Наталья Черникова.

Император Всероссийский Николай II Александрович



скачать книгу бесплатно

Николай II. Тишайший царь в бурную эпоху

Введение

Император Николай II (1868–1918) – один из наиболее сложных, неоднозначных, политизированных персонажей отечественной истории. Вот уже почти столетие прошло после его смерти, но до сих пор не существует определенного отношения к этому человеку. Спектр оценок невероятно широк – от слабого, подчинявшегося любому влиянию безвольного правителя до убежденного реформатора, умевшего добиваться своего; от преступника, развалившего и предавшего страну, до святого страстотерпца на троне, стоящего выше любой критики. Причина такого многоголосья кроется прежде всего в фигуре самого Николая II, человека сложного и скрытного. Современники недаром называли его сфинксом, подобно его венценосному предку Александру I. Действительно, как относиться к неограниченному монарху, убежденному в священном характере своей власти, и при этом шаг за шагом втягивающему страну в революционную смуту? Николай II оставался малопонятен даже людям, имевшим возможность близко с ним общаться. Нет, каждое конкретное его действие казалось ясным и обоснованным, каждая отдельная черта характера – понятной и отчетливой. Но целый образ при этом двоился, множился, несовместимые, казалось, черты накладывались одна на другую, заставляя отступить даже самых наблюдательных современников. Может быть, поэтому мемуаристы предпочитали описывать императора с какой-нибудь одной стороны. По этому же пути вольно или невольно идут и биографы Николая II, упрощая, сводя к единому знаменателю сложный характер последнего самодержца.

Кем же был последний русский император? Рок или собственное неразумие привели его в подвал Ипатьевского дома? Была ли у него возможность иначе повернуть руль российской государственности? Попробуем разобраться.

Детство и юность

6 мая 1868 г. с бастионов Петропавловской крепости раздался 301 пушечный выстрел. Так традиционно столица извещалась о рождении будущего государя. В этот день в семье его императорского высочества государя наследника цесаревича и великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III) родился первенец. Мальчика назвали Николаем – в честь деда, императора Николая I, и старшего брата наследника, рано умершего цесаревича Николая Александровича (1843–1865). Это был долгожданный ребенок. Он появился через полтора года после свадьбы, так что по великосветским салонам уже поползли сплетни о бесплодии цесаревны. Позже в семье Александра Александровича появятся еще пятеро детей: Александр (1869–1870), Георгий (1871–1899), Ксения (1875–1960), Михаил (1878–1918) и Ольга (1882–1960).


Цесаревна Мария Фёдоровна с сыном Николаем в 1870 г.


С самого детства Николай Александрович отличался спокойным характером.

Даже няньки и кормилицы удивлялись, что он почти не плакал. Навещавший сына Александр Александрович отмечал в дневнике, что маленький Николай все время был в хорошем настроении – «в духе». Это был ласковый, улыбчивый ребенок, не любить которого было невозможно. Он рос крепким и здоровым. В 1872 г. Александр Александрович писал матери, императрице Марии Александровне, о 4-летнем сыне, что тот «делает огромные прогулки и никогда не устает». Родители с малолетства приучали детей к неукоснительному выполнению своих обязанностей, особенно радовал их старший сын, врожденными чертами характера которого были аккуратность и даже некоторая педантичность.

Детей в императорской семье традиционно воспитывали без чрезмерной мягкости. Первой учительнице, которую взяли к семилетнему Николаю, чтобы научить его основам русской грамоты, математики и молитвам, Александр Александрович говорил, что не хочет делать из своих детей «оранжерейных цветов. Они должны хорошо молиться Богу, учиться, играть, шалить в меру». «Мне фарфора не нужно. Мне нужны нормальные, здоровые русские дети», – объяснял он.

Незадолго перед тем как Николаю Александровичу исполнилось 9 лет, в апреле 1877 г., его воспитателем был назначен опытный педагог, директор второй военной гимназии и педагогических курсов при ней генерал-адъютант Григорий Григорьевич Данилович. Подготовленная для великого князя учебная программа включала 8-летний гимназический курс и 4 года (впоследствии срок был увеличен до 5 лет) курса «высших наук». Среднее образование наследника несколько отличалось от того, которое получали гимназисты. Вместо древних языков (греческого и латыни) Николай Александрович изучал основы минералогии, ботаники, зоологии, а в более старшем возрасте – анатомии и физиологии. Кроме того, были расширены курсы истории, русской литературы и иностранных языков (немецкого и французского), добавлен английский язык. Этот последний не был распространен в высшем свете, тем не менее цесаревич владел им настолько, что к 20 годам, по свидетельству друга и родственника великого князя Александра Михайловича, «мог ввести в заблуждение любого оксфордского профессора, который принял бы его… за настоящего англичанина». Александр III позаботился, чтобы его дети хорошо знали свой родной русский язык. В отличие от многих представителей высшего света Николай Александрович обладал безупречной грамотностью. Летом, гостя у бабушки и дедушки в Дании (мать Николая была урожденной принцессой датской), Николай занимался датским языком и мог на нем объясняться. Дополнительным предметом была каллиграфия. Юному великому князю предстояло царствовать, а значит – накладывать резолюции и подписывать бесчисленные бумаги, при этом каждая его подпись, даже трехсотая за день, должна была выглядеть красиво.


Николай Александрович в 1870 г.


Из всех предметов Николай отдавал предпочтение истории и литературе. Он с детства увлекался чтением и свободное время часто проводил за книгой. И даже сам пробовал писать – перу 12-летнего великого князя принадлежит цикл сатирических рассказов «Два немца». Любовь к чтению сохранилась у него и позднее. Уже став императором, он редкий день проводил без книги. Его личная библиотека пополнялась новинками отечественной и зарубежной литературы.

Обширная учебная программа оставляла не много времени для развлечений. Вот как выглядело расписание дня десятилетнего великого князя (на 1877/1878 учебный год):


9.00–10 часов: первый урок

10.30–11.30: второй урок

11.45–12.45: музыка или гимнастика

13.00–14 часов: обед

14.00–15 часов: третий урок

15.00–16 часов: прогулка на свежем воздухе

16.00–17 часов: четвертый урок


Всего в неделю полагалось 24 урока (не считая музыки и гимнастики): по 4 часа отводилось на русский язык и арифметику, по три часа – на английский и французский языки, по два – на Закон Божий, естественные науки, рисование и каллиграфию. К 15 годам число уроков увеличилось до 30. А ведь надо было еще делать домашнее задание. Занятий не было только по воскресеньям. Даже летний отдых не означал перерыва в учебе, хотя число уроков и сокращалось. Летом 1883 г. Николай Александрович, тогда уже наследник престола, отдыхал в Дании. Свой день в письме другу юности великому князю Александру Михайловичу он описывал так: «Встаем позже, чем в Петергофе, в четверть восьмого; в восемь пьем кофе у себя; затем берем первый урок; в половине десятого идем в комнату тети Аликс и все семейство кушает утренний завтрак; от 11 – половины двенадцатого имеем урок датского языка; третий урок от половины двенадцатого до половины первого; в час все завтракают; в три – гуляют, ездят в коляске, а мы пятеро, три английских, одна греческая двоюродные сестры и я, катаемся на маленьком пони; в шесть обедаем в большой средней зале, после обеда начинается возня, в половине десятого мы в постели. Вот и весь день».

По роду своих занятий как глава правительства, «блюститель правоверия и всякого в церкви благочиния» император должен был разбираться в разнообразных вопросах, касающихся тенденций экономического развития и международной обстановки, военного дела, церкви и прочее и прочее. Потому и список преподаваемых наследнику престола предметов был весьма обширен. Николаю Александровичу читали каноническое право, главные отделы богословия, историю религии, химию, статистику, политическую экономию и финансовое право, международное право, политическую историю, законоведение, государственное, гражданское и уголовное право. Из военных предметов он слушал военную статистику, тактику и боевую подготовку войск, стратегию, военную историю, историю военного искусства, артиллерийское дело, фортификацию, курс военной администрации, геодезию и картографию.

Последний император имел, таким образом, три высших образования – юридическое, военное и не существующее еще тогда экономическое. Оценивать баллами успехи учеников при домашней системе обучения не было необходимости, но все учителя отмечали усидчивость и внимательность Николая Александровича. Кроме того, он имел прекрасную память на факты, лица и имена – качество, важное для руководителя любого уровня. Впоследствии его собеседники будут изумляться способности императора помнить эпизоды их карьеры многолетней давности, а в резолюциях на страницах присланных ему докладов царь будет напоминать составителям о решении, принятом по тому или иному делу несколько лет назад. Об уровне полученного образования говорит и знание последним императором географии – когда царскую семью везли в ссылку в Тобольск и затем перевозили в Екатеринбург, Николай Александрович всегда мог сказать, в направлении какого города они движутся, по каким рекам плывут.


Николай II в форме лейб-гвардии Е. И. В. Наследника Цесаревича Атаманского полка, 1880.


Жизнь между тем шла своим чередом. 1 марта 1881 г. великий князь Николай Александрович стал наследником российского престола. В этот день от рук террористов погиб его дед, император Александр II. Сначала это мало изменило его жизнь. Более важным рубежным этапом для Николая стал 1884-й. В этом году ему исполнилось 16 лет. По законам Российской империи в этом возрасте наследник престола становился совершеннолетним. 6 мая, в свой день рождения, он принес присягу на верность престолу и Отечеству в Большой церкви Зимнего дворца. С этого времени его участие в публичной жизни становится более активным, хотя учеба остается еще самым главным делом.


Цесаревич Николай в гостях у королевской семьи в Греции. 1890 г.


Теоретическое образование дополнялось практикой. В первую очередь это касалось, конечно, военной службы. По традиции первый внук Александра II сразу после рождения был зачислен в списки гвардейских полков. Еще в детстве он был назначен шефом нескольких полков, в 7 лет получил свое первое воинское звание – прапорщика, в 12 стал подпоручиком. В детстве приобщение князей к военному делу ограничивалось парадами. Их действительная служба начиналась позже, лет в 20, с участия в летних лагерных гвардейских сборах в составе одного из гвардейских полков. Но для будущего императора этого было недостаточно. Он должен был быть одинаково хорошо знаком со всеми родами войск. Николай Александрович проходил службу и в пехоте, и в кавалерии, и в артиллерии, и продолжалась она обычно с апреля до конца лета. Два сезона (1887 и 1888 гг.) он провел в пехотном Преображенском полку, еще два (1889 и 1890 гг.) – в кавалерийском Гусарском. Служил последовательно младшим офицером, командиром роты, а в кавалерии – командиром взвода и эскадрона. В апреле – августе 1892 г. великий князь проходил службу в 1-й Его Величества батарее Гвардейской конно-артиллерийской бригады. Именно здесь 6 августа 1892 г. он получил свой последний воинский чин – полковника.

Именно военная служба стала первым шагом Николая Александровича в самостоятельную жизнь. С самого начала он зарекомендовал себя как прирожденный военный. Николай Александрович не отличался высоким ростом, зато был сильным, ловким и выносливым; с готовностью подчинялся военной субординации, был аккуратен в исполнении обязанностей. Удавалось ему поддерживать и ровные личные отношения с сослуживцами. Он не выпячивал своего положения, не сорил деньгами, чем отличались другие великие князья.

Практическое образование наследника престола не ограничивалось военной сферой. 6 мая 1889 г. Николаю Александровичу исполнился 21 год. Вслед за этим последовало назначение его членом Государственного совета и Комитета министров. В этих двух высших учреждениях сосредотачивалась вся законотворческая работа в империи, в них заседали опытные сановники, обсуждались вопросы, касавшиеся всех сфер жизни России. Для будущего императора это стало настоящей государственной школой.

Кроме того, с 1888 г. Николай Александрович часто исполнял представительские функции, присутствуя на разнообразных международных съездах владетельных особ. Как правило, это были семейные события (юбилеи, свадьбы, похороны): погребение императора Вильгельма I в Берлине (март 1888-го), 25-летний юбилей царствования датского короля Христиана IX в Копенгагене (ноябрь 1888-го) и Вюртембергского короля в Штутгарте (июнь 1889) – го, свадьба наследника греческого престола Константина и принцессы прусской Софии в Афинах (октябрь 1889-го) и проч. Но на этих семейных торжествах он представлял императора и Россию, что налагало определенные обязанности и диктовало линию поведения. Кроме того, это давало будущему правителю империи возможность ближе познакомиться с многочисленными владетельными родственниками. Именно в это время закладывались многие основания будущей внешней политики России. Николаю Александровичу удалось понравиться королеве Англии Виктории, что впоследствии способствовало улучшению отношений между странами. Он сблизился со своим кузеном, который был старше его всего на 9 лет, – германским императором Вильгельмом II. После воцарения Николая II обе стороны неоднократно будут пытаться использовать сложившиеся между ними родственно-дружеские отношения для решения внешнеполитических вопросов.

Путешествие на Восток

В 1890 г. обучение Николая Александровича подошло к концу. В России образование великого князя, и тем более наследника престола, традиционно завершалось большим путешествием по России и Европе. Но поездка Николая Александровича по размаху и продолжительности превзошла все предыдущие. Необычным было и ее направление – наследник престола Российской империи отправлялся не на Запад, а на Дальний Восток. Мало знакомый европейцам, этот регион в конце XIX столетия начинал играть все большую роль в европейских политических расчетах. Идея путешествия принадлежала Александру III, понимавшему, что Европа перестает быть единственным направлением внешней политики России. Путешествие наследника, таким образом, символизировало признание Россией ее интересов в Азиатском регионе.

Первая часть путешествия – морем вокруг всей Азии до Японии – была определена сразу. В дальнейшем предполагалось проехать через всю Сибирь или, посетив Америку, отправиться домой уже оттуда. Николай Александрович сам выбрал первый вариант. Сибирь притягивала его больше, чем Соединенные Штаты, где он собирался побывать «когда-нибудь потом». В отличие от таких же «образовательных» путешествий отца и деда в свите Николая Александровича не было выдающихся государственных и общественных деятелей, да в этом не было и необходимости. Их опыт и знания, необходимые при путешествии по России, оказывались бесполезными при поездке в малоизвестные страны. В качестве «знающих» лиц на разных этапах маршрута выступали русские дипломаты, аккредитованные в тех странах, которые посещал наследник, и европейская колониальная администрация.


Николай Александрович в Нагасаки. 1891 г.


Путешествие продолжалось чуть более девяти месяцев. Спутники выехали из Гатчины 23 октября 1890-го и вернулись в Петербург 4 августа 1891 г. Отплыв из Триеста, они посетили Грецию, где к ним присоединился троюродный брат Николая Александровича греческий принц Георгий, затем Египет и через Суецкий канал вышли в Красное море. Далее путь лежал в Индию, на Цейлон (Шри-Ланку), в Сингапур, на остров Яву, в Сиам (Таиланд), Сайгон (Вьетнам), Гонконг, Китай и, наконец, Японию. Большинство этих стран были тогда колониями. Египет был оккупирован англичанами, хотя формальные права на него сохраняла Турция. Индия, Цейлон, Сингапур и Гонконг принадлежали Британской империи, Сайгон – Франции, Ява – Нидерландам.

В самом начале путешествия – в Индии – случилась первая большая неприятность: обострилась болезнь младшего брата наследника, Георгия Александровича. Тогда было еще неизвестно, что это первые проявления туберкулеза, который в конце концов сведет его в могилу. Георгий Александрович вынужден был покинуть спутников и вернуться в Европу.

Путешествие Николая Александровича было первым посещением стран Востока наследником великой европейской державы. К его приезду было приготовлено множество экскурсий и развлечений. И он немного лукавил, когда жаловался встреченному им на Цейлоне великому князю Александру Михайловичу на бессмысленность своей поездки: «Дворцы и генералы одинаковы во всем мире, а это единственное, что мне показывают. Я с одинаковым успехом мог бы остаться дома». Путешественники провели три недели в Индии, столько же в Китае, месяц путешествовали по Цейлону (Шри-Ланке), неделю гостили у короля Сиама. Они посетили все основные достопримечательности, плавали по великим рекам (Ганг, Янцзы), проезжали по улицам восточных городов, охотились на диковинных животных и птиц, видели храмы разных конфессий – буддистские, кришнаитские, синтоистское святилище Сува в Японии.

Не менее привлекательны были небольшие прогулки инкогнито, во время которых можно было, не чинясь, зайти в небольшие лавки и ресторанчики, познакомиться с баядерками и гейшами. В Японии он даже сделал себе татуировку – на правой руке цесаревича появилось изображение дракона с черным телом, желтыми рожками, красным брюхом и зелеными лапами.

Конечно, в избытке было и официальных мероприятий. Императрица Мария Фёдоровна писала сыну в Индию: «Я хочу думать, что ты очень вежлив со всеми англичанами, которые стараются оказать тебе лучшие, по мере возможности, прием, охоту и т. д. Я хорошо знаю, что балы и другие официальные дела не очень занимательны, особенно в такую жару, но ты должен понять, что твое положение тебя обязывает к этому. Отставь свой личный комфорт в сторону, будь вдвойне вежлив и дружелюбен и, более того, никогда не показывай, что тебе скучно».

Последним пунктом путешествия перед возвращением в Россию была Япония. 15 апреля 1891 г. наследника русского престола торжественно встречали в Нагасаки. Программа пребывания включала посещение древней столицы Киото, откуда 29 апреля путешественники отправились в город Отцу. Осмотрели древний храм, полюбовались красотами озера Бива, погуляли по рынку, и после обеда у губернатора процессия из 40 джин-рикш тронулась в обратный путь. По сторонам дороги теснился народ, сдерживаемый оцеплением из полицейских. Вдруг один из полицейских, Тсуда Санцо (Сандзо), когда с ним поравнялась коляска цесаревича, выскочил из оцепления и, выхватив саблю, нанес справа сзади удар по голове русского принца. Позже Николай Александрович так описал дальнейшее в письме к матери: «Я крикнул ему по-русски: что тебе? и сделал прыжок через моего джин-рикшу. Обернувшись, я увидел, что он бежит на меня с еще раз поднятой саблей, я со всех ног бросился по улице, придавив рану на голове рукой». Все это заняло несколько секунд. Быстрее всех среагировал греческий принц Георгий, ехавший вслед за цесаревичем. Выскочив из своей коляски, он ударил полицейского бамбуковой тростью, а подскочившие возницы скрутили нападавшего.

Придя в себя, наследник первым делом постарался успокоить окруживших его людей. «Это ничего, – сказал он, – только бы японцы не подумали, что это происшествие может чем-либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие!» Николая отвели в ближайший дом – владельца галантерейного магазина, где ему подготовили постель, однако ложиться он отказался и после перевязки сел, куря, у входа в магазин. Затем цесаревича проводили в здание префектуры, где оказали квалифицированную медицинскую помощь, а вечером, уже без всякой помпы, перевезли в Киото.

Николай Александрович вернулся к себе на фрегат, но вопрос о том, будет ли продолжено путешествие, посетят ли русские Токио, оставался открытым. Окончательное решение зависело от русского императора. 4 мая в Японию пришла срочная телеграмма от Александра III с приказанием цесаревичу срочно прибыть в Россию. Решение императора диктовалось прежде всего его опасениями за сына. Несмотря на теплый прием, который встречал Николай Александрович, в Японии было много недовольных появлением в стране большого числа иностранцев. Сведения об их враждебных демонстрациях против европейцев доходили до русского двора еще в конце 1890 г. Александр III был обеспокоен, но маршрут путешествия наследника менять тогда не стали. Теперь же царь счел более разумным прислушаться к мнению русского посланника в Японии, который писал, что «торжественность и овационный до сих пор характер приема здесь цесаревича вызвали, по-видимому, ныне негодование со стороны фанатиков патриотизма», и советовал отказаться от ставшего небезопасным путешествия.

7 мая, распрощавшись с микадо, Николай Александрович отправился в обратный путь и 4 дня спустя прибыл во Владивосток. Здесь его уже ждали обычные обязанности. Во Владивостоке он присутствовал на закладке памятника адмиралу Г. И. Невельскому и сухого дока во владивостокской гавани, затем принял участие в начале строительства уссурийского участка Сибирской магистрали, а 19 мая – в закладке здания вокзала на станции Владивосток. После этого началось наконец путешествие по Сибири: Хабаровск, Благовещенск, Нерчинск, Чита, Иркутск, Красноярск, Томск, Тобольск, Сургут, Омск, Оренбург. Поездка захватила наследника. Впечатлений и дел было столько, что не оставалось времени даже на переписку. Позже, уже из Петербурга, он извинялся за это перед Александром Михайловичем. В Сибири, объяснял наследник, «каждый день и без того был переполнен до изнеможения. Несмотря на это, я в таком восторге от того, что видел, что только устно могу передать впечатления об этой богатой и великолепной стране, до сих пор так мало известной и (к стыду сказать) почти незнакомой нам, русским! Нечего говорить о будущности Восточной Сибири о особенно Южно-Уссурийского края».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное