Наталья Азимова.

Затаившееся во времени. В двух временах. Том 1



скачать книгу бесплатно

Мари не стала спорить. Наверное, они были правы. Далее она молча шагала вперед, обхватив себя руками.

Сначала они услышали музыку, а затем их осветили магические прожектора огромного дирижабля, что медленно путешествовал по небу, развлекая любителей ночной жизни. Мари подняла глаза, прикусив губу, и подумала, что неплохо было бы отвлечься, забыть об изобретениях и ученых. Поэтому, когда сыщики въехали на освещенную улицу, она обернулась на них и демонстративно, но по-дамски изящно склонила голову.

– Всего вам доброго. Смотрите не упустите след. – Она бодро направилась вперед по знакомой и приятной ночной улице.

Какое-то время Эдвард и Ливс наблюдали за ней. Чуть позже глаза эльфов вспыхнули оранжевым светом.

– Враг… Эдская площадь! – сообщил Эдвард. Сыщики пришпорили коней и помчались вперед, обогнав Мари и устремившись на смежную улицу:

– Дорогу! – прокричал Ливс, и жители поспешили расступиться, пропуская хранителей порядка. Сыщики вновь ударили по бокам лошадей, и Эдвард жестом указал помощнику на темнеющую вдали аллею. Они свернули туда и, промчавшись по узкому переулку, подъехали к главным воротам центрального парка Э?ды. – Сыскная служба, откройте ворота…

Из небольшой будки показалась голова охранника. Он поспешил кивнуть, и двое его помощников открыли кованые ворота. Сыщики въехали на территорию. Вдали виднелась Эдская площадь с большими часами. Их циферблат был разбит, а сами цифры были разбросаны по земле.

Эдвард потянул на себя поводья и спрыгнул с лошади.

– Чувствуешь ауру? – спросил его напарник.

Эдвард кивнул и осторожно двинулся к часам, вслед за ним на площадь спрыгнул и Ливс. Часы становилось видно все лучше и лучше. Фонари в руках сыщиков слегка вздрагивали даже от медленного движения. Их свет постепенно прорисовывал площадь, окружающие деревья и парковые скамьи. Эдвард двинулся быстрее, но к часам напарники подошли одновременно. Ливс огляделся: аура была просто невыносима, но хуже было другое.

– Еще один мертвец, – сообщил Эдвард и опустился на одно колено, поставив фонарь возле тела мужчины, распростертого среди выбитых из часов шестеренок.

– Человек или эльф? – Ливс стоял рядом, склонился прямо над Эдвардом.

Тот коснулся облаченной в перчатку рукой обугленной корки.

– Уши…. Округлые, – сообщил он и еле заметно прикрыл глаза, ничем более не выдавая своего отвращения. Запах жженой плоти вызывал тошноту. Эдвард всю жизнь проработал сыщиком и привык раскрывать убийства, видеть изуродованные тела и монстров, но с подобным сталкивался впервые. Огромная и совершенно непредсказуемая сила. – Человек. Его опять выжгли.

– Документы есть? – поинтересовался Ливс, попутно разглядывая часы.

Эдвард скользнул пальцами по уцелевшим кускам пальто жертвы в надежде найти хоть что-нибудь.

– Есть фрагменты купюр, – ответил он. – Полагаю, это все, что лежало в его карманах.

– Часы намеренно разбили потоком магии, – тем временем доложил Ливс.

Эдвард отряхнул полы своего серо-коричневого пальто и, захватив почерневшую шестеренку, выпрямился.

– Магия.

Детали расплавлены, искорежены до неузнаваемости. Кто-то очень не любит время и часы.

– Здесь не все цифры, – заметил Ливс.

Эдвард оглянулся и стал внимательно разглядывать все еще не покрывшиеся листвой кустарники. Он перемахнул через ограду, прихватив с собой фонарь, а затем посветил в самую гущу веток.

Ливс обошел часы вокруг и обернулся. Его окликнул Эдвард.

– Нашел что-то?

– Цифры, – откликнулся Эдвард и, вернувшись на площадь, раскрыл ладонь: там лежала большая цифра пять.

– Это был взрыв, да еще такой силы, что цифры отлетели от циферблата на приличное расстояние. Взрыв такой силы мы бы услышали.

– Мы его почувствовали, как маги-сыщики чувствуют угрозу для города, но не услышали.

– Почувствовали, Эдвард, как и любое нарушение магических правил в городе, но в этом деле мы чувствуем только место преступления, а не преступников, обычно наоборот…

Эдвард кивнул. Ливс дело говорил. Обычно сыщики чувствовали самого нарушителя и его силу, а теперь только ауру уже после его присутствия. Неужели магия порядка притупилась или противник был настолько силен?

– Ливс, нужно оцепить местность, позвать сюда помощников, пусть все обыщут, обследуют, магически просмотрят. Я поговорю со своей напарницей.

– А Мэй разве не патрулирует?

– Нет. Она занимается бумажной работой. Ищет Кью?лака.

Ливс указал на тело:

– Так это он сделал?

– Кто знает, действительно ли его зовут Кьюлак и главарь ли он этой банды.

– Мэй что же, собирается найти его по спискам? – удивился Ливс. – Да в городе может быть не один и не два Кьюлака. Мы даже не знаем, имя ли это или его фамилия. Может, псевдоним. Это иголка в стоге сена.

– Без Кьюлака никак, – серьезно сказал Эдвард. – Позови других, я поговорю с Мэй.

Эдвард запрыгнул на коня и помчался в сторону раскрытых ворот.

– Не закрывайте ворота. Парк оцеплен с этого момента! – на ходу сообщил охраннику Эдвард и отправился вперед. Он даже не стал спрашивать, слышал ли тот что-нибудь, потому что знал, что не слышал. Никто никогда ничего не слышит. Эдвард понимал: нужно выйти на «К», улик они не дождутся.

Глава 2
Перемены

 
Двести лет назад
 

Двойные двери круглого зала распахнулись. Фавластас и Ирвинг синхронным шагом вошли внутрь, при этом оглядываясь по сторонам. Император замер, по жесту его руки замер и Ирвинг. Глаза Фавластаса слегка закатились, он запрокинул голову. Какое-то время его беспокойный взгляд блуждал по потолку и стенам. Верные подданные и советники Дагерти замерли на пороге с некой надеждой, что великая тайна сейчас откроется.

Фавластас знал, что практически все жители Ночного Лика – ученые, к тому же безумно преданные своему наместнику. Поэтому император не сомневался, что пропажа Дагерти искренне волнует каждого из них и никто из жителей Ночного Лика не причастен к случившемуся.

Закончив изучение зала и обернувшись к наблюдателям, Фавластас поинтересовался:

– Когда это случилось?

Вперед выступил Эльбо – первый советник Дагерти. То был невысокий человек с седыми волосами и короткой бородой. Прежде чем заговорить, он склонил голову.

– Три дня назад, мой император, – ответил советник, выпрямившись. – Именно тогда мы видели наместника в последний раз. Он находился в этом зале.

– Один?

– Нет. Когда наместник был в Океании, на судно странным образом пробрался человек.

– Маг? – уточнил Фавластас.

– Нет, император. Человек. Простой.

– Он назвался?

– Простите, император. Этого я не знаю. Наместник и сам хотел понять, кто этот человек. Поэтому пленника и привели в зал…

– Связанным?

Эльбо отрицательно покачал головой:

– Нет, он не был магом, поэтому наместник не считал его опасным.

Фавластас внимательно посмотрел на Ирвинга, а тот просто ожидал распоряжений императора и, конечно же, внимал каждое произнесенное в зале слово. Многословностью Ирвинг не отличался. Фавластас уважал его за это и доверял больше, чем остальным своим личинам.

– Почему Дагерти принимал именно в этом зале? – продолжил допрос император.

Советник растерялся. Он пожал плечами и сказал:

– Наместник всегда принимает в этом зале.

– Разумно ли тащить врага в такой ценный зал?

Эльбо слегка опустил подбородок, но ничего не сказал.

– Я знаю, что это за зал, только раньше он не так работал.

– Да, не так, – согласился советник, после чего неуверенно глянул на Ирвинга.

Фавластас переключил свое внимание на других членов свиты Дагерти и спросил:

– Кто-нибудь может сказать мне, что произошло? Кто-нибудь видел процесс или был поблизости?

– Нет, мой император, – вновь за всех ответил Эльбо. – Наместник попросил оставить его с пленником наедине. Когда мы решились своевольно зайти внутрь, там уже никого не было.

– А что ты знаешь об этом зале? – в таком случае полюбопытствовал Фавластас. Сам он знал многое, ведь Дагерти был частью его души.

– Эти круги на полу, те, что разного цвета, их наместник называл сферами временного пространства. Я не настолько глубоко знаком с его исследованиями, но мне известно, что при правильном освещении, определенном положении кругов и достаточной концентрации магии посреди зала возникает туманный сгусток, через который можно смотреть в будущее.

– Да, – Фавластас утвердительно кивнул. – Именно этот зал поставлял идеи для технологий Дагерти. Но теперь я хочу кое-что уточнить. Через сгусток можно было только смотреть в будущее или перемещаться туда?

Непоколебимцы Ночного Лика переглянулись.

– Только смотреть, – аккуратно ответил Эльбо. – Наместник очень долго пытался сделать так, чтобы портал позволял перемещаться, но как бы Дагерти ни старался, ничего не происходило. Вернее, не уходило дальше наблюдения. Насколько нам известно, наместник давно завершил свои попытки переместиться в будущее. Он покончил с этим еще до пребывания за вратами. Вы думаете, что он смог переместиться во времени? Разве это возможно?

– Вы ученые, вы мне и скажите. – Фавластасу нравилось наблюдать за их напряженными лицами. Когда они отрицательно покачали головами, он сказал: – Если перемещение во времени невозможно, то наместник куда-то переместился в пространстве или кто-то переместил его, раз он странным образом вошел в зал и растворился. Пленник исчез вместе с ним. Поэтому я еще раз хочу уточнить: вы уверены, что пленник был простым человеком?

– Да, император, – ответил советник. – Клянусь своей головой.

– В таком случае оставьте меня и наместника Ирвинга. Оставьте в этом зале. Если будут какие-то известия, немедленно докладывайте мне, ясно?

– Как прикажете, император.

– Свободны, – объявил Фавластас, и приближенные Дагерти медленно покинули зал, не забыв мягко закрыть двери.

Далее император сел на один из стульев, что располагались вокруг стола. Ирвинг стоял неподалеку, скрестив руки на груди и разглядывая зеркала на стенах.

– Странное дело, не находишь, Ирвинг?

– Исчезновение?

– Не только исчезновение. Дагерти играет с нами. А мне не нравится, когда со мной играют. Я склонен даже назвать его предателем.

Ирвинг непонимающе вскинул брови:

– Почему? Исчезновение…

– Это далеко не все. Я позвал тебя с собой, чтобы рассказать, что происходит. Я понимаю, после того, как Рантуана не стало, ты получил Вечерний Лик взамен уничтоженного Фредриком Утреннего. Ты был удовлетворен. За свой город ты отомстил сполна. Уничтожил графство Фредрика, взорвал его замок, а затем получил новый город, куда и переправил всех своих подданных. Но ты никогда не задумывался, почему такой эльф, как Рантуан, был убит, и убит простым человеком? Заколот оружием без магии.

– Обычно великих колдунов и воинов магия не берет. Берет обычный нож или кинжал. И неожиданность. Фредрика мы сразили так. Чем Рантуан умнее Фредрика? – Ирвинг скривил губы в насмешливой улыбке. Фавластас знал, что Ирвинг ненавидел Рантуана.

– Фредрика сразили не простым кинжалом. Да и потом, графа убил именно Владимир, а удалось ему это лишь потому, что Фредрик подпустил его к себе. Важно было, чтобы верховный страж не успел заблокировать свою силу до удара, иначе, даже убив Фредрика, мы бы его магию не получили и врата не открыли.

– Я же сказал – неожиданность, – осторожно напомнил Ирвинг.

– Вот и скажи мне, подпустил бы Рантуан к себе врага настолько близко, чтобы его смогли убить?

Ирвинг внимательно посмотрел на императора и спросил:

– Друг? Рантуана убил кто-то из наших?

– Тебе знакомо имя Луис Оэлан? Он аэриец, советник покойного короля Велери.

– Впервые слышу это имя, – ответил Ирвинг.

– Зато его душа должна быть тебе близка. В некотором смысле мы все сейчас там, где мы есть, благодаря этой душе. Я говорю о душе твоего сына Алькана.

Ирвинг Альфостер ошеломленно распахнул глаза, впившись взглядом в своего императора. Казалось, у наместника перехватило дыхание, когда он попытался выдавить из себя:

– Алькан переродился аэрийцем?

Фавластас жестко кивнул, не став уточнять, что не совсем уж аэрийцем тот переродился.

– Немыслимо, – вот и все, что смог сказать Ирвинг, после чего двинулся к одному из окон, что размещалось между двумя зеркалами на стенах.

– Ты разочарован? – спросил его император.

– Не ожидал, – признался Альфостер.

В этот момент в дверь постучали, послышался голос Эльбо:

– Вы просили сообщить, если будут известия. К вам прибыл генерал Ридж.

– Пусть войдет, – велел Фавластас, и Ирвинг неохотно обернулся на дверь.

На пороге возник генерал. Этот маг был крепким и широкоплечим. Все его движения были твердыми и четкими. Такими же, как и его кивок, который подразумевался как приветствие императору.

– Что? – спросил Фавластас.

Тот поспешил сообщить новости:

– Победа. Эсмелеи оказались полезны! Корабль, на борту которого была Лундес Эверли, утонул.

– Это точные сведения? – спросил император.

– Да. Она была на борту вместе с черным магом и принцем Владимиром.

– Лундес простила Владимира? – Кажется, Фавластаса эта новость впечатлила больше, чем все остальное. – Вот уж чего не ожидал. Вот ведь Владимир – черт проклятый, оправдался-таки.

Генерал тем временем продолжал говорить о своем:

– Мне сообщили, что корабль потопили мощным ударом черной магии. Но это в конце, а до этого эсмелеи устроили ураган и шторм и осыпали несчастных шаровым дождем. Никто не выжил. Но и это еще не самые главные новости.

Фавластас тут же поднялся со стула и спросил:

– Лундес точно мертва?

– Она уже была мертва, когда попала на борт. Они везли ее тело в тайное логово стражей.

– Известно, кто ее убил?

Генерал уже предчувствовал реакцию Фавластаса, но решил изложить все по порядку. Он сказал:

– До нас дошли слухи, что у принцессы была связь с душой Фредрика Гауса.

– Как это? – протянул он, приблизившись к генералу. Позади Ирвинг стал более напряженным. – Душа Фредрика не развеялась в аданее? Это невозможно… – Странный голос был тогда у демона. Словно за него говорила ледяная искра в его глазах.

– Есть свидетели ее странного поведения, ее возможностей. Быть может, душа Фредрика существовала только благодаря принцессе, но тем самым и убила ее. Они объединились в силах, чтобы защититься от одного из эсмелеев, и оба погибли. Душа Лундес вышла и не вернулась в тело. Ее сообщники везли ее для погребения в Астанию, но эсмелеи перехватили судно и потопили его.

– Я удивлен.

– Разве это не победа? – осторожно поинтересовался Ирвинг. – Двух врагов не стало разом, что не так?

– Нет, это не то, чего я добивался, – неожиданно объявил Фавластас. – Адент разочаровал меня. Он оказался не похожим на Трейвела. Забирая душу Фредрика в аданей, я рассчитывал, что граф в точности повторит мою судьбу. – Судя по тому, что генерал присутствовал при этих словах, он был посвящен в историю души Фавластаса. – Я рассчитывал…. Нет! Я был просто уверен, что Адент, при его мягкосердечии и преданности своему подопечному, сделает все, чтобы Фредрика возродили, пусть даже с искрой. Для этого я разморозил ангела и позволил ему бежать. Я хотел, чтобы мир увидел Фредрика таким. Чтобы его стражи, его друзья поняли, что такое искра и что получает тот, кто слишком верит в ангелов. Мне хотелось, чтобы Фредрик сам погубил свое окружение, чтобы его искра уничтожила их всех.

– Но позвольте возразить, – решился генерал. Он был смелым и очень хорошо знал императора. – Лундес мертва, Фредрик тоже, даже более чем мертв – стерт из вселенной. Остался Элестер, но он вряд ли сможет что-либо противопоставить нам. Он слаб. После гибели своего ученика он не способен ни на что. Океания, Аэрия в наших руках, и мы почти обнаружили песчаный султанат. Мы и так победили. Зачем нужен еще один сильный враг? К тому же, если бы Фредрик возродился с искрой, он мог бы превзойти вас по силе. Это совсем не нужно.

– Он ничего бы не смог мне сделать, ведь он так и не успел разгадать источник нашей силы. Ему пришлось бы починиться. – Фавластас стал привычно холоден, когда сообщил: – Но не стоит забывать, что у нас по-прежнему есть очень опасный враг. Его стоит бояться больше других. Из-за своего просчета я сам выпустил его на свободу.

– Кто?

– Адент. Он на свободе, а Фредрик в союзниках мог бы стать нашей козырной картой. Значит, война переходит в другую стадию, но до полной победы осталось недолго. Ангел быстро отреагирует на гибель Лундес. Нужно только добить стражей, и ангел обязательно пойдет против нас самостоятельно. Но только тогда, когда другого выхода у него не будет. А пока он готовится. Готовиться будем и мы.

– Есть еще кое-что, император. Империало доложил, что аэрийцы растворились. В одно мгновение во время атаки на Клестон. Дагерти предал нас, предупредив врагов о нападении Империало. Когда корабли нависли над городом, аэрийцы открыли по ним огонь из пушек. И заметьте, они точно знали, где у кораблей слабые места. К тому же у аэрийцев была магия.

– Дагерти, – жестко произнес Фавластас. Особенно неприятно, когда тебя предает одно из твоих собственных «я».

Генерал продолжил:

– А затем над городом что-то вспыхнуло, и все разом исчезли. Хотя никто на корабле Империало не почувствовал перемещения. Более того, исчезли не только жители столицы, но и огромная часть обитателей ближайших городов. Это при том, что изначально у них не было никакой магии.

– Дагерти, – вновь повторил Фавластас. – Он пожалеет, что предал меня и скрылся. Где бы он ни был. Отныне все люди в его Лике мои, так же как и все изобретения, все лаборатории, все записи. Все. Я немедленно созываю высшие чины Ночного Лика, чтобы объявить их наместника предателем. Соберите всех, генерал.

Ридж поклонился и покинул зал, а Фавластас жестом приказал Ирвингу удалиться. Потом император сам вышел к двойным дверям и, казалось бы, ушел, но вдруг развернулся прямо на пороге. Два огромных магических потока вырвались из его глаз и взорвали стол, затем посыпались стекла, прогремел взрыв. Фавластас лишь слегка пошатнулся. Взрывная волна осыпала его волосы каменной россыпью, но ему было все равно. Он руками сорвал с петель двери и швырнул их в одного из ближайших доверенных лиц Дагерти. Тот отлетел в стену и упал, придавленный тяжелой дверью. Остальные, кто сбежался на взрыв, посторонились. Фавластас стоял перед ними посреди коридора, и за его спиной продолжал взрываться великий временной зал.

– С этого момента вы все подчиняетесь только моему приказу! Каждое мое слово – закон! Каждый мой жест – правило! Вы будете строить столько кораблей, сколько я сочту нужным, вы сделаете все, что я потребую. А если Дагерти посмеет объявиться, он тут же будет брошен в аданей. Если вы предадите меня, туда же отправитесь и вы. Ясно?

После таких слов взгляд его был пугающе безразличным и отрешенным.

– Да, император, – ответил Эльбо весьма сдержанно. – Но вы уничтожили зал. Ваш источник…

– Я смогу его восстановить, если захочу.

После этих слов Фавластас двинулся вперед по коридору вместе с Ирвингом. «Ночные» поспешили расступиться, чтобы не оказаться на его пути.

– Потушите огонь, пока весь дворец не сгорел, – посоветовал император так спокойно, словно зал взорвал кто-то другой. Эльбо бросил на его спину воинственный взгляд, а затем спокойно подошел к залу и, раскрыв ладони, прошептал заклинание. С потолка полилась вода, и пока она тушила пожар, советник хищно глядел вслед Фавластасу.

***

Рифус медленно вышел на подвесную площадку и потер глаза. Было совсем поздно, но ему не спалось. Он устало вздохнул и облокотился на бамбуковые перила, что растянулись перед ним. Его взору открылась следующая картина: раз за разом новые стражи Элестера отрабатывали удары и магические манипуляции. Рифус различил среди них и самого Элестера. Верховный эльф стоял прямо перед ними, его голову скрывал темный капюшон, так же как и головы всех стражей. Однако именно он отдавал приказы, и каждый его жест был законом для тех сотен воинов, что он сумел собрать в свое новое войско.

– А они не привлекут внимание врага столь масштабным использованием магии? – тихо поинтересовался бывший король у приблизившегося Фладена.

Тот расположился слева от Рифуса и, посмотрев вниз, отрицательно покачал головой:

– Элестер знает, что делает. За последние месяцы ему удалось добиться таких результатов, каких не удавалось за четыре года. И потом он вновь окреп, и не только физически. Магически. Стражи надежно укрыли долину. Здесь нас никто не найдет. Магию враги также не почувствуют. Элестер ас по магической защите.

– Да, – горько произнес Рифус. Ему было тошно это слышать. Особенно после того, как он получил то письмо. Письмо союзников Лундес – Ми?ло и Владимира. В нем они сообщили, что его сестричка мертва и они везут ее тело для захоронения в Астанию. Подробности ее гибели не сообщались, единственное, что они отметили в письме, так это то, что вина полностью лежит на эсмелеях. У Рифуса не было причин не верить этому: он знал, кто такие эсмелеи. Письмо попало в Астанию с помощью перемещения. Оказалось в руках у Элестера. А тот хотел скрыть его от Рифуса. По каким-то своим, непонятным самому Рифусу причинам. Если бы верный и преданный командир Зиа?нд не выкрал письмо и не показал Эверли, то Рифус бы до сих пор не знал, что Лундес погибла. А теперь Эверли думал об этом и качал головой. Наверное, лучше бы не знал. Но оказалось, что на этом неприятности не закончились.

Фладен долго смотрел на молчаливого Рифуса, прежде чем сообщить то, зачем, собственно, и разыскал бывшего короля.

– Боюсь, у меня снова плохие новости, – осторожно приступил он.

Рифус лишь обратил на него усталый взгляд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное