Наталья Андреева.

Любовь и смерть. Селфи



скачать книгу бесплатно

– Ого!

– Добилась своего. Клаве же в итоге дали третью группу инвалидности. Она замкнулась в себе и перестала общаться с бывшими подругами по команде. В это же время на одном из благотворительных концертов-аукционов Оксана познакомилась с Павлом Красильниковым. Не олигарх, но крепкий бизнесмен, мужчина со средствами, хотя, как говорится, на любителя. Пока Паша не обтесался, его можно было принять за бандита, за «братка». Он был старше Оксаны лет на пятнадцать, но ее это не смутило. Она бросила спорт и вышла за Красильникова замуж. Долго не могла забеременеть, сказались физические нагрузки во время занятий профессиональным спортом. Но в двадцать восемь Оксана Красильникова наконец-то родила, сама, хотя до этого были две неудачные попытки ЭКО, долгое лечение. Да чего только не было! Три года назад, кстати, Оксана родила и второго ребенка, сына. Она рискнула это сделать после сорока. И опять сама забеременела, без всяких искусственных оплодотворений. Она молодец! Я ею искренне восхищаюсь! До сих пор в прекрасной форме, уже вернулась к работе, похудела. Хотя во время беременности набрала прилично. Возраст есть возраст.

– А где она работает? – с интересом спросила Люба.

– О! У Красильниковых же фитнес-клуб! Очень модный и неимоверно престижный. Наверняка вы о нем слышали. Оксана заместитель гендиректора, но, по сути, он и есть. Дела клуба Павла мало интересуют, он большой любитель футбола. А к тренажерам и всяким там единоборствам относится прохладно. К тому же у Красильникова есть другой бизнес, а клуб он считает игрушкой жены. Хотя эта игрушка приносит очень неплохие деньги, – Анастасия Петровна усмехнулась. – Оксана ведь не только финансами занимается, но и ведет групповые занятия. Я и сама к ней хожу. У меня как у близкой подруги бонусы и скидки.

– А ваша судьба как сложилась? Не завидуете подруге?

– Нет. Я главный бухгалтер. Контора солидная, у меня в подчинении человек десять. Зарабатываю неплохо, если бы еще и муж оказался человеком дельным… – она невольно вздохнула. – Но я Ваню не виню. Как говорится, каждому свое. У нас хорошая семья, дружная, две дочери, теперь вот внука ждем.

– Уже знаете, что будет мальчик? – улыбнулась Люба.

– Да… Так вот о детях: Марину я родила в девятнадцать, а вот Алену через год после того, как моя лучшая подруга Оксана тоже родила дочку, Кристину. Я тогда подумала, что прозвенел последний звоночек: двадцать девять. Оказалось, и после сорока можно родить. Но я не такая рисковая, как Оксана, и сила воли у меня не та, чтобы на диетах сидеть. Что касается Клавы… Характер у нее спортивный, она боец. Поэтому долго не могла смириться с инвалидностью и увечьем. В одном из санаториев Клава и познакомилась с Игорем Даниловым. Мы с Оксаной тогда обрадовались. Наконец-то и Клава выходит замуж! Хоть мы и не были ни в чем перед ней виноваты, но все равно чувствовали неловкость. У нас-то все хорошо: работа, семья. А у нее пенсия по инвалидности и одинокие вечера в бабушкиной однушке-хрущебе.

Мы пытались предлагать ей деньги, но Клава от любой помощи категорически отказывалась. У меня, мол, все хорошо. Государство ей, конечно, помогало, как бывшей спортсменке, но в девяностых всем пришлось туго. Но Клава гордая. Позвонила только, чтобы на свадьбу нас с Оксаной позвать. Народу пришло немного, в средствах они с Игорем были ограничены… Знаете, он очень хороший, – вдруг принялась оправдывать Клавиного мужа Анастасия Петровна. – Добрый, милый, покладистый, рукастый. Просто очень уж добрый. Чрезмерно. Вот он не боец. Всем готов помочь, все раздать.

