Наташа Шторм.

Синдром зверя



скачать книгу бесплатно

© Н. Шторм, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Пролог

– Баю-баюшки-баю, не ложися на краю! Придёт серенький волчок, и ухватит за бочок, и утащит во лесок под ракитовый кусток. Ты, волчок, не приходи и Алёнку не буди… – Леонид Михайлович прикрыл дочь одеялом и тихонько вышел из комнаты.

– И как это у тебя получается, дорогой? Аля засыпает мгновенно.

Леонид Михайлович обнял жену и рассмеялся:

– Голос у меня такой, Ниночка. Располагающий к мгновенному засыпанию. Не веришь – спроси у моих студентов.

Нина налила чай в огромную кружку.

– Сегодня Алька распотрошила волка. Представляешь, заявила, что тоже хочет стать хирургом, как я.

– Гм… Но это же чудесно! Значит, династия продолжится.

– Но я этого не хочу, Лёня! Я вообще не хочу, чтобы Алька шла в медицину. Помнишь, месяц назад у меня на столе умер пациент? Так я чуть с ума не сошла. И меня не успокаивают доводы, что у каждого хирурга должно быть собственное маленькое кладбище.

Леонид Михайлович обнял жену.

– И ты призвала Раису на помощь в роли психолога? Дружеских бесед с ней уже не хватает?

– Да, милый. Я вот о чём подумала… Возможно, Альке лучше стать психологом? Во всяком случае, ей в жизни это пригодится.

– Психологом? Что ж, может, ты и права. Мы должны направлять девочку. Но у неё характер будь здоров.

Нина взяла растерзанного волка и принялась накладывать аккуратные профессиональные стежки.

– Вот так всегда. Как оперировать – так мы первые, а как шить – так мамку в помощь!

Глава 1

Я перешагнула клочья оторванных обоев и осмотрелась. Если взять себя в руки и выразиться цензурно, то в моей квартире сейчас был полный гм… беспорядок. Дерево счастья валялось на полу в груде керамических осколков рядом с моими конспектами по психологии. Из девяноста шести исписанных страниц в живых остались две, да и то только потому, что моё появление спугнуло монстра. Последняя рыбка в аквариуме забилась под декоративный коралл и притворилась дохлой. Мозгов у рыбки было больше, чем у меня. Она давно сообразила, что сбросить её сорокалитровый стеклянный дом чудовищу не удастся по причине надёжной фиксации в стене, а до угла с кораллами монстру не дотянуться, если тот не решится пуститься в плавание. Плавать Кошмар не любил. Поэтому, в отличие от меня, милая скалярия Марфа жила вполне счастливо.

Я поплелась на кухню за веником, от которого остались три былинки, благодаря моему личному чудовищу. Кошмар был явно не в духе. Прихватки переместились под стол вместе с вафельным полотенцем, из кастрюли таинственным образом исчез кусок курицы. Проклиная тот день, когда подобрала маленького бездомного котёнка и принесла его в свою новую необжитую квартиру, я вернулась в комнату и кое-как навела порядок. Усевшись на изодранный когтями диван, я огляделась ещё раз.

– Кошмар! Кошмарик! Ты где?

Я вспомнила кроху, блохастый комок шерсти, и чуть не прослезилась.

Каким несчастным и беззащитным он казался под холодным осенним дождём, как трогательно мурлыкал у меня под курткой. Сначала, целые сутки, кота звали Василием, но он категорически не хотел отзываться на столь благородное имя. Зато кличка Кошмарик прижилась сразу. Уже на второй день пребывания клубочек счастья забыл своё подвальное прошлое и возомнил себя полным хозяином моей двушки. Я стойко терпела гиперактивность котёнка, надеясь, что вскоре это пройдёт. Не прошло. Почувствовав себя половозрелым самцом, ненаглядный питомец добавил к дневным шалостям ночные серенады. Словом, теперь жизни не было не только мне, но и моим соседям.

– Кошмарик! Кис-кис-кис-кис! Ты живой?

В шкафу послышался грохот падающей полки, щель между дверцами увеличилась, и на ковёр величественно выплыл отъевшийся восьмикилограммовый мерзавец.

– Мяу-у-у!

Я взглянула на часы. Без четверти девять. Кот начинал распеваться. Дрянное создание выбирало место на плите под вытяжкой или у открытой форточки на подоконнике, где акустика была лучше, и голосило до утра. Возможно, местным кошкам концерт нравился, но вот соседи… Специально по моему вопросу состоялось собрание жильцов двух подъездов. Кстати, именно оттуда я и вернулась так поздно. Я каялась, давила на жалость, разводила руками, мол, не выкидывать же пушистую скотину, молила немного потерпеть и, наконец, пообещала купить беруши всем обитателям восемнадцати этажей.

– Ты бы лучше не на беруши тратилась, Алёна Леонидовна, а свезла котейку к ветеринару. – Наш ответственный управдом чуть не довёл меня до слёз.

– Ни за что! Он же такой милый, когда не орёт.

– Вот, чтобы не орал, и отвези. Пусть доктор чикнет ножницами под хвостом.

– Что чикнет?

– А то самое. – Татьяна, многодетная мать со второго этажа, кровожадно взглянула на мужа.

До меня дошло. Злые соседи надумали лишить Василия самого дорогого.

– Мы и на операцию ему скинемся. – Парень, который въехал в наш дом недавно, весело подмигнул.

– Себе скинься.

Вытерев слёзы, я, не дожидаясь лифта, помчалась на шестой этаж с единственной целью поскорее обнять Кошмара.


– Что смотришь, кот? Знаешь, у нас с тобой есть три выхода: или ты завязываешь с пением, или нас выселяют в подвал, или тебе отрежут то, что мешает танцевать.

Кошмарик посмотрел на меня расширенными от ужаса глазами. Лишаться удобств, а тем более двух внушительных округлых достоинств под хвостом, ему явно не хотелось, но и бросить петь он никак не мог.

Переместив жирное тельце на кухню, кот удобно устроился на плите и громко завыл:

– Мяу-у-у-у!

Я закрылась в спальне, сунув голову под подушку.

Глава 2

– Кошмар! Иди сюда, сволочь! Кто мне в туфлю написал?

Новая пара серебристых балеток была безнадёжно испорчена.

– Тебе что, лотка мало?

Это было последней каплей. Бессонная ночь сделала меня злой и агрессивной.

– Вот вернусь с работы, и поедем в клинику. Достал уже!

Кот появился из спальни, волоча за собой мой лифчик. Гадкая привычка спать в моем нижнем белье появилась у Кошмара недавно. Перешагнув через бретельку, мохнатое чудовище потянулось и зевнуло. Весь его вид говорил: «Вали уже! Я спать хочу!»

Мерзавец!

Кошмарик потёрся о мои ноги и сделал круг почёта.

– Веди себя прилично! Иначе, сам знаешь…

Я щёлкнула ключом и открыла входную дверь. То, что случилось дальше, произошло в одно мгновение ока. Габаритный пушистик прошмыгнул между моих ног и с быстротой молнии кинулся вниз по лестнице. Перепрыгивая через две ступеньки, я понеслась следом. Кот выбежал через широко открытые двери подъезда и скрылся в подвале. Я завыла от бессилия. Вот кто не закрывает дверь в подвал? Ключи от подземного пространства были только у управляющего. Поразмыслив, что Кошмар из подвала никуда не денется, а меня за опоздание могут и уволить, я помчалась на работу. Вечером разыщу кота. Голодать Кошмарище не привык.


Часы тянулись мучительно долго. Без четверти пять я постучала в кабинет начальницы.

– Госпожа Раймона! Вы не отпустите меня домой?

Начальница туманно взглянула из-под густо накрашенных ресниц:

– Ступай. Ищи своего кота. Всё равно жизни тебе без него не будет.

Я попятилась. Откуда она узнала про Кошмара? Впрочем, Раймона знала всё. Я шустрым кабанчиком доскакала до остановки, втиснулась в переполненную маршрутку и через полчаса подходила к родному подъезду. Опять собрание! Ага, вот и управляющий, Владимир Степанович. Я только открыла рот, чтобы попросить ключ от катакомб под домом, как тяжёлая рука мужчины легла мне на плечо.

– Мужайся, Алёнушка. Мы все скорбим вместе с тобой.

– Что? Что случилось?

Соседка Татьяна подошла ближе, сжимая в руках сразу двух близнецов.

– Погиб твой Кошмар, ещё утром погиб.

В глазах потемнело. Я стала медленно опускаться на землю. Парень, недавно въехавший в наш дом, ловко подхватил меня и усадил на лавочку.

– Пусть тебя утешит то, что погиб он мужиком.

Слабое утешение!

– Как это случилось?

Римма Алексеевна, юркая бабуля с первого этажа, подкармливающая всю бездомную живность в округе, вышла вперёд.

– Я знаю! Я живая свидетельница. Всё видела собственными глазами. Если надо, и в суд пойду. Пусть посадят этого гада пожизненно, а лучше расстреляют…

Управдом перебил бабку:

– Короче, Алёна, твой Кошмар из подвала вылез, решил на газон сбегать по малой нужде, ну… или по большой, как уж там получится. А тут мужик на иномарке. – Управдом сделал паузу. – Знаешь, иномарка такая огромная, как дом.

– А мужик страшный, аж жуть, – встряла Татьяна. – Настоящий бандит. В тёмных очках, чтобы глаз, значит, никто не увидел.

– Ага. Тут, значит, визг тормозов, мат…

– Где тело? – Первые слезинки выкатились из моих глаз, как предупреждение, что сейчас слёзный поток прорвётся.

– Нет тела. Ирод этот увёз с собой. Наверное, где-нибудь закопает. Я фильм смотрела. Бандюки криминальные трупы прячут в свежие могилы. – Римма Алексеевна перекрестилась.

Я поднялась с лавочки и направилась в подъезд. Кошмар пал смертью храбрых в борьбе за собственную независимость. Бедный пушистик! Я шмыгнула носом и вошла в лифт.

– Эх, хороший был кот! – донеслось с улицы.

– А пел как!

Квартира казалась особенно пустой и тихой. Порядок раздражал. Я увидела свежие следы от когтей на штукатурке, перевела взгляд на лоток с сухим наполнителем, на полные нетронутые миски с кормом и разрыдалась. Если бы я не поехала на работу, если бы кинулась на поиски сразу! Я выла в голос, коря себя на чём свет стоит.

Нужно было помянуть парня по-человечески. Я вытащила из холодильника бутылку водки, отыскала целый стакан.

Я никогда не употребляла алкоголь. Отец говорил, что у нас в организме не хватает каких-то ферментов, расщепляющих напитки удовольствия. Этих ферментов не было только у нас с отцом, поэтому все праздничные застолья проходили под звон бокалов, наполненных газировкой. Мама всегда поддерживала нашу трезвую компанию, когда мы хотели сообразить на троих.

Водка появилась в холодильнике ещё зимой, когда Римма Алексеевна, узнав о моём ларингите, посоветовала делать компрессы. Я выплеснула остатки в стакан. Ровно треть. Как её пить? На помощь пришёл навороченный телефон, реагирующий на голос. Я приблизила его к губам: «Как пить водку?» В Интернете полным-полно рецептов коктейлей, но в основном русский национальный напиток вливали внутрь чистым. Тяжело вздохнув, я подняла стакан.

– Прощай, Василий-Кошмар! Я буду помнить тебя всегда. Ты был лучшим мужчиной в моей жизни, да что там, лучшим? Ты был единственным.

Мелкими глотками, краснея и задыхаясь, превозмогая тошноту и противную горечь, я проглотила-таки грамм пятьдесят мерзкого пойла и забегала по кухне, пытаясь найти то, что можно сунуть в рот, дабы погасить огонь, сжигавший меня изнутри. На глаза попался пучок кинзы. Пойдёт. Медленно пережёвывая душистые листики, я развалилась на кухонном диванчике, прислушиваясь к новым ощущениям. Тепло разливалось по телу, перед глазами медленно кружилась пустая бутылка вместе со столом. Встать на ноги получилось не сразу. Я решила добраться до кровати, а если не выйдет, хотя бы до дивана в комнате и отключиться. Пройдя по стеночке, я добрела до обшарпанной гостиной и решила передохнуть. Взгляд упал на аквариум. Марфа печально смотрела на меня сквозь плотное стекло, понуро опустив плавнички. Я снова разрыдалась:

– Остались мы с тобой вдвоём, рыбка… Нет больше Кошмарика…

Скалярия беззвучно открывала рот, но я была не настолько пьяна, чтобы понять её мысли по данному вопросу. Пошатнувшись, я упала на диван и отключилась.


Никогда не видела таких ярких снов! Раймона пробралась в моё подсознание и принялась трясти перед носом указательным пальцем с длинным нарощенным ногтем:

– Ищи Кошмара! Жизни без него тебе не будет! И лучше выпей ещё, для храбрости.

Я проснулась и вздрогнула. Одиннадцать вечера. Видимо, папа ошибся. Ферменты, расщепляющие алкоголь, в моём организме водились. Во всяком случае, мышечная координация и ясность ума частично вернулись, а вместе с ними и непроходимая тоска. Раймона права – нужно выпить ещё!

Я натянула куртку и спустилась на лифте. Круглосуточный был за углом. Правда, спиртное из-за позднего часа уже не продавали, но, если хорошо попросить Татьяну, работавшую там по ночам, выдать бутылочку, а чек пробить утром…

Четверть часа я пыталась найти магазин. Район был новый, с совершенно одинаковыми домами. Но то ли водка сбила мои прицелы, то ли появившаяся дорожка мимо сданной вчера девятиэтажки повлекла меня в другую сторону… В общем, я проплутала по полутёмным закоулкам и споткнулась-таки у заветной двери. Татьяна бросила единственного посетителя и кинулась ко мне.

– Аль, ты что, напилась?

Я икнула и покраснела.

– Сейчас запру тут всё и домой тебя отведу. Эй, мужчина, да выбирайте вы скорее свой хлеб. Он весь одинаково жёсткий. Шевелитесь. Не видите, девушке плохо?

Пожилой посетитель схватил первую же буханку, кинул деньги на прилавок и поспешно удалился.

– Тань! Дай водки. Деньги завтра занесу.

Соседка вернулась за прилавок и протянула бутыль.

– Бери! Я же всё понимаю. Камеры всё равно пока не работают. Только из квартиры ни ногой. Хочешь, я тебя провожу?

Я отрицательно покачала головой.

– Доберусь. Спасибо.

Медленно и печально я поплелась обратно. Знакомая дорожка была перекопана. Мало того, на ней валялся строительный мусор и куски арматуры. Нужно идти в обход. Я же как-то попала в магазин без травм? Сделав небольшой крюк, я остановилась.

Прижав бутылку к груди, раскачиваясь из стороны в сторону, я стояла перед новостройкой и тихонечко скулила. С подоконника ярко освещённого окна первого этажа на меня смотрел Василий-Кошмар, целый и невредимый. Сладко зевнув, он потянулся и спрыгнул на пол квартиры нового жилья, оставив пьяную хозяйку в замешательстве. Нет. Я не могла ошибиться. Мой пушистый жирдяй был уникальным. Да и ошейник от блох, который я повесила парню исключительно ради красоты, помнила прекрасно.

– Кис-кис! Кошмар! Кошмарик!

Створка окна была широко распахнута. Я надеялась, что через противомоскитную сетку кот услышит мой голос и вернётся. Чтобы как-то привлечь его внимание, я подобрала маленький камушек и кинула в стекло.

– Кошмар! Кошмар! Выгляни в окошко! Ну, п-пожалста!

Кошмарище так и не появился, зато в окне возник огромный полуголый мужик.

– Ты чего хулиганишь?

Он выключил свет, стараясь лучше разглядеть источник шума на улице. Теперь я, стоя под фонарём, была видна ему во всей своей красе.

– Это я хулиганю? – Я стукнула в грудь бутылкой водки и чуть не упала. – Это вы хулиганите. Кошмар! Он у вас! Вы вор и преступник. Верните мне кота немедленно. Я не могу жить без своего Кошмара. Васи-и-илий! – Я опустилась на корточки и разрыдалась.

– Оставайся на месте. Я сейчас…

«Оставайся на месте!» Присев раз, я поняла, что вернуться в вертикальное положение мне уже не удастся. Можно было попробовать встать на четвереньки, доползти до стенки, а уж по ней вскарабкаться вверх, но тогда пришлось бы выпустить из рук бутылку. Тяжело вздохнув, я поставила ёмкость на асфальт и приняла коленно-ладонное положение. Именно в такой позе и застал меня похититель котов.

– Допилась, малышка… Вроде на бродяжку не похожа, одета прилично. Даже маникюр. – Мужик нагнулся и лёгким движением поставил меня на ноги.

– Какая бродяжка? Ты о чём, мерзавец? Да ты сам как выглядишь? – Я попятилась к стене дома. – Хоть бы рубашку надел, когда с дамой разговариваешь. Ик…

– С дамой? Мне всегда казалось, что дамы выглядят как-то по-другому. Ладно. Не оставлять же тебя тут… Пойдём в дом. Там во всём разберёмся. – Сжав мой локоть, он потащил меня в подъезд.

– Не-ет… – Я попыталась вырваться. – Люди! Кто-нибудь! Ты украл самое дорогое, что у меня было, а теперь и меня хочешь похитить? Не получится. Я без боя…

Вор и негодяй легко перекинул меня через плечо и поднялся на пять ступенек. Я сопротивлялась, как могла: молотила кулаками по стальным мышцам широкой спины, ёрзала, как уж на сковородке, а у самых дверей умудрилась широко расставить ноги и упереться в железный дверной косяк. Похититель не церемонился. Он сильно шлёпнул меня по заднице, свёл мои коленки вместе и затащил в полутёмную прихожую.

– Да успокойся ты, ненормальная… Я совершенно не собираюсь лишать тебя свободы. Просто поговорим.

– Ага. Кота ты тоже уволок, чтобы просто поговорить? Немедленно отпусти меня и моего Кошмара!

В то время как я, нетвёрдо стоя на ногах, активно жестикулировала, в просторном коридоре, заваленном стройматериалами, показался Кошмар. Он вальяжно подошёл к бандиту и потёрся о его джинсы пушистым боком. Я присела на корточки и тут же, потеряв равновесие, оказалась на четвереньках.

– Ва-васенька! Кошмарик мой любимый! Ты жив! Иди ко мне, мой маленький!

Кот отскочил, словно увидел собственную смерть, и зашипел. Я подняла голову и посмотрела на мужика.

– Что это с животным? Что ты с ним сотворил? Он меня не узнаёт.

Я не сразу заметила, что хвост у животины был перебинтован. Негодяй не дал мне времени на дальнейшие вопросы и стенания. Он наклонился, обхватил меня за талию, в очередной раз поставил на ноги и стал подталкивать на кухню. Приподняв пьяное тело под мышки на несколько сантиметров, полуголый гигант плюхнул меня на высокий стул, а сам устроился напротив. Нас разделяла только узкая барная стойка.

– Теперь всё по порядку. Ты кто?

– Аля. Ик. Ой. Алёна Леонидовна Темникова.

– Понятно. И чего же тебе, Алёна Леонидовна, понадобилось от меня?

– Кошмар. Верни мне его, пожалуйста. Ик.

Мужчина дотянулся до бутылки с минералкой и протянул мне целебную влагу. Пить хотелось ужасно.

– Я уже понял, что тебя мучают кошмары. А вернуть-то что я тебе должен?

Я пожала плечами, присосавшись к горлышку.

– Разве не понятно? Кота. Он мой. Я думала, что он героически погиб под колёсами какого-то урода, но котик жив, и он у тебя. Отдай мне его, п-пжалста…

– А напилась так на поминках?

Я кивнула.

– Не молода ли алкоголем баловаться? Куда только родители твои смотрят!

– Я живу одна и, если честно, не пью. У меня какого-то фермента в организме не хватает. В общем, пятьдесят грамм водки отправили меня в нокаут. А у тебя что, ремонт? – Я махнула рукой и чуть не свалилась со стула.

– Да, ремонт. Не отвлекайся. А потом ты очухалась и решила догнаться?

– Ага. Мне было так плохо, та-а-ак плохо. Кошмар – единственный, кто у меня есть. Хотя нет, ещё скалярия Марфа, но она такая… такая… неразговорчивая…

– Ясно. Где живёшь?

– Ну, там всё перекопано. Надо обойти немного, потом направо… или налево?

– Адрес точный! А яснее? Номер дома, квартиры знаешь?

– Я что, сумасшедшая? Естественно. Дом тринадцать, квартира двадцать три.

– Хорошо. Сейчас мы возьмём твоего кота, и я провожу тебя.

– Правда? – Я спрыгнула со стула и пошатнулась. – Ой, а как мой Кошмар вообще у тебя оказался?

Незнакомец пожал плечами.

– Я возвращался домой. А твой бегемот шмыгнул под колёса. Я еле затормозить успел, но хвост переехал.

– Да? Так этот урод-убийца ты? А Римма Алексеевна утверждала, что насмерть… Что ты скрылся с места преступления, чтобы труп спрятать.

Похититель котов в первый раз улыбнулся. Боже! Он сразу преобразился на глазах.

– Твой кот упал в обморок. Я не знал, что с ним делать, поэтому повёз в клинику, к специалистам.

При упоминании клиники я нахмурилась.

– Ты уверен, что ему там ничего лишнего не отрезали?

– Не понял?

– Ну, того самого. Кошмар по ночам песни петь начал, так соседи решили нас либо выписать из дома, либо стери-лизо-лизовать.

Незнакомец рассмеялся:

– Вас? Ты тоже поёшь по ночам?

Я надулась.

– Ладно, извини. Пойдём. Кстати, я Эдик.

Кошмар подбежал к мужчине и великодушно разрешил оторвать своё холёное тело от пола. Но ко мне кот идти решительно не хотел. Когда атлет уже развернулся, чтобы передать тушку из рук в руки, случилось непоправимое. Оттолкнувшись от голого живота хозяина квартиры, моё персональное чудовище совершило головокружительный прыжок и забилось в угол, гневно сверкая глазами. Я с ужасом увидела, что на загорелой коже, обтягивающей кубики пресса, появились две кровоточащие царапины.

– Ой! Что это с ним?!

Я думала, что Эдик тут же вышвырнет меня с котом из квартиры, но он только усмехнулся.

– Ничего страшного. Твой кошмарный Василий находится в состоянии амнезии после наркоза. Давай так. Я оставлю его у себя. Временно. А ты будешь навещать котика каждый день, пока он тебя не вспомнит.

Я прищурилась и погрозила пальцем:

– Не-ет! Какой хитрый! Кошмара с посторонним не оставлю. Давай, лови его, а то мне самой как-то страшно. Пакуй в сумку, и мы уйдём.

– Далеко не уйдёте, заблудитесь. Тут же целых два дома обойти надо. – Эдик явно шутил, но как-то обидно. Неожиданно он внёс встречное предложение: – Не надо злить котика. Пусть успокоится. А ты оставайся. Заодно и познакомимся.

– Ещё чего! Спать с незнакомым мужчиной в одной квартире? Вдруг ты маньяк?

– Размечталась. Решайся уже на что-нибудь. У меня полно работы.

Поразмыслив, что утянуть Кошмара сегодня мне не удастся, а насиловать меня, по крайней мере сейчас, никто не планирует, я кивнула.

– Ладно. Отнеси меня в спальню.

Эдик опять рассмеялся.

– Так уж и в спальню?

Сообразив, что сморозила глупость, я покраснела.

– Прости. Конечно, сначала в душ, а уже потом в спальню.

– Тогда сними куртку и кроссовки. Для начала. Ванная – первая дверь налево. Там всё есть, и халат, и полотенца. Спальня прямо. Разберёшься. А у меня важный звонок.

Он схватил со стойки вибрирующий телефон и подошёл к окну. На каком языке он говорил? По-моему, на испанском. Я не знала испанский, да и подслушивать было лень. Повесив куртку и скинув кроссовки, я поплелась в ванную.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное