Наталья Азимова.

Затаившееся во времени. В двух временах. Том 2



скачать книгу бесплатно

Казалось, длительная погоня утомила не только Фредрика, но и врага. Аура стала вырываться из люков, вместо того чтобы продолжать погоню. Кьюлак остановился и тяжело оперся на стенку посреди тоннеля. Какой это был тоннель, в какой части подземелий – он понятия не имел. Просто стал дико кашлять, и ноги дрожали от долгого и очень быстрого бега в сочетании с метанием сильнейшей магии. Пока Фредрик там стоял, он успел сообразить, что его ощущения какие-то не такие. Да и бежал он уж слишком быстро и долго. Ему казалось, что он под землей полгорода без остановки пробежал. Постоянно при этом метал шары и использовал щиты. Он должен был рухнуть без чувств еще тоннеля два назад, но силы его только прибывали. Глаза даже видели по-другому, будто освещали совершенно темный тоннель, а ведь в начале своего мрачного путешествия он шел на ощупь. Фредрику стало не по себе. Он уже не кашлял, да и дыхание восстановилось. Подняв взгляд на люки, Тэас задумался: почему аура сдалась? Но через минуту он понял, что она не сдалась. Из всех люков в тоннели стали спрыгивать люди. Их было много. То были жители Фортона, которые обладали магией тайны и, к несчастью, оказались вблизи люков. Одного взгляда на них Фредрику хватило, чтобы понять, что перед ним были лишь пустые оболочки. Магия выжгла души этих людей, полностью уничтожила.

Тэасу ничего не оставалось, как защищаться черной силой. Стоит отметить, что использование черной магии и темной магии искры было не одним и тем же. Аура по-настоящему сторонилась лишь аданейщины, силы искры, но Фредрик старался ее больше не использовать, иначе рисковал уничтожить свою душу.

Он попал в сердце первой оболочки, затем сразил еще две, потом еще и еще. Враги уворачивались, а Фредрик вдруг ощутил необычное для него чувство: ему захотелось как можно жестче и быстрее истребить их всех. Он даже забыл, что недавно эти тела принадлежали душам невинных. Но этих душ больше не было, а тела были просто «одеждой» для магии. Их все равно надо было остановить. Однако Фредрика испугало само желание убийства.

У оболочек не было при себе оружия, даже пистолетов, ведь тела-то были простых прохожих. Они атаковали Фредрика лишь магией, и их становилось все больше. В какой-то момент Тэас подумал, что враг был и вовсе неистребим. Чем больше оболочек Тэас сражал, тем больше новых требовалось врагу, а это означало новые жертвы. Оставалось лишь прекратить атаку. Прекратить убивать тела, чтобы врагу не требовалось новых.

«Что ты делаешь? Убивай! Иначе погибнешь сам! Убивай, от них не убежишь! Все равно это лишь оболочки. Рано или поздно тебе или кому-то из твоего отряда придется их убить!»

Фредрик сумел задавить в себе эти мысли. Он прекратил атаку, развернулся и помчался дальше по тоннелю. Все еще шел дождь, и ноги вязли в воде. Наконец Мойро увидел впереди лестницу. Он не знал, куда она ведет, но в любом случае побежал в ее сторону. Вместе с водой из очередного люка прямо перед ним спрыгнул крепкий человек. Лицо его было бледное, а глаза горели магией тайны.

«Не души аданейщину, только так выживешь», – промелькнуло в голове Фредрика.

Но он теперь давил искру, понимая, что в противном случае потеряет себя.

Оболочки тем временем окружили его и стали закидывать шарами. Уворачиваясь от ударов, а иногда и принимая их, Тэас пытался подняться по ступеням. В итоге вокруг него сгустилась аура. От слабости он разжал пальцы, отпустил лестницу и рухнул в воду. Оболочки ждали, пока он вынырнет, чтобы добить его, но он так и не появился.


Когда Дафнис уже практически выбежал из тоннеля, он столкнулся лоб в лоб с толпой сыщиков. Они тут же направили на него оружие.

– Это он! Арестовать! – приказал один из них, указывая на Дафниса.

Ученый чуть ли не взвыл от досады. У него совсем не осталось сил, а сыщиков было много. Все, что он мог, – это напряженно оглянуться во мрак тоннеля. Впрочем, это последнее, что Дафнис успел сделать. Служители порядка окружили его и окутали усыпляющим заклинанием. Противиться он уже был не в состоянии, поэтому сразу же рухнул на землю. Реальность для него утонула во тьме.

Глава 2. О правде и лжи


Экипаж вырулил к главному входу здания сыскной службы и плавно остановился. Впереди хлопнули дверью. Дафнис с трудом держал веки приоткрытыми. Возможно, сыщики рассчитывали, что он проспит дольше. Какое-то время он слышал лишь топот, голоса, хлопанье дверей, но за ним никто не приходил. Тогда он немного приподнялся с пола. Двигаться было непросто: ноги и руки были крепко стянуты. Какое-то время он шевелил пальцами и пытался высвободить запястья – все зря. Тогда он посмотрел через решетки на улицу. Было уже довольно светло, и противно моросил дождь, постукивая по крыше экипажа. Вода стекала с решеток прямо в кузов. А еще снаружи проникал прохладный ветер.

Наконец за ним пришли. Двери с решетками резко открыли, и двое крепких охранников со светящимися от накопленной силы глазами вцепились в Дафниса, поставив его на ноги.

– Уже проснулся. Следи за ним, а то выбросит какое-нибудь заклинание, – тихо сказал один другому.

– Не надо, – возразил Дафнис и хмуро посмотрел на тюремщика. – Я сам пойду. Ты что, слепой? Я выжат как лимон. Что я тебе в таком состоянии выкину?

После этих слов Ангарда ожидал получить крепкий удар в живот или хотя бы затрещину, но этого не случилось. До суда служителям порядка запрещалось применять силу к подозреваемым и даже к преступникам. Только в крайнем случае. Например, при попытке побега или во время преступных действий. Если бы Дафнис оказал сопротивление в тоннелях, они бы убили его на месте. Да и то лишь потому, что он был членом той самой банды. Но теперь они лишь внимательно следили за его поведением, искали признаки аданейщины, но так и не нашли.

– Попытаешься сбежать или использовать магию, мы вырубим тебя раньше, чем ты успеешь шевельнуть пальцем, понял? – все же предупредил один из них.

– Вы развяжете мне ноги?

– Понял?!

– Да. Я не сбегу. Куда?

Они освободили его ноги и схватили под руки, потом вместе с ним спрыгнули из кузова на мокрую дорогу. Дафнис посмотрел вперед. На серое здание. Там у входа стояли сыщики. Их было много. Он чувствовал, что они проложили магическую дорожку от экипажа до входа —невидимый тоннель, который не пропустил бы арестованного за свои границы.

Вездесущие капли дождя, конечно же, раздражали Дафниса, но куда сильнее его злили сыщики. Не тем они занимались.

Его подвели к входу и буквально втолкнули в помещение. Впереди простирался длинный коридор. Внизу его стены были обиты красным деревом, а сверху выложены серым камнем. На полу – паркет. Повсюду были двери, что вели во множество кабинетов детективов, и горели тусклые лампы, освещавшие коридор благодаря своему количеству.

Все смотрели на Дафниса. Они выглядывали из кабинетов и с презрением наблюдали за каждым его движением. Повсюду была охрана. Дафнис ощущал присутствие сильных магов. Он вдруг задумался, почему Кьюлак считал, что сыщики не способны были бороться с врагом. Они были такие спокойные и хладнокровные. Думали, что продвинулись в своем благом деле. Словно поймали самого Аданея. Но их ждало разочарование. Дафнис не сомневался, что без Кьюлака банда взбунтуется. Только Тэас мог удержать вместе таких разных и уставших от тяжелых обстоятельств людей и эльфов, прикрывать их и направлять. Больше никто не мог. Разве что покровитель банды – ангел Нейлур. Но, подумав о нем, Дафнис стал еще мрачнее, потому что не верил, что ангел явится вновь. Ведь общался Нейлур только с Тэасом, а значит, покровительство закончилось. Все.

Из-за яркой вспышки Дафнис оторвался от размышлений. Оказывается, его уже привели в камеру, и перед его носом вспыхнули магические решетки. Его временная «клетка» была обита красным деревом, словно продолжение коридора, а в углу стояла деревянная скамья.

– Здесь, что ты маг, что демон, глухо, – сообщил ему охранник и ушел.

Какое-то время Дафнис слушал его удаляющиеся шаги, после чего устало посмотрел на магические решетки. Все верно. Такие ему не разрушить. А как убрать прутья, знали только сыщики. У них был свой секрет, какая-то хитрость в магии, которую годами пытались выведать преступники. Но пока что никому не удалось. Казалось бы, что сложного? Пройти обучение, стать сыщиком, а потом пуститься во все тяжкие, зная все уловки. Однако всякий ставший сыщиком оказывался под прицелом комиссара и императора. За любую измену, даже пустяковую, сыщика ждала казнь. Даже за те измены, за которые любого другого могли продержать в тюрьме от силы месяц. Было много нюансов, которых Дафнис не знал. Он опустился на деревянную скамью и потер руками виски. В таком положении он просидел до тех пор, пока вновь кто-то не пришел. Судя по шагам, вошедший остановился за решеткой и ждал, пока Дафнис посмотрит на него. Ну а Ангарда принципиально не двигался, так что в итоге детектив заговорил сам:

– Ты можешь молчать. Твое право. Теперь мы и так все о тебе знаем.

– Вы уже заговорили со мной на «ты»? – Дафнис поднял взгляд на детектива. Им оказался Эдвард.

– К чему формальности? – Напарник Мэй даже немного удивился такой наглости. – Ты не считаешься больше полноценным членом общества. Ты не подозреваемый. Ты член аданейской шайки, выжигающей людей как бумагу! Хочешь, чтобы я говорил с тобой с уважением? Этого не будет.

Ангарда мрачно выслушал детектива, но сам не спешил говорить. Впрочем, взгляд у него был красноречивый. Слов было и не нужно.

– Так вот, мы знаем о тебе все…

– Да ничего вы не знаете, – лениво перебил его Дафнис.

– Дафнис Ангарда, – назвал его полное имя детектив. – Ученый – маго-техник. Участвовал в разработках маго-технических средств общения: шифров, сигналов, приборов для их передачи, появляющихся и исчезающих надписей. Затем принялся за изучение древних текстов. – Эдвард показал стопку листов. – Это твои труды. А также документы, в которых указано, что известный и уважаемый ученый Дафнис Ангарда умер в страшных муках в Рудрете много лет назад, во времена первой кровавой атаки банды. Здесь также твой бывший адрес в столице. Сказать по правде, Дафнис Ангарда, я бы предпочел, чтобы ты и дальше оставался покойником.

– Я бы тоже хотел, чтобы вы и дальше считали меня покойником, – переиграл его слова Дафнис.

– Я вот чего не понимаю, – начал Эдвард, пододвинув стул и сев по ту сторону решетки. – Зачем? – спросил он. – Что на самом деле тогда произошло во время первого нападения банды? Ведь было столько жертв. Те кровавые дни жители Рудрета запомнили надолго. Когда начались первые убийства, все думали, что орудовала банда обычных колдунов. Стали гибнуть известные ученые, маго-техники. Их убивали жестоко, – он говорил и испытывал Дафниса взглядом, – выжигали. И среди них, среди жертв банды, как мы думали, были вы. Было найдено ваше тело. Вероятно, то была очень искусная иллюзия. Мне вот интересно, а другие ученые – тоже иллюзия?

Дафнис взгляд не отводил, с вызовом смотрел на Эдварда. И даже сказал ему:

– У меня был выбор: либо как остальные быть выжженным, либо присоединиться к банде и изготавливать для них изобретения.

– Значит, ты просто предатель?

– Я просто боролся за жизнь. Я ее очень ценю.

– Ты ее уже проиграл, – заметил Эдвард. – Свою жизнь. Ты присоединился к тем, кто жестоко убивал таких же ученых, как и ты?

– Я просто спасал свою шкуру, – солгал Дафнис.

Эдвард качнул головой, мол, уяснил для себя кое-что, и продолжил:

– Когда ученые стали гибнуть, комиссар поручил отряду лучших детективов Рудрета найти и устранить банду. Лидером того отряда был Анаторий Шим, его заместителем – Тэас Мойро. – Эдвард ненадолго замолчал, будто ждал, что скажет на это Дафнис. А Ангарда предложил детективу не останавливаться.

– В отряде были только очень сильные маги, – продолжил Эдвард. – Всего их было тридцать. Довольно крупный отряд. Обычно даже большими преступными организациями занимались меньшие группы. Но здесь комиссар забил тревогу. Сыщиков было тридцать, но почти их всех, за исключением некоторых, кто погиб раньше, уничтожили в один день. Мы до сих пор не знаем как. Просто раз – и все. Выжили лишь двое. Тэас Мойро – теперь ясно, почему он выжил, – и еще один сыщик, которого, судя по всему, Тэас позже сам и убил.

Великий Ралус! Как же Дафнис хотел заставить детектива замолчать и воскликнуть, что все они – идиоты, что они не видят дальше своего носа, что все сказанное – ложь и бред. Тэас тогда выжил только потому, что единственный из отряда был достаточно силен, чтобы противостоять настоящему врагу, орудовавшему в Рудрете. В те времена банды еще не существовало. Те столичные сыщики действительно были убиты прямо на глазах Тэаса. Многие из них были его друзьями, ведь он проработал с ними несколько лет в сыскной службе Рудрета. И всех их выжгли на его глазах, а он на последнем дыхании держал чертово защитное поле, чтобы выжить, защититься от удара врага. Потом выяснил, что был еще один выживший – Марис Вишер, которого позже нашли выжженным в своей квартире.

Когда расследование по тем или иным причинам приостанавливалось, убийств становилось меньше. Это отметил сначала комиссар, затем и император. В итоге поиски банды остановили, и преступления прекратились совсем. Это устроило многих, но не Тэаса. Он так и не смог смириться с гибелью коллег и ушел из основного состава сыщиков. С виду отошел от дел после тяжелых боев и потерь, а на деле начал формировать банду. К счастью, не все ученые погибли. Некоторых Тэасу удалось спасти. Они и стали в будущем так называемой бандой. Только самые сильные маги и выдающиеся маго-техники. Только так, ведь знающих тайну враг уничтожал мгновенно. Кьюлак видел своими глазами, как беспощадно и быстро выжгло всех оставшихся сыщиков из его отряда в Рудрете. Видел – и именно увиденное заставило его объявить врагу настоящую войну. Но он понимал, что существование своей новой группы нужно было держать в тайне. Банда должна была состоять из тех, кто знал правду, но кого никто и никогда не станет искать. Мертвецов ученых. Они знали правду и были настолько сильны, что сумели выжить. Врага они ненавидели и представляли для него реальную угрозу, раз он так старался истребить именно их. Только самые стойкие маги могли состоять в банде, а остальные должны были держаться от этой войны подальше. Ауре хватало и минуты, чтобы выжечь.

Поначалу банда выжидала. Враг ведь пропал, и в Рудрете все успокоилось. Тэас готовил бойцов, придумывал тактику. Искал, куда мог деться враг, пытался понять его природу. А затем магия проявилась в Фортоне, и Мойро понял, что если банда не вмешается, то сыщики Фортона, так же как и сыщики Рудрета, начнут копать под врага. Суть они поймут не сразу, возможно, и вовсе не успеют разобраться, что именно им противостоит, а значит, будут уничтожены раньше. Враг действовал просто: если есть угроза, ее нужно устранить. Также Тэас понимал, что после того, что произошло в Рудрете, сыщики Фортона не станут действовать отрядом, они все поднимутся на войну. И если выйдут на след врага, то город разом лишится всех своих защитников.

Выход был один: сыщики Фортона, в отличие от сыщиков Рудрета, не должны были выйти на след врага. А если враг не чувствует угрозу, он продолжит вершить свои дела, не обращая внимания на действия сыщиков. Ведь магия – это магия. Если ей не угрожают и изначально ее цель не сыщики, то зачем тратить на них время? А как сделать так, чтобы сыщики Фортона не вышли на след настоящего врага? Отвести их внимание, сделать врагом себя, то есть банду. Принимать удары и при этом исхитриться, чтобы продолжать борьбу с настоящим врагом. И конечно же, поддерживать темную репутацию банды, чтобы детективы не поняли, что их дурачат.

Вот какова была подлинная история. Обо всем этом думал Дафнис в тот самый момент, когда Эдвард обвинял Тэаса в убийстве Мариса Вишера. Еще когда Эдвард только начал допрос, Дафнис от злости и отчаяния, что все полетело к чертям, а Кьюлак, возможно, мертв, хотел открыть детективу правду. Открыть им всем глаза, чтобы оправдаться, а они подохли за свои ошибки. Так он думал, будучи в ярости, глядя на них. Но потом, когда в процессе разговора Эдвард упомянул о том, как быстро и жестоко – одним ударом, в одно мгновение враг уничтожил всех сыщиков Рудрета, знающих правду, Дафнис понял, что откровенничать нельзя. Все и так были на грани, и если бы еще и сыщики погибли, то что дальше? Тэаса не было, Дафнис не верил, что их лидер мог выжить в тоннелях. А без Мойро банда в любой момент могла развалиться. Они ведь тоже устали от несправедливости, и только Кьюлак мог силой и словом заставить их подчиняться. Однако стоит ученым разойтись, враг легко избавится от них. Что же касается правды, если и раскрывать ее, то не всем: вербовать сильных детективов поодиночке. Тех, кто готов был быстро соображать, кому не нужны были долгие разъяснения, кто сразу же готов был отказаться от обычной жизни и идти в бой. Так поступал Тэас. И это было правильно. Ну а все, что мог тогда Дафнис, – это сжать кулаки и выдержать молчание. Эдвард еще много чего говорил, а Ангарда думал о своем. Когда же сыщик вдруг замолчал, тишина вывела Дафниса из раздумий.

– Ты можешь не отвечать на вопрос, если не хочешь, – заметил детектив.

– Вопрос? – Дафнис понял, что Эдвард спросил что-то и ждал ответа, но ученый слишком задумался и не услышал вопрос. – Повтори.

– Ты разработчик говорящих писем? Ведь ты, как маго-техник, специализировался на этом.

– Отчасти я.

– А отчасти? Кьюлак?

– Допустим.

– Кьюлак – демон?

Дафнис медленно поднялся со скамьи, и Эдвард встал вслед за ним, только по ту сторону решетки.

– Меня казнят? – прямо спросил ученый, без тени страха в глазах.

– Да, – ответил Эдвард. – Ты убийца. Таким, как ты, не дают прощения или пожизненного срока. Тебя казнят. Как? Зависит от тебя и от судьи. Если ты поможешь найти логово твоих сообщников или просто назовешь их имена, то твоя смерть будет безболезненной. Возможно, просто бесконечным сном. Согласись, такая смерть – мечта многих. А если ты не захочешь помогать… – Эдвард подошел к выходу и ледяным тоном завершил: – Тогда никто не пожелает твоей участи и врагу. Так или иначе, какая бы казнь тебя ни ждала, это ничто по сравнению с тем, что ждет твою душу. Все мы верим и знаем про аданей. Мне даже немного жаль тебя, но ты, будь ты проклят, заслужил. В аданее ты наконец ощутишь то, что чувствовали несчастные жертвы вашей банды, когда их выжигали заживо! Так что да, тебя, без сомнения, казнят.

Дафнис выслушал его с непроницаемым лицом, а затем, усвоив все это, понял, что раз все равно обратного пути не было и спасения тоже, раз ему предстояло погибнуть, а сказать правду он не мог, да и не поверили бы они уже в нее, значит, он должен был по крайней мере укрепить негативную репутацию банды. Получалось, что, понимая, что его казнят, он продолжал защищать своих палачей. Жизнь отвратительна. И не было никакого геройства в этом. Дафнис просто не хотел конца света. Да и потом, Тэас требовал именно этого. Он спас Дафниса уже во второй раз, там, в тоннелях, и Ангарда решил, что просто обязан отдать долг. Сделать в кои веки так, как того требовал Кьюлак.

Что ж, утвердить репутацию?

Он подошел к решеткам и поспешил сказать, ведь Эдвард уже собирался уходить:

– Думаешь, что такие, как я, боятся аданея? За меня там замолвлено словечко, а за вас нет. Кьюлак – демон. Вам его не одолеть. Он уничтожил всех в своем отряде в Рудрете и вас уничтожит так же. Всех до единого. – Дафнис скрестил руки на груди и с каменным лицом отошел к дальней стене

– Это все? – ровным голосом поинтересовался Эдвард.

– Я закончил с тобой, детектив. – Дафнис демонстративно отвернулся, словно сыщик для него больше не существовал.

Эдвард был спокоен, и Ангарда его выдержку оценил.

Когда детектив покинул помещение, где располагались камеры, ученый медленно сел на пол, прислонился спиной к стене и откинул голову назад. Если бы он только мог предупредить остальных о случившемся в тоннелях. Предупредить раньше, чем враг атакует вновь. Но как? И тут Дафнис вспомнил о Мэй. Кьюлак верил, что она была достаточно сильна, чтобы присоединиться к банде и узнать правду. Вот только ее нигде не было видно.


***


Императорский университет маго-технических наук Фортон-Эды


Нериан Карнелий сверился с картой и вновь посмотрел на угловое каменное здание, что располагалось на очередном перекрестке. Сначала барон решил, что они нашли не тот вход, но, обогнув ограждение несколько раз, все же убедился, что перед ним был именно центральный подъезд. Здание было немаленькое. Оно посерело, хотя раньше стены явно были белыми. Вокруг было тихо, а в окнах – ни движения, ни света. Лужайки и скамейки на территории университета пустовали.

– Это точно он, – уверенно произнес Карнелий, медленно подступая к светлому ограждению. – Но здание, похоже, пустует, да и калитка закрыта.

– Нужно найти замок или звонок, – проговорил Дагерти.

Карнелий предоставил наместнику самому разбираться с магическими знаками. Хотя знаков там как раз и не оказалось. Зато был круг, который засветился, когда Дагерти коснулся рукой его центра. Заиграла приятная мелодия.

– Впечатляет, – оценил Карнелий.

– Примитивно-то как, – буркнул наместник.

Карнелий промолчал. Неприязнь к Дагерти с каждым днем лишь росла. Он терпел его только потому, что самостоятельно не мог вернуться в прошлое, а каждый проведенный в будущем день считал зря потраченным временем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10