– По-моему, замечательное качество, – осторожно сказала Люба.

– Да, но не в наше время. И не для мужчины, у которого жена – инвалид. За двоих ведь приходится работать. К тому же Клава сразу родила. Ей очень уж хотелось ребенка. Чтобы все было, как у людей…

– И чтобы подруги перестали смотреть на нее с жалостью.

– Может быть, – рассеянно сказала Анастасия Петровна. – Я об этом не думала. Мы с Оксаной просто порадовались тогда за Клаву. Я понятия не имею, почему Игорь от нее ушел!

– А он ушел? Бросил жену-инвалида и ребенка? Как-то не вяжется с вашим рассказом. Добрый, отзывчивый.

– Я же говорю: там что-то серьезное. А Игорь ушел, как настоящий мужчина, все оставил Клаве. И каждый месяц отдает ей ровно половину своей зарплаты. Хотя у него уже другая семья и еще один ребенок, сын. Но двадцать тысяч Клава получает от бывшего мужа ежемесячно, не смотря ни на что.

– Не густо. В Москве жизнь дорогая.

– Да, не густо, – согласилась Анастасия Петровна. – Но я уверена, что Игорь не утаивает ни копейки. Он не такой. Алименты, пенсия, зарплата… Клава не шикует, но и не бедствует.

– Она что, работает? Где?

– В том-то и дело. У Оксаны, в фитнес-клубе.

– Кем она может работать в фитнес-клубе, имея инвалидность? Как я поняла, она сильно хромает?

– Прихрамывает. Операции и долгое лечение все-таки дали результат. Клава работает… – Анастасия Петровна слегка замялась. – Гардеробщицей. Ну а что вы хотите? – тут же начала оправдываться она. – Какую работу Оксана еще могла ей предложить? На ресепшн работают двадцатилетние девочки, это ведь лицо клуба. Театр начинается с вешалки, а фитнес-клуб с ресепшн. В отдел продаж Клаву посадить? Она ведь инвалид. Мало двигается. Сильно располнела. Художественная гимнастика такая вещь… Бросишь заниматься, и тут же начинаются проблемы с фигурой. Ведь организм привык к чудовищным нагрузкам. Клава эти нагрузки давно уже «не выбирает». Вот вес и прибавляется. Выглядит она… В общем, плохо выглядит. На все пятьдесят. Трудно поверить, что когда-то ее прозвали Клаудия Шиффер.

– А для гардероба она выглядит хорошо? – не удержалась Люба.

– Она сама туда попросилась.

– А как же гордость?

– Гордость убывает по мере того, как прибавляются годы. Когда становится понятно, что ничего хорошего от жизни ждать уже не приходится, и надо брать, что дают. Маша подросла, ее надо одевать, учить. Клава не хочет, чтобы ее дочка была хуже других. Это ее единственная надежда. Репетиторы по английскому и китайскому, модные гаджеты, абонемент в престижный фитнес-клуб… На все это нужны деньги. Маше шестнадцать, ей на следующий год в институт поступать. Мать ее сватает на иняз. Сейчас в большой моде китайский, вот Клавина дочка им и увлеклась. Мать старается, тянет жилы, копейки считает, лишь бы дать достойное образование единственной, выстраданной дочери. Оксана, кстати, платит Клавдии больше, чем другим гардеробщицам. У них смена: три часа отдежурил – перерыв. Можно сходить в бассейн, поплавать. Или в тренажерный зал. Я не думаю, что в каком-нибудь другом месте Клаве будут столько платить. И так о ней заботиться.

– Мы с вами увлеклись рассказом о дружбе, – Люба опомнилась и посмотрела на часы. – Давайте все же к сути. В какую неприятную историю попали девочки?

– Да-да, – заторопилась Анастасия Петровна. – Все началось вроде бы с безобидного увлечения. С селфи. Заводилой у них всегда была Кристина. Она постарше, яркая блондинка, ну и семья Красильниковых очень обеспеченная. О Маше я уже сказала: она из неполной семьи. Мать инвалид, работает гардеробщицей. И внешне Маша мало похожа на мать, скорее, на Игоря. Что касается Алены, то вы ее видели, – Анастасия Петровна опять невольно вздохнула.

– Она, похоже, флегматик, – осторожно сказала Люба.

– Потому и не следит за собой, – в голосе у матери была откровенная досада. – Ей все по барабану. Кроме этого дурацкого селфи! – сказала она в сердцах. – Она понимает, что с такой внешностью делать ставку надо не на лицо и фигуру, а на антураж. Вот ее и затянули в эту группу.

– В какую группу? – с интересом спросила Люба.

– Экстремального селфи. У них есть странички в «Фейсбуке», «ВКонтакте», в «Инстаграме». Да везде. При желании вы легко их там найдете. В основном это подростки. Они ищут необычную натуру. Это все Кристина! Когда у человека все есть, он перестает этим дорожить. Подавай ему экстрим!

– Как же мать это допустила? Оксана?

– У нее маленький сын и работа. Кристину устроили в престижный вуз, купили ей машину, денег на карманные расходы дают в избытке… Господи, о чем это я! – спохватилась Анастасия Петровна. – Это ведь все в прошлом! Девочка умерла! И это ужасно!

– Как это случилось?

– Скажите, Любовь Александровна, я похожа на сумасшедшую?

– Странный вопрос. Нет, конечно!

– Я по профессии бухгалтер, я уже об этом упоминала, – Анастасия Петровна нервно тронула воротничок элегантной блузки. – Не верю ни в бога, ни в черта. Только в цифры. К гадалкам отродясь не ходила. Ко всяким там магам и колдунам. Но тут я теряюсь… Короче, поехали они ночью на кладбище. Алену мне удалось отговорить. Поэтому рассказываю со слов Маши. Они с Кристиной сделали селфи с каким-то крестом, потом отправились искать другую подходящую натуру. Дело было ночью, – Анастасия Петровна нервно сглотнула. – И вдруг из свежей могилы поднялся мертвец.

– Да вы что?!

– Представьте себе! Маша говорит, над могилой появилось что-то белое, потом крест повис в воздухе и поплыл к ним. А потом… Клавина дочь говорит, что он за ними гнался, упырь. И грозил кулаком. Мол, я до вас доберусь! Якобы он не смог выйти за кладбищенскую ограду. Силы не хватило.

– Какая чушь! – не выдержала Люба.

– Ха! Чушь! Это случилось месяц назад. За этот месяц погибли трое из группы экстремального селфи. Скажите мне, это тоже чушь?

– Кто умер? И как?

– Один парень разбился на мотоцикле. Буквально через три дня после того, как Маша с Кристиной побывали на кладбище. Пытался сделать селфи на бешеной скорости, обгоняя машины.

– В этом нет ничего удивительного. В том, что он отвлекся и не справился с управлением.

– Хорошо. Буквально через неделю после его смерти девятнадцатилетний парень пустил себе пулю в висок из папиного пистолета, делая все то же экстремальное селфи.

– Бывает. Я сегодня читала о подобном случае. Только там была девушка и травматический пистолет. А здесь, как я поняла, боевой?

– Да. А вы не находите это странным?

– Свидетели были?

– А как же! Все «несчастные случаи» запротоколированы. За мотоциклистом ехали еще трое. Их там целая банда. О самостреле с боевым оружием рассказали родители парня. Они уверяют, что патроны в доме были только холостые. Откуда в стволе взялся боевой, непонятно. Свидетельницей гибели Кристины была ее лучшая подруга Маша.

– Да-да, что там с Кристиной?

– Она хотела сесть в шпагат на подоконнике. В фитнес-клубе, на последнем этаже.

– А сколько их всего?

– Три. Но это здание нестандартное. Ведь там бассейн и спортзал. Поэтому верхний этаж – это не то, что третий этаж в обычном панельном доме. Высота огромная! Там очень хорошее место. Вид на парк, на Москва-реку. Кристина хотела сделать панорамное фото.

– А как насчет шпагата? Девочка уверенно на нем сидела?

– Конечно! У нее ведь мама – мастер спорта по художественной гимнастике. Причем, международного класса.

– Это еще ни о чем не говорит.

– Это как раз говорит о многом. Кристина тоже занималась художественной гимнастикой. Просто у нее нет такой силы воли, как у Оксаны, ее матери. Я хотела сказать, не было, – тут же поправилась Анастасия Петровна.

– Или ей нет смысла упираться. Простите, не было. У нее ведь и так все имелось в избытке. Что бы ей дала какая-то медаль?

– Наверное, вы правы. И вот она сорвалась, когда пыталась открыть окно. Ей, видите ли, мешала рама. Кристина рванула ее, пошатнулась, не удержалась, и…

– А Маша была свидетельницей этого?

– Да. Она стояла в это время рядом. У нее даже есть последние фото Кристины.

– Они, наверное, имели бешеный успех?

– Ошеломляющий. У Кристины ведь много фоловеров.

– Кого, простите?

– Фоловеров. Раньше говорили фанатов. Я ведь стараюсь быть в курсе всех увлечений младшей дочери, все-таки переходный возраст. Я тоже у нее спросила: почему фоловеры? Зачем все эти новые слова, разве мало старых? Алена мне объяснила, что фоловеры в отличие от френдов не рассчитывают на ответные чувства. Вообще на внимание своего кумира. Это просто подписчики, которые тут же узнают о его новом посте в «Твиттере». Да и, наверное, о новых фото в «Инстаграме» тоже. Теперь все смешалось. Раньше был ЖЖ, потом «Твиттер», теперь все переключились на фото. Писать лень, да и умные мысли рожать трудно. Проще плодить фотки. Умное лицо ведь сделать проще, чем родить умную мысль. Я даже справилась в словаре. «Фоловер» от английского «следовать». Но последователи – это скучно. Не звучит. Сейчас много интересных слов появилось. Я стараюсь говорить с Аленой на ее языке.

«А она неглупая женщина», – с уважением подумала Люба. И спросила:

– С чего вы взяли, что Алене нужен психотерапевт? Я не заметила признаков невроза.

– Вы просто мало ее знаете! – с отчаянием сказала Анастасия Петровна. – У меня такое чувство, что над группой, в которой состоит моя дочь, навис злой рок. И смертью Кристины не ограничится. Маша говорит, что это мертвец, которого они разбудили на кладбище, мстит. Что он набирает силу. Мол, вселился в какое-то тело и сумел выйти за кладбищенские ворота. И теперь расправляется с теми, кто его потревожил, с их друзьями и близкими людьми, – Анастасия Петровна невольно передернулась.

– Вот ей точно нужен психотерапевт. Вашей Маше.

– Она не моя, а Клавина. Ну а как еще объяснить все эти смерти?

– Гм-ммм… Шпагат на подоконнике на высоте метров пятнадцати… С панорамным видом на Москву… Ну а какая беда может поджидать вашу Алену?

– Видите ли, она увлекается релфи.

– Чем?!

– Это тоже, что и селфи, только фото с животными. Или с любимым человеком. Парня у Алены пока нет, а вот собака… Я почему и пришла одна. Предупредить. Для Алены это все равно, что спусковой крючок. Не вздумайте ругать ее собаку. Или критиковать. Сразу начнется истерика.

– А что за собака?

– Чау-чау. Зовут Басей. По собачьему паспорту он Басилевс, но в домашнем обиходе просто Бася.

– Постойте… Чау-чау. Это такой забавный плюшевый медвежонок… Помилуйте, какая же опасность может от него исходить?

– Ага. Вот и я так думала: плюшевый медвежонок, забава. А вы знаете, что в рейтинге самых опасных собак этот медвежонок занимает второе место? На первом питбуль. Но какой, простите, идиот купит ребенку бойцовскую собаку? Купили игрушку, как нам тогда казалось. Но у чау-чау непростой характер. Собака сама выбирает себе хозяина, остальных терпит. Мы купили Басю, когда Алене было десять. Она быстро наигралась, и собаку спихнули на Ваню.

– На вашего супруга?

– Да. Он с ним гулял, кормил, играл. Бася к моему мужу очень привязался, признал своим хозяином. Даже команды его выполняет, хотя чау-чау себе на уме, не очень-то поддаются дрессировке. А потом вдруг Алена увлеклась сначала селфи, а потом релфи. После того, как ее фото с Басей в обнимку набрало кучу лайков. И понеслось! Но собака не может предать хозяина, которого обожает. Басилевс Алену только что терпит. А она такое себе позволяет! Экстремальные релфи с чау-чау! Наш Басик почти сорок килограммов весит! Вот я и боюсь, что кто-то нарочно разозлит собаку и… Случится несчастье.

– Но кто может ее разозлить?

– А кто подменил холостой патрон на боевой? Или подбил Кристину сесть на шпагат на огромной высоте?

– Я думаю, она сама, учитывая ее характер, – осторожно сказала Люба.

– Сама-то сама… Но там явно что-то было… Нестандартная ситуация… Ну, так вы беретесь за это дело или нет?

– Думаю, у меня нет выбора. С этим надо разбираться. С кладбищем, с собаками… С оружием, которое почему-то оказалось, снято с предохранителя и заряжено боевым патроном. С взбесившимся мотоциклом… Когда вы приведете Алену?

– Давайте не будем откладывать. Мы скоро уезжаем в отпуск. Как только вернется Марина. Собаку надо с кем-то оставить.

Люба мигом представила себе, как Стас, который любит поваляться в постели, в шесть утра выгуливает огромного чау-чау, и пришла в восторг. Не Марину же с ее токсикозом спозаранку на улицу выгонять? Так тебе и надо, Самохвалов!

– Алена поступила в престижный институт. На днях вывесили приказ о зачислении, – продолжала меж тем Анастасия Петровна. – Девочку надо поощрить. Я ей обещала, что мы поедем в Европу, если она поступит в этот институт.

– Чем она будет заниматься?

– Финансами, разумеется. Старшую дочь я упустила. Секретарь-референт это, конечно, совсем не то, о чем я для нее мечтала. Хоть замуж, наконец-то, вышла! А вот за Алену я возьмусь всерьез. Дам ей отличное образование, помогу устроиться на престижную работу. Кое-какие связи у меня есть, – с воодушевлением заговорила женщина.

Любе пришлось ее прервать:

– Завтра вас устроит? Или послезавтра?

– Давайте послезавтра, тоже в семь. До отпуска я хочу с этим разобраться. И насчет оплаты… – Анастасия Петровна слегка замялась. – Я на ресепшн видела тарифы…

– Вас что-то не устраивает?

– Нет, что вы! Если вас устраивает… То есть, если вы не хотите дополнительную плату за… – она опять замялась.

– За сверхурочные? Нет, не хочу.

Любе показалось, что клиентка вздохнула с облегчением. Да, деньгами она швыряться не любит. У чау-чау хороший аппетит.

Расстались они по-дружески.


Люба пометила в своем блокноте: Кристина Красильникова, Маша Данилова и Алена Галкина. Группа фотографов-экстремалов. Найти их оказалось легко, благодаря Кристине. Смертельный шпагат вызвал в Инете бурю комментариев. Как всегда, интернет-сообщество разделилось на две части. Одни сочувствовали, искренне жалели Кристину и ее родителей, другие осуждали девушку и даже откровенно издевались. А «клакеры» подливали масла в огонь. Читая комменты Люба всегда пыталась определить: где пользователь с его откровениями, а где за деньги или тролль. Есть еще тролли за деньги, есть мужчины, пишущие под женскими никами, и женщины, представляющиеся мужчинами. Раскрутить пост, фотографию, тему или какую-нибудь персону надо умеючи. И тут существуют целые технологии. Как психологу Любе это было особенно интересно. Информации море, а надо зажечь в этом море маяк. Все сюда! Реклама давно уже не работает, а что тогда работает?

Люба почему-то представляла себе Инет как забор вокруг огромной стройки. Любой может подбежать, анонимно написать матерное слово или гадость на своего врага, на человека, которому завидует. И ничего за это не будет. А любители писать на заборах в нашей стране никогда не переведутся. Равно как и читатели всякого дерьма. Что до самой стройки, там много полезного и интересного. Там строится мегамаркет, где можно найти все, что только душа пожелает. И для жизни, и для работы. А за забором начали следить, неприличные надписи удалять, на некоторых участка вообще поставили охрану: мышь не проскочит. Но стройка слишком уж большая. И шатающуюся доску всегда можно сдвинуть, чтобы пролезть под покровом ночи на запретную территорию и там всласть похулиганить. Вот таким был для Любы Интернет, и теперь ей пришлось идти вдоль исписанного анонимами забора, попутно сортируя авторов и пытаясь понять их мотивы. Работа сложная и неблагодарная.

Тема интересна, когда начинается грызня. Чем она яростней, тем больше комментариев, больше кликов и больше рекламодателей. Клики – это деньги. Нынче самый дорогой товар – внимание аудитории и отдельных ее персон. За это внимание идет яростная борьба. Сплошные «класс», «супер», «да, в точку, все так и есть» никого не интересуют. Это скучно. Поэтому не стоит кидаться в защиту своего кумира, когда на него пытаются наезжать. Скорее всего, он сам же за это и заплатил.

Но кому интересна гибель восемнадцатилетней девушки, чтобы раскручивать эту тему? А раскрутили ее мастерски! Тысячи комментов! Просто вал! Как только интерес затухал, тут же появлялся пост типа: «Ну и дура! А сиськи ничего. Тут одна дебилка написала, что девку жалко и надо провести флэш-моб у фитнес-клуба, возложить цветы и плюшевых мишек. Лучше пойди в донорский пункт, сдай кровь, дура. Небось, тоже блондинка. Всему-то вас надо учить».

Сразу находились яростные защитники Кристины. И опять понеслась!

Знаменитые селфи с кладбища просто «облайкали». И перепостили бессчетное количество раз. Чудо-крест и впрямь впечатлял. Борьба живого с мертвым, дерева с железом, слабости и силы. Но год за годом береза терпеливо гнула крест, а где не получалось, превращала его в скелет, обрастая мясом своего живучего тела. Они срослись и стали одним целым. И это дерево-крест обнимали руки прекрасной юной девушки. Кристина оказалась на редкость фотогеничной, недаром она так полюбила селфи. Распущенные белокурые волосы, огромные голубые глаза, пухлые губы. Словно ангел слетел с небес и обнял руками-крыльями символ вечной жизни. Натура того стоила, но не стоила жизни Кристины.

Люба терпеливо рассматривала снимки. В упыря она не поверила. И в нового Дракулу, который с каждым днем обретает силу и мстит своим обидчикам тоже. Потом Люба подумала, что Кристина выложила самые удачные снимки, но далеко не все. А где остальные? Удалила? Если так, то это осложняет задачу. А если нет? Если не удалила?

Она тяжело вздохнула, поняв, что придется пообщаться с матерью погибшей девушки, с Оксаной. Им нужен айфон Кристины. Если только его не изъяла полиция в качестве вещественного доказательства. И Люба набрала номер лучшей подруги.

– Как дела? – бодро откликнулась Люська.

– Я не поздно?

– Нет, что ты! Ты ведь знаешь: я сова. Чего новенького?

– У меня сегодня была теща Стаса.

– И как? – сразу же оживилась Апельсинчик. – Тема убойная?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22