Наталья Шевцова.

Хранители Рубежей. Книга 2



скачать книгу бесплатно

ГЛАВА 1

Второй раз за этот день Ганимед и Пандора шли по широкой дороге в сторону виднеющегося в дали селения. Однако, у Пандоры ощущения дежавю не было. Наоборот, было чувство, что все изменилось. И дело было не в уставшем за день Солнце, которое теперь не просто заигрывало с рекой, а решительно стремилось утонуть в ее ласковых объятиях; и не в более насыщенных цветах и запахах окружающей природы; дело было в мироощущении Пандоры. Шесть часов назад она шла сюда, уверенная, что идет в гости. Сейчас, она шла не уверенная ни в чем.

Из куста выпорхнул жаворонок, она вздрогнула, как будто бы приходя в себя, и это настроило ее ход мыслей на более конструктивный лад.

– Им! А ты в курсе, что первые упоминания о друидах относятся только к IV веку до новой эры и связаны с галлами, которые разграбили и сожгли Рим.

– Ора, если ты хочешь рассказать мне историю о том, как гуси из храма твоей тетки спасли Рим, то можешь не трудиться. Я ее знаю.

– Нет. Просто удивлена тому, что о таких могущественных магах так мало известно.

– Друиды строго хранили свои мистические знания, они не вели никаких записей, не оставили никаких документов. Знания переходили исключительно от учителя к ученику. Все, что о них известно, это из летописей других народов (большей частью, греков и римлян), немного из дневников, которые вели христианские монахи. Насколько мне известно, несмотря на то, что друиды обладали в свое время огромной властью в кельтском обществе, они поклонялись не тем богам, которым покланялись кельты, а другим. И они ушли в вечность, так и не раскрыв тайны о своих богах.

– А знаешь, что я думаю?

– Слава богам, нет! С меня вполне достаточно твоих эмоций, – Ганимед закатил глаза.

– Я думаю, что некая группа людей получила мистические знания от сущностей-аборигенов, о которых ты мне рассказывал. Но знания эти были даны в обмен на обещание, что они никогда не попадут в «чужие руки». И еще я думаю, что Зеркало – имеет прямое отношение к этим же аборигенам. А еще я думаю, что ты все это знаешь и без меня! – глаза Пандоры сверкнули недобрым огнем.

– Я не знаю, а предполагаю. А между знать и предполагать – большая разница, ты так не считаешь?

– Ты планируешь уточнить у Дубрева?

– Да. Он как верховный жрец и архидруид – не может не знать, кто или что управляет Зеркалом.

– А что ты знаешь об этих аборигенах?

– То, что они живут здесь же на Земле, только в другом измерении. Они представлены несколькими видами.

– Видами?

– Ну, да. Эльфы, фейри, гномы, гоблины, орки, тролли, драконы.

– И они здесь на Земле рядом с нами? Но как? Их тоже Зевс отгородил?

– Нет. Это эльфы. Они там самая многочисленная и цивилизованная раса. Я рассказывал тебе уже о войнах, о смешении рас и видов. Так вот эльфы – развитая и самодостаточная цивилизация, по своим умственным и магическим способностям ничем не уступающая, а в чем-то и превосходящая и богов и титанов. Но у богов – было преимущество в виде высокотехнологического смертоносного оружия.

Поэтому эльфы понимали, что не смогут выиграть войну, и они приняли другое, не менее кардинальное, решение – они ушли в другую реальность. То есть, я сейчас говорю не о другом мире или другой вселенной. Я говорю о многомерности пространства.

– Я не знала, что это возможно…

– И боги не знали. Собственно говоря, они и сейчас не знают, как эльфам это удалось. Но зато эльфы подали Зевсу идею «рубежей», образно говоря.

– Значит Зеркало – дело рук эльфов…, образно говоря, – подытожила Пандора. – И если учесть их негативное отношение к богам, то договариваться будет сложно, если не сказать невозможно…, – она расстроено вздохнула.

– Здесь я с тобой совершенно согласен.

– Ора! Им! – Кейт смотрела на них округлившимися от удивления глазами.

– Собственными персонами, – нерадостно улыбнулась Пандора.

– Что случилось? Вы заблудились?

– Нет. Кое-кто не проявил должного уважения к Зеркалу, и теперь… в общем, имеем то, что имеем, – объяснил Ганимед.

– Зеркало?! Это впервые…, я никогда ни о чем подобном не слышала…

– Но и Ора здесь тоже впервые…, так что, как я и сказал: «имеем то, что имеем». Кейт, мы можем поговорить с Дубревом? Я думаю, что если кто и сможет нам помочь, то только он.

– Прямо сейчас нет. У него совет со старейшинами. Но как только совет закончится – я проведу вас к нему.

– У нас есть гостевые покои. Пойдемте, я проведу вас.

В отведенном им гостевом «улье» было темно. И Пандора решила рискнуть и помагичить. Она очень опасалась, что это ей не удастся, но переливающаяся сияющая сфера легко возникла, послушно вплыла в «улей» и зависла под потолком. Счастливая Пандора победно посмотрела на Ганимеда, чтобы наткнуться на его злой взгляд.

– Ну, что? Это всего лишь светлячок!

– Я не против светлячка. Должна же от тебя быть хоть какая-то польза!

– Им, ты очень…, очень…, очень несправедливо, несдержанно… злой!

– Это почему же?

– Меня воспитывали Афина и Гестия. И я тоже доставляла им, ммм… проблемы. Они обе гораздо древнее и мудрее тебя, но они никогда не позволяли себе такого!

–Какого?

– Они спокойно реагировали и не сердились. А ты ведешь себя как…как… как… нехороший человек! – Пандоре, конечно, не удалось этой фразой объяснить, что она на самом деле думала о его поведении, но обстоятельства настоятельно требовали от нее предельной вежливости.

– Значит, я – нехороший человек, – он улыбнулся ее тактичности. И, насколько серьезные проблемы ты им доставляла?

– Разные. Но были и очень серьезные. Я способная, – Пандора попробовала разрядить обстановку самоиронией.

– Я думаю, что они просто относились к тебе как к ребенку, поэтому все прощали.

– Ты не прав. Они относились ко мне со всей серьезностью и уважением. Афина сделала меня Верховным Судьей, помнишь?! Ты же представляешь, что это была за должность в Афинах?

– Поверь мне – представляю. А теперь ответь мне на вопрос: А как Афина относилась к людям. Что по ее мнению они из себя представляли?

– Ты не выносим!

– Почему? Это же Афина считала людей – стадом баранов, которым совсем несложно управлять, не я.

– Она не считала людей совсем пустоголовыми, она понимала, что они живые сущности. Им, ты не прав. Она дала им так много: знания, рукоделие, мастерство, науку.

– Но, она все же продолжала считать, что основная масса – никчемные животные, не так ли? – Ганимед даже не спрашивал, он констатировал.

– Да, – нехотя признала Пандора.

– И ты все еще считаешь достижением то, что она назначила тебя верховным судьей для никчемных баранов, Ора?

– Это звучит как издевательство, и ты знаешь это…, – ей было больно, гораздо больнее, чем он хотел бы. Глубина и острота ее боли – удивили его и напомнили о разнице в их восприятии.

– Ора! Я понимаю, что тебе обидно. Но я просто констатирую факт. Афина не считала тебя ровней себе. Она видела в тебе маленькую девочку, которой еще только предстояло повзрослеть и набраться ума и опыта. Конечно же, она любила тебя. Она бы жизнь отдала за тебя. Она бы Вселенную разрушила ради тебя. Но, Ора! – она не считала тебя ни мудрой, ни зрелой. Тебе пока не понять уровень ее восприятия. Это приходит лишь после первых пары тысяч лет…. Или… просто вспомни себя лет двадцать назад. Были ли у тебя поступки, которые вспоминая сейчас, ты оцениваешь как глупые?

– Были, конечно, – спокойно ответила Ора.

– А теперь представь – ты прожила сто лет и через сто лет смотришь на свою жизнь? Как ты думаешь, сколько ты насчитаешь таких поступков, оглядываясь на сто лет назад?

– Много…, и я понимаю, о чем ты…

– Нет. Ты только начинаешь понимать…

– Ора! Им! Дубрев уже освободился и хочет вас видеть. Пойдемте. Я накрыла в беседке поздний ужин. Из того, что я поняла, разговор нам предстоит долгий.

– Кейт! Спасибо тебе…

– Это не я. Это Дубрев. Он, как только услышал о ваших… ммм… обстоятельствах, попросил старейшин о завершении встречи.

Они прошли в беседку, которая освещалась… светлячками, почти как у Пандоры.

– Я так понимаю, что обычные для вашего временя жилища – это только иллюзия? – Ганимед многозначительно посмотрел на Пандору.

– Да, у меня есть свои секреты, – улыбнулся Дубрев.

– Кейт, объяснила вам мою проблему? – тихо и как-то неуверенно спросила его Пандора.

– Да. Но, я понимаю вас Ора. Вы думали об Изабелл. Вы хотели как лучше для нее. Я и сам поступил также. Я отпустил Кейт, как вы знаете. Но у Зеркала, получается, другое мнение на этот счет. У него миссия, которая для него, прежде всего. Я сегодня же попрошу аудиенции у посла Юсальфхейма. И мы с ним обсудим вашу проблему.

– Юсальфхейм? – Переспросил Ганимед. Это эльфы так зовут Землю в своей реальности?

– Нет, – улыбнулся ему Дубрев. Я предполагал, что вы догадаетесь об эльфах. Землю – они там так и зовут Землей. Однако, как и у нас – у них там есть разные страны. Так вот Юсальфхейм – это федерация эльфийских государств. Я обещаю, что замолвлю за вас словечко. Посол – эльф весьма широких взглядов, возможно, он и сам захочет пообщаться с представителями, гмм… другой культуры.

– Дубрев, ты должен кое-что знать об Оре. Она… богиня, причем, чистокровная.

– Богиня?! Из этих?

– Дочь Зевса и Метиды. Это меняет дело?

– Как сказать…

– Мы из будущего. А за четыре тысячи лет изменилось очень многое, даже боги. А Ора – она вообще ребенок. Ей тридцать три года.

– Я думаю, что дети, в любом случае, не ответственны за грехи своих родителей. Поэтому, я на вашей стороне. Не сомневайтесь. Вы ужинайте. А я пошел – просить аудиенции.

* * *

Дубрев укрылся пологом невидимости. Затем легким ветром перенесся к священному дубу, переход в параллельную реальность открывался просто, достаточно было обеими руками обхватить ствол дерева. Однако, просто это для него, но, даже зная месторасположение священного дуба, войти в переход, можно было только по специальному разрешению от федерального канцлера Юсальфхейма. Или другими словами, попасть в другую реальность – кому-либо кроме Дубрева было нереально.

Дубрев часто бывал в Юсальфхейме, но, тем не менее, каждый раз, по прибытии у него перехватывало дыхание. Стеклянные небоскребы, утопающие в зелени. Летающие транспортные средства. Эта реальность потрясала его воображение, особенно в сравнении с реальностью смертных. Дубрев знал, что не все государства в этой реальности выглядели также, были и такие, которые не очень далеко ушли от бронзового века в его реальности, федерация троллей, например. Но это был их выбор. Сколько эльфы не пытались им помочь, те все равно начинали новые войны, которые разоряли казну и уничтожали цивилизацию на их территориях.

– Привет, Рев, – позвал Дубрева Ингвэ. – Давно, тебя не было. Как только мой навигатор засек твой маячок, сразу же кинулся тебя встречать. Видишь, какой я хороший друг!

Ингвэ – в течение предыдущих пятисот лет был послом от Юсальфхейма на Земле смертных. Его буквально два месяца назад повысили в должности, но он по-настоящему привязался к Дубреву, поэтому продолжал живо интересоваться всеми его делами. Новый посол ничего не мог поделать, так как Ингвэ был его начальником. В общем, большую часть времени новый посол оставался без дела, а Ингвэ по старой памяти и большой дружбе – занимался делами Земли смертных.

– Всего-то неделю, это из-за разницы течения времени тебе кажется, что долго.

– Ингвэ, это не праздный визит. Я по делу.

– Вижу, что ты серьезен, как никогда. Снова война?

– Нет. Не война, слава матери Земле. Зеркало.

– Зеркало?! – не понял его Ингвэ.

– Зеркало взяло в плен дочь Зевса и Метиды.

– Афину?

– Нет. Другую дочь. Ей всего тридцать три года. И она из будущего.

– Чем же она так прогневила Зеркало?

– Хотела забрать внучку Кейт Изабелл – назад в будущее.

– Так это душа внучки Кейт была? – уточнил Ингвэ.

– Да, это оказалась внучка Кейт. Изабелл – отказалась возвращаться. И мы думали, что дело замято. Но зеркало решило по-своему. Пандора и Ганимед – они рисковали, доставляя сюда Изу. И Ора, она не хотела ничего плохого. Ты же знаешь, я бы поступил также. В общем, это услуга даже не им, а мне. Я, именно, я буду и обязан и благодарен тебе за помощь в данном вопросе.

– Рев, я думаю, что все решаемо. Но цену – я не знаю. Полетели к Мириэль. Она – единственная кто может договариваться с подобными сущностями.

Мириэль, сестра Ингвэ, была не только одним из самых искусных мастеров – артефакторов, но и считалась одним из лучших переговорщиков с сущностями, живущими в артефактах. Но, конкретно с Зеркалом, которое взяло в заложники Пандору, у нее были свои счеты. Шесть столетий назад Мириэль была послом на Земле смертных. У нее завязались отношения с одним из старейшин. И если бы не вмешалось Зеркало, то была бы сейчас Мириэль счастливо замужем. Дело в том, что старейшины друидов без проблем получали вид на жительство в Юсальфхейме, если имели такое желание. Но вмешалось Зеркало – нашло возлюбленному Мириэль суженую-ряженую и доставило ее по адресу. Мириэль умом понимала, что если друид так легко соблазнился на другую, то значит, не был он ее единственным, но все же Зеркало она простить не могла. И вот сейчас, когда Мириэль услышала, что Зеркало взяло в заложницы богиню, она поняла, что это ее шанс поквитаться с древним сводником.

– Сестренка, ты уверена, что сможешь договориться именно с этой сущностью?

– Ингвэ, на этот раз сущность, живущая в Зеркале, нарушила закон. Ее за подобное и Зеркала лишить можно. А взамен подселить молодую более сговорчивую сущность.

– Мириэль, сразу выселение – не очень ли ты жестока?

– Я же не сказала, что сразу буду выселять. У меня и не получится сразу. Ты же знаешь, какая у нас бюрократия. Я сначала должна буду доказать состав преступления. А для этого придется тянуть Вашу богиню сюда. Но я думаю, что до этого не дойдет. Зеркало испугается и отпустит ее восвояси. Ну, все, меньше слов, больше дела. Дубрев, где обитает этот старый сводник? Озеро? Река?

– Сущность живет в будущем в Зеркале, а в прошлом в нашей реке Эйвон.

– Тогда пошли, – глаза Мириэль горели от нетерпения.

Ингвэ, Дубрев и Мириэль переместились в реальность смертных. Первым делом, все трое укрылись пологом невидимости и затем пошли к реке. Мириэль прочитала заклинание и закинула невидимый невод в реку. Затем она аккуратно потянула невод к себе. Лицо Мириэль выражало высшую степень удовлетворения, когда она заметила серебристое существо, чем-то напомнившую Дубреву русалку.

– Ну, здравствуй! Старый сводник! Не ждал? – в голосе Мириэль звучала насмешка.

– Прекрасная Мириэль! Как же я рад нашей встрече! – голос у существа был ехидный и неприятно-визгливый.

– Значит так, мерзость чешуйчатая, или ты отпускаешь Пандору домой или я веду тебя в суд! И ты знаешь, что я сделаю это!

– Я отпущу Пандору домой, но она должна сначала кое-что для меня сделать…

– Что сделать? Извиниться? А не слишком ли много чести тебе? – с насмешкой спросила Мириэль.

– Мириэль! С чего ты вообще взяла, что я обиделся? Она мне для дела нужна. Она должна спасти смертного по имени Невлин. Хель похитила его и отправила рабом на свои алмазные рудники. Насколько я знаю, сейчас он на территории Соединенного Королевства Нифльхейм.

– Что особенного в этом смертном? И почему это должна делать Пандора?

– Смертный – должен заполнить пустоту. Если не заполнить пустоту, то не родиться спаситель, способный защитить людей, когда Смерть придет на Землю.

– Почему Пандора?

– Ты знаешь хоть одного эльфа, мечтающего связаться с Хель? Пандора – чистокровная богиня. И она очень могущественна. В ее силах, если не победить Хель, то временно обезвредить. При этом Хель не сможет ее наказать.

– Но Пандора – совсем девочка. И она не воин. Ты посылаешь ее на верную гибель. Хель и ее отправит на рудники.

– Я не настаиваю, чтобы она шла одна. И не настаиваю, чтобы она немедленно отправлялась в путь. Мириэль – у девочки судьба такая – спасать мир. Это будет первая ее битва, но далеко не последняя. И поверь мне стычка с Хель – будет далеко не самой опасной или кровопролитной в сравнении с теми, что ей еще предстоят.

– Он очень важен этот Невлин? – Но Мириэль уже знала ответ.

– Это самая важная моя миссия за все время моего существования, а я заполняю пустоту уже четыре тысячи лет. И для Пандоры – эта экскурсия в Нифльхейм будет полезна. Эта девочка – уже сама по себе – смертельное оружие, но ей надо научиться управлять и пользоваться своей силой.

– Чешуйчатый – это подло! Ты не оставил ей выбора! – Мириэль понимала, что он не отступит, для него миссия, прежде всего, но как же ей не нравились методы этого древнего.

– Ну, почему же у нее есть выбор. Она бессмертная, что для нее какие-то четыре тысячи лет? Она проживет их все, пройдет все войны, которых будет – ох! Сколько же их будет, даже не припомню сразу. Но зато к своей решающей битве – она придет закаленной в боях, так сказать. Выбор за ней!

Мириэль ничего не оставалось, а только отпустить сущность зеркала восвояси.

– Дубрев! Ты же все слышал? Пошли знакомиться с Пандорой. Решение принимать ей. А Зеркало… оно в своем праве – и даже через суд – я не смогу заставить его отказаться от миссии.

Пандора, Кейт и Ганимед – уже не ужинали, но все еще сидели в беседке, что-то обсуждая, когда к ним присоединились Мириэль, Ингвэ и Дубрев.

– Пандора, Ганимед, познакомьтесь мои друзья – эльфы Мириэль и Ингвэ, – представил их друг другу Дубрев.

– Пандора, боюсь, что у меня для тебя не самые хорошие новости, – начала Мириэль.

– Зеркало решило наказать меня и оставить здесь навсегда? – побледнела Пандора

– Нет, Зеркало вас вообще не хочет наказывать, оно хочет вас использовать в своих целях.

– Не понимаю…

Мириэль подробно пересказала ей разговор с чешуйчатой сущностью Зеркала.

– Он смертный? Разве смертные существуют в вашей реальности? – поинтересовалась у Мириэль Пандора.

– Да, конечно, существуют. Правда, мы забрали только тех, в венах которых текла кровь аборигенов, то есть существ, населявших Землю издревле, еще до прибытия богов. Заклятие, которое разделило две реальности – делило по признаку крови. Все живые существа, в которых текла хоть капля крови аборигенов, ушли в нашу реальность, все живые существа, в которых не было ни капли древней крови, остались здесь. Поэтому в нашем мире тоже есть смертные, и в большинстве своем, они несильно отличаются от здешних смертных.

– Если бы этот Невлин – не был важен, Зеркало бы не стало так рисковать, я правильно понимаю?

– Не стало бы. Зеркало не умеет врать. Если чешуйчатый говорит, что у него есть миссия – значит, у него есть миссия. И если говорит, что это важнейшая миссия за все время его существования – значит, так оно и есть. Но это все равно не обязывает тебя рисковать свободой. Ты бессмертна, ты владеешь магией – ты можешь вполне комфортно прожить следующие четыре тысячи лет, закалиться в боях, получить необходимый опыт и тренировку. И когда придет твое время – исполнить свое предназначение.

– Мириэль, я правильно понимаю, что Хель – это скандинавская демонесса Смерти и Возрождения, – вмешался Ганимед.

– Да. Вы правильно понимаете.

– Ора! Я поддерживаю Мириэль, – убежденно продолжал Ганимед. – Ты не готова встречаться с Хель. Демонесса Смерти и Возрождения – опасный соперник даже для Зевса. А ты ребенок.

– Им! Зеркало считает, что я справлюсь. Вы все говорите, что я слишком могущественная.

– Ора, ты не умеешь управлять своей силой. Ты взбалмошна и безрассудна. Тебя не то, что к Хель нельзя подпускать, тебя нельзя даже против циклопа выставлять. А циклопы, между прочим, одноглазые, глухие, тупые и неповоротливые, – возразил ей Ганимед.

– Мириэль, вы сможете меня подготовить к встрече с Хель?

– Да, но тебе не придется выступать одной. Мы не отпустим тебя одну. Да, Ингвэ?

– Мы не оставим тебя одну, – подтвердил Ингвэ.

– Ора! Я запрещаю тебе! – Ганимед был в не себя от злости.

– Ты мне не отец и даже не дядя. Ты не можешь мне запретить. В моих силах спасти человека. Причем человека важного для истории. Я хочу помочь. Остаться здесь и просто жить – это не вариант для меня. Да и для тебя тоже. И Зеркало право в том, что мне нужен опыт и это будет хороший шанс для меня. И я хочу увидеть другую реальность!

– Мириэль, Ингвэ, я могу пойти с вами? Потому что я отвечаю за нее и не могу ее отпустить одну, – обратился Ганимед к эльфам.

– Для того, чтобы сразиться и хотя бы на время обезвредить Хель, ей понадобится вся помощь, которую только можно получить. Разумеется, Вы можете пойти с нами в нашу реальность, – ответил за них обоих Ингвэ. – Рев, но не ты, друг мой. Ты понимаешь это, так ведь?

– Понимаю. Галлы не могут лишиться своего Верховного жреца-архидруида, – со вздохом проговорил Дубрев. – Но вы же не прямо завтра отправляетесь в Нифльхейм. А Ору нужно обучать – поэтому магию земли, воды и воздуха – можете взять на себя, а вот магии огня – она должна учиться у меня. Все-таки из нас двоих – ты эльф, а я дракон, хоть ты и предпочитаешь об этом забывать.

– Как дракон? Настоящий дракон? – Пандора уставилась на Дубрева.

– На половину дракон, на половину человек, – скромно ответил тот.

– Но как? Откуда? – Пандора не могла поверить.

– Так как грекам помогают боги, то мы решили помогать галлам. Но так как мы очень опасаемся того, чтобы наши знания попали в руки богов, – начал объяснять Ингвэ.

Пандора при этих словах Ингвэ потупилась.

– Тебя выбрало зеркало. Оно знает, кому можно доверять наши знания, а кому нет. Но обычно мы доверяем свои знания только тем, в ком течет кровь аборигенов. Если по какой-то причине род аборигенов здесь в этой реальности прекращается, то мы подкидываем младенцев из своей реальности. Вот так Дубрев и был подкинут еще младенцем своим бездетным родителям. Но он не был брошен на произвол судьбы, мы присматривали за ним, а когда он достиг семи лет – забрали его в ученики друидов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное