Наталья Александрова.

Рыжий кот в темной комнате



скачать книгу бесплатно

Надежда Николаевна Лебедева шла по улице, внимательно глядя себе под ноги, потому что по случаю наступления весны на асфальте было море разливанное. Солнце одинаково бодро играло в огромных лужах и в маленьких лужицах, на мостовую стекали веселые ручейки. Возле домов в тени доживали свой век огромные ноздреватые сугробы. В воздухе пахло весной, то есть букет запахов включал в себя легкий ветерок с не протаявшего еще озера, прелую листву из сквера, немножко бензина и запах помойки из двора напротив.

Надежда свернула к своему дому, тут было почище. Дворничиха Люба как раз сгребала ледовую кашу с тротуара и в данный момент остановилась поболтать с Надеждиной соседкой Антониной Васильевной. Та в силу возраста и грузной комплекции выползала на улицу редко и гуляла только возле подъезда.

Надежда поздоровалась и хотела пройти мимо, но соседка остановила ее вопросом:

– Что, Надя, Михайловы-то уехали?

«А то вы не знаете», – подумала Надежда, потому что Антонина Васильевна хоть и редко выходила из дома, все новости узнавала первая, такое уж было у нее свойство характера.

– Давно уж, – вздохнула Надежда, она шла из магазина, сумки были тяжелые, но поставить их в такую грязь было невозможно.

Надежда Николаевна старалась жить с соседями в дружбе, а для этого надо было только не сплетничать во дворе и помалкивать, если увидишь кое-что лишнее. В случае с Михайловыми, однако, никак нельзя было не ответить на прямо поставленный вопрос – те были ближайшими соседями Надежды, буквально дверь в дверь.

Семья Михайловых по-своему была замечательная, состояла она из мамы, бабушки, двух девочек пятнадцати и семи лет и собаки неизвестной породы по кличке Рыська, тоже дамского пола. Дочки у Раисы, главы семейства, были от разных отцов, которых, надо сказать, ни дети, ни соседи воочию не видели. В общем, ничего выдающегося, жили как все: дети учились, мама работала, бабушка колготилась по хозяйству, собака регулярно убегала по весне, к осени же всегда возвращалась. Прошлой весной та же Антонина Васильевна первой всколыхнула дворовую общественность: Райка снова беременна. Быть не может, ахнули соседки, пока сами не убедились – точно, и срок уже приличный. На перешептывания за спиной Раиса не обращала внимания, на прямые вопросы усмехалась любопытным в лицо. Бабушка тоже вела себя на удивление скрытно – бывало, раньше частенько поругивала она во дворе свою беспутную дочку: не будет, мол, проку. Теперь же только улыбалась тихой улыбкой и качала головой, так что та же Антонина в сердцах плюнула как-то и заявила, что старуха выжила из ума.

В положенный срок Раиса родила двойню – снова две девочки. Соседки, придирчиво рассматривая близнецов, нашли, что они смуглые и узкоглазые, ничуть не похожие на мать. «Чурку нашла», – решили во дворе, это уж и вовсе ни в какие ворота не лезет.

Каково же было удивление двора, да что там – всего микрорайона, когда в одно прекрасное утро у подъезда припарковался огромный черный навороченный джип, из которого вышел коренастый, дышащий непонятной и грозной силой мужчина с гладкими черными волосами и узкими антрацитовыми глазами.

Оказалось, Раисин хахаль вовсе не казах и не киргиз, а якут. И у него в далекой и холодной Якутии имеется не то алмазный прииск, не то золотой рудник, точно никто так и не узнал. И дела идут неплохо, потому что он открыл фирму по изготовлению ювелирных изделий и несколько магазинов в крупных городах России. И теперь как раз достроили загородный дом на Карельском перешейке, прямо на берегу озера, и якут перевозит туда свою жену Раису с близнецами, а также ее детей от прежних браков. И еще бабушку и до кучи собаку Рыську.

Многочисленное семейство отбыло на джипе, не взяв в новую жизнь ничего из квартиры. Через месяц явилась помолодевшая на свежем воздухе бабушка и сдала квартиру – не пропадать же добру. Въехала одинокая молодая женщина, которая держалась тихо – дома бывала редко, мужчин к себе не водила, с подружками посиделки не устраивала, так что Антонине Васильевне никак не удовлетворить было свое любопытство.

Надежда мало чем могла ей помочь – сама с новой соседкой пару раз столкнулась на лестнице, та прошла мимо, не ответив на ее приветствие, после чего Надежда Николаевна решила держаться индифферентно. Очень она не любила людей, которые, войдя в лифт, не только не здороваются первыми, но и не отвечают на приветствие вежливых соседей. К тому же соседка как-то чихнула, когда Надежда приблизилась, и поинтересовалась нелюбезно:

– У вас что – кошка?

– Кот, – ответила Надежда, чуть было не добавив, какое соседке дело до ее кота.

Но смолчала, а соседка демонстративно прижала к носу платок и буркнула, что у нее аллергия на кошек.

«Твои проблемы!» Надежда постаралась, чтобы эта мысль выразилась у нее на лице, но соседка отвернулась. После той встречи Надежда и вовсе потеряла к соседке интерес.

Но от Антонины Васильевны не так легко было отвязаться, она поставила перед собой цель – вызнать все о новой соседке. Пока что не очень получалось, потому она и злилась.

– И беспременно у нее музыка каждый вечер играет! А то и ночью! – заговорила Антонина. – Надо бы в ТСЖ обратиться!

– Я не слышала. – Надежда Николаевна пожала плечами и собралась уходить.

– У тебя, Надя, верно слух не тонкий, – сказала Антонина ей вслед, – а я так очень хорошо музыку слышу!

Надежда хотела ввернуть ехидно, что если у самой Антонины слух тонкий, то отчего же тогда телевизор у нее орет вечно, как пожарная сирена, но, по обыкновению, промолчала.

Дома было тихо и душновато. Муж, как всегда, на работе, кот Бейсик спит на диване. Хотя нет, вон он на кухне внимательно наблюдает за воробьями. Воробьи, надо сказать, ведут себя развязно – орут и летают мимо окна, не обращая внимания на томящегося кота. Весна…

Надежда разобрала сумки и оглядела кухню. Вид ее не порадовал. На ярком весеннем солнце было видно множество пылинок в воздухе, какие-то подозрительные пятна на кафеле, разводы ржавчины в раковине. Оконные стекла мутные от зимней грязи, а изнутри все стекло в следах кошачьего носа. Ну надо же, вроде бы она следит за квартирой, растерянно подумала Надежда, небось и в комнатах не лучше, на покрывалах и коврах полно рыжей шерсти. Только вчера ведь пылесосила!

Нет, хоть и не хочется, но нужно заняться уборкой.

Надежда Николаевна не была истовой домохозяйкой из тех, что способны пристрелить человека, если он рассыпал кукурузные чипсы на свежевымытый пол. Но все же считала своим долгом содержать квартиру в порядке. Муж ее Сан Саныч много и тяжело работает для того, чтобы создать приличную жизнь для своей любимой жены и обожаемого кота. Поэтому он имеет право возвращаться в чистый, уютный дом.

Надежда согнала кота с подоконника, протерла стекло изнутри, затем вымыла кафельный пол, вытряхнула на балконе покрывало из спальни, вытерла пыль на шкафах и комодах и приступила к прихожей.

Там грязи было больше, учитывая то, что творится в данный момент на улице.

Надежда старательно вымела песок и пыль, затем оглянулась по сторонам в поисках кота. Убедившись, что в прихожей его нет, она осторожно приоткрыла входную дверь с намерением вычистить коврик, что лежал снаружи.

И тут же рыжая молния метнулась мимо и рванулась в открытую дверь на лестницу. Весной кот частенько вспоминал молодость.

Надежда не слишком взволновалась – на их площадке четыре квартиры отгорожены были от лестницы и лифта общей железной дверью. Так что кот побегает немножко по тамбуру и никуда не денется. Но все же это непорядок.

Надежда выглянула за дверь.

– Бейсик, тебе же почти одиннадцать лет! – укоризненно сказала она. – Когда уже ты остепенишься?

Кота в тамбуре не было. Все было: пять дверей, четыре коврика – один в виде медведя панды, один – в клеточку, а на двух других просто написано «Добро пожаловать!».

Были еще цветы, стоявшие на подвесной полке, и картина – не слишком удачная копия «Девочки на шаре». Картину нашел на помойке сосед с верхнего этажа, ему понадобилась хорошо сохранившаяся рамка. Рамку он использовал под фотографию тещи, а картину от широкой души подарил Надежде.

Надежда оглядела тамбур, с ужасом ощущая, как волосы на голове встали дыбом. Кажется, случилось самое страшное, кошмар котовладельца – кот удрал на улицу. Домашний пушистый котик, чистюля и сибарит! А там грязь, такие глубокие лужи, в которые кот может провалиться с головой, злые собаки, гуляющие без намордников, драчливые помойные коты, крысы в подвале и автомобили на дороге!

На негнущихся ногах Надежда подошла к двери из тамбура на лестницу. Она была заперта. Надежда завертела головой, так что перед глазами замелькали красные мухи, потом открыла свою дверь и крикнула в глубь квартиры:

– Бейсик! Иди сюда! Кис-кис-кис…

Да куда же он подевался… Она в панике заметалась по тамбуру и тут заметила вдруг, что дверь соседней квартиры приоткрыта. Ну да, той самой, Раисиной.

– Рая! – крикнула Надежда, стоя на пороге. – Ты дома?

И тут же вспомнила, что Рая теперь со своим якутом проживает в загородном доме, а здесь квартирует незнакомая и неприветливая девица, и Надежда даже не знает, как ее зовут.

– Эй! – слабым голосом позвала она. – Есть кто дома? Мой кот к вам забежал!

Ответа не было.

В квартире стояла полная тишина. Надежда тихонько пересекла прихожую и заглянула на кухню. Никого. В раковине киснет немытая посуда, столешница в жирных пятнах, на полу ошметки пыли. Да, бабушка-то держала квартиру в порядке…

Надежда тут же опомнилась – какое ей до всего этого дело? Ей нужно ловить кота и уходить из чужой квартиры. Потому что безголовая девица, надо думать, просто забыла запереть входную дверь. И может вернуться, если об этом вспомнит. И тогда Надежде будет неудобно…

– Бейсик! – позвала она отчаянным шепотом. – Ты где, паршивец? Где ты прячешься?

И тут из двери кладовки раздался сначала шорох, потом глухое бряканье, как будто что-то уронили, и это что-то не разбилось, а покатилось по полу.

Надежда протиснулась в кладовку, совершенно забыв включить свет, ударилась ногой обо что-то твердое, чертыхнулась и снова позвала Бейсика. Кот не отозвался, но в глубине кладовки раздался характерный шорох. Надежда поморщилась, потерла ногу и покосилась на тот твердый предмет, о который ушиблась.

Это был пылесос. Он притаился в углу, победно выставив трубу, как слон задирает хобот, перед тем как броситься в атаку.

В это мгновение дверь кладовки с ревматическим скрипом закрылась, то ли под действием сквозняка, то ли по собственному подлому характеру. Стало гораздо темнее, только в самой глубине кладовки загорелись два изумрудно-зеленых огня.

– Бейсик, чтоб тебя! – проговорила Надежда и двинулась вперед, на эти зеленые огни, опасливо обходя выступающие из темноты угловатые предметы.

Кот хотя бы не убегал. Он сидел на прежнем месте, а именно на полке с чемоданами, и с интересом наблюдал, как хозяйка с риском для жизни пробирается к нему, обходя коварно притаившиеся в темноте швабры, щетки и другие предметы обихода.

Наконец Надежда добралась до кота, обхватила его и проговорила, переводя дыхание:

– Бейсик, скотина неблагодарная, ну что же ты себе позволяешь? Втянул меня в такую историю… Представляешь, что будет, если соседи застанут нас здесь?

Бейсик отчетливо фыркнул и искоса взглянул на хозяйку. При этом Надежда прочитала в его зеленых разбойничьих глазах: «Будет весело!»

Прижимая к себе кота, Надежда развернулась и осторожно двинулась в обратный путь.

И в этот миг входная дверь квартиры скрипнула, и из прихожей донеслись шаги и голоса.

Ну, так и есть, хозяйка вернулась! Надежда почувствовала себя очень неуютно. Придется выходить и каяться.

«Все из-за тебя, паршивец. – Она тряхнула кота. – Все мои неприятности из-за тебя!»

Бейсик не зашипел в ответ и не попытался цапнуть, он весь напрягся и дрожал. Надежда прижала его к груди и прислушалась.

Голосов в прихожей было два – мужской и женский.

– Если бы я с самого начала знала, чем это обернется… – проговорила женщина, скорее всего та самая, которую Надежда несколько раз встречала на площадке.

– Можно подумать, что ты ничего не знала! – перебил ее мужской голос. – Нечего изображать невинную овечку! Ты прекрасно понимала, на что идешь!

Надежда замерла перед самой дверью.

Она разрывалась между двумя противоположными намерениями.

Несомненно, самое правильное было выйти, извиниться перед соседями, объяснить, как все случилось, и побыстрее ретироваться со спасенным котом на руках…

Но что-то, какая-то ее часть противилась этому простому и естественному решению. То есть этой ее части такое решение вовсе не казалось простым и естественным. Наоборот, было совершенно невозможно появиться перед соседями в дурацком виде – с котом на руках, в далеко не новых спортивных брюках и домашних тапочках…

Подумав про тапочки, Надежда неожиданно осознала еще одну вещь, которая до сих пор не доходила до нее в пылу охоты за котом: одна ее нога была в тепле и уюте, вторую же холодил напольный кафель.

То есть одна ее нога была босой.

Надежда опустила глаза и удостоверилась в этом неприятном открытии.

Она где-то потеряла один тапок.

Это окончательно решило вопрос: появиться перед соседями в затрапезной футболке, вытянутых на коленях штанах и тапочках – это, конечно, неприятно, но появиться перед ними в одном тапке было решительно невозможно. Ведь учат же нас в дамских журналах, что всегда надо выглядеть прилично – в любом месте и в любое время суток. Днем и ночью, в будни и праздники… «Ага, – огрызнулась самой себе Надежда, – я же квартиру убираю, в пыли вожусь, что же мне, делать это в вечернем платье?..»

Дверь кладовки была закрыта неплотно. Надежда закусила губу и осторожно выглянула в щелку.

Она успела разглядеть мужское плечо в черном пальто, плоский затылок, темные волосы. Мужчина исчез из ее поля зрения, сменившись женщиной – несомненно, той самой, которую Надежда Николаевна видела последнее время перед соседней квартирой. Ее светлый кожаный плащ и пышные волосы цвета топленого молока.

Разговор на повышенных тонах продолжался.

– Я знала, что дело нечисто, – говорила женщина с тем странным напряжением, какое бывает, когда родители ссорятся, стараясь не разбудить спящих детей, то есть пытаясь говорить тихо, вполголоса, но то и дело срываясь на крик. – Я знала, конечно, но не представляла, до чего вы можете дойти!

– Ой, вот только не надо этого! – процедил мужчина. – Только не заводи старую песню! Ты в этом деле по самые уши, и если что-то пойдет не так – ты будешь первой, кто…

– Не надо меня пугать! – выкрикнула женщина. – Я прекрасно знаю, чем мне это грозит, но больше не хочу в этом участвовать! Я пойду сам знаешь к кому и скажу…

Ссорящаяся пара прошла мимо кладовки и удалилась в комнату. Голоса стали глуше, но раздражение и злость в них только нарастали. Надежда чуть шире приоткрыла дверь, выглянула в коридор и увидела совсем недалеко одиноко валяющийся тапок. Она огляделась, увидела справа от двери старый мужской зонтик и ухватила его правой рукой, левой продолжая прижимать к себе Бейсика.

При этом она, должно быть, прижала его слишком сильно, потому что кот издал недовольное утробное урчание и попытался вырваться.

– Тише ты! – шикнула на него хозяйка и, высунув зонтик в коридор, попыталась дотянуться до тапка.

В комнате по-прежнему спорили на повышенных тонах.

– Ты этого не сделаешь, дура! – Мужчина пытался сдержать голос, но злость так его распирала, что он почти кричал. – Идиотка, совесть у нее, видите ли, взыграла! Так я и поверил…

Надежда Николаевна поежилась – в такой момент лучше человеку под руку не попадаться. Эти двое и так на взводе, увидев ее, они непременно решат сорвать свою злость на ней. Еще подумают, что она нарочно подслушивает.

Бейсик внезапно дернулся, Надежда от неожиданности выпустила зонтик из рук. Он шлепнулся на пол с довольно громким стуком. Сердце у Надежды ухнуло вниз. Вот сейчас эти двое явятся на шум и увидят ее, прячущуюся в кладовке. Она умрет от стыда!

Надежда скорчилась на холодном кафельном полу, страстно желая очутиться сейчас дома на мягком диване в гостиной. Только бы уйти отсюда незамеченной, она больше никогда ни за что не станет ввязываться ни в какие неприятности! И даже кота не отлупит за хулиганство!

Бейсик вел себя тихо. В комнате по-прежнему гудели два раздраженных голоса.

Надежда снова приоткрыла дверь кладовки. Зонтик, падая, задел тапок, и он выкатился на середину прихожей. Вот теперь, если эти двое выйдут, они не могут его не заметить. И зонтик еще рядом…

Надежда решительно схватила зонтик и подгребла им к себе тапок. Затем надела его на ногу и почувствовала непонятное облегчение. Хорошо бы теперь выскочить из квартиры незаметно. Пускай эти двое там ругаются, ей, Надежде, нет до них никакого дела.

Однако входная дверь, которую она видела из кладовки, теперь была заперта. И пока Надежда будет греметь замками, ее услышат.

Она задумалась на мгновение, и тут услышала из комнаты женский крик:

– Ты что, ты что? Не на…

Крик захлебнулся, потом упал стул, еще что-то, мужчина рыкнул, и Надежда поняла, что те двое дерутся. Вот еще неприятность – теперь соседи услышат шум и вызовут, чего доброго, милицию. И все узнают, что Надежда Николаевна, уважаемая женщина, тайком шастает по чужим квартирам. Та же Антонина Васильевна мигом разнесет эту новость по всему двору, уж она-то умеет! И пойдут разговоры – у Савушкиных из второго корпуса обнесли квартиру, взяли две шубы, золотишко и пять тысяч денег (больше умные люди в квартире не хранят). Обнесли, ясное дело, среди бела дня, когда вся семья была кто на работе, кто в школе. Соседи не видели никого подозрительного, а может, и не было никого чужого? Может, это Надежда Николаевна подсуетилась?

Зинаида Пална из соседнего подъезда, приехав с дачи, хватилась новых зимних сапог. Коробка лежала на шкафу, а тут как корова языком слизала! Что с того, что вся лестница знает – сапоги продал ее племянник Витька – пьяница и вор. Зинаида все свалит на Надежду – своя-то кровь роднее.

Людям только повод дай – придумают, чего не было!

Из комнаты раздался вдруг долгий и страшный стон, который затих, как будто у женщины не было больше сил. А потом хриплое дыхание мужчины, было такое впечатление, что он делает трудную и тяжелую работу. Вот он крякнул и перевел дыхание. После чего на пол упало что-то тяжелое и мягкое – тюк с тряпками или ватный матрац…

Волосы у Надежды отчего-то встали дыбом. Кот Бейсик прижался к ней всем телом. Он дрожал и, кажется, стучал зубами. Или это она, Надежда, стучала зубами, а кот от нервов царапал хозяйку когтями.

От боли Надежда пришла в себя и снова прислушалась. В квартире стояла абсолютная тишина. Не могут два человека сидеть так тихо. Да что там у них происходит-то?

И вот, когда Надежда уже отчаялась и решила наплевать на все и вылезти из кладовки, чтобы посмотреть, какого черта происходит в комнате, оттуда послышался скрип, потом кто-то шагнул, вздохнул тяжело, потом повернули что-то тяжелое, а потом мужской хриплый голос пустил растерянным матом. Очевидно, это не помогло, потому что голос хрипло простонал:

– О-ох!

Надежда воочию увидела, как мужчина схватил себя за волосы и раскачивается, повторяя бессильно: «Ох, ох!» Так может себя вести только человек в крайней степени отчаяния, когда свершилось непоправимое и сделать уже ничего нельзя.

«Неужели он ее убил? – От этой мысли Надежда дернулась и едва не своротила пылесос. – Да не может быть! Вот так вдруг…»

Но мысль эта, которую Надежда усиленно отгоняла, уходить категорически не хотела. Она вертелась в голове и так и этак, стремясь устроиться поудобнее, и наконец Надежда поняла, что избавиться от этой мысли не удастся. По природе своей Надежда была женщиной смелой и решительной, поэтому сейчас она не стала падать в обморок и визжать – толку-то? Вместо этого Надежда решила включить мозги и решить, права она или нет. В самом деле-то ругались эти двое, прямо в крик, потом, очевидно, дрались, а теперь женщину не слышно – не кричит, не стонет. Стало быть, он ее в пылу ссоры приложил чем-нибудь или ударил сильно – мужик, судя по всему, здоровый. Если бы она просто сознание потеряла, он бы суетился, тряс ее, по щекам лупил, стремясь в себя привести, а он только охает. Стало быть, дело плохо, ничем ей уже не поможешь. Оттого и «скорую» этот тип не вызывает. И что теперь ей-то, Надежде, делать? Она нежелательный свидетель, а свидетелей никто не любит.

Снова в комнате задвигались, после чего в кладовку дошел запах дыма. Однако не слабые нервы у мужика, если спокойно может курить рядом с убитой женщиной.

Бейсик пошевелился у Надежды под боком и посмотрел жалобно. Он, очевидно, тоже хотел очутиться как можно дальше от этой квартиры. Лучше всего на мягком диване в гостиной или на кухне возле батареи. Но можно и просто на подоконнике.

Послышались шаги и шорох.

– Черт, куда я его задевал? – недовольно ворчал мужчина.

Надежда поняла, что он роется в карманах куртки, потом послышался негромкий писк. Все ясно, звонит по мобильному. Неужели все же решил вызвать «скорую»? Или милицию? И теперь Надежду замешают в дело об убийстве…

Она почувствовала, как по спине стекают холодные струйки пота. «Господи, пронеси!» – взмолилась Надежда.

– Алло, это я, – услышала она голос, – не совсем в порядке. Проблемы у нас. Не по телефону. Ты подгони сейчас машину прямо к подъезду. Что с того, что места нету? Найди! А сам поднимайся срочно! Мне одному тут не управиться…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5