он был рожден стражем.

– Что ж… – Кадан задумался. – Я все думал, как новые стражи, которых вы тренируете, столько выдерживают. Целые сутки без отдыха, к тому же использование магии, самых сложных и затратных ее свойств. Такого вы не требовали даже от Фредрика, от нас. А они справляются. Как?

– Я покажу.

Кадан шагнул в сторону и замер, ожидая действий от старого эльфа. Тот поднялся на ноги и с необычайной легкостью раскрутился на месте, помогая себе руками. Вокруг стала виться белая сила. Она вмиг залила все его очертания ярким светом, потом вспыхнули и его глаза. Телестри поднял жезл верховного стража и стал крутиться на месте, вырисовывая в воздухе волшебные руны, создавая вокруг себя тройные, четверные, а то и сразу пять защитных полей. Над жезлом возникали белые шары разных размеров, вились потоки, и все эти заклинания возникали лишь с небольшой разницей во времени. Кадан пораженно смотрел на это. Нет, он видел эти манипуляции множество раз, но также знал, сколько сил требовала каждая из них.

– Элестер? – послышался удивленный голос. Кадан обернулся. На площадку взобрался Лерут, напряжено наблюдая за манипуляциями Телестри. – Он же опустошит себя…

– Опустошит, – согласился Кадан и хотел было шагнуть к Элестеру, но тот потушил жезл и убрал его себе за пояс. После чего смерил обоих стражей спокойным взглядом. Они же, к своему удивлению, не заметили на его лице ни тени усталости.

– Как? – спросил Кадан.

У старого эльфа даже не участилось дыхание и в глазах заиграли живые нотки, которые потухли четыре года назад. Он сказал им:

– То, что вы прошли обучение давным-давно, не означает, что вы не должны являться на тренировки новых воинов. Я тренирую их по-новому, они стали более выносливыми, чем вы, и более осведомленными в магии. Вы оба были похожи на загнанных кроликов, когда я проделывал все это. Все ждали, что магия опустошит меня. Эмоции. – Он покачал головой. – Хватит. Я распустил вас. Мы и были загнанными кроликами у врат! С такими же напряженными взглядами, что я увидел сейчас. Это враг должен смотреть на нас так, когда его вновь запрут за вратами, а не вы на него, ясно?

Оба мрачно кивнули, но промолчали. Он был прав.

– Завтра все стражи будут на тренировке.


Спустя несколько минут оба стража уже шли по джунглям в полном молчании. Они привыкли, что действия верховного стража не обсуждаются, и это правило они нарушать не собирались.

– Я пойду спать. От ночи и так немного осталось. Чувствую, что потом не скоро выпадет такой шанс, – сказал Лерут.

Кадан лишь кивнул, а Лерут свернул в сторону и исчез среди деревьев. Кадан замер, облокотившись на ствол дерева, он много думал. Еще недавно казалось, что они проиграли, и тут Элестер вдруг приободрился. События казались какими-то странными и непонятными.

Вдали мелькнула тень, и Кадан поспешил нагнать ее.


Скала осталась позади. Только отряд лучников миновал ее совсем другим путем. Рифус знал свое королевство лучше, чем кто-либо другой, он знал все входы и выходы в долину и не хотел привлекать внимание посторонних к своему уходу. Всего в отряде вместе с ним и Зиандом было четверо лучников. Они были верными подданными Рифуса. Поэтому, когда появился Кадан, на него уже были нацелены четыре стрелы. Он замер, давая им возможность разглядеть его.

– Опустите оружие, – сказал Рифус.

Кадан вышел вперед, как только лучники опустили оружие. Они кивком поприветствовали стража, а тот сказал:

– Неужели ничто уже не сможет удержать вас здесь, король Эверли?

– Короля, возможно, и удержало бы, но меня нет.

– Я слышал, что корабль утонул, – сказал Кадан. – Очень горько за Лундес. Может, вам стоит подождать и не принимать решений в такой тяжелый момент? Иногда, скорбя, мы совершаем неправильные поступки.

– Я полностью осознаю и отвечаю за свое решение.

– И куда теперь?

– К Фавластасу. Хочу посмотреть на жизнь в его Ликах.

– Опасно, – заметил Кадан, однако в его глазах сверкал интерес. Ему и самому не терпелось в бой, поэтому он добавил: – Но стоит того.

– Ты можешь присоединиться к нам, – предложил Рифус.

– Благодарю за возможность. Я бы с радостью, но Элестер начал активно действовать и придумал способ усилить нашу магию. Глядя на его уверенность, я вспомнил, каким Элестер был до рождения Фредрика. Сильным, уверенным и живым.

– Воспитание ученика ослабило его? – не понял Рифус.

– Нет. Все было несколько иначе. Сначала ему подали сигнал, что родился тот, кто должен заменить его на посту верховного стража. Элестер не был настолько уж рад, что ему придется подчиниться человеку и стать просто первым эльфом графства. Но он решил, что раз уж ребенок когда-нибудь станет воином, который будет им руководить, то он воспитает его сильнее самого себя. Он и воспитал. Сегодня я увидел в нем нечто подобное: желание сделать из тех, кого он учит, лучших. Лучше, чем он сам. Пока он воспитывал Фредрика, он оставался таким, но когда Фредрик вырос, он передал ему руководство и ушел в тень. Раньше он много развивал магию, придумывал новые приемы и вечно был в деле. Потом этим стал заниматься Фредрик, и поскольку граф был намного сильнее, Элестер стал подчиняться ему, следовать за ним, как и мы все. Телестри забыл, что значит быть лидером, всегда деятельным. И сегодня он вспомнил об этом. Словно кусочек из прошлого вернулся. Так что я останусь.

Рифус кивнул и протянул ему руку:

– Удачи вам.

Кадан пожал его руку:

– И вам. Если увидите Скарлиза, передайте ему все то, что я только что рассказал вам о Элестере.

– Разумеется. Прощайте!

Рифус развернулся, и весь отряд словно призраки растворился в тропических зарослях. Кадан какое-то время стоял на месте, а потом поспешил вернуться. Даже там, возле самой скалы, где они говорили, уже были вражеские территории.

Глава 3
На острове

 
Залив Бежевых Потоков
 

Лундес Эверли очнулась от резкой боли в спине. Издав тихий стон, она попыталась выгнуться, и сначала ей это не удалось. Под позвонками чувствовалась влажная деревяшка, словно разбитое дно какого-то ящика. Тогда Эверли с трудом сглотнула и медленно открыла глаза.

– О боги… – простонала она громко и протяжно. Жизнь вернулась. Да так неожиданно и странно.

Лундес в очередной раз простонала, но на этот раз ей удалось перевернуться со спины на бок. Из-за этого деревяшка, на которой лежала эльфийка, заскрипела и сорвалась с торчавшего каменного шипа прямо в прохладную соленую воду. Лундес погрузилась с головой, и ее пробрало от холода. Этого хватило, чтобы окончательно прийти в себя. Судорожно взмахнув руками, она вынырнула на поверхность и с яростью отбросила плавающую теперь по поверхности деревяшку. Вокруг было очень темно, и первые мгновения Лундес не понимала, где находилась.

– Почему? – испуганно прохрипела она. Дрожь сотрясала ее изнутри, поэтому эльфийка поспешила выбраться из воды, сама не зная куда. Кажется, то был плавающий стол. Забраться на него было непросто: он то и дело грозил перевернуться. И все же Лундес добралась до его центра и поджала к себе колени. На пару мгновений она замерла, затем медленно подняла глаза и, с трудом удерживая равновесие, подняла руки. С огромным трудом ей удалось призвать магию и тускло осветить ладонями пространство. Зато теперь она увидела что-то большое и деревянное. Будто огромный колпак накрыл ее, скрыв небо. Отовсюду лилась вода, и деревянное основание покачивалось и поскрипывало, каждый раз, когда снаружи набегала волна. Лундес напрягла глаза и разглядела каменный шип, на котором еще недавно она висела со своей деревяшкой.

«Рифы», – осознала она. «Это корабль», – промелькнула мысль.

– Как я оказалась на корабле? – Последний вопрос она задала вслух в пустоту. Кроме нее внутри тех деревянных останков больше никого не было. Корабль напоролся на рифы? Поэтому он утонул или повис? Лундес встряхнула головой. Да какая разница, повис он или уже тонул, когда его выбросило на рифы. Вопрос был не в этом. Каким ветром ее на судно занесло? Она запомнила, в каком месте и в каком состоянии оставила свое тело, последовав в видение. Она была в лесу, в Гаспаре, в пригороде Берона. Сражалась с эсмелеем Освальдом и победила его. Далее ее дух провалился в видение, а тело осталось Владимиру.

– Владимир, – тоскливо произнесла она его имя. Не нравилось оно ей. Вечно, когда ее жизнь хоть как-то была связана с именем принца, происходил полнейший абсурд. Корабль-то здесь при чем?

Стол противно скрипнул (Лундес сделала слишком резкое движение) – вода заплескалась у основания. Было темно и не было видно дна. Возможно там, внизу, и не было дна, лишь раздробленный потолок трюма. Судя по всему, корабль перевернулся, а сверху чернело его днище. Именно оно и накрыло принцессу. Озираясь по сторонам, эльфийка все пыталась разобраться, как она оказалась на судне. Она помнила видение, прощание и слова Фредрика, помнила Адента и других ангелов, помнила яркий свет, свое обещание, данное графу, что она непременно вернется и будет жить дальше. И она сдержала обещание, ведь после ухода Фреда задержалась в видении лишь минут на десять, не больше, а затем постаралась вернуться в тело. И вернулась. Но как?! Как она могла попасть на корабль за десять минут? Неужели прошло больше времени? Это ее волновало. А еще она тянула время, потому что боялась, что выхода не было, а был лишь шанс утонуть в попытках выжить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